Александр Малеев.

Отклонение или Лал-Земля-Лал. Часть 2



скачать книгу бесплатно

Я ощутил острое желание защитить её, сберечь, вырвать отсюда. Она должна дарить жизнь, а не лишать жизни. Она должна рожать, а не убивать, не смотря на то, что все мы, земляне, и мужчины и женщины, по сути своей, убийцы.

Мы убиваем постоянно, каждый день, убиваем, даже не обращая внимания на это. Мы убиваем просто так, от нечего делать, или от скуки, убиваем из любопытства или со злости, убиваем ради развлечения или ради наживы, убиваем ради спасения или ради пропитания, да и мало ли ещё ради чего. Вся наша жизнь, от рождения до самой смерти, является сплошной чередой убийств. И вроде бы всё понятно, всё правильно и всё это можно объяснить, да что там, нельзя по-другому. И комара надо убить и муху, и курице надо голову отрубить и свинью зарезать. Вот только мало нам этого, нам больше давай. Сафари вот выдумали, льва можно подстрелить или носорога, ведь это круто, а как знакомые завидовать будут.

И только когда дело касается убийства человека, мы натягиваем на себя маску возмущения, и то лживую. Мы осуждаем это только потому, что боимся, как бы, когда-нибудь, и нас не постигла участь жертвы. Возможно, я не прав, но я думаю, что если бы на Земле отменили наказание за убийство, то оно стало бы прочной и неотъемлемой частью нашего и без того не лучшего существования, оно стало бы таким же привычным, как и убийство комара. Впрочем, оно и сейчас является этой, неотъемлемой, частью, и только страх перед наказанием сдерживает клокочущее в нас безумно-дикое желание – убивать себе подобных.

Может быть, именно поэтому, а не в силу там каких-то всенародно-озвученных причин, призывающих к борьбе за, якобы, свободу и, несуществующую в природе, демократию, человек и выдумывает войны. Просто, очень хочется, чтобы была возможность, на полном, законном основании, вдоволь утолить жажду убийства. Ведь, какое это наслаждение, бомбить города и знать, что тебя за это не осудят, а, наоборот, назовут героем, да ещё и медальку на грудь повесят. И плевать на тех, кто внизу, малых и больших, ведь ты несёшь им свободу. Плевать на тех, кто корчится под обломками и с ужасом смотрит на свои оторванные конечности, просто они ничего не смыслят в демократии. Плевать на тех, кто в одно мгновение сходит с ума, собственными глазами увидев смерть своего ребёнка, мы выразим, поэтому поводу, своё глубочайшее сожаление. Плевать на тех, кто, оглушённый взрывами, тянет руки к небу и молит о пощаде, если их не слышит сам господь бог, то разве может услышать человек? Плевать на всех, мы все такие. Просто, для поддержания равновесия, мы, время от времени, меняемся местами, герои становятся жертвами, а жертвы героями. Да, крахры не ошиблись, выбрав именно нас в качестве машин для уничтожения неугодных им форм жизни. Мы справимся.

Людмила чему-то заулыбалась, наверное, ей приснилось что-то хорошее, светлое. Я невольно потёр виски, откуда во мне столько желчи? Бесспорно, этот год не прошёл даром, он научил меня видеть мир не только в розовом свете, или цвете, но и в чёрно-коричневых тонах, мало того, преимущественно в них.

За этот год, я в совершенстве овладел искусством убивать, убивать не задумываясь и никогда не жалеть об этом. Я и сейчас вынашивал планы мести, прекрасно сознавая, что если им, когда-нибудь, будет суждено осуществиться, то они повлекут за собой жертвы, а может быть даже, и великие жертвы. Но так уж складывается почему-то, для того чтобы наказать, а тем более искоренить зло, надо совершить ещё большее зло, пусть даже его и назовут в последствии добрым делом. И это неизменно, непоколебимо, так устроен наш мир, а я, всего лишь, маленькая частичка его, и не в моей власти менять основы мироздания. Я лишь могу иногда осуждать их.

В дверь осторожно постучали. Я поднялся и открыл её. За дверью, неловко переминаясь с ноги на ногу, стоял Сергей.

– Я просто подумал, – сказал он, пожимая плечами. – Может, ты спишь. Полчаса осталось.

– Я знаю. Только тихо, не разбуди. Пусть она поспит ещё минут пятнадцать.

Мы прошли в комнату и сели.

– Ну и что скажешь, Злат?

– А я уже сказал, это наш единственный шанс.

– Это понятно, – без особого энтузиазма согласился Сергей. – Но не забывай, мы ещё слишком мало знаем о том, что нас ждёт. Всё может повернуться совсем не так, как мы думаем, и как бы нам этого хотелось.

Он замолчал, потянулся за сигаретами, но, бросив быстрый взгляд на Людмилу, оставил их в покое, сунув пачку обратно в карман, и посмотрел на меня.

– Всё может быть, – ответил я после небольшой паузы, мысленно согласившись с Сергеем, что неплохо было бы сейчас закурить и, в тоже время, поблагодарив его за то, что он не стал этого делать.

– Вот и я про то.

– Значит, будем искать что-то новое.

– С девчонками?

– А у нас есть выбор?

Сергей негромко выругался и посмотрел на часы.

– Ты прав, – согласился я, уловив его взгляд. – Нам пора.


*****


Получив разрешение войти, господин Кра прошёл в кабинет господина Крыса и, остановившись, поприветствовал своего бывшего начальника лёгким поклоном головы и традиционными пожеланиями здоровья и благополучия.

– Я слышал, у вас уже всё готово? – спросил господин Крыс, ответив на приветствие и предложив своему гостю кресло.

– Да, господин Крыс, – подтвердил господин Кра, усаживаясь в кресло и автоматически поправляя ленту.

– Когда отправляетесь?

– Через два часа.

– Так скоро?

– Я думаю, в сложившейся ситуации, мы не имеем права не дорожить временем.

– Это верно, господин Кра, много времени они нам не дадут.

– Я зашёл, господин Крыс, доложить вам о своём решении и попрощаться.

– Может быть, вина? – предложил господин Крыс и, не дожидаясь ответа, поставил на стол большую квадратную бутылку и два бокала.

– С большим удовольствием, – согласился господин Кра, придвигаясь ближе к столу и в очередной раз поправляя ленту.

– Это, конечно, не Золусское, – как бы извиняясь, заметил господин Крыс, наполняя бокалы. – Но букет великолепен.

– Ну, что вы, господин Крыс, ваше вино обладает неповторимым вкусом, а лёгкая терпкость придаёт ему особенную изысканность.

– Ещё что-нибудь?

– Нет. Благодарю.

– Это хорошо, господин Кра, что вы зашли попрощаться, с вами всегда было приятно иметь дело.

– С вами тоже, господин Крыс.

– Надеюсь, господин Кра, на новом месте, у вас всё сложится самым наилучшим образом, – сказал господин Крыс, поднимая бокал.

– Спасибо, господин Крыс, я сделаю всё, чтобы оправдать оказанное мне доверие, – ответил господин Кра, уловив в словах господина Крыса лёгкую нотку сомнения, и тоже поднял бокал.

Они замолчали, честно пытаясь отдать должное густому тёмно-рубиновому напитку, но недосказанность чего-то не позволяла им сделать это.

– Господин Кра, – отрываясь от бокала и прерывая недолгое молчание, обратился господин Крыс к своему собеседнику. – Сейчас, пока у нас ещё есть время, я хотел бы попросить вас ответить на возникшие у меня вопросы. Должен признать, ваши последние действия вызвали у меня некоторое непонимание.

– Конечно, господин Крыс, я с удовольствием отвечу на все ваши вопросы, – незамедлительно ответил господин Кра, памятуя о том, кому он обязан своим новым положением, и напряжённо пытаясь понять, о каких действиях идёт речь.

– Скажите, господин Кра, что повлияло на принятие вами столь необычного решения?

– Вы имеете в виду моё решение привлечь к выполнению задания женские особи? – уточнил господин Кра, быстро пролистав в памяти события последнего дня и всё, что он успел сделать на новом посту.

– Да, господин Кра, именно это я и имею в виду. Я, конечно, понимаю, что недостаток времени не позволил вам подготовить специальную экспедицию, за самым отборным материалом, и вам пришлось довольствоваться обычным грузом, но ваша идея составить смешанные экипажи, признаюсь, меня очень удивила.

Господин Кра согласно кивнул головой и сделал несколько неспешных глотков, взяв небольшую паузу на подготовку ответа и невольно наслаждаясь тем эффектом, который произвёл на господина Крыса его новый подход к использованию человеческого материала:

– Я прекрасно понимаю, господин Крыс, что вы, как и каждый истинный сын Кратуана, обеспокоены сложившимся положением и желаете только одного, процветания нашему народу. Я тоже хочу этого. И поверьте мне, всё, что я сделал, пойдёт нам только на пользу.

– Надеюсь, так и будет, – с явным сомнением ответил господин Крыс и сделал движение бокалом вверх, как бы предлагая выпить за удачу.

– Я в этом полностью уверен, – с неприсущим для крахров жаром, заверил господин Кра, но тут же взял себя в руки, надеясь, что господин Крыс не заметил этой вспышки эмоций. – Из истории Земли, нам с вами, хорошо известно, что женские особи так же агрессивны и так же жестоки, как и мужские, но, в силу того, что они более слабы и менее выносливы, мы не использовали их во время прямых высадок. Хотя, вполне возможно, на этот счёт мы ошибались. Сейчас же, когда им не придётся бегать по джунглям с автоматами в руках, и все их действия будут заключаться только в нажатии на клавиши управления, я не вижу преград для их полного использования.

– Здесь с вами трудно не согласиться. Но не слишком ли высок риск?

– Риск неизбежно присутствует в каждом новом шаге, но разве это повод, чтобы стоять на месте?

– Вы, безусловно, правы, – вынужден был согласиться господин Крыс. – Но я говорю не о наличии риска, а о его степени. Я нисколько не сомневаюсь в вашей прозорливости и компетентности, господин Кра, но, согласитесь, ошибки могут преследовать даже самого компетентного руководителя, создавая дополнительные трудности на нашем, и без того, непростом пути.

– Возможны и ошибки, – не стал спорить господин Кра, решив не накалять отношения с тем, кто ещё может повлиять на его дальнейшую судьбу, несмотря на то, что ему очень не понравились разговоры о его компетентности. – Но разве не благодаря ошибкам мы становимся мудрее? А трудности закаляют наш дух и делают нас сильнее.

– Вы снова правы, – в очередной раз согласился господин Крыс, внимательно наблюдая за собеседником и размышляя совсем не о возвышенных вещах – стоит ли похоронить и его и свою карьеру прямо сейчас, обратившись в совет кланов с просьбой пересмотреть назначение, или не спешить и позволить господину Кра самому сломать себе шею. – И решать, конечно же, вам, – продолжил он, окончательно определившись с выбором. – Просто я не сторонник резких движений, я за более плавный подход к решению подобных вопросов, – пояснил свою позицию господин Крыс, неожиданно подумав о том, что, возможно, он спешит с оценкой. А если так, и господин Кра окажется прав, то, в этом случае, лучше быть ему другом, хотя и не следует преждевременно бросаться в объятия. – Надеюсь, вы не станете рассматривать мои слова, как попытку повлиять на вас, но, может быть, прежде чем принимать окончательное решение, следовало создать несколько пробных экипажей и посмотреть на них в деле?

– Именно так я и намерен поступить, – ответил господин Кра, на всякий случай обеспечивая себе защиту и в тоже время давая господину Крысу повод задуматься о собственной компетентности. – В данный момент, я расцениваю русский сектор, как пробную партию материала. А как ещё можно расценивать несколько десятков экипажей, когда, в скором будущем, речь, возможно, пойдёт о тысячах? Или я неправильно понял масштаб нависшей угрозы?

– Нет, всё правильно, – подтвердил господин Крыс, по достоинству оценив такой ловкий ход своего недавнего подчинённого. – Это я не смог сразу охватить всю широту ваших замыслов, – продолжил он, показывая господину Кра, что его укол не остался незамеченным. – Собственно, поэтому я и попросил вас прояснить ситуацию, чтобы иметь хоть какое-то представление о происходящем, – добавил он, подчёркивая свою полную непричастность к данному вопросу и в свою очередь давая понять, что, в случае неудачи, господину Кра не удастся переложить часть вины на его плечи. – Что же касается моего личного мнения, то, как я уже говорил, не следует рассматривать его, как руководство к действию.

– Только полный глупец будет отказываться от мудрых советов своих друзей, – сказал господин Кра, понимая, что минуту назад сам совершил глупость, которая может привести его карьеру к самому нежелательному финалу, и пытаясь, хоть немного, разрядить возникшее напряжение.

Господин Крыс понимающе кивнул головой и наполнил до краёв полупустые бокалы.

– Своей главной задачей я вижу создание наиболее боеспособных экипажей, – продолжил господин Кра, стараясь вернуть разговор в дружеское русло. – И я уверен, что нахожусь на правильном пути. Здесь, на базе, мы, возможно, что-то упустили в этом плане, и об этом нам ещё стоит подумать. Хотя, сама идея, использовать женские особи в качестве награды, тоже неплоха. Награждая отличившихся, мы стимулировали остальных на более решительные действия. Но это здесь и в прошлом, когда перед нашим народом не маячила столь значительная угроза. В данном же случае, нам необходимо убить одним выстрелом двух зайцев, добиться от человеческого материала наивысшей агрессивности и, в тоже время, наивысшей выживаемости, иными словами, повысить их боевую эффективность. Ведь все мы прекрасно понимаем, что КК-7 стоят совсем недёшево, да и доставка материала требует немалых затрат, а если добавить сюда ещё и подготовку экипажей, то всё это, как говорят на Земле, влетит нам в копеечку. Скажите, господин Крыс, вам, случайно, не докладывали о том происшествии, которое случилось во время приёма последней партии материала?

– Да, я слышал, произошла драка, не поделили какую-то женскую особь. Кстати, всё это устроили ваши любимцы, – добавил господин Крыс, особенно не заботясь о том, как воспримет эти слова господин Кра.

– Именно так, – подтвердил господин Кра. – И я благодарен им за это. Своим поведением, тем, как они пытались защитить своих женщин, в том числе и от нас, причем, не имея никаких реальных шансов на спасение, они и натолкнули меня на мысль о создании смешанных экипажей. Мы, рассматривая отношения между разнополыми представителями человеческого материала с точки зрения высокого разума, совсем упустили из вида то обстоятельство, что все их действия, в этом плане, подчинены инстинктам, и что женские особи, благодаря своей биологической особенности, обладают значительной властью над умами и, соответственно, над поступками мужских особей. Они, одним своим присутствием, способны направлять мужские особи в любое, а значит, и в нужное нам, русло. Главное, обозначить это русло. Отказываясь от системы поощрений в пользу постоянной связи и позволяя материалу разбиться на пары, мы пробуждаем в мужских особях желание обладать и сопутствующее желание – защитить свою собственность, что в свою очередь пробуждает дополнительную агрессивность. С другой стороны, страх потерять то, что они так неожиданно приобрели, заставит их действовать более осторожно и, если можно так выразиться применительно к человеческому материалу, более осмысленно. Как я уже говорил, своей главной задачей я вижу создание наиболее боеспособных экипажей, а этого можно добиться только одним способом, сделать так, чтобы они сражались не за нас, а за себя. Надеюсь, господин Крыс, теперь вы понимаете суть моего проекта? Я глубоко убеждён, что только такой подход к использованию человеческого материала даст необходимые нам результаты.

– Да, теперь я понимаю вас, господин Кра, хотя все еще настороженно отношусь к этому вашему решению, но, даже если бы и не понимал, не мне решать, – еще раз подчеркнул господин Крыс. – Не я, а вы являетесь начальником центра подготовки, и я уверен, вы полностью отдаете отчет своим действиям. В свою очередь, я могу только пожелать вам удачи в исполнении задуманного.

– Спасибо, господин Крыс, – поблагодарил господин Кра, все еще жалея о своем необдуманном поступке и усиленно размышляя о том, каким образом вернуть расположение господина Крыса. – Я не подведу. Кратуан будет доволен.

– Я верю в вас, – сказал господин Крыс, не желая разрушать последний мост над возникшей между ними пропастью.

– Спасибо за поддержку, господин Крыс, – ответил господин Кра, понимая, что разговор окончен и поднимаясь из-за стола. – К сожалению, мне пора. Надеюсь, у нас ещё будет возможность посидеть за бокалом хорошего вина.

– Конечно, будет. Встретимся в центре, господин Кра. Мне бы очень хотелось увидеть вас с новым камнем и в красной ленте.

– Сознаюсь, я сам с нетерпением жду этого момента, пусть даже это и нескромно.

– Ну, тогда до встречи, господин Кра.

– До встречи, господин Крыс.


*****


Линвит оторвался от созерцания собственного отражения в большом полукруглом зеркале и повернулся к отцу, который в это время вошел в его спальную комнату.

– Ты? – удивился он, поднимаясь навстречу и завязывая пояс дорогого украшенного ручной вышивкой халата. – И чем я обязан столь раннему визиту?

– В нормальных семьях, принято сначала здороваться, – недовольно ответил господин Монс, перешагивая через разбросанные по полу вещи и проходя вглубь комнаты.

– Прости, отец. Доброе утро. Просто, твой визит стал для меня полной неожиданностью.

– И тебе доброго утра, сын, – ответил господин Монс, сгоняя с кресла небольшого пушистого зверька и усаживаясь на его место. – Ты уже смотрел утренние новости или только поднялся?

– Ты сейчас о чём? – рассеянно поинтересовался Линвит, наливая в стакан бодрящего напитка и делая несколько глотков. – О покушении?

– Значит, слышал.

– Ещё бы, – усмехнулся, Линвит. – Новость номер один.

– Конечно, жаль принцессу, но я даже рад тому, что случилось.

– И позволь узнать, почему? – с нескрываемым интересом спросил Линвит, занимая кресло напротив отца.

– Потому, что переживаю за тебя. Может быть, теперь, после её смерти, ты, наконец-то, возьмёшься за ум и найдёшь себе самую обычную девушку, которая нарожает тебе детей и сделает меня дедом.

– Да, видимо придётся, – не стал спорить Линвит. – Но только чуть позже.

– Пусть будет так, – согласился господин Монс. – Я тебя не тороплю, но и не тяни с этим, постарайся поскорее выйти из траура.

– Ты о чём, отец? – засмеялся Линвит. – Я в него и не входил.

– Вот как? – удивился господин Монс. – А мне казалось…

– Принцесса она, конечно, принцесса, – пожал плечами Линвит. – Но не это главное. И даже её симпатичная мордашка здесь ни причём. Просто, мне по вкусу недоступные женщины, а принцесса, если её сравнивать с другими, была самой недоступной.

– И это всё?

– А разве этого мало?

– Ты слишком избалован, – обречённо сказал господин Монс, поднимаясь и направляясь в сторону двери.

– Это всего лишь охота, отец. А я охотник.

– Смотри, не стань жертвой.

Линвит снова засмеялся и, проводив взглядом отца, вернулся к прерванному занятию.


*****


– Господин, вчера была убита принцесса Земилла, – быстро сообщил Ланд, входя в просторный кабинет и обращаясь к развалившемуся в кресле господину Слэму.

– Это я знаю, – безо всякого интереса ответил господин Слэм, пуская дым в потолок и наблюдая, как он проходит через узкую полоску солнечного луча, падающего в кабинет сквозь неплотно задёрнутые шторы. – Ещё что-нибудь новенькое?

– Нет, господин. К сожалению, ничего. Слуги Каруча постоянно проверяют все системы снабжения и связи, это создаёт нам серьёзные трудности. Практически, невозможно что-либо увидеть или услышать внутри его замка. А то, что всё-таки удаётся узнать, или не представляет для нас никакого интереса, или, уж очень сильно, смахивает на дезинформацию.

– Разве ты не можешь их подкупить?

– Простите, господин, – Ланд виновато опустил голову. – Его слуги или слишком преданы ему, или он им слишком много платит. Во всяком случае, все мои попытки подкупа были обречены на провал, а люди, выполнявшие эти задания, бесследно исчезли.

– В этом деле, Ланд, без жертв не обойтись, – безразлично заметил господин Слэм. – Главное, он не перекупил их. Иначе, у нас бы возникли дополнительные трудности.

– Это так, господин, – согласился Ланд. – Но проблема уже в том, что мне неизвестно, где они сейчас, то ли действительно мертвы, то ли в подземных лабиринтах замка Каруча.

– То есть, в плену? – уточнил господин Слэм, туша о край огромной золотой пепельницы окурок и тут же прикуривая новую сигарету.

– Да, господин.

– А если они заговорят? Одно дело, пытать, а другое дело, на собственной шкуре испытать все прелести допроса с пристрастием.

– Пусть вас это не беспокоит, господин, – Ланд мысленно выругался, проклиная себя за свой длинный язык. – Я подбирал для этих целей не очень информированных людей. Они знают то, что надо узнать, но не знают кому это надо и зачем. Так что, если даже кому-нибудь из них и захочется поговорить, Каручу от этого будет мало пользы.

– Мало или много – это неважно. Важно то, что он будет знать. Предупреждён, значит вооружён. А кому это надо, он может догадаться и сам.

– Простите, господин, но разве у него мало врагов?

– Твоими стараниями, Ланд, теперь уже мало.

– Мне следует создать ему новых врагов?

– А господин Каруч не такой уж и простак, – задумчиво обронил господин Слэм, не обратив внимания на слова Ланда. – Надеюсь, ты понимаешь, – продолжил он, поворачивая голову и обращаясь к стоящему между дверью и креслом слуге. – Что смерть Земиллы – это дело рук господина Каруча. А он, просто так, не пошёл бы на это, он слишком труслив. Хотя, я, наверное, снова его недооцениваю, ведь, в конечном итоге, он сделал это. А это может означать только одно, Ланд, ему известно что-то такое, что неизвестно нам. И скорее всего, ему стало известно местонахождение принцев. Как ты понимаешь, я тоже должен знать это и, к тому же, как можно быстрее. В этом, нашем забеге, выиграет тот, кто будет больше знать. Попробуй найти другие источники информации. Мне нужны свои люди среди людей короля. Денег не жалей. Особое внимание удели тем, кто работает в системе дальнего космического наблюдения и в ведомстве старины Олва. Мне, например, очень хочется знать, с чего это вдруг король так зачастил в космос?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное