Александр Малеев.

Отклонение или Лал-Земля-Лал. Часть 3



скачать книгу бесплатно

Кодин улыбнулся:

– Давай, есть будем, а то мы так оба с голода умрём.

– Садись, уже всё готово, – ответила Даша, освобождая его шею и быстро ставя на стол кружки и кувшин с молоком.

Кодин сел на лавку и начал резать хлеб.

– А это что за гость? – удивлённо спросил он, увидев спешащего к столу серого с белым брюшком котёнка.

– Уже не гость. Он уже и место себе возле печки нашёл, я ему там коврик постелила. Правда хороший? – Даша взяла котёнка на руки. – Я его возле речки нашла. Наверное, заблудился. Или кто-то утопить хотел, а он выплыл. Смотри, какой пушистый, и мурлыкает.

– И как же зовут этого мурлыку?

– А я ещё не придумала. Давай, вместе.

– Барс, – немедленно предложил Кодин.

– Это, конечно, звучит, – растерялась Даша. – Но, только, какой же он барс? Он ещё совсем маленький, котёнок.

– И правда, слишком грозно, – согласился Кодин и тут же предложил новый вариант. – Лучше Барсик.

Даша засмеялась.

– Хорошо. Пусть будет Барсик, – не стала спорить она. – Барсик, давай, я тебе молока налью?

– По-моему, он не возражает, – улыбнулся Кодин.

Закончив ужин и убрав со стола, они вышли из дома. Вслед за ними выбежал и Барсик. Огромный шар, кроваво-красного солнца, уже собирался коснуться своим краем горизонта, устало даря миру последние, на сегодня, нежаркие лучи. От реки доносился разноголосый хор лягушек. Барсик, не тратя времени даром, отыскал где-то кусочек старой шкуры и, не смотря на свой округлившийся животик, начал играть с ним, видимо, представляя, что это мышонок. Подзадорив его, попытками отобрать честно полученную добычу, и посмеявшись над его вознёй, Даша подошла к сидящему на бревне Кодину и села рядом.

– Красиво, – сказала она, глядя на раскрашенные невероятным количеством красок и оттенков облака. – Плохо будет, если всё это кончится.

– Ты о чём?

– Думаешь, я глупая? – обиделась Даша. – Думаешь, не понимаю, почему ты такой? Опять война?

– Да, Даша. Степняки идут.

– И что нам делать?

– Ты уйдёшь в сторожку, ту, что я в лесу поставил. Утром соберёшь вещи, возьмёшь Барсика и уйдёшь.

– А ты?

Кодин пожал плечами:

– А я, как все. Надо свою землю защищать. Тем более, получается, что вся эта война из-за меня.

– Как, из-за тебя? – испуганно воскликнула Даша, на некоторое время, заставив котёнка забыть об игрушке.

– Да ты не волнуйся, Даша, – улыбнулся Кодин и указал на застывшего в недоумении котёнка. – А то вон даже Барсика испугала. Это всего лишь предлог. Просто те, кому удалось спастись, в один голос твердят, что они ищут внука Белого Дьявола, то есть меня.

– Когда уходишь?

– Завтра и уйду. Отправлю тебя в сторожку и уйду.

Даша прижалась к его плечу и заплакала.

– Ну, что ты, Даша? – растерялся Кодин и, пытаясь её успокоить, начал гладить по голове. – Всё будет хорошо. Ведь я люблю тебя.

– Ты сказал это? – Даша обняла его и осыпала поцелуями. – Милый, я тебя тоже, очень-очень, люблю.

Я тебя всегда любила.

– Я тебя тоже всегда любил.

– Врунишка, – улыбнулась Даша, стирая со щёк слёзы. – Меня, тонконогую девчонку, со вздёрнутым носом?

– Да, милая, всегда. Потому что ты всегда была самая красивая.

– Я тебя люблю.

Кодин прижал её к себе, и их губы соединились.

– Теперь мы муж и жена? – засмеявшись, спросила Даша?

– Да, милая, – Кодин снова поцеловал её.

– И у нас будут дети?

– Много детей, – подтвердил Кодин. – Ты ведь любишь детей?

– Да, – Даша потянулась к Кодину, но тут же, испуганно, отклонилась. – Что это?

Откуда-то издалека, нарушая привычную тишину, докатился и начал быстро приближаться ни на что непохожий рёв. Кодин повернул на звук голову. Барсик бросил игрушку и, ища защиты, запрыгнул к Даше на колени.

– Смотри! – Кодин поднял руку, указывая на небо над лугом.

Даша посмотрела и вскрикнула.

– Звезда! Звезда падает! – она прижала Барсика к груди. – Это начинает сбываться мой сон.

– Не бойся, милая, – успокоил её Кодин. – Это не звезда. Я знаю, что это.

– Что?

– То, о чём я тебе рассказывал.

– Они вернулись за тобой?

– А это я сейчас узнаю, – ответил Кодин, поднимаясь.

– Не ты, а мы, – твёрдо сказала Даша, становясь рядом.

– Хорошо, милая, мы, – согласился Кодин. – Пошли гостей встречать.


*****


Я потянулся и зевнул. Надо же, заснул. А, в общем-то, не надо было, я, вроде как, на вахте. И хотя, теперь в этом не было особого смысла, дежурство, которое мы установили в первые дни, пока ещё никто не отменял. Ничего не поделаешь, сказывалось ослабленное состояние, всё-таки уже шестые сутки так, без еды, если не считать Сергеевых бутербродов, которые мы доели два дня назад. Наверное, из-за этого постоянно хотелось спать, чем мы и занимались большую часть суток, время от времени, меняя друг друга перед передним экраном. Сам корабль двигался в автоматическом режиме, поэтому забота дежурного сводилась к тому, чтобы следить за экраном и, по возможности, не вляпаться в какой-нибудь случайный метеорит или ещё во что-нибудь, что тысячелетиями бесцельно блуждает в космосе. Доверять защиту корабля автомату мы не решились. А вдруг ребята? Некрасиво получится. А я вот заснул, тоже некрасиво получилось. На моё счастье, никаких инородных предметов, в это время, на пути нашего корабля не появилось. Видимо, здешний дворник любил порядок, или здесь никто не живёт, поэтому и не загажено.

Я взял бутылку и напился воды, пытаясь обмануть недовольно заурчавший желудок. Вода ещё была, хотя, подозреваю, не так уж много её и осталось, может ещё на пару дней, или около того. В любом случае, время поджимало. О том, что будет с нами после того, как она закончится, думать, почему-то, совсем не хотелось.

Я скосил глаза и посмотрел на сжавшуюся небольшим комочком Катю, которая лежала в кресле, на правом боку, ко мне лицом. Она совсем ослабла и страдала гораздо больше нас, хотя и старалась не показывать этого. Её бледное лицо, измученное искусственным рассеянным светом и уже несколько лет не видевшее настоящего солнца, стало совсем белым. А когда она поднималась на ноги, то, на какое-то время, оставалась неподвижной, видимо, борясь с головокружением и темнотой, закрывающей, в такие минуты, её глаза. Не сговариваясь, мы, с Сергеем, освободили её от дежурств, на что она сначала запротестовала, а потом, как-то сразу, согласилась, тихо так, даже не обидевшись. Она понимала, что слабеет на глазах и будет первой в нашем небольшом списке. И это была наша вина. Теперь я понимал, что нашими добрыми намерениями, для неё, была выстлана дорога в ад. Освобождая её от дежурств, мы хотели, как лучше, а получилось, мы указали ей на её слабость, подчеркнули это жирной чертой, лишили её возможности считать себя равной нам. У меня в ушах, всё настойчивее и настойчивее, звучал её вопрос, что будет с её телом? И хотя, тогда, я сказал – да, сейчас, я знал, что не смогу сделать этого. Да и зачем? Вряд ли я сам смогу пережить её на очень долго. Спи, Катя, так незаметнее проходит время, а силы, наоборот, уходят не так стремительно.

Я поймал себя на том, что думаю о ней с излишней теплотой и неотрывно смотрю на её чуть вздрагивающие во сне губы. И чтобы на меня не нахлынула волна никому ненужных человеческих чувств, я поспешно вернул свой взгляд на экран.

Немного успокоившись, я достал сигарету и посмотрел на часы, они показывали без четверти десять. Пора. Шесть часов прошло. Я повернул голову к Сергею, собираясь его позвать, но так и застыл с открытым ртом. На боковом экране, с той стороны, где когда-то сидела Людмила, я увидел то, что, как надо понимать, я проспал. На экране, совсем близко, сияла покрытая облаками, голубая планета, совсем как Земля, какой нам её показывали с кружащих вокруг неё спутников.

Забыв обо всём на свете, я взял управление на себя и, заложив крутой вираж, направил корабль к планете, надеясь, что она станет нашим спасением. Не ожидавший такого манёвра Сергей едва не вывалился из кресла, громко выругался и, подняв голову, уставился на меня, по крайней мере, как на врага революции, протирая глаза и требуя немедленных объяснений. Вместо этого, я испуганно посмотрел на Катю, слава богу, с нею было всё в порядке, и она тоже смотрела на меня. Внезапное волнение сменилось внезапной весёлостью, и я громко засмеялся, от вида их заспанных, ничего не понимающих лиц.

– Что? – не дождавшись от меня, ни объяснений, ни извинений, недовольно спросил Сергей.

– Приехали. Конечная, – вернувшись в свою старую оболочку и в пятый раз, за последние пять минут, поменяв настроение, совершенно зло ответил я, кивком головы указывая на вплывающую в передний экран планету. – Вот она, конечная станция.

Сергей и Катя подошли и стали рядом со мной, по бокам. Мы смотрели на неё, а она неотвратимо росла, заполняя собой весь экран, как бы красуясь, вот я какая, такая близкая и такая неизвестная. Как она встретит нас? Что ждёт нас там, впереди, на её поверхности?

Впрочем, ответ известен. Только при самых фантастических обстоятельствах, мы могли рассчитывать на продолжение нашего жизненного пути, во всех остальных случаях – конечная. Мы сделали вокруг неё первый виток.

– Спутников нет, – констатировал Сергей.

– Это ещё не о чём не говорит, – возразила Катя. – Ты же сам видишь, там просто должна быть жизнь.

– Какая-нибудь недоразвитая…

– Можно подумать, тебе есть из чего выбирать.

– К сожалению, нет, – отчётливо выдохнул Сергей, вкладывая в свои слова максимум сожаления.

– Ну, ты даёшь, – не удержался я. – Тебе ещё и выбор подавай.

– Было бы неплохо, – мечтательно ответил Сергей.

– Ага, и шашлыки с ванной у трапа, по приземлению, – всё ещё зло сказал я, стараясь разглядеть на тёмной стороне планеты огни больших городов, где-то я слышал, что их видно из космоса.

– Ну, можно и обычные бутерброды с тазиком, – скромно ответил Сергей, не обращая внимания на моё плохое настроение и, возможно, пытаясь придать нашему разговору более шутливый тон.

– А вот харчами перебирать не стоит, – заметил я, не в силах сразу перестроиться на новый лад. – На мой взгляд, нам и так, просто, до бесстыдства, везёт.

– Ну, в этом не мы виноваты, а ты, – усмехнулся Сергей.

– Ты о чём? – не понял я.

– О тебе.

– Снова не понял?

– Не ври, – ни с того, ни с сего, обвинил меня во лжи Сергей. – Однажды ты спросил, откуда у меня такая уверенность в благополучном исходе…

– И что? – уточнил я, не до конца понимая, о чём идёт речь.

– Ты хочешь сказать, что до сих пор не понял откуда?

– Если ты и дальше будешь отвечать мне своими непонятными вопросами, то и не пойму, – заверил его я, так и не дождавшись от него продолжения.

– Это не нам, а тебе везёт, – соизволил разродиться Сергей.

– Ты думаешь? – я невольно усмехнулся.

– Уверен, – в его голосе действительно звучала уверенность. – К счастью, не только тебе, но и тем, кто находится рядом с тобой.

– Не согласен, – я оставил на время созерцание планеты и перевёл взгляд на Сергея. – По крайней мере, не всем.

Сергей, не отрываясь от экрана, скривил губы и дернул левым плечом.

– Видимо, – не задумываясь, предположил он. – Твой ангел-хранитель тоже нуждается в свежей крови. К тому же, он твой, а не наш.

– Может быть, ты и прав, – сам того не ожидая, согласился я.

Сергей снова усмехнулся и закурил.

– Я знаю, – заявил он. – С нами будет всё хорошо.

– Мне нравится твоя уверенность, она дарит надежду, – разозлившись на себя за сорвавшиеся с губ слова, заметил я, стараясь перевести стрелки, если не на Сергея, то на нейтральную территорию.

– Просто, я надеюсь, твой ангел не захочет оставить тебя одного, – пояснил Сергей, не давая мне этого сделать.

– Ты или сошёл с ума, или ударился в мистику, – сделал я ещё одну попытку образумить его, старательно избегая прямого взгляда Кати, которая смотрела на меня так, будто бы от меня, и в правду, что-то зависело.

– Ни то, ни другое. И ты это знаешь.

– Ошибаешься, я только надеюсь, что это не так.

– Хорошо, пусть я сошёл с ума, – согласился Сергей. – Главное, чтобы ты продолжал притягивать удачу.

– Ты слишком многого от меня хочешь, – неожиданно почувствовав огромную усталость, отмахнулся я. – Я, конечно, инопланетянин, но я не всемогущ.

– И не надо, – Сергей, таки, удосужился повернуться ко мне лицом. – И краски сгущать тоже не надо, – укоризненно закончил он.

– Я просто пытаюсь подготовиться к худшему, – ответил я в своё оправдание.

– А мы что, в шоколаде? – усмехнулся Сергей. – Куда уж хуже.

Мне стало стыдно. Действительно, зачем?

– А планета хорошая, ничем не хуже других, мне нравится, – сменил тему Сергей, отворачиваясь к экрану. – На наше счастье, этот район космоса густо населён, а самое главное, он не принадлежит крахрам.

– Ты самый непонятный человек, Серёжа, – заметила молчавшая до этого Катя, наконец-то, убирая с меня свой взгляд. – Всего несколько минут назад, ты сетовал на недоразвитую жизнь, а теперь…

– Нет, Катя, – перебил её Сергей. – Самый непонятный человек – это не я. Это, вообще, человек. А я просто шутил. Пытался скрыть свою радость.

Я невольно покачал головой и закурил, перенимая эстафету у Сергея, который в это время тушил окурок.

– Конечно, – продолжил он, бросив в мою сторону осуждающий взгляд. – Мне бы совсем не хотелось провести остаток жизни в обществе каких-нибудь местных сороконожек, пусть и обладающих интеллектом, или стать одним из трёх разумных существ заселивших эту планету, что, в общем-то, одно и то же. Но, ещё меньше, я бы хотел познакомиться со старушкой смертью. Хватит того, что, последнее время, я и так постоянно чувствую её рядом с собой.

– А её мнение тебя не интересует? – усмехнулся я.

– Ещё как интересует, – хмыкнул в ответ Сергей. – Только вот, согласовывать его со мной она не станет. Радует только, что всегда, когда ты такой, как сейчас, в итоге получается всё не так плохо.

– Опять ты за своё, – чуть не выругался я. – Ты ещё храм мне построй.

– Может, и построю, – буднично отозвался Сергей, полностью подтверждая, что он, и в самом деле, не исключает такой возможности.

– Мальчики, – позвала Катя.

Мы повернули головы.

– Мальчики, – она посмотрела сначала на Сергея, потом на меня. – А что если мы, на самом деле, окажемся единственными на этой планете?

– Значит, у тебя появится шанс стать новой прародительницей человечества, – даже не улыбнувшись, ответил Сергей. – Новой Евой, – уточнил он.

Катя почему-то покраснела.

– В принципе, должен получиться, – сказал я, предварительно пройдясь по Сергею оценивающим взглядом.

– Кто? – не понял он.

– Как кто? – я сделал удивлённое лицо. – Адам, конечно.

– А себя ты в расчёт не берёшь?

– Так ты же про человечество говорил.

– Хватит, мальчики! – остановила нас Катя. – Я серьёзно спросила, а вы…, – она не договорила.

– Мы тоже не шутим, – буркнул Сергей, отворачиваясь к экрану. – Если, конечно, пропитание сможем найти.

– Так может, пора уже с нею поближе познакомиться? – предложил я, глядя на проплывающую под нами планету. – Чего загадки гадать.

– Можно и познакомиться, – согласился Сергей.

– Тогда, по местам, – распорядился я, не дожидаясь ответа Кати и переводя «какашку» на ручное управление.

Ребята заняли свои кресла.

– Давай, Злат, – доложил Сергей о своей готовности.

– Сейчас, – попросила подождать Катя.

Щёлкнул замок пристёгнутого ремня.

– Давай, – поторопил меня Сергей, напряжённо глядя в мою сторону.

– Кресло зафиксируй, – напомнил я, вспомнив его привычку, сначала крутиться, а потом материться в мой адрес.

– Уже зафиксировал, – недовольно отозвался Сергей.

Мы вспороли атмосферу и устремились вниз, к земле, к неизвестной земле, по самой крутой траектории. Просто, я так захотел, пришло чувство какого-то восторга что ли.

Сначала, из под облаков, выплыло море, потом показалась степь, покрытая множеством мелких озёр, за нею поднялась бескрайняя стена леса. Но не сразу поднялась, а за пограничной рекой, обрывисто и чётко, делившей владения леса и царство степей. Я направил корабль вдоль неё, выбрав её, как путеводную нить в лабиринте нового мира.

– Смотрите, пожар! – воскликнула Катя, указывая на свой экран. – Это, похоже…

– Деревня горит, – закончил за неё Сергей и качнул головой. – Надо же, самая настоящая деревня, с частоколом.

– И трупами, – дополнил я, переведя деревню на передний экран и увеличив изображение.

– Радуйся, Катя, – усмехнулся Сергей. – Или огорчайся, но тебе не доведётся стать новой Евой, мы будем не единственные разумные на этой планете.

Катя не ответила.

Где-то в стороне, на самом краю экрана, пылил табун каких-то животных. Я сделал круг и прошёл над их головами.

– Всадники, – сказал я, просто, чтобы сказать.

– Похоже, в этом мире, тоже нет покоя, – заметил Сергей, разглядывая движущуюся внизу армию. – Одно радует, без работы мы не останемся.

Я оставил всадников и вернулся к реке.

– Ещё деревня! – громко указала Катя новую цель.

– И не горит, – не преминул добавить Сергей.

Промчавшись не над деревней, а чуть в стороне, я выбрал неширокий луг, втиснувшийся небольшим островком между лесом и рекой, выключил маршевый двигатель, снизил скорость до ноля и мягко посадил наш кораблик, оказавшийся, на фоне деревьев, огромным кораблём. На переднем экране, яркими красками пылал закат. Хорошо, что только закат, а не окружающая нас красота, стартовый двигатель, в отличии от маршевого, не изрыгал из себя море огня и не превратил цветущий луг в выжженное поле.

– Ущипните меня, – раздался негромкий голос Сергея. – По-моему, я сплю.

– Что там? – спросил я, повернув голову, но ничего не увидев, кроме широкой спины Сергея.

– Не поверишь, Злат, ромашки.

– Сейчас, ущипну, – пообещал я.

– Правда, Злат, – поддержала Сергея Катя. – И берёзы…

Я отстегнул ремни и подошёл к Сергею. Это, действительно, были ромашки. Если бы я не знал где мы, и что на этой планете всего три материка, к тому же похожие, как близнецы, то я бы подумал, что мы на Земле.

– Что молчишь? – толкнул меня Сергей.

– А что я могу сказать? Ещё одна шутка природы.

– Заметь, не самая дурная.

Я пожал плечами:

– Посмотрим.

– Ты всё ещё в плохом настроении? – спросил Сергей и тут же сделал вывод. – Это хорошо, значит, скоро поедим.

Я не стал отвечать, а подошёл к люку и открыл его, всё равно конечная. В кабину сразу же ворвался свежий ветерок, пьянящий своей свежестью и запахом цветов. Сергей громко чихнул.

– Прелесть, – выдохнул он, чихнув ещё пару раз.

– Будь здоров, – усмехнулся я.

– Теперь буду, – нетрадиционно ответил Сергей и, проскользнув мимо меня, выпрыгнул из корабля. – Давайте ко мне, – позвал он и, недолго думая, растянулся на траве.

Я опустил трап и помог Кате. Сергей внимательно изучал неосторожного кузнечика, умудрившегося попасть к нему в руки.

– Сто лет ничего подобного не видел, – восторженно сказал он, показывая нам свою добычу.

Катя опустилась на землю рядом с ним и сорвала небольшой жёлтый цветок, до боли похожий на одуванчик. Чудеса продолжались.

Я стоял и смотрел, но не на своих друзей. На фоне неяркого солнца, уже успевшего до половины скрыться за горизонтом, из-за невысокого холма, плавно выросли две фигуры, окружённые ореолом какого-то неземного сияния, мужчина и женщина.

– Люди, – почти беззвучно сказал я.


*****


– Может всё-таки доложим? – спросил мужчина, одетый в строгий серый костюм, у сидящего рядом и одетого в такой же костюм напарника, неотрывно глядя на массивные чугунные ворота и припаркованную рядом с ними машину.

– Скоро выйдет, – ответил ему напарник. – Она не отпустила такси.

– Да, но её нет уже больше часа.

– Мало ли, может, заболталась.

– Всё равно надо доложить.

– И что мы доложим? Кто-то вошёл в дом господина Каруча? А может, она к кому из слуг пришла? Мы даже не знаем, кто она. Подождём ещё.

– А вдруг, это важно?

– А вдруг, нет?

– Я просто не хочу неприятностей.

– А я, по-твоему, хочу?

Они замолчали.

– Всё, – через некоторое время нарушил молчание первый мужчина, бросив быстрый взгляд на часы. – Её нет слишком долго. Если через десять минут она не выйдет, я сам доложу.

– Тихо, – прервал его второй мужчина, подавшись вперёд и указывая глазами в сторону ворот. – Смотри.

Из дома, расталкивая собравшихся у порога слуг и шатаясь, как пьяная, выбежала девушка.

– Да она вся в крови!

– А мы в дерьме. Это Леверина.

– А я тебе говорил, доложи.

– Дьявол, – выругался второй мужчина, судорожно нажимая клавиши аппарата мгновенной связи.

– Быстрее.

– Я и так…

– Она уезжает.

– Есть. Говорит шестой…

– За нею, коротко приказал дежурный офицер, даже не дослушав до конца их торопливо-сбивчивый доклад. – И не вздумайте её потерять.


*****


Она очнулась от того, что бурный поток воздуха ворвался в её грудь, безжалостно процарапав по измученному горлу и заставив всё тело забиться в приступе судорожного кашля. Она столкнула с себя что-то тяжёлое и только потом поняла что. Откашлявшись и успокоив разгулявшиеся перед глазами круги, Леверина подняла неимоверно тяжёлую голову и отрешённо посмотрела на лежащие на полу тела. Совсем недавно она уже видела подобную картину, возможно, именно поэтому, она не испытала каких-либо особых эмоций, просто трупы.

Леверина с трудом поднялась на ноги и, шатаясь, по самому краю комнаты, чтобы не наступать в растёкшуюся по паркету кровь, подошла к двери. Уже выйдя в коридор, она ещё раз оглянулась и плотно закрыла за собою дверь. Они были её родители. Они подарили ей жизнь, и они же подарили ей горе. Они хотели её убить, и у них это почти получилось. И вот они мертвы. А она? Этого она не знала. Возможно, она умерла вместе с ними. А, возможно, она умерла ещё раньше, в Лейстале.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении