Александр Прокудин.

Четыре шоу Миранды Мор



скачать книгу бесплатно

ПЕРВОЕ ШОУ

Миранда, как всегда, выглядела сногсшибательно. Длинные, каштановые волосы, завитые и уложенные в простую, но безукоризненную прическу. Косметика, нанесенная художником. Уверенная мягкая улыбка и мерцающий, с затаившейся страстью, взгляд. Идеальная фигура, в роскошном, подобранным целым штатом стилистов, пылающем, красном платье. Безупречная грация в каждом движении и живой смысл в каждом произнесенном слове.

Богиня сетевого телевещания.

– Полминуты, – прозвучало в ее режиссерском наушнике. – Миранда, приготовься!

Глубокий вдох. И длинный выдох.

Большего не требовалось, шоу можно начинать. Зрители American Television Network готовы были есть у нее с ладони все что угодно, но чем угодно Миранда их никогда не кормила. Продукт всегда был наивысшего качества. Недаром в него было вложено столько денег, что хватило бы слетать в космос всей съемочной группой.

Но сегодняшний выпуск был исключением. Он вообще выходил за любые рамки.

Разноцветные прожекторы высветили беспокойными лучами задники декораций. Зазвучали начальные позывные шоу. На большом центральном экране замелькали детали видеозаставки. Аудитория, по подсказке вовремя засветившихся титров, взорвалась аплодисментами, свистом и восторженными криками. Одновременно с финальными аккордами музыки в луче света появилась Миранда. На экране в это время замерла, играя искрами и всеми цветами радуги, яркая размашистая надпись: «Шоу Миранды Мор».

Аплодисменты умолкли. Миранда поднесла ко рту микрофон.

– Добрый вечер! Вы смотрите «Шоу Миранды Мор». Шоу, в котором затрагиваются самые парадоксальные темы. Те, о которых большинство предпочитает молчать. Болезненные вопросы, одно обсуждение которых способно спровоцировать общественные конфликты опасно высокого градуса. Мы отдаем себе в этом отчет. И все же предлагаем сегодня поговорить – о Мэтью!

Ведущая говорила в микрофон, который держала перед собой в руке. Несколько лет назад она просила заменить его на более удобную «петличку», которую можно просто повесить на одежду, но руководство однозначно ответило «нет». «На свете не существует мужика, Миранда, который хотя бы на мгновение не представит, что в своей руке ты сжимаешь не микрофон, а его «маленького зрителя». Будет неправильным лишать его этой фантазии. Это аудитория!» – так ответил на ее просьбу Гилберт Сколлз – глава ATN.

У телевидения полно секретов в работе со зрительскими мозгами – Миранда поняла это быстро.

В наушник поступали четкие указания от режиссера Майка Парсона. Ведущая повернулась ко второй камере и после двухсекундного перебивочного джингла продолжила:

– Мэтью умер в возрасте 12-ти лет, не познав в этой жизни многого. Трагедия, случившаяся на глазах его родителей, потрясла всех. О ней писали в прессе, упоминали в интернете и по телевидению.

На вспомогательном экране, расположенном с правого края сцены, появились страшные кадры. Изувеченное детское тело, размазанная по асфальту и бордюрам кровь, бьющаяся в рыданиях мать и еле сдерживающийся от полномасштабной истерики отец.

Аудитория прониклась показанной трагедией.

Повсеместно на помрачневших от разделяемой скорби лицах поджались губы и заблестели глаза.

Ведущая, дав паузу на осознание увиденного, произнесла:

– И вот сейчас, спустя два года после своей смерти, он у нас в студии. Здравствуй, Мэтью!

Внимание аудитории переключилось с бокового экрана на кресло с гостем, стоящее на противоположном краю сцены. До этого момента оно находилось в тени, но сейчас его высветили прожекторы.

– Здравствуйте, – как хорошо воспитанный подросток, вежливо поздоровался Мэтью.

– Поприветствуйте нашего героя, пожалуйста! – обратилась Миранда к зрителям.

Студия ответила жидкими хлопками и парой удивленных возгласов. Ведущая продолжила:

– Как вы поняли, Мэтью – зомби. Наверняка это видно и телезрителям, но лучше снять все вопросы. Повернись, будь любезен.

Мэтью послушно снял бейсболку и повернул голову к телекамерам. Зрители увидели рваную вмятину на его затылке. Часть черепа, вместе с левым ухом отсутствовала. На ее месте были рваные ошметки кожи, виднелась обнаженная мышечная ткань шеи. Содранная кожа, пепельного с бурыми пятнами цвета, свисала по краям багровой раны.

– Тело тоже, – попросила ведущая.

Мэтью задрал майку – аудитория невольно поморщилась. Поломанные, проткнувшие кожу ребра торчали в разные стороны, из-под них сочилась, неприятно поблескивая в свете софитов, бледно-коричневая жидкость. Не дожидаясь, пока его попросят, Мэтью продемонстрировал и то, что произошло с его конечностями. Согнул сломанную в запястье руку – рука подчинилась, будто, как мягкая игрушка, была набита ватой,– и вывернул в двух местах ногу, ниже и выше коленной чашечки. Вместе с естественным изгибом сустава нога стала напоминать извилистые американские горки, или, снятое с квадрокоптера, виляющее русло реки.

Аудитория нахмурилась, по рядам пошел ропот. Через общий гул пробилось несколько реплик: «зачем», «какая мерзость» и тому подобные слова.

– Мы специально не гримировали его, чтобы избежать обвинений в подтасовках, – объяснила Миранда. – Мэтью, подтверди, пожалуйста, сам: ты зомби?

Мэтью кивнул.

– Да, нас так называют.

– Ты знаешь, почему ты здесь? А не там, где тебе место.

– Нет, мне ничего не говорили, – ответил мальчик. – Я был в резервации «Омега-44» – вместе с другими. Меня вызвал староста и передал наряду солдат. Они привезли меня сюда.

– То есть никто тебе ничего не объяснял?

– Нет.

– Значит, тебя ждет сюрприз, – улыбнулась Миранда и повернулась к залу. – Я прошу выйти на сцену человека, по просьбе которого мы сегодня тут собрались!

Зазвучала густая пафосная музыкальная перебивка. Камеры развернулись в проход, из которого на шоу появлялись гости. Оттуда вышел мужчина средних лет, немного неуверенной походкой. Некоторые узнали его сразу – это был мужчина из кадров видеохроники аварии, только что показанной залу.

– Стивен, отец погибшего Мэтью, – представила зрителям гостя ведущая.

Под аплодисменты мужчина робко поклонился. На его испуганном лице застыла нерешительность, он с трудом владел собой – примерно, как и на видео чуть ранее.

– Стивен. По вашей просьбе мы нашли вашего бывшего сына.

– Папа… – это вполголоса произнес мальчик, одновременно пробуя подняться.

Зал загудел. Выдвинулся вперед охранник шоу. Впрочем, он преградил путь не кому-либо из зрителей, а поднявшемуся со своего места Мэтью.

– Стоять! Сиди на месте, зомбарь! – пробасил охранник.

– Ему ничего не грозит, – попробовал объясниться мальчик.

– Спасибо, Боб, – поблагодарила ведущая бдительного охранника и строго обратилась к мальчику: – Мэтью, сядь, пожалуйста. Не провоцируй.

Под свист аудитории подросток сел обратно. Его отец расположился на центральном диване, Миранда тоже.

– Продолжим, – предложила телеведущая, когда эмоции улеглись.– Стивен, расскажите о себе.

– Я обыкновенный человек, – преодолевая волнение, ответил гость. – Женатый. Работаю в страховой компании. Живем средне, но вполне достойно. До того, как это приключилось с Мэтью, даже, можно сказать, счастливо.

– Мы все сочувствуем трагедии, которую пришлось пережить вашей семье, – положив руку гостю на запястье, сказала Миранда и с намеком посмотрела на зал.

Зрители послушно похлопали.

– Спасибо большое, – ответил Стивен с признательностью.

– Прошло больше двух лет. Рана, наверное, начала затягиваться?

– Да, так можно сказать.

– Так объясните же нам, зачем вам понадобилась эта встреча?

Выделив слово «эта», Миранда кивнула в сторону кресла с мальчиком.

– Я хочу… – мужчина сглотнул комок в горле, – чтобы Мэтью вернулся в семью и жил с нами.

– Папа!

Мэтью снова поднялся. Гул возмущения накрыл зал, зрители стали вскакивать с мест. Охранник вытащил тайзер и направил его на Мэтью.

– Я сказал «на место»! Или я вмиг поджарю то, что от тебя осталось!

– Спокойствие! Пожалуйста, сохраняйте спокойствие!

– Отлично! – прокричал в наушнике Парсон. – Уходи на рекламу, пока все на эмоциях!

– Вы смотрите «Шоу Миранды Мор». Мы вернемся через три минуты рекламы! – выкрикнула ведущая в камеру перед тем, как режиссер переключил каналы.

Помощники кинулись в зал успокаивать самых неугомонных зрителей, объясняя, что у них еще будет возможность высказаться. Два охранника шоу заняли позицию между мальчиком с его отцом и ведущей, не спуская с юноши настороженных глаз.

– Все в порядке, – успокоила зрителей Миранда. – Мы скоро продолжим. Пожалуйста, приберегите эмоции, они нам понадобятся для эфира!

Зажав нос, к Мэтью подошла гримерша и, под зорким присмотром охраны, с безопасного расстояния опрыскала его дезодорантом. Стивену после этого она слегка поправила волосы и прошлась по лицу кисточкой с пудрой.

– Папа, это правда? – мальчик обратился к отцу. – Мне не нужно будет возвращаться… туда?

Отец молчал, уставившись в пол.

– Папа?

Не отрывая взгляда от собственных ботинок, мужчина ответил:

– Я не знаю, Мэтью. Это не так просто, сынок… Могут быть проблемы.

В ухе ведущей заговорил режиссер:

– Миранда! Мы побили рекорд! Дави дальше, больше провокаций!

– Поучи, – ответила Миранда миролюбиво. – Я тоже чувствую: эфир – бомба! Войдем в историю. Так это называется, Майк?

– Именно! Начинаем второй блок! – отдал режиссер общий приказ, и все службы вернулись к своим обязанностям.

Глубокий вдох и медленный выдох.

– Итак, мы продолжаем! – произнесла Миранда с точки, глядя в главную камеру шоу. – Как вы только что слышали, Стивен захотел вернуть в семью своего погибшего сына. Сына, который успел превратиться в зомби!

Зал неодобрительно загудел.

– Зрители в студии явно не считают это хорошей идеей, – покачала головой Миранда. – Но что скажут эксперты нашей программы? Юрист Конгресса Соединенных Штатов Америки, сенатор, доктор международного права, мистер Роджер Филипс!

Включился вид с камеры, направленной на первый ряд – там, по правилам шоу, традиционно сидели приглашенные эксперты.

– Добрый вечер, Миранда, – поздоровался Филипс, мужчина около шестидесяти, в строгом коричневом костюме и очках с золотой оправой. – Идея действительно более чем сомнительна. Позвольте напомнить нашим совершенно справедливо возмущенным зрителям, историю вопроса. Вот уже пять лет как мы с вами, люди планеты Земля, живем в условиях свершившегося зомби-апокалипсиса. Да, он произошел совсем не так, как предполагали научные фантасты и голливудские режиссеры. Зомби не являются лишенными разума, запрограммированными на убийство существами, охотящимися за человеческими мозгами. Они не нападают на нас с целью во чтобы то ни стало убить. Но перестают ли они от этого быть монстрами?

Из зала донесся крик:

– Конечно, нет! Упыри!

Зал одобрительно загудел, поддерживая крикуна.

Филипс улыбнулся:

– С точки зрения христианской морали, и других религий тоже, а также по базовым медицинским показателям, таким как сердцебиение, наличие пульса и электрические сигналы мозга, они не люди. На основании этого еще четыре года назад Конгресс принял решение о юридическом статусе так называемых «зомби». На них ни в коей мере не распространяется положение о правах и свободах – как граждан США, так и людей, в целом.

– Правильно! В огонь их!

– Но при этом, – поднял Филипс указательный палец, – гуманистические принципы демократии, лежащие в основе нашего общества, заставляют нас учесть мнение и тех, кто выступает против принятых нами методов.

– Позор! – прокричали в зале.

– Два года назад, – продолжил эксперт, – правительство все же решило содержать тех из мертвецов, кого не успели уничтожить во время народных рейдов по зомбиистреблению – вы сами знаете, сколько сейчас существует таких добровольно организовавшихся отрядов – в отдельных изолированных зонах. Со строгим запретом на их покидание и какие-либо контакты с внешним миром.

Время, пока эксперт озвучивал свое мнение, режиссер программы использовал для накачки эмоций. На экранах мелькало то, о чем говорил Филипс. Чуть ранее там показывали рослых мужчин, вооруженных битами, мачете, дробовиками и охотничьими ружьями, усаживающихся в открытые джипы и небольшие грузовички, чтобы ехать на рейд. Сейчас же на экранах появился забор из проволочной сетки, поверх которой вилась кольцами острая колючая проволока. За забором маячили многочисленные фигуры зомби, понуро бродивших по территории резервации. Некоторые махали руками в камеру, большинство просто сидело или лежало, не зная чем себя занять, на земле. Забор уходил вдаль, за горизонт. Примерно посередине его виднелась вышка с пулеметным гнездом и мощными прожекторами, направленными внутрь зоны, а также блокпост с дежурными, до зубов вооруженными солдатами из подразделений морской пехоты. На проволочных ячейках висела табличка, предупреждающая о смертельном электрическом напряжении.

– И к этому решению от имени правительства я призываю отнестись с пониманием, – надавил эксперт на недовольных зрителей. – Оно, поверьте, вызвано не «человеколюбием», – Филипс изобразил пальцами скептические кавычки, – или, смешно сказать, приравниванием прав зомби к человеческим – а исключительно санитарными соображениями!

Свист в зале не утихал.

– Вы сами знаете, – продолжил юрист, – желающих убирать трупы повторно умерщвленных нашлось гораздо меньше, чем их повторно умерщвлять…

На экранах показывали кадры с рейдов, с благоразумно заблюренными деталями самого кровавого толка. Неуклюже бегущего зомби догнал несущийся на полном ходу джип. Дюжий бородач под улюлюканье едущих с ним товарищей свесился через борт и с размаху снес зомби голову бейсбольной битой. Взвизгнув покрышками, джип развернулся и направился к другому мертвецу – в него преследователи метнули «коктейлем Молотова». Зомби вспыхнул, как инсталляция на «Burning Man»11
  «Burning Man» – ежегодный фестиваль, проходящий в пустыне Блэк-Рок в Неваде. Характерен многочисленными огненными инсталляциями.


[Закрыть]
. Покончив еще с парой оживших, но не успевших убежать мертвецов, выстрелами из дробовиков, дружина по зомбиистреблению занялась групповым фотографированием. На фоне кладбищенских ворот, возле которых были свалены в кучу несколько десятков повторно обезжизненных зомби. При этом за спинами фотографирующихся было видно, что по кладбищу их бродит еще много. Видя, какая их ожидает участь, покойники пытались покинуть кладбище как можно скорее – перелезая через забор, протискиваясь между его прутьями и разбегаясь от охотящихся на них людей в разные стороны.

– А что вы скажете о ситуации, которую мы обсуждаем? – перенаправила Миранда беседу.

– По поводу того, что собирается сделать Стивен… – Филипс обратился к гостю шоу напрямую. – Голубчик! Вы в шаге от того, чтобы нарушить закон. И от лица законодательной власти я предупреждаю вас – это обязательно будет иметь последствия! Подумайте, Стивен, трижды подумайте!

Эти слова аудитория встретила аплодисментами.

– Спасибо, мистеру Филипсу! – Миранда двинула дальше. – Не менее интересно будет узнать мнение человека, изучающего зомби с точки зрения науки. Поприветствуйте нашего ученого эксперта. Доктор медицины, нейрохирург, профессор университета Милуоки, мистер Джон Фальмонт!

В первом ряду взяли крупным кадром седовласого мужчину за семьдесят, с благородной аристократической осанкой и кустистыми седыми бровями. Филипс передал ему микрофон.

– Что вы скажете по поводу идеи Стивена, доктор Фальмонт?

– Я изучаю зомби с того самого дня, как они появились, – заговорил седовласый. – Все пять лет. И единственное, что могу сказать с полной уверенностью, позволить себе взять такое существо домой – верх безответственности! Мы недостаточно их изучили, и понятия не имеем обо всех рисках.

Миранда дала возможность гостю говорить дальше.

– О зомби уже много сказано и опубликовано немало научных трудов, – продолжил эксперт. – Если говорить по-простому о механизме их существования, то клетки их тел неожиданно перестали нуждаться в кислороде, разносимом по организму кровью. Соответственно исчезла необходимость в работе сердца как такового. Если это и люди, – Фальмонт рассмеялся, – то точно неживые. Так трактует наука!

Не прерывая речи, профессор развернулся к Стивену:

– А вот что таит в себе попытка жить с ними бок о бок… Пусть даже вы будете запираться от него в отдельной комнате, и контакты буду сведены к минимуму, я не рискую предположить. А вдруг это только какая-то стадия процесса, неизвестного нам целиком? А вдруг завтра их клетки мутируют еще раз? А вдруг это передастся тем, кто еще живет – совершенно невинным людям?

Пожилой Фальмонт, сделав усилие, с трудом поднялся и развернулся к залу:

– Так что я понимаю тех, кто вступил в добровольные истребительные дружины. И не только как ученый, но как гражданин, как отец пяти детей и семи внуков, весьма благодарен им!

Держа в одной руке микрофон, другую Фальмонт поднял вверх со сжатым кулаком.

– Полностью вас поддерживаю от имени правительства США! – присоединился к нему и Филипс.

Аудитория наполнилась ликованием. Камера показала нескольких зрителей в зале – среди них был бородатый здоровяк из фильма, расправившийся с зомби при помощи биты. Он и его товарищи, боевики-добровольцы, с удовольствием принимали благодарность, раскланивались во все стороны и с гордостью демонстрировали на камеры свои бейсболки и рукава джинсовых курток. Их украшала известная эмблема: могильный крест, образованный дробовиком и бейсбольной битой, с названием дружины – «Стражи Жизни».

Кроме свиста и аплодисментов снова слышались выкрики:

– Убивать монстров! Жечь их! К черту!

– Спокойно, прошу вас! – с улыбкой попросила Миранда. – Давайте иметь терпение. Мы обязаны дать шанс каждой точке зрения.

Миранда сделала несколько шагов в направлении гостей.

– Думаю, настало время снова поговорить со Стивеном. Лично мне кажется, он выглядит убитым. Почти как его сын…

Аудитория взорвалась хохотом. Это Миранда тоже умела – разрядить наэлектризованное серьезным вопросом телепространство неожиданной остроумной шуткой.

Ведущая подошла к Стивену и села рядом. Он и вправду выглядел понуро, слова экспертов и настроение зрителей подействовали на него угнетающе.

– Вы слышали, что сказали эксперты, Стивен. Они не люди – с точки зрения правительства, общества, церкви и медицины. И на этом обсуждение можно было бы закончить. Вы не согласны? – спросила Миранда, стараясь, что бы ее голос звучал одновременно и мягко, и сурово.

– Я скучаю по нему, – ответил Стивен в гробовой тишине.

– Разве? – Миранда улыбнулась. – Точно по нему? По нему? – она показала рукой на мальчика-зомби, и тут же перевела ее на экран. – А не по этому Мэтью?

На экране показались кадры еще живого мальчика из семейной хроники. В студии зашмыгали носы.

– Не знаю. Но… Он как-то позвонил… и поговорил со мной.

Студия дружно ахнула.

– Это грубое нарушение закона! – воскликнул со своего места эксперт Филипс. – Вы же знаете, что ему строго запрещено это делать. Вы заявили в полицию?

– Нет, я не стал… – Стивен поднял глаза на зрителей. – Я собирался, но после. Я решил сначала хотя бы попробовать встретиться с ним. Посмотреть… что он из себя представляет?

– Он монстр! – выкрикнули из зала. – А ты преступник! Предатель!

Ведущая проигнорировала выкрики:

– А что считает ваша остальная семья, Стивен? Ведь у вас есть супруга и дочь. Они вас поддерживают?

Стивен ответил не сразу, будто сначала набрался для ответа сил:

– Они не говорили с ним. Иначе они были бы со мной, я думаю…

Не дожидаясь пока аудитория вновь взорвется возмущением, Миранда объявила:

– Что же, узнаем это у них самих!

Под всю ту же пафосную музыкальную отбивку в центральном проходе появилась женщина с бледным напряженным лицом, и с ней девочка лет десяти.

– Тереза и Нэнси! Бывшие мать и сестра Мэтью, – представила их ведущая.

Под аплодисменты заинтригованных зрителей новые гости шоу заняли свои места на диване. По правую сторону от Стивена, подальше от зомби.

– Я скажу сразу, – с трудом разжав стиснутые в нервном напряжении челюсти, произнесла Тереза. – Мы верующие люди. И мы были против. Вся наша семья. Кроме… Вот…

Она неопределенно махнула в сторону мужа, как будто стеснялась его больше всего на свете.

Чуть ли не впервые за передачу после слов гостей аудитория загудела одобрительно.

– Я просто решил попробовать, Тереза, – сказал Стивен. – Ты можешь остаться в квартире, а мы с Мэтью уедем. У нас же есть домик на озере. Мы поживем там, вдалеке, никому не мешая.

– Боже мой… Ты бросаешь нас… – Тереза заплакала, зажав рукой рот. – Бросаешь ради…

Девочка, не удержавшись, тоже разрыдалась вслед за матерью.

Зал загудел. Ведущая подошла к Мэтью и слегка наклонилась к нему. Вопрос ее прозвучал высокомерно и почти зло:

– Скажи, Мэтью, ты этого добивался своим незаконным звонком? Это то, чего ты хотел?

Хотя вопрос не предполагал, что на него ответят, Мэтью вдруг произнес:

– Нет, я бы хотел другого.

Кто-то в зале даже рассмеялся такой наглости. Улыбнулась и Миранда.

– Чего же именно? Смелее.

– Я бы хотел не только жить со своей семьей. Но и учиться в школе. Вместе со всеми, как раньше.

– Что?! Это возмутительно! – воскликнул эксперт Филипс и его тут же поддержали все остальные.

– Прекратите это немедленно!

– Охрана, почему вы позволяете этому происходить!

– Позор! Вам должно быть стыдно!

– Мы уходим на рекламу, не переключайтесь! В «Шоу Миранды Мор» все только начинается! – Миранда выдала это в камеру с таким нервом, что можно было с уверенностью сказать, что ни один из телезрителей не покинет свое место перед телевизором, даже если у него в доме начнется пожар, грабеж и изнасилование. Мало того, они обзвонят всех своих родных и знакомых, чтобы удостовериться, что и они видят то, что происходит в студии American Television Network.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2