Александр Матанцев.

Летающий аттракцион



скачать книгу бесплатно

В другом месте следователь приложил найденный кусочек записки к остальной части и довольный произнес: «Попались, голубчики, теперь вся записка на месте и мы вас быстро определим и найдем!»

Сережа уже настолько освоился в управлении аппаратом, что умел не только регулировать скорость и высоту, но и поворачиваться. Вдруг Ира крикнула: «Вижу две машины, одна очень большая и с елками, а другая маленькая».

Костя крикнул: «Серега, давай книзу, спрячемся и переждем!

Аппарат спустился в небольшую лощину, где их не было видно, и все перевели дух. Все снова стали на ноги и молчали, обдумывая происшедшее.

Нарушила молчание Ира: «Ребята, чего я придумала!». Она собрала всех в кружок и стала тихо-тихо что-то рассказывать.


Глава 7. Представление и хрюкающая аппаратура на станции


На полянке действительно стояли две машины: газик и длинная грузовая с высокими бортами, Первый работник принимал елки и аккуратно складывал их в кузов, а трое других пилили их.

Внезапно над большой машиной появилась тень. Один из рабочих в лыжной шапочке типа «Буратино» увидел тень и посмотрел вверх. Рот его раскрылся, а шапочка упала на снег. Прямо над ним в воздухе висело живое существо с двумя черными руками и еще с двумя красными руками без головы. Это четырехрукое существо странно двигало во все стороны своими щупальцами в такт с музыкой. Четырехрукое страшило висело в воздухе рядом с двугорбым аппаратом. Рабочий сел на снег, положил бензопилу, потом пополз почему-то на четвереньках и спрятался за большой елью.

Другой рабочий нес к машине отпиленную елку в руках. Вдруг, макушка елки за что-то зацепилась. Он посмотрел вверх: перед ним был гигант с длинными-предлинными ногами в 2 метра и длиннющими худыми руками, и, опять же, никакой головы! Этот худющий гигант двигал попарно руками и ногами и издавал странные звуки, похожие на легкий художественный свист. Рабочий бросил ёлку и с воплями: «Ой, мамочки! Черти! Черти!» – побежал прочь в чащу леса. Остальные двое услышали крик, огляделись и увидели непонятную, одновременно забавную и страшную картину. Рядом с машиной в воздухе бесшумно висело сооружение с двумя колпаками, соединенными вместе. Сбоку летали непонятные существа с четырьмя и даже с шестью то ли руками, то ли ногами. Голов не было. Эти существа двигались и плясали, свистели и шипели. Был здесь и два карлика в розовых одеяниях, которые непрерывно трясли четырьмя короткими конечностями.

В любой другой обстановке каждый из рабочих посмеялся бы со словами: «Не разыгрывайте, знаю я вас! К Новому году и ни такое бывает!». Всё это, наверное, можно было бы увидеть в цирке или театре и повеселиться на славу, если бы ни одно совершенно необъяснимое обстоятельство, которое придавало зловещность всему происходящему. Все эти фигурки висели прямо в воздухе рядом с гигантским аппаратом. И не было видно ни единой веревочки или подставки, соединяющей существа с аппаратом. Побросав всё, что было в руках, один из рабочих пополз по-пластунски под машину, а другой побежал в лес.

Двугорбый аппарат поднялся в воздух и также незаметно удалился, как появился.

Через некоторое время, в километре от машины, весело смеялись ребята.

Сережа снимал с себя красную куртку, которую одел прямо на голову. Костя отвязывал от ног лыжи в узких длинных мешках, а от рук – лыжные палки в таких же узких мешках. С головы он снимал рюкзак. Сережа стягивал с себя одеяло. Андрей снимал с головы свитер. Ира выворачивала с изнанки куртку и развязывала шарф, привязанный к ногам. Санек перевернул со спины Тузика и Пузика и снял с их ног намотанные вещи. Всем было ужасно весело.

– Как же он сказал: Ой, мамочки! – смеялась Иришка.

– Нет, он кричал: «Черти, кругом черти!» – веселился Сережа.

– Да, умора, да и только, никакой цирк не нужен!– заключил Костик.

– Почему не нужен? – вдруг озарило Иришку. – Цирк – это самое замечательное применение этому аппарату! Ух, сколько можно всего придумать! Здорово будет!

Довольно долго ребята приходили в себя. Потом, когда уже, казалось, не было сил смеяться, раздался последний взрыв хохота. Затем Ира собрала всех рядышком и рассказала про кусок записки.





– Ну, надо же, – еще не отошел от смеха Андрей. – Теперь пусть полиция повеселится с нашей запиской! Только после этого до всех дошло, что произошло и ребята стали не по детски серьезными.

Лейтенант Сушкин руководил наблюдением на первой передвижной радиолокационной станции (РЛС), которая располагалась ближе всего к объекту. Станция представляла собой небольшой вагончик на колесах защитного цвета без окон, сверху которого было две антенны: одна параболическая, которая крутилась и одна треугольная, недвижимая. Станцию привезли на тягаче вчера. Кругом был замечательный еловый лес.

– Настоящее Берендеево царство, – говорил лейтенант сержанту Веселкину, когда они вышли на улицу. Сержант вздохнул полной грудью: «Здорово, как у нас, в Тверской области!». В это время они послышали из дверей громкий голос рядового Иванкина: «Есть! Вижу на экране радара непонятное белое пятно». Лейтенант и сержант забежали на станцию и закрыли дверь. На круглом синем экране постоянно вращался белый луч одновременно с поворот антенны на крыше. Каждый раз, когда луч проходил одну окружность, на экране оставалось небольшое белое пятнышко, которое перемещалось.

– Включить запись, – скомандовал лейтенант. В это время послышался удивленный голос Иванкина: «Записывающая аппаратура пляшет!»

– Как пляшет? Ты, что издеваешься? – изумился лейтенант и подошел к аппаратуре. На табло записывающего устройства обычно было две полосы: одна характеризовала световое изображение, а другая – звуковое сопровождение. Эти полосы обычно увеличивались или же уменьшались пропорционально сигналу. Сейчас же эти полосы взбесились, они не только резко менялись, но заходили одна на другую, дрожали и мелькали. Лейтенант стал производить настройку аппаратуры. Но ничего не помогло, полосы продолжали показывать дикую и непонятную пляску.

– Сглазил кто! – в сердцах произнес Веселкин. – Вы где находитесь? В российской армии! А у нас никакой мистики. Необходимо выполнить приказ!

На случай экстренной обстановки на станции были дублирующие или запасные устройства.

– Переключить на дубль! – скомандовал лейтенант. Иванкин тут же сделал соответствующее переключение. На экране зажглась надпись: «Дублирующий блок контроля подключен!». В это время раздался истошный вопль сержанта Веселкина: «Экран радара хрюкает!».

– Что, что? – прокричал лейтенант.

– Экран радара хрюкает! – повторил сержант.

– Ты, что, с ума сошел? Под трибунал пойдешь! В боевой обстановке шуточки! Но сержанту было совсем не до шуток. Лейтенант и сержант вдвоем вглядывались на круглый экран радара. Ровная белая линия, которая обычно двигалась по кругу, теперь извивалась словно змейка, пятно от объекта исчезло, но зато по всему экрану пошли волны, похожие на морскую рябь. Всё это сопровождалось непонятным звуком, действительно похожим на хрюканье.

Лейтенант выпучил глаза и стал судорожно крутить ручки настройки радара. В это время закричал уже Иванкин: «Товарищ лейтенант, контрольная и записывающая аппаратура кукиш показывает!».

Лейтенант этого выдержать уже не мог и высказался такими словами, которых его подчиненные слышали только в самых пьяных компаниях. На экране контрольной и записывающей аппаратуры возникали вместо двух линий, характеризующих запись изображения и звука, непонятные бугры или горки. Лейтенант стал считать: одна, две… Всего он насчитал пять таких горок, амплитуды которых менялись и все вместе они действительно напоминали сжатый кулак. После этого на экране радара появилась надпись: «Блок питания не работает. Заменить блок». Все замерли, а потом стали заменять блок питания. Лейтенант прорычал что-то непонятное. На это ушло 10 минут. Включили аппаратуру. После этого на блоке контрольно-измерительной аппаратуры появилась аналогичная запись. Лейтенант завопил, как будто его режут. Поменяли блок питания и там. Прошло еще 10 минут. Затем вообще выключился свет, и исчезло напряжение на всей станции. Лейтенант схватил голову руками, подбежал к рации и всхлипывающим голосом рапортовал: «Товарищ полковник, мистика какая-то, блоки питания вышли из строя, напряжение исчезло, а до этого на экранах – кукиши какие-то были!». Полковник обалдел: «Повторите, лейтенант!». После длительного разговора он понял, что объект был, двигался в южном направлении, но аппаратура вышла из строя, зарегистрировать его не смогли.


Глава 8. Почему стало жарко лейтенанту?


Костя, на сегодня в последний раз обошёл Кочку и грустно произнес: «Никаких зацепок для входа, даже наметок нет! Ведь не бывает летательных аппаратов без дверей! Есть же что-то внутри!». Иришка добавила: «А может быть, кто-то есть внутри!». При этих словах все застыли на местах, а Санек подошел к корпусу и прислонил ухо, как будто хотел услышать дыхание. Тузик прислонил нос рядом.

Ничего не обнаружив, ребята наперебой стали давать предложения, где спрятать Кочку. Хорошее место усмотрел Сережа – углубление между двумя невысокими скалами, вот туда-то и установили аппарат. Сверху его всячески замаскировали ветками и присылали снегом.

Затем Костя достал свой знаменитый блокнот и составил карту местности. Определили ориентиры – две одиночные березки возле леса, каменную гряду, речку и церквушку. Всё это он нанес на составленную карту местности.

Андрей тоже посмотрел на карту местности и сказал: «Всё понятно, вот – две березы, вот – церквушка. А ты не думаешь, Костюн-Летун, что и другим также всё станет ясно. На эту карту смотришь, как в зеркало. Нужно все изменить и зашифровать: березки обозначить картошками, гряду – морковкой, церковь – снеговиком. Количество метров также следует изменить, написать все наоборот, вместо 25 метров – 52 метра, а вместо 2 километров – 200 метров.

– Что-то слишком мудрено! – возразил Костя. – Мы сами во всем этом запутаемся, да и кому это нужно? У Иры было просто призвание примирять спорщиков и драчунов: «Ладно, ребята, измените только главную цифру, про которую каждый знает, и тогда не забудем, например, расстояние до церкви вместо двух километров запишем как 200 метров, пусть вблизи ищут!». Так и сделали.

На второй передвижной радиолокационной станции, которая была дальше от объекта, стояла напряженная обстановка. Было точно определено, что неопознанный объект двигался в районе южнее церквушки и пропал в радиусе от 2-х до 6-х километров от него в южном направлении. Главное оживление и даже испуг вызвал другой факт – ни один из многих контрольных сигналов не дал результатов. Эти контрольные сигналы посылались короткими импульсами и предназначались для выявления типа двигателя. Все результаты были одинаковыми – объект двигался, а двигатель не определялся. Из этого следовало, что двигателя или действительно нет, и объект двигается, словно воздушный шар или же тип двигателя неизвестен. Остановки и зависания объектов свидетельствовали о том, что это не может быть воздушным шаром. Зафиксирован был и еще один непонятный факт. Огромная разница в расстоянии поиска – от 2-х до 6-и километров была определена потому, что не все приборы работали, часть из них, наиболее чувствительные, вышли из строя, а на остальные действовала какая-то непонятная и сильная помеха. Были проведены консультации с ведущими военными специалистами. Ответ поразил всех: летательный аппарат имеет неизвестный бесшумный двигатель, без выхлопов, но с сильными полями. Возможен вариант НЛО с антигравитационным двигателем. Кроме того, специально посланный импульсный сигнал не дал нужного отклика на присутствие горелки в шаре. Таким образом, вариант шара исключили.

Полковник читал майору заключение и рекомендации: «Необходимо взять пробы снега в местах зависания объекта и ускорить поиски». Полковник подошел к окну, почесал затылок и добавил от себя: «Точное место неизвестно из-за помех, объект пропадал на экране радара из-за малой высоты полета. Очень печальная картина. Отделение, которым командовал лейтенант Сушкин, круглые сутки дежурили у радаров передвижного вагончика РЛС, но сил хватало только на то, чтобы поддерживать в работе аппаратуру, выходили из строя блоки питания, антенный усилитель, были сплошные помехи, прямо какое-то наваждение или же прямые происки врагов! В конце концов, объект был потерян из вида. Такого мы еще не видели!». Обстановка на станции накалялась с каждой минутой. Всё большее число начальства подключалось к проблеме.

У нас уже так повелось, уж если что случилось понятное, то докладывают начальству непосредственному и надеются на поощрения. А вот если случилось что непонятное, то многие исполнители стараются спихнуть все на другие службы, не подозревая при этом, что вовлекают в проблему огромное число людей.

Полковник рапортовал генералу, что подключили не ту станцию РЛС, что она маломощная и малочувствительная. Генерал дал разнос исполнителям и доложил в штаб округа о проблеме, а там сообщили в центральный штаб, в Москву. Всё большее и большее количество начальства подключалось к проблеме, и каждый командовал: «Срочно! Немедленно! Подключить все возможные силы!». Дело дошло до министра обороны, который говорил маршалу по телефону: «Безобразие! Тип летательного аппарата не определен! Точное место неизвестно! Чем вы там занимаетесь! Утроить усилия!». В результате сразу две службы были подключены к поискам – служба ПВО и служба разведки, а в район поиска послали не только дополнительные силы противовоздушной обороны, но вертолеты и военные разведки. Начинался большой поиск.

В это время в полиции определили, что почерк на записке – детский и подписи также принадлежат детям. Следователь долго смеялся, глядя на это заключение, и готов был уже закрыть это дело. В это время к нему подошел помощник, которому было поручено по картотеке и компьютерной базе провести поиск по фамилии Кочка. Помощник рапортовал, что в базе открытых данных 1 и 2 категорий такой фамилии нет, а в закрытой есть с инициалами «К» и «А». Там же указано, что «информация закрытая». Следователь, очень веселый до этого, теперь наморщил лоб и еще раз прочитал докладную записку.

– Чертовщина какая-то, – сказал он. – Записка написана детьми, а фамилия – суперсекретная. Чувствую, что не оберешься хлопот от всего этого! Дальше помощник рассказал, что для получения информации о Кочке необходимо получить разрешение в соответствующем ведомстве службы безопасности и необходимо написать запрос на имя начальника ведомства.

– Час от часу не легче! – вздохнул следователь и решил, что кроме головной боли от этого ничего не будет, но служба требует, и он стал составлять запрос. Затем он подумал и решил, хотя дела-то еще собственно и нет, но остановить процесс теперь невозможно. Еще он подумал о том, что у них уже так повелось, что если есть зацепка, то начальство будет его долбить, как дятел, до тех пор, пока либо не исчезнет повод, либо появятся реальные факты. Вот тогда уже все пойдет нормально своим чередом. Следователь встал и пошел подписывать запрос.

Взвод ПВО ехал в южную сторону от церквушки. Навстречу ехали две машины: длинный грузовик с ёлками и небольшой газик. В кабине грузовика сидели двое и еще двое – в кузове. Военные остановили машины и стали проверять документы. Документы были в порядке. Тогда военные стали расспрашивать о том, не видели ли рабочие что-то подозрительное и летательные аппараты.

Первым заговорил водитель грузовой машины. Он вдруг затараторил так быстро, что трудно его было понять: «Четырехрукий с двумя красными и двумя черными руками без головы ко мне тянется, а еще четырехногий с длинными, как у жирафа ногами, и все висят в воздухе! На меня напасть собирались, а рядом – баклажан какой-то шевелится, а еще – мелюзга какая-то вверх свои щупальцы тянет, и вроде меня как за ухо ухватить собирается!».

– Постой, постой! – возразил лейтенант. – Ты часом, того, не хватил лишнего? Какой баклажан, какой четырехрукий? А вот про то, что в воздухе висели, пожалуйста, подробнее расскажите! Лейтенант приблизился вплотную к водителю и стал тянуть воздух в себя.

– Вроде не пьяный, – сделал он заключение.

После этого заговорил второй, который носил шапочку типа «Буратино: «Иду я с ёлкой, смотрю вверх – висят гроздьями чудища какие-то. Ёлку отобрали, руками, ногами дрыгали, в волосы мои вцепиться хотели, да я не дался и спрятался».

– Как это гроздьями висят? – еще больше удивился лейтенант. В разговор вступил третий рабочий: «Э, так вот как дело было. Пилю я, значит, ёлку. Спилил высокую такую и пушистую. Кричу: «Петр, давай, принимай ёлку, а его нет. Гляжу направо, гляжу налево – никого! Потом вижу, что все по кустам спрятались, да под машиной лежат. Обернулся, Матерь Божья! Колбаса двугорбая в воздухе висит размером со слона африканского и даже больше. А рядом с этой колбасой – клоуны без голов, а может быть, и инопланетяне! Руками, ногами шаркают и все разные – один длинный – предлинный и худющий, другой – круглый как колобок, третий – лилипут с фиолетовым носом и четырьмя маленькими ручками. Может еще, кто был, не знаю, с моей стороны на этой двугорбой колбасе никого больше не было. Самое главное – похоже всё на театр марионеток, все дрыгаются, а веревок не видно, словно в воздухе все висят! Точно вам говорю – в воздухе все висели, я уж головой мотал и так и сяк, во все стороны смотрел, а потом жутковато стало, и в лес убежал. А этот слон африканский, значит, как тихо появился, так тихо и улетел! Мы потом все думали, не видение это какое-то или не сон все это? Даже ущипнули друг друга, только больно было! На самом деле все было!»

Лейтенант со словами: «Ну и веселые вы ребята», – подошел к двум другим рабочим и обнюхал их. Он почувствовал крепкий запах смеси водки с огурцом и еще несколько непонятных пряных запахов. После этого он топнул ногой и грозно произнес: «Шутки в сторону! Только водитель трезвый. Надрались вы изрядно, и теперь сказки мне рассказываете. Соловушками заливаете! Водитель, только тебе доверие. Иди сюда и начинай рассказывать всё с начала, подробно и ясно, особенно про зависание в воздухе!»

Здесь появился четвертый рабочий, вихрастый парень, который до сих пор незаметно в стороне стоял.

– Слушайте, я всё видел! Я дар речи потерял и шапочку в придачу! Это же космический аппарат был, совершенно точно. Потому, что ни один наш космолет не может так бесшумно в воздухе висеть! А рядом инопланетяне вылазку сделали. Все – горбатые и цветастые. Ногами, руками, ушами двигают, заманивают, видно, да я не дался, потихоньку удрал!

Лейтенанту стало жарко, он снял шапку, вынул из сумки блокнот и начал: «Диктуйте, место, время, сколько их было, на какой высоте летели, как долго зависали, с какой стороны появились и куда делись, также укажите ваши фамилии и адреса». Всё началось по-новому, но уже на официальной основе.


Глава 9. Знакомство с делом изобретателя Кочки и легенда


Следователь получил разрешение для доступа к закрытой информации, по делу Кочки К.А. Ему назначили время, и он явился в органы государственной безопасности. После оформления расписки за полученные совершенно секретные материалы и подписки о неразглашении государственной тайны, он узнал, что Кочка К.А. сначала занимал должность начальника отдела по новым видам космических аппаратов в системе органов государственной безопасности. Потом его понизили в должности до начальника лаборатории и позже понизили во второй раз до ответственного исполнителя за конкретную тему. Далее следователь узнал, что пять лет назад он сгорел во время испытаний вместе с новым космическим аппаратом. В делах вскользь было сказано об инциденте с непосредственным начальством. В документах было написано, что тело не было найдено, и этот факт был объяснен комиссией высочайшей температурой горения. Кроме того, было указано, что вместе с ним сгорели и все чертежи. Последние было очень удивительным, так как обычно секретные документы тщательно хранятся в сейфах и специальных закрытых помещениях.

Следователь долго смотрел на материалы, как будто они скрывают какой-то секрет. Затем он перевернул папку, как будто что-то было с другой стороны. В этой истории было много неясного. У него возникло сразу несколько важных вопросов: «Какой инцидент был с начальством? Почему его так резко понизили в должности и не один раз? Обычно на испытания не берут чертежи и документы и почему в таком случае они сгорели? И, самое главное, что-то должно остаться от тела, так не бывает, что совсем ничего нет! В документах указано про температуру солнечной плазмы, откуда она там? Здесь что-то ни так! Нарочно заводят в тупик!»

Следователь попытался получить заключение комиссии о факте гибели испытательного аппарата. С большим трудом удалось убедить начальство в необходимости ознакомления с этим документом. Когда он, наконец, прочитал это заключение, то удивился еще больше. В выводах было четко указано, что причиной аварии послужило неисправная система управления. Этого было бы совершенно достаточно, но далее шло осторожное решение комиссии о необходимости доследования дела по факту гибели Кочки К.А. и необходимости получения отзывов независимых экспертов, что свидетельствовало о сомнениях и неоднозначности основного вывода. В приложении давалась служебная записка начальника Кочки и отзывы независимых экспертов, резко отличающиеся друг от друга. Следователь сделал для себя вывод о том, что, во-первых, дело тухлое, а, во-вторых, политическое, так как здесь замешан конфликт с начальством, а такие дела самые неправдоподобные из-за стремления отстоять честь мундира.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

сообщить о нарушении