Александр Оськин.

Политика, медиа, мир – открытия неравнодушного наблюдателя



скачать книгу бесплатно

Вот эти три постулата о вечности журналистского труда, неизбежной необходимости коллективного производства по созданию комплексного информационного продукта и бесконечного разнообразия носителей этого продукта – словом, хоронить всю эту отрасль было бы преждевременно и неоправданно. А вот как вписаться в эти сложные процессы стремительной модернизации медиаотрасли – это задача дня. Не могу не вспомнить ситуацию вокруг введения платы за посещение общественных туалетов в Древнем Риме. Император Веспасиан в ответ на критику аморальности своих действий заметил, что деньги не пахнут. Об этой исторической фразе помнят практически все, но ведь это был новый этап развития рыночного механизма в древнем обществе, кстати, вошедшего в историю благодаря литературному труду. Прошла не одна сотня лет, и «Макдональдс» сделал в своих стенах бесплатный доступ и в туалет, и к интернету. Доступ к этим благам стал бесплатным, но вот за аналитику этого явления общество уже готово платить.

Все с печалью отмечают, что с введением платного доступа к информации New York Times посещаемость этого ресурса упала на треть, и слава Богу, что треть! Хороший результат. Рынок – это пробы, и ошибки, и стихийный баланс спроса и предложения. Именно поэтому победителем станет тот, кто найдет новый Клондайк в потребительском информационном поле.

18 июля 2011 года
Медиадефолт империи Мердока вызовет потрясение во всем информационном пространстве планеты

Скандал вокруг крупнейшей бульварной газеты Англии News of the World разрастается. Тихая и добропорядочная Англия пришла в ужас от «кошмарных» деяний журналистской братии этого издания. Такое ощущение, что британцы внезапно очнулись от некоего состояния подавленности, страха и влюбленности в издания Руперта Мердока. А ведь и ранее поводов для возмущения было много. Журналисты досаждали многим политикам, прослушивали телефоны членов королевской семьи, проводили глубокие журналистские расследования в тесном «взаимодействии» с полицией. Всесильный Мердок приводил к власти политические партии Великобритании и низвергал их с парламентского Олимпа. Талантливый австралийский медиамагнат управлял не только успешными газетами, но и радио-, ТВ– и интернет-проектами. И все бы ничего, если бы не поскользнулся на попытке захватить контроль над BskyB, являющейся ведущей компанией, развивающей спутниковое ТВ. Видимо, на этом рубеже критическая масса врагов и завистников превзошла все границы и вылилась в катастрофу – медиаимперия стала каяться и признавать свои ошибки, трескаться и рассыпаться.

Председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов с горечью заметил, что российские журналисты очень долго учились у британских газетчиков, равнялись на британский опыт организации функционирования СМИ. И теперь оказалось, как считает В. Богданов, что учиться-то было нечему, что вся эта идеальная модель была, якобы, ширмой. Издателей и журналистов изданий Мердока обвинили в коррупции, подкупе полиции и других аморальных и уголовно-наказуемых деяниях.

Наиболее показательным является 30-минутная речь в парламенте бывшего премьера Гордона Брауна.

Он с горечью заявил, что Мердок создал атмосферу страха, когда ни один более или менее серьезный политик не смел критиковать Мердока и его газеты. Ответом на подобную критику была бы публикация смертельного компромата уже в следующем же номере The Sun или News of the World. По словам Брауна, он неоднократно требовал проведения расследования деятельности подконтрольных Мердоку изданий, но всякий раз сталкивался с непонятным сопротивлением полиции, государственных служащих и даже собственных политических помощников. Теперь, говорил Браун, ему понятны причины нежелания связываться с Мердоком.

Фактический медиадефолт империи Мердока позволяет сделать несколько выводов, принципиально важных для всей международной медиаиндустрии и, конечно же, для России.

Первое. Мердок и его профи великолепно освоили правила игры на медиарынке по сбору и продаже информации, востребованной публикой. Многие десятилетия в Великобритании, как и во всей Европе, журналисты были вольны в сборе и публикации любой информации, интересной населению. И эта свобода, в том числе публикации скандальной информации о личной жизни «звезд» и политиков, нравилась и была востребована. Просуществовав на рынке 168 лет, фабрика новостей, в данном случае газета News of the World («Всемирные новости»), была мировым лидером в этом жанре. Журналисты и раньше покупали информацию где могли и как могли. Теперь все это стало вдруг чуждым и аморальным для английского общества. Что это, кризис жанра? Усталость от журнальных откровений и разоблачений? Ничего подобного, Всемирная сеть демонстрирует нам еще большую открытость, разоблачительность и аморальность. Короля желтой прессы свергли, чтобы возвести на этот трон другого короля или группу сопредседателей нового порядка вещей. Мердок потерпел поражение от противников, его победили.

Второе. Совершенно очевидно, что в Европе начинается новая эра большого медийного плюрализма, дробления медиаактивов. Медиаимперий, подобных империи Мердока, в Европе не будет теперь достаточно долго. Да и не только в Европе, и в США конгрессмены требуют расследования деятельности мердоковских газет и обстоятельств прослушивания телефонов жертв 11 сентября 2001 года. Прослушка телефонов является в данном случае поводом. Результатом должно стать ослабление медийных инструментов, которые недавно президент Белоруссии Лукашенко назвал информационным оружием массового поражения.

И третий вывод, который можно сделать из данной ситуации, – бессмысленность любых попыток уничтожить влияние СМИ на общество. Медиакомпания Мердока, безусловно, несла в себе много грязи и нечистот, как и все живое на земле, но она была важным инструментом гражданского общества, потому что по своей сути была рыночной, экономически успешной и имела эффективный менеджмент. Люди Мердока если проводили информационную политику против той или иной правительственной партии Великобритании, то делали это потому, что чувствовали настроения в обществе и отражали их на своих страницах. Политикам это не нравилось, но это и понятно. Добавлю к этому, что все разоблачения и информационные атаки в газетах не ставили своей задачей свести какие-нибудь бизнес-счеты или завладеть чьей-нибудь собственностью. Там велась открытая работа по максимально полному освещению событий и фактов, важных и интересных для людей.

В разрушении медиаимперии Мердока, безусловно, есть и свои плюсы. Они заключаются в том, что в информполитике не может быть подобных монопольных образований, а журналистика должна быть социально ответственной, но важно и другое. Империю Мердока разрушают политическими методами, включают механизм бомбометания законодательной и исполнительной власти. А экономика, профессионализм и рынок в данном случае разрушаются. К сожалению. И этот всемирный урок еще долго будет обсуждаться и комментироваться. Но в чем я не могу согласиться с коллегой Богдановым, так это с тем, что мы зря изучали опыт газетчиков Великобритании. Медиадефолт на берегах Темзы, связанный с империей Мердока, для нас должен оставаться предметом для анализа и подражания.

29 июля 2011 года
Запах женских трусиков в мужском журнале

Издательское дело во всем мире стремительно меняется. Вслед за переменчивым спросом потребителей и натиском «цифры» топ-менеджеры медийной сферы стараются сохранить бизнес, предложить рынку новые продукты, конкурирующие с интернетом, планшетниками и мобильными устройствами всех мастей. Естественно, магистральная дорога в этом деле – конвергенция. Сегодня мало создать уникальный контент, сегодня нужно облечь его в новую, временами парадоксальную «упаковку», снабдить интерактивными элементами взаимодействия с читателями, использовать все возможные формы развлечения мужчин и женщин, листающих бумажную версию журнала. В СМИ регулярно появляются материалы об издательском поиске и находках.

Издатели журналов стали применять металлизированные и флуоресцентные чернила, что придает продукту привлекательный вид, как сверкающей игрушке. Стоит на полке универмага такой продукт и притягивает к себе взгляды потенциальных покупателей.

В этом же ряду находится технология текстурирования УФ-лаком, при использовании которой картинка может быть шершавой на ощупь, гладкой, как выделанная кожа, или блестящей. Эту технологию, в частности, применил издательский дом IDG Communications в последнем выпуске своего журнала Digital Arts.

Журнал Esquire по случаю своего двадцатилетия выпустил юбилейный номер с металлизированной обложкой, она была декорирована черной и белой фольгой. Как результат – обложка, блистая привлекательным дизайном, эффектно смотрелась на полке.

Но самым продвинутым способом интимного общения с читателем является использование аромачернил. Думаю, что у этой технологии большое будущее. Суть ее заключается в том, что на странице размещаются микрокапсулы с запахом духов или, к примеру, кулинарных шедевров. Микрокапсулы, в свою очередь, входят в состав краски. Простым нажатием на соответствующее изображение потребитель может получить целую гамму приятных ощущений. Но еще дальше пошли издатели в использовании ароматизированных технологий в публикации фотоснимков выдающихся моделей. Так, в апрельском выпуске Bizarre (ИД Denis Publishers) на обложке журнала красовалась модель Натали Блаир в силиконовом нижнем белье. Читатель мог надавить на элементы убранства и тем самым ощутить запах латекса. Надпись на обложке гласила: «Понюхай мои трусики. Потри белье Натали Блер и почувствуй запах резины!»

Надо сказать, что мужские журналы оперативно берут эти технологии на вооружение. Теперь полуобнаженные девицы на страницах этих изданий могут источать самые неожиданные запахи от прикосновения мужских рук. Полагаю, что такие журнальные игрушки будут пользоваться большим спросом и успешно конкурировать с веб-сайтами и планшетниками.

От аромачернил рукой подать до термочернил, которые проявляются от тепла или прикосновения и позволяют расширить диапазон читательских «игрушек» на страницах толстых журналов. Чернила могут использоваться для появления на свет спрятанной фотографии или текстового сообщения. В настоящий момент на рынке присутствует большое разнообразие подобных чернил, с различными параметрами.

Кроме таких очевидных «игрушек», журналы применяют технологии, напрямую связанные с мультимедийным эффектом. К этому можно отнести использование OR-кодов, которые широко распространены в Америке. Использование OR-кода позволяет дополнить контент бумажного издания ссылками на веб-ресурсы рекламодателей или самого издательского дома. Для перехода по ссылке пользователю понадобится планшетный компьютер или хотя бы смартфон с предустановленным программным обеспечением и выходом в интернет. Специализированное приложение будет считывать OR-код и подгружать заранее созданную страницу из Всемирной паутины. В нашей стране некоторые издания используют подобные приемы, как, например, издание «Мой район» в Санкт-Петербурге. Но массового распространения у нас эта технология не получила, наверное, потому, что мобильных девайсов у нас в стране меньше, чем в США. В этом же ряду находится технология дополненной реальности, при которой интегрируются журнал, компьютер с доступом в интернет и веб-камера. С помощью этой технологии можно добиться хорошего 3D-эффекта.

У меня на столе лежит стопка журналов с подобными экспериментальными технологиями. Уже есть издания, где обложка сделана из электронной бумаги, дающей нормальное видеоизображение и питающейся от микробатарейки. Есть здесь и страницы с микроэкранами, демонстрирующими после прикосновения к ним рекламные ролики. Все это журналы-игрушки, одновременно имеющие печатный контент на бумаге, которую читать, безусловно, комфортнее, чем с экрана мобильных устройств. Совершенно очевидно, что потребитель будет отдавать предпочтение изданиям с новыми технологиями, характеризующимся конвергентностью и мультимедийностью. Нас ожидают газеты и журналы «в стиле Гарри Поттера» с живыми картинками и видеосюжетами. Но проблема в главном – в стоимости таких игрушек. Средства массовой информации потому и массовые, что в свое время стали дешевыми и доступными. Поэтому насыщение изданий всевозможными «прибамбасами» – дело крайне интересное в порядке поиска и эксперимента. Но только экономика определит перспективы этих моделей.

В России, по некоторым данным, имеется 102 тыс. журналистов, это в два раза больше, чем в США, и на треть больше, чем в Китае. И это, не считая большого числа блогеров. У нас совершенно определенно перепроизводство журналистских кадров, впрочем, как и наличие на рынке издательского «мусора».

Налицо перепроизводство кадров и продуктов. В этих условиях не то чтобы экспериментировать с дорогими издательскими продуктами, тут отрасль прокормить сложно.

Если российскому издателю рассказать про флуоресцентные и аромачернила, он удивится, а в ответ на пример с фотографией женских трусиков, которые могут пахнуть при нажатии, только горько засмеется. В ответ на упоминание OR-кода уже облегченно вздохнет, потому что поймет, что все это не про нас, не про Россию.

20 сентября 2011 года
Липецк-гнездо террористов в прошлом и медиарай в настоящем

В Липецк я прилетел на однодневный межрегиональный медиаактив. Этот город для нас практически дальнее Подмосковье: 50 минут лета на самолете Saab 340 шведского производства. Хорошая машина – 36 кожаных кресел, быстро и удобно. Сам город Липецк – небольшой по европейским меркам, но ухоженный и зеленый областной центр. Петр I в 1703 году заложил на этом месте первые верфи для строительства военных судов для войны с турками. Екатерина II 16 сентября 1779 года придала этому поселению статус города. Так что Липецк – город молодой, но на его территории при раскопках находят артефакты бронзового века.

И именно здесь в позапрошлом веке свили свое гнездо российские террористы. В 1879 году в городе собрались одиннадцать так называемых народовольцев и стали вырабатывать план действий по уничтожению русского царя Александра II с помощью направленного взрыва. Затем в течение последующих двух лет эти террористы семь раз пытались уничтожить самодержца, и только на восьмой раз преступная затея удалась, погиб царь и сам бомбист, правда, у него не было пояса шахида, а было самодельное взрывное устройство. В память о заговорщиках советская власть в 1979 году установила в центре города памятник в виде одиннадцати конусообразно расположенных пилонов, скрепленных в верхней части конуса большим кольцом. На этом кольце высечены имена всех одиннадцати террористов, видимо, в назидание потомкам (опять одиннадцать!). Кстати, в это гнездо был приглашен Плеханов, который не согласился с планами заговорщиков и покинул их собрание. Теперь жители Липецка в шутку называют город «родиной терроризма» и уверяют, что это единственный в мире памятник в честь террористов.

Сегодня город Липецк выглядит очень мирно и процветающе. Сельское хозяйство области даже прибыльно и снабжает Москву качественными продуктами. А все 18 сельских районов области имеют хорошие крытые зимние бассейны. Но самое поразительное в этом регионе – это исключительно благоприятная обстановка для развития медиаотрасли. Я был поражен не только состоянием дел на рынке газет и журналов, но и непохожим на всю Россию уровнем сотрудничества между издателями, распространителями, полиграфистами и властью. Я сделал потрясающее открытие: по числу торговых объектов прессы на душу населения Липецк вышел на среднеевропейский уровень, то есть один торговый объект прессы на одну тысячу жителей. Москва отстает от Европы по этому показателю в 3 раза, Санкт-Петербург – в 3,5 раза, Россия в целом – в 4 раза. А вот Липецк в этом отношении лучше всех. Здесь газеты и журналы представлены не только в киосках и супермаркетах, но и в больницах, бизнес-центрах, у проходных предприятий, на улицах, словом, везде, где прессу покупают. «Почта России» здесь реализует около 400 наименований газет и журналов в отделениях связи. В области много выходит своих газет большими тиражами, а в целом продажи прессы и книг не падают, а растут. Это наряду с телевидением, радио, многочисленными веб-сайтами и порталами. «Билайн» здесь проводит акцию, предлагая телефонные трубки по 6 рублей (плюс 270 рублей за сим-карту). Так вот «Почта России» решила обеспечить всех своих почтальонов (1,5 тыс. человек) мобильными телефонами от «Билайн». Почтальон в сельской местности разносит не только газеты и журналы, но и пенсии. С мобильными телефонами с безопасностью будет получше.

На медиаактиве много говорили о текущих проблемах, но в целом демонстрировали дружелюбие по отношению друг к другу, что для России уникально. Издатели, распространители и власть чаще всего не могут найти общего языка. В соседнем Воронеже городская дума к юбилею города (425 лет), который отмечается на этой неделе, решила сократить в центре число киосков прессы, ограничить их площади до 4–6 метров, дабы те не мешали юбилейным мероприятиям. В Липецке же совсем наоборот – в этом году городская киосковая сеть «Роспечать» при поддержке властей увеличится на десять объектов. В перерыве заседания этого медиаактива я отводил в сторону местных издателей и распространителей и спрашивал недоверчиво: так ли здесь хорошо? И они подтверждали, что им работать комфортно. Потряс меня и местный руководитель Почты Игорь Геннадьевич Герасимов, который публично заявил о готовности ставить в отделениях связи дополнительное оборудование для продажи газет издателями и распространителями без взимания дополнительной платы. Кстати, он же увеличил за год среднюю зарплату почтальонов с 1800 рублей до 11000 рублей в месяц, а потом в кулуарах мне рассказал, за счет чего он это сделал. Все очень правильно и законно. Второе потрясение я испытал от заявления гостей медиаактива, то есть от издателей и распространителей из соседних регионов. Они в сердцах заявили, что очень хотели бы в порядке укрупнения российских регионов, чтобы их области присоединились к Липецкой и попали под ее управление. Чего же боле?!

Словом, медиарай в городе Липецке произвел на меня очень сильное впечатление. Хотя я там был всего лишь один рабочий день, успел дать два интервью для ТВ, штук пять для прессы и записать целую программу на местном телевидении, и все о проблемах медиаотрасли в России.

Власть в нашей стране хвалить неприлично, чего ее хвалить, когда хвалить не за что! В отношении СМИ самодурства и притеснений у нас много: то чиновники дают разрешение на киоски на три месяца (Кемерово), то работники управ требуют заменить киоски на дорогостоящие модели за два месяца (Москва), то ликвидировать объекты прессы перед крупными мероприятиями (Тихоокеанский саммит во Владивостоке, юбилей города в Воронеже и др.), а вот в Липецкой области все делается по уму благодаря местной власти. Глава Липецкой администрации Олег Петрович Королев за два с лишним срока своего правления весь регион продвинул далеко вперед, и кадры у него подобраны весьма современные и профессиональные. Это замглавы администрации А. Н. Никонов, начальник управления по делам печати, телерадиовещания и связи Д. М. Белокопытов. Жаль, что систему их работы нельзя растиражировать по всей стране, хотя есть шанс расширения Липецкой области в порядке укрупнения до больших масштабов.

14 октября 2011 года
Наивные и смешные европейские издатели должны поучиться у российских коллег

Я всегда говорил, что российский рынок печатных СМИ по целому ряду показателей обогнал цивилизованную Европу и ушел в отрыв. Западные медиаэксперты никак не могут понять, почему в России цены на газеты и журналы не указаны на обложках, а в двух соседних киосках стоимость одного и того же издания может быть разной. Им непонятно, что наш рынок является свободным в отличие от их зашоренности, стандартности и всяческих условностей.

Вот и в случае со скандалом вокруг газеты Wall Street Journal просматривается, на российский взгляд, абсолютно европейская нелепица. Как сенсацию восприняли в Европе сообщение о том, что уважаемое издательство в целях увеличения своего тиража продавало газету фирмам за бесценок (1–5 центов за экземпляр вместо 2 долларов). И цель вроде бы была благородная – донести издание до студентов. А рекламодатели, получая информацию о тиражах, тоже радовались и платили изданию больше. В благодарность за сотрудничество WSJ публиковала по сути «джинсу», то есть хвалебные материалы о фирмах-посредниках. Газета The Guardian первой осудила эту практику, по ее оценке, 41 % европейского тиража WSJ (31000 из 75000 копий среднего тиража каждого номера) выкупался по сниженной цене партнерами газеты. В результате всего этого инициатор промоакции директор Dow Jones в Европе, Африке и Средней Азии и издатель WSJ Эндрю Лангхоф подал в отставку. Для цивилизованного западного медиарынка эта акция показалась ужасно неэтичной, хотя и не подпадающей под местный Уголовный кодекс.

Нам в России весь этот скандал кажется наивным и смешным. Не рынок печатных СМИ, а какой-то детский сад! Мелко, наивно и не по-взрослому. У нас с тиражами просто врут, и врут масштабно. Иногда в выходных данных тираж указывается в пять-десять раз больше, чем реальные продажи. Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин как-то в шутку заметил, что у нас честные издатели обманывают в публикуемых выходных данных своих тиражей не более чем на 10–15 %, а нечестные – как Бог на душу положит. Не случайно, что только в России одновременно существуют два общественных органа по контролю за тиражами, но охватывают они своим вниманием лишь незначительную часть печатных СМИ России. При этом рекламодатель у нас, трезво понимая тиражную политику многих издателей, ориентируется не на формальные тиражи, а на охват аудитории. Да и как действительно оценивать российские тиражи газет и журналов, когда многие из них печатаются за границей, другие имеют децентрализованные печатные пункты по всей России. А как распространяется отпечатанный тираж – это вообще загадка. Практически не публикуется сведений о реально проданных тиражах, списании непроданных экземпляров, бесплатном, рекламном распространении и т. п.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное