Александр Пыльцын.

Откровенные диалоги о штрафниках Великой Отечественной



скачать книгу бесплатно

© Пыльцын Александр Васильевич, 2017

© Центр современной литературы и книги на Васильевском, 2017

Пролог к сборнику текстов интервью и бесед

Всем, кто знаком с приказом НКО СССР № 227 от 28 июля 1942 года, получившем народное название «Приказ Сталина: «Ни шагу назад», вероятно, известна строгая установка того времени о запрещении каких-либо публикаций о создаваемых сим приказом штрафных батальонов и рот, заградительных отрядов. Естественно, что в период их существования и долгое время после войны ни в каких печатных, радио– или экранных СМИ официальных публикаций каких-либо документальных данных о них не было.

С наступлением горбачёвской «гласности» о штрафных частях и подразделениях, как и о заградотрядах, стало возможно говорить, писать, снимать кино и прочая. Но отсутствие открытых официальных документов о них порождало лишь слухи, догадки и домыслы, которые, попадая в сферу действий людей, владеющих пером или, тем более, съёмочной аппаратурой, засорялись уже вымыслами, нечистоплотной фантазией, а то и, ссылаясь на право авторского видения изображаемых событий, порой не только обрастали неправдой, но и просто тонули в умышленной грязной лжи с целью опорочить и сам факт создания этих воинских организаций, и их применение в бою.

В художественных произведениях, в романах, повестях известных писателей эта «штрафная» тема штрафбатов и штрафных рот, несмотря на архивно-документальную закрытость, пробивала дорогу к читателю. Ещё в 1959 году в повести «Пядь земли» Григорий Бакланов упоминал о событиях, связанных со штрафбатом, а Юрий Бондарев в повести «Тишина» (1962 год) и Константин Симонов в том же году во второй части своей трилогии «Живые и мёртвые» («Солдатами не рождаются») вводят в свои произведения героев из штрафников. В середине 70-х годов в «Роман-газете» (тираж более 1 млн экз) Герой Советского Союза Владимир Карпов в повести «Взять живым» рассказывал о штрафной роте, в которой ему самому довелось «смывать вину». Так что запрета на упоминание вообще штрафных подразделений за время войны как такового не было. Были закрыты для публикаций только конкретные данные о конкретных штрафных частях Красной Армии.

Самой первой открытой и наиболее правдивой публикацией в это время оказался рассказ известной журналистки Инны Руденко «Военно-полевой роман» о не вымышленном, а реальном 8-м штрафном батальоне 1-го Белорусского фронта, опубликованный в Комсомольской Правде 19 января 1985 г. Употребляя выражение «наиболее правдивый», я в данном случае специально не обращаю внимания на допущенные в этом рассказе отклонения от реальности обеими женщинами, царство им небесное, – Инной Павловной Руденко и моей первой супругой Маргаритой Сергеевной Пыльцыной. Речь идёт о нескольких, мягко говоря «неточностях» не только о маршале Рокоссовском и известной киноактрисе Серовой.


Мне не один раз уже приходилось критиковать в своих публикациях некоторых кинематографистов и писателей, не за допущение досадных «неточностей», но, главным образом за то, что своим «творчеством» они умышленно и злостно искажали историческую правду о Великой Отечественной войне, особенно о штрафбатах и заградотрядах.

Наряду с Львом Даниловым, выпустившим в ЦСДФ клеветнический «документальный» фильм «Штрафники. (Сюжеты из приказа № 227)», в том же 1989 году на Одесской киностудии выходит уже «художественный» фильм по сценарию М. Симашко «Гу-га».

То, видимо, были «пробные камешки» горбачёвско-ельцинской «гласности» по «дегероизации» и «десталинизации» Великой Отечественной войны, «обличении» её в «сталинской пропаганде» и фальсификации.

Критика этих киноподелок передовым отрядом настоящих военных историков и представителей нашего, увы, доживающего свой век поколения победителей, заглушённая фальсификаторами, захватившими российские СМИ, наша критика им как об стенку горох. Хотя основная масса фальсификаторов, «разоблачателей» и «обличителей» даже по возрасту своему, как принято в таких случаях говорить, «не нюхала пороху», не обладает фактическим представлением о штрафбатах или заградотрядах. Этих «обличителей» едва ли нам удастся переубедить, они «запрограммированы» на враньё, не считают нужным хоть сколько-нибудь подкреплять свои утверждения ссылками на документы.

Результатом попустительства этого разгула «десоветизации» стала многолетняя «работа» маститых фальсификаторов Володарского и Досталя под крылом Минкультуры и Союза кинематографистов над многосерийным «художественным» детищем антисоветчиков, скандально известным 11-серийным «Штрафбатом».


Используя архивные материалы, документы и свидетельства авторитетных участников войны, нам, реально видевшим войну, всё-таки иногда удастся отделить «зёрна от плевел», правду от вымысла в интересах тех, кто хочет знать истинные данные о штрафных батальонах и ротах, о заградотрядах. В последнее время значительно уменьшился прокат этой нечистоплотной антиисторической киногрязи.

Юрий Бондарев, Герой Соцтруда, многократный лауреат Государственных и Ленинской премий СССР, известный военный прозаик и сценарист многих исторически правдивых фильмов о Великой Отечественной войне воевал и на Сталинградском, и на 4-м Украинском фронтах. Едва ли найдётся хоть один сомневающийся в его правдивости и честности человек, но пусть и эти его слова будут известны читателю: «Когда мы драпали, заградчики нас останавливали, собирали, велели занять оборону, но ни единого выстрела никто из них не сделал. В этом я клянусь».

Многие другие русские писатели и поэты, прошедшие фронты Великой Отечественной, после войны посвятили свою жизнь борьбе за правду о ней на литературном фронте. Всем известны имена Ф. Абрамова, С. Бабаевского, В. Богомолова, В. Бушина, Ю. Друниной, Э. Казакевича, С. Смирнова, К. Симонова, М. Шолохова и не одного десятка других талантливых тружеников пера. Но ни один из них не взялся освящать особенности боевых действий штрафников или воинов заградотрядов, поскольку их фронтовая судьба прошла мимо этих малоизвестных подразделений, а их высокого уровня честность не позволила им опуститься до выдумывания небылиц.

Надо отметить, что в послевоенное время сформировалась большая группа военных историков, честно и правдиво освёщающих историю Великой Отечественной. Среди них – пользующиеся огромным уважением не только в обществе военных всех рангов, Президент Академии военных наук, доктор военно-исторических наук генерал армии Махмут Гареев, которому, как и мне, в этом году исполняется 94 года, и Президент Академии геополитических проблем, доктор исторических наук, генерал-полковник Леонид Ивашов. Приходится удивляться тому, что не кто-нибудь из них назначен председателем вновь созданного Президентом РФ «Российского военно-исторического общества», а министр культуры, сугубо гражданский человек, Владимир Мединский, допустивший уже несколько антиисторических действий, в том числе установки и открытия мемориальной доски в Санкт-Петербурге финскому организатору блокады Ленинграда Маннергейму.

Однако ни генералы Гареев или Ивашов, ни другие военные историки, например В. Дайнес, Ю. Жуков, В. Золотарёв. А. Исаев, М. Мягков, И. Пыхалов, Ю. Рубцов и другие, глубоко изучающие историю минувшей более 70 лет тому назад Великой войны по архивным документам, не нашли поводов сомневаться в их истинности и правдивости, как делают это липовые «историки» типа Суворова-Резуна, Сванидзе, Млечина и им подобные.


Наряду с ними появились такого же пошиба «поэты», стихотворные строки которых иногда действуют на сознание послевоенных поколений даже более вредно, чем целые книги или фильмы фальсификаторов. Они «неотступно» видят вместо героики Великой Отечественной сплошные заградотряды, особенно за штрафниками.

Ради истины скажем, что версию о заградотрядах при штрафниках запустила во время войны геббельсовская пропаганда, а позднее эта версия использовалась в определённых интересах фальсификаторами нашей военной истории, либо была некоторыми принята на веру по незнанию истории Великой Отечественной. Но самый большой вред, считаю, нанесли сознательные и «умелые» лгуны – «писатели», «поэты», некоторые кинодеятели.

Так, например, Ю. Арестов (рожд. в 1961 г., живет в г. Рогачев, Беларусь) утверждает: «И неотступно с нами рядом, / Неотвратимый смерти глаз, / Ведь позади заградотрядом / Наведены стволы на нас».

Или некто Д. Дарин (род. в 1964 г., живет в Санкт-Петербурге) убеждает: «А до заградотряда/ Одна спина всего». Ну, почти прямо в спину, в упор!

Есть ещё более одиозный русофоб и ненавистник всего русского Ю. Нестеренко (род. в 1972 г., Москва. В 2010 году эмигрировал из России в США, где в 2011 году получил политическое убежище), истеричный кликуша, который называет себя по образцу «афроамериканцев» русскоязычным американцем, «более не считающим себя русским». «На нашей улице – не праздник./Мы проиграли ту войну». Его позиция: «Россия – это зло в его чистом, беспримесном виде». В русофобских воплях Нестеренко наша Великая Отечественная и Победа у него «так называемые», и пишет он их специально строчными буквами. Русское общество для него «Твари. Мерзкие двуногие твари. Ненавижу их… Насколько чище был бы мир без них… Все, что они умеют – это жрать, гадить и размножаться… А до чего наглые! Даже и не думают уходить с дороги. Лезут прямо под колеса. Тупые наглые гнусные твари».

Да был ли он когда-нибудь русским, этот нестеренко, тоже со строчной буквы? Мир чище был бы именно без таких, как он! В его серии «антипобедных» стихов всё те же заградотряды: «И взрывы бомб не так страшны,/ Как меткий взгляд заградотрядов,/ В тебя упертый со спины».

Когда так «упёрто» твердят о заградотрядах, то надо представить, каковы должны быть их численность и вооружение? Ведь чтобы остановить, а уж тем более открыть огонь по отступающему полку, дивизии или даже штрафбату надо иметь сил больше, чем у них. В таком случае не исключено, что отступающие ответят огнём на огонь, а штрафники от них бы и «мокрого места» не оставили! Да и пока заградчики будут расстреливать отступающую часть, они неизбежно встретятся с наступающим противником. Получается, что эти надуманные заградотряды должны быть сильнее своих войск и даже сильнее наступающих немецких частей, ибо в противном случае и они будут уничтожены наступающим неприятелем.

Подытожив такие предположения, можно прийти к совершенно фантасмагорическому бреду: суммарно заградотряды должны и в численности, и в вооружении превосходить все наши воюющие фронтовые войска. Это похоже на другой миф о том, что «в СССР одна половина населения сидела в ГУЛАГе, другая её охраняла».


После моих первых книг о штрафбатах средства массовой информации (и не только России) стали проявлять определённый интерес к моим публикациям.

В Литературной Газете № 11 (6362) 21.03. 2012 Софья Андреева в статье «Ратоборцы. Победа не любой ценой» по поводу выхода моей книги «Штрафбат в бою от Сталинграда до Берлина без заградотрядов» отметила: «Эту книгу написал человек, которому… выпало служить в 8-м отдельном штрафном офицерском батальоне 1-го Белорусского фронта. И никаких заградотрядов, о чём многие хулители нашей военной истории говорят и пишут, не было, а была вера в то, что эти бывшие офицеры, хотя и провинившиеся в чём-то перед Родиной, остались честными советскими людьми и готовы своей отвагой и героизмом искупить вину».

Периодически помещали мои статьи газеты «Правда», «Советская Россия», «Красная Звезда» и другие центральные и местные газеты и журналы, вплоть до дальневосточной «Тихоокеанской Звезды».

После того, как на Зауральской студии «Отражение» режиссёр Александр Голубкин по моим книгам сделал док. фильм «ШТРАФБАТЯ», получивший широкую известность и Гран-при на международном фестивале, моим штрафбатовским опытом заинтересовались не только государственные телевизионные каналы. Так, начиная с 2005 года, у меня побывали съёмочные группы 15 телеканалов, в том числе «Останкино», Белорусского столичного ТВ. Телеканал «Культура» сделал добротный док. фильм о нашем штрафбате «Моя великая война», а вот «НТВ», бравшее интервью у ветеранов войны из числа бывших воинов штрафбата из серии АЛТАРЬ ПОБЕДЫ (фильм 20-й ШТРАФБАТ), недобросовестно отнёсся к рассказам участников привлечённых ими персонажей, дезавуировав высказанную ими правду ложными утверждениями актёров, годящихся по возрасту ветеранам во внуки. Другое интервью для НТВ к фильму «Правда о Штрафбатах» (2010 г.) так и не было показано, потому что наиболее жесткие критические моменты фильма, изобличающие современную антисоветскую пропаганду, были по нашему настоянию изъяты.

Примерно такого же рода замечания можно сделать и в адрес Центральной студии документальных фильмов (ЦСДФ), сделавшей видеозапись для д.ф. ШТРАФНАЯ ДУША.

Перечисляя дальше телеканалы, остановимся на МНТК МИР «Секретные материалы», ПОМНИ ВОЙНУ и ШТРАФНОЙ УДАР (часть 1 из 2), а также на студии «АПН-Северо-Запад», бравшей интервью о мемориальной доске Маннергейму в бывшем блокадном Ленинграде.

Я уже не говорю об оскандалившемся «режиссёре» Кирилле Набутове, который вёл на 1-м канале серию шоу-фильмов «Пока не поздно». Когда он из небылиц, порождённых его весьма скудным представлением об истории Великой Отечественной и полным отсутствием уважения к ветеранам войны, соорудил антиисторическое кино-непотребство под видом 60-го из своей серии фильма: «ШТРАФБАТ. СЕКРЕТНЫЙ БАТАЛЬОН», я вынужден был резким своим письмом обратить внимание руководства Первого канала на полную профнепригодность Набутова, и серия эта была, слава Богу, закрыта.

Меня, честно говоря, несколько удивляло упорное безразличие к теме штрафных батальонов и рот нашего российского телеканала «Звезда», по названию, репертуару кинопоказа и по служебной иерархии относящееся, как газета «Красная Звезда» и другие армейские эфирные и печатные СМИ, к Минобороны РФ.

Но вот, кажется и их «задело». В феврале 2017 года предварительно созвонившись, ко мне со «Звезды» приехала съёмочная группа. Со слов её руководительницы Натальи Ким, они прибыли с двуединой задачей: взять интервью для нового док. фильма о генерале Горбатове и для проектирующегося на телеканале фильма о штрафбатах или штрафниках. Судя по всему, результатами своей работы они были довольны, что и подтвердила потом в своих письмах Наталья Ким.


Первое письмо: Александр Васильевич! Хочу выразить Вам огромное восхищение! Желаю Вам и Вашим близким крепкого здоровья и всего самого наилучшего! Спасибо Вам! Наталья Ким.


Из реплик Натальи я понял, что в обоих фильмах ведущим будет популярный певец Миньков Александр Витальевич с весьма звучным псевдонимом Александр Маршал. В его творчестве военная тема занимает особое место. В авторском и исполнительском арсенале Александра много песен, посвященных войне и военной службе. Он член Общественного совета при Министерстве обороны РФ, входит в состав Общественного совета при Следственном комитете РФ. Ведет радиопередачу, посвященную армии, у неё очень высокий рейтинг. На телеканале «Звезда» ведет цикл программ «Легенды армии». К одному из таких фильмов о генерале Горбатове телеканал «Звезда», впервые на фоне активности многих других телеканалов, попросил у меня интервью, так как штрафбат, в котором мне довелось провести офицером комсостава полтора года, одно время воевал в составе 3-й Армии генерала Горбатова.

У меня творчество Александра всегда вызывало весьма положительные эмоции, однако моё «штрафбатовское ухо» резанули несколько строк из его песни о 13-м штрафбате:

 
Но мы шагали во весь рост,
Ведь нам нельзя – мы штрафники.

И шли по минным по полям
Чтоб кровью правду искупить…
 

Зная немного и ценя творчество певца, но не соглашаясь с такими пассажами его песни, я попросил передать ему в дар мою последнюю книгу издания 2015 года «ШТРАФБАТ, НАКАЗАНИЕ, ИСКУПЛЕНИЕ» с дарственной надписью, надеясь на его понимание того, что его представление о штрафбате ошибочно и навеяно кем-то из авторов типа Володарского. Из уважения к Александру-творцу и в надежде, что, прочтя мою книгу о реальном штрафбате, он скорректирует неправедные строки в своей песне, вот уже более полгода жду от него не то чтобы изменения своего мнения о штрафбатах, сложившегося, наверное, под внушением кого-то из «искателей» правды.


Кто Вам, Александр, внушил, что там не разрешали идти в атаку иначе, чем «во весь рост», и только «за правду» штрафники страдали, а не было среди них ни струсивших, ни ворующих, ни драчунов или хулиганов, ни погубивших зря боевую технику или прятавшихся на оккупированной врагом территории от партизанской борьбы с ним и т. п.?


Второе письмо от Наташи Ким:

Александр Васильевич, здравствуйте!

Пока фильмы с Вашим участием в монтаже. Как только будет известно, я сразу же Вам напишу или позвоню.

Книги Александру Маршалу передали сразу по приезду.

Исходные материалы я Вам перешлю в ближайшее время!

Наталья 24.02.17

Однако автор подаренной книги генерал Пыльцын от «Маршала Минькова» даже элементарного «спасибо» за подарок не дождался, а очень милая Наташа Ким по каким-то причинам надолго одно время перестала отвечать на мои запросы, и о «монтаже» больше ни слова. Видимо, и на этом военном телеканале есть силы, которые не преодолеть и правде, если она не совпадает с мнениями влиятельных на нём лиц.

Я не ставлю Александра с таким звучным псевдонимом в ряд со злобными фальсификаторами, как упомянутые выше Арестов и Нестеренко. Оказывается, есть и другие, на мой взгляд, тоже талантливые поэты-исполнители, как бы помягче выразиться, либо поверившие каким-то байкам, либо отдельным недобросовестным фильмам «маститых мастеров кино», на тему штрафных формирований, но в своих произведениях так или иначе ставшие по ту сторону баррикад.

Так некто В. Воронцов, именуемый себя «Графъ», откровенно признаёт, что поверил Володарскому и написал: «Идут давно штрафные роты,/ И по шоссе, и по болоту./ Ползут десантник и моряк,/ В кустах их ждал заградотряд/.

Примеров подобных отклонений от истины многих авторов, искажённо представляющих уже более 70 лет ушедшую в историю большую и тяжёлую войну, можно приводить много.

Но предлагаемые читателю в этой книге тексты некоторых видео– и пресс-интервью различным печатным и телеСМИ, надеюсь, дополнят правдивое представление читателей о той непростой войне, какой была Великая Отечественная, о некогда закрытой, а потому и породившей всякие недобросовестные, а порой и злостные выдумки об особенностях боевого использования штрафных батальонов и армейских штрафных рот. Конечно же, и о заградотрядах, чей действительный период применения на фронтах оказался значительно короче, чем у некоторых штрафных формирований, что лишний раз доказывает: образованные одним приказом «Ни шагу назад», они не создавались специально друг для друга.

Как ШтрафБАТЯ дошёл до Берлина. Интервью газете «Телескоп» № 19 09.05.2003 г. Майя Александрова

Говорят, тот не познал счастья, кто не прошел войну, любовь и нищету.

Если эта фраза верна, то Александру Васильевичу Пыльцыну судьба отвесила более чем. Воевать – так в штрафбате. Любить – так всю жизнь. Быть нищим? Ну, так в масштабах всей страны. И, что характерно, мальчик Саша, как и миллионы его сверстников, отнюдь не мечтал о ТАКОЙ полноте бытия. Хотел стать железнодорожником и продолжить семейную традицию в родном городе Облучье. Однако планы совпадали с реальностью недолго. Десятый класс юный Александр закончил в 1941 году, за два дня до ставшей роковой для всей страны даты – 22 июня. Вскоре будущий командир взвода в штрафбате (впоследствии подчиненные любовно назовут его «Штрафбатя») трясся в военном эшелоне – в качестве рядового-добровольца.

Во что бы то ни стало

– Александр Васильевич, за что вас в штрафбат?

– Вот и я спросил: «За что?» Решил, что это связано с репрессированным отцом. Но майор в штабе поправил: «Не “за что”, а “зачем”. Будешь помогать штрафникам искупать их преступления перед Родиной». Штрафными подразделениями должны были командовать кадровые военные.

– «Штрафбат» и «смертный приговор» – синонимы?

– Все зависело от непосредственного командующего армией, от продуманности операции. Например, в начале 1944 года наш батальон (около 800 человек) под командованием генерала Горбатова во время тылового рейда в направлении города Рогачева (Гомельская обл.) создал условия для успешного наступления основных сил и потерял убитыми всего 15 человек. После почти всех участников операции восстановили в званиях и вернули прежние награды независимо от того, были они ранены или нет.

А были случаи, когда выживали единицы – как в операции под руководством генерала Батова в октябре 1944 года в Польше.

В самом начале Берлинской операции – 16 апреля 1945 года – перед нашим батальоном поставили задачу отвлечь внимание от основных сил при форсировании Одера. Мы переправлялись без поддержки авиации, под непрекращающимся обстрелом. Лодки из плохо просушенного дерева стали тонуть. Штрафники бросались в ледяную воду и плыли, держась за борта. У меня в роте было 120 человек, а на тот берег высадилось чуть больше двадцати. Меня ранило. Потом узнал, что из бравших плацдарм остались живыми и невредимыми всего четыре человека.

– Пережить такую «мясорубку» – это вопрос везения или профессиональной подготовки?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное