Александр Малашевский.

Зайка и хозяйка. Маленькое и большое море



скачать книгу бесплатно

Предисловие


Все читали стихотворение А. Барто «Зайку бросила хозяйка…», но что осталось за рамками этой трогательной истории? Брошенную кем-то игрушку подбирает обычная девочка Алина, и оказывается, что плюшевый заяц самый настоящий мудрец. Он помогает девочке лучше понять себя, разобраться учёбой и в отношениях с родителями.

Девочка даёт зайцу фамилию Скамейкин, и знакомит с другими игрушками. Оказывается, что и другие игрушки умеют говорить, и могут рассказать кое-что интересное. Например, плюшевый медвежонок оказывается мастером восточных единоборств Брус Ни. А пингвин Питер оказывается священником, и может рассказать о том, что такое религия.

Скамейкин помогает Алине выучить английский алфавит, рассказывает ей о внутреннем мире человека. Новый друг помогает девочке общаться с излишне активной бабушкой и папой, у которого постоянно плохое настроение. Плюшевый волшебник учит девочку рисованию за одно занятие.

Что это: разыгравшееся детское воображение, или дело не обошлось без магии? Каждый решает сам: есть ли в жизни место для волшебства? Если вы заметили брошенную на скамейке игрушку, это повод сесть рядом и заняться «скамейкингом». Быть может, это начало новой волшебной истории…

Глава I. Таблица умножения ума


– Алина! Ты не забыла, что на лето тебе задали таблицу умножения повторить?

Этим вопросом мама огорошила Алину прямо с утра. Умеют же взрослые всё испортить! Алина с ужасом подумала о том, что, похоже, взрослые могут испортить даже такие необыкновенные вещи, как Лето и Каникулы, но виду не подала и спокойно ответила:

– Да, мамочка. Я повторяю.

– Ну смотри… Я скоро проверю.

Алина даже не представляла, как она будет повторять то, что она никогда не знала! Дело в том, что когда все учили таблицу, она в школу ходила через день. И вообще цифры плохо задерживались в её голове. Что же делать? Тут Алина вспомнила, что у неё есть Скамейкин, который может на любой вопрос ответить. Она с трудом нашла Скамейкина, который, как оказалось, опять завалился под диван.

– Скамейкин, как мне таблицу умножения вызубрить? – выпалила она с ходу, даже не поздоровавшись. Скамейкин молчал. «Обиделся, что ли?» – подумала сперва Аля. А потом поняла, что она ещё продолжает говорить мысленно с мамой. Думает, правильно ли она сделала, что соврала? Может быть, лучше было сказать правду? Конечно, всегда лучше говорить правду. Но не всегда получается… Одновременно говорить с мамой в голове и со Скамейкиным было нельзя. Он такого не любил, это Алина давно заметила. Пришлось мысленно попрощаться с мамой…

– Как вызубрить, я не знаю. Я такой скукотой не собираюсь заниматься.

– Скамейкин, научи, миленький! – взмолилась девочка.

– Слушай сюда. Ты не будешь ничего зубрить. Ты научишься считать в уме так быстро, как будто ты знаешь таблицу наизусть. Мы с тобой будем заниматься таблицей умножения ума. У нас ещё почти три месяца впереди. За это время ты научишься считать быстрее всех в классе! Согласна?

– Как это может быть? Такого не бывает!

– Сейчас я тебе всё объясню, и ты поверишь.

Человеческий ум – это тот же компьютер, только биологический. И он может считать очень быстро, если только он хорошо понимает, что от него требуется. А чтобы уму всё было понятно – нужно всё разложить по ячейкам памяти, по полочкам. Представь, что твой ум – это шкаф, в котором есть множество полочек. Когда он считает, то перекладывает цифры с одной полки на другую. Давай попробуем на примере. Таблица умножения на два. Дважды два?



– Четыре.

– Дважды три?

– Я ещё не выучила!

– А если посчитать? Посмотри на свои руки. Ты знаешь, что вся математика основана на десятичной системе счисления, а если по-простому, на десяти пальцах?

– Что, даже эта, как там её, алгебра?

– Даже алгебра и высшая математика. Слушай дальше. Когда я сказал «дважды три», я имел в виду не только то, что нужно три раза сложить цифру два, но и указал место, где находится ответ. Он находится в третьей ячейке, которая у нас соответствует среднему пальцу на левой руке. Поверни руки ладонями к себе и начинай считать слева направо, как в книге. В первой ячейке (большой палец) – цифра два, во второй – четыре, в третьей – шесть, в четвёртой… Что в четвёртой, понимаешь?

– Нет.

– Следующее чётное число какое?

– Восемь.

– Это безымянный палец. А на мизинце сколько?

– Десять.

– Правильно. Давай дальше сама.

– Двенадцать! – Алина загнула мизинец на правой руке. И стала дальше загибать пальцы. – Четырнадцать, шестнадцать, восемнадцать, двадцать.

– Правильно. Значит, сколько будет дважды девять?

Алина смотрела растеряно.

– Какое число на девятом пальце?

– Восемнадцать!

– Дважды шесть?.. На два больше десяти. Шестой палец, – подсказал Скамейкин.

– Двенадцать.

– Дважды четыре?

– Восемь!

– Молодец! Считай, что ты уже знаешь таблицу «на два». Правда, чем дальше, тем будет сложнее. В таблице «на три» нужно будет прибавлять и вычитать три. Чтобы было легче, надо всегда самой короткой дорогой идти к ответу. Например, чтобы узнать, сколько будет трижды девять, нужно от 30 отнять 3. А вот чтобы умножить 3 на 6, легче идти от середины, от числа, которое вполовину меньше 30. Что это?

– Это 15!

– Да! Трижды пять – это 15. А трижды шесть – это 15 плюс 3…

– Это 18! – быстро сложила Алина.

– Трижды семь?

Алина задумалась. Перескочить в следующий десяток было не так просто. Наконец она ответила:

– Это 21!

– Давай я тебе всё объясню «на пальцах». Начнём с самого первого пальца. Загибай большой палец левой руки и говори: «три», указательный – «шесть», средний…

Они прошлись по всем пальцам, и Алина почувствовала, что у неё в голове сразу что-то «отложилось». Скамейкин объяснил:

– Но это не так уж и сложно – построить в твоём уме шкаф из десяти полок, на каждой из которых по десять ячеек. Тем более что все крайние полки и ячейки уже заполнены…

– А почему обязательно шкаф?

– Рациональный ум любит всякие шкафчики и коробочки.

– Как соседский кот? Он всё время пытается залезть в какую-нибудь коробку.

– Молодец, Алина! Здорово ты придумала! Действительно, этот ум, который мы с тобой тренируем, очень похож на кота. Он очень ленивый и больше всего любит поесть и поспать. Ну, если он выспался и поел, тогда с ним можно поиграть. А больше ему ничего не надо. Поэтому мы будем играть, для того чтобы кошачий ум выучил таблицу умножения.

Математика годна

Не для каждого ума:

По верхушкам прёт мартышка,

У собаки дырка в книжке…

Всех умнее ум кошачий —

По коробочкам всё прячет!


– Ты так говоришь, как будто у меня много умов, а не один!

– Точно! В человеческой голове чего только нет. А уж умов там вообще видимо-невидимо. И кошачий, и собачий, и вообще любой звериный ум. А кроме того, ещё и птичий, и змеиный. Если хорошо покопать, можно рыбий ум найти. Но он очень глубоко.

– А откуда это всё в нас?

– Вы, люди, раньше были обезьянами, а до этого другими зверями, а ещё раньше – земноводными, а до этого рыбами. Поэтому вы можете понимать почти любое живое существо на планете. И не только понимать, но и думать как они.

– Здорово! Но, мне кажется, никто не сможет думать, как пингвин.

– Да, пингвины очень странные существа. Они стали такими, потому что слишком долго жили в ледяной пустыне. Для того чтобы понять пингвина, надо хотя бы несколько лет прожить в Антарктиде.

– Нет, уж! Спасибо! Скукота там страшная…

– Это тебе, пока ты маленькая, так кажется. А когда вырастешь, тебе станет очень интересно познавать этот мир. Ведь в этом заключается предназначение людей.

– Предназначение? Разве у людей есть предназначение? Мы же не вещи. Вот у холодильника есть предназначение: холод делать. На то он и холодильник. У тебя, Скамейкин, ты уж меня извини, тоже есть предназначение: детей развлекать. А у меня разве может быть предназначение?

– Извиняю. Хотя за что ты извиняешься? Это совсем не плохо, когда есть предназначение. Может быть, тебе слово не понравилось? Можно сказать проще. Это когда ты кому-то очень нужна. Ведь это здорово – быть нужной?

– Здорово.

– Ну вот. А вы, люди, самые нужные существа на свете. Без любой вещи можно обойтись. Даже без холодильника. И без любого животного. А без человека нельзя. Никто вас не заменит.

– Да кому я нужна? Ну, кроме мамы и бабушки, конечно. И папы.

– Ты всем нужна. Всё живое и неживое ждёт тебя, когда ты станешь взрослой и сможешь всем помочь. Вот, например, твои любимые кошки как бы жили без людей? Кто их полечит, если они заболеют или, не дай Бог, лапку сломают? Только человек может сломанную кошачью лапку вылечить. И так во всём и везде. Только человек может всё понять, во всём разобраться и всем помочь. И это нужно сделать не только на этой планете. Ещё есть миллионы обитаемых планет, которые ждут, когда прилетят люди!

– Это как в песенке?

«Землю обогнём, потом махнём на Марс.

Может, у оранжевой речки

Там уже грустят человечки

Оттого, что слишком долго нету нас».


– Правильная песня. Человечки действительно уже грустят и ждут, хотя не на Марсе, конечно, а на других планетах. Так что, Алина, ты таблицу умножения поскорее учи.

– Ладно, выучу.

– А мне вот этот куплет ещё нравится:

«Здорово, когда на свете есть друзья.

Если б жили все в одиночку,

То уже давно на кусочки

Развалилась бы, наверное, Земля».


– Прежде чем на другие планеты улетать, вы, пожалуйста, не забудьте на Земле порядок навести!

– Ничего себе, сколько дел! Как же мы это всё сможем?

– Сможете, если сообща. Ведь вас уже больше 7 миллиардов!

Алина о чём-то задумалась, глядя в окно, за которым виднелась окраина города, чахлый лесок и дымящиеся трубы какого-то завода. Потом она спохватилась:

– А когда мы продолжим таблицу учить?

– Ты теперь сама сможешь её выучить. Просто представляй себе полочки нашего кошачьего шкафа. Чтобы было легче представлять десять ячеек на полочке, смотри на свои руки и представляй себе, в какой ячейке находится ответ. Если не можешь вспомнить, посмотри на соседние ячейки и быстренько вычисли…

– Ладно, Скамейкин. Я попробую. Но если я осенью двойку получу за таблицу умножения, я про тебя всё родителям расскажу!

Глава II. Страшные шахматы

Лето выдалось дождливым. Вот и сегодня Алина весь день просидела дома. Выходной день пропал. От этого настроение у неё было паршивое. Может быть, папа поиграет с ней, если уж они не пошли гулять?

– Папа, ты обещал научить меня играть в шахматы!

– Обещал, когда вырастешь.

– А я разве не выросла? – искренне удивилась Алина. Папа посмотрел на неё критическим взглядом. Алине показалось, что он не только измерил её рост, но и мысленно взвесил.

– Нет, для шахмат ты ещё маловата. И, честно говоря, Алина, шахматы мужская игра. Давай лучше в шашки?

– Не, это скучно! Может, в поддавки?

– Не, это глупо! – передразнил её папа. А потом папе позвонили по телефону, и он вообще стал непригоден для игры на неопределённое время.

Алина сидела за столом и грустно смотрела на шахматную доску с надписью «Киевпластмасс. Цена 11 р.» и на пластмассовые фигурки.

– Скамейкин! Что, правда, шахматы мужская игра? Или папа просто не хочет со мной играть?

– Правда. Это не просто мужская игра. Это военная тактическая игра. Придумали её в Индии много веков назад, когда один царь со своими придворными и офицерами разрабатывали план предстоящего сражения.

– Ты так рассказываешь, как будто своими глазами всё видел.

– Не совсем своими, но мне эту историю рассказали одни очень старые шахматы из слоновой кости. А они эту историю слышали от очевидцев событий, от самых первых шахмат, которые были сделаны из человеческих костей. В древние времена все шахматы были такими.

– Какой ужас! А зачем?

– Слушай историю с самого начала. Один индийский царь готовился к важному сражению. На его страну напали соседи. И они смогли собрать более многочисленную армию, чем он. Назовём его для примера Алан.

– Алан и Алина? Здорово!

– Алан понял, что только военной хитростью удастся отстоять свободу своей родины. И сидел безвылазно в своём шатре над картой военных действий. Как лучше расположить своё войско? Он рисовал один план, потом выбрасывал и рисовал другой. Наконец ему это надоело, и он приказал сделать фигурки, обозначавшие пехоту, конницу, колесницы, слонов, гвардейцев и его с визирем. На следующий день фигурки были готовы. Но их вид испугал и поразил царя. Он велел привести того мастера, который делал фигурки. Привели мастера – это был древний старик.

– Зачем ты, старик, сделал такие фигурки? Ты думаешь, что мы проиграем сражение?

– О великий царь! Как я могу такого желать? Ведь двое моих сыновей в твоём войске! Я желаю тебе победы! Я хотел только напомнить тебе о том, что кроме смелости и ума у военачальника должно быть ещё одно важное качество. Он должен быть сострадательным к своим воинам. Должен ценить и беречь солдатские жизни. Всегда помнить, что его ошибки могут стоить жизни многим простым людям. Вот для этого я сделал фигурки такими страшными. Все фигурки я сделал в виде мертвецов… Прости меня, дурака, если это возможно… Или пусть уж смерть моя будет быстрой, ради моих преклонных лет…

Алан смотрел на доску, на которой были расставлены самшитовые фигуры, и не мог отвести глаз. Мёртвые пехотинцы стоят рядами, за ними мертвецы едут на мёртвых лошадях и слонах. В самом центре в окружении мёртвых офицеров, разодетых в великолепные одежды, величественный мёртвый царь. Рядом мудрейший визирь: скалит зубы оскаленный череп, как будто смеётся над ним.

– Подожди-ка! Потом поговорим о том, как тебя наказать. Скажи мне, почему ты так расставил фигуры?

– Ну, это просто. Пеших воинов я поставил впереди, потому что в пехоту идут только бедные люди. Они не будут сражаться слишком уж отважно. Им нечего терять, кроме своей жизни. И при первом удобном случае они пустятся наутёк. Чтобы предотвратить это, я поставил сзади них воинов получше. Слонов я поставил с краю, потому что с ними трудно управиться, а раненый слон вообще приходит в бешенство от боли, и тогда он может потоптать наших воинов. Так же с краю я поставил конницу, так как лучше всего использовать конницу не в лобовой атаке, где лошадей встретят длинными копьями. Разумнее обойти противника с флангов или с тыла. Колесницы, которыми правят самые знатные воины и твои приближённые, я поставил ближе к центру. Хотя их разумнее было бы поставить рядом со слонами. Но где их ни поставь, они всё равно окажутся в итоге рядом с тобой, царь. Ведь для приближённых важнее всего, чтобы ты лично видел их старание…

Царь велел позвать своего главного визиря и тут же разжаловал его в конюхи. А потом он назначил главным советником старого мастера, посадил его на почётное место, и они ещё долго беседовали. И в тот день они придумали правила игры в шахматы…

– А что же было с царём Аланом? Он победил врагов?

– Подожди. Я всё по порядку рассказываю. Всю ночь Алан просидел со своим новым главным советником над шахматной доской. А утром велел позвать военачальников.

– Я хочу объявить, что отказываюсь руководить войском. Пусть военачальники выберут для этого самого опытного воина. От него будет больше пользы, чем от меня.

– Послушай меня, Царь! Если уж ты назначил меня главным советником! Мой план полностью удался, и в твоём сердце пробудилось настоящее сострадание к подданным. Поэтому ты отказываешься от почётной роли главнокомандующего. Ты не хочешь нести ответственность за смерть людей. Но ты не можешь избежать ответственности. И не можешь изменить свою судьбу, что бы ты ни делал. В этой жизни ты – Царь. Веди людей на битву! Будь бесстрашным, как подобает Царю! Если потребуется, сражайся до конца, до последнего воина. Твоё дело правое – так пусть все сомнения покинут твоё сердце. Вот собираются твои офицеры. Скажи им такие слова, чтобы воодушевить их на битву. Чтобы их сердца тоже покинули все сомнения.

– Вчера ты говорил совсем другое. О том, что Бог хочет, чтобы жизнь каждого человека считалась бесценной!

– Это тоже правда. Но воинская доблесть и самопожертвование важнее человеческой жизни. Пусть сострадание к людям воспламенит в твоём сердце отвагу, подобную бушующему пламени. И этот огонь зажжётся во многих тысячах сердец! Вы все вместе устремитесь по дороге своей Судьбы подобно неудержимому потоку! Вот чего хочет от тебя Бог!

Слова старого мастера проникли Алану в самое сердце. Он встал и произнёс речь, какой ещё никто не слышал в этой стране. Военачальники бросились к своим войскам и рассказали воинам, что сам Бог сегодня говорил устами их царя. И он сказал, что они разметут врагов, как осенний ветер разметает сухие листья. И это действительно было именно так. Ранним утром, когда войска противника ещё не успели построиться, воодушевлённые воины Алана набросились на них и разбили наголову. Весь день они гнали остатки громадного войска к границе, и только наступившая тьма остановила беспощадное избиение…

– Вот так дела! Получается, для победы важнее отвага, а не тактика?

– Нет. И то и другое одинаково важно. У воина должно быть горячее, воспламенённое отвагой сердце и холодная, трезво мыслящая голова. Тот непобедим, кто нашёл золотую середину! Именно этому научил царя Алана старый мастер. Именно внутренней гармонии учат шахматы всех мальчишек, которые играют в эту игру уже много тысяч лет.

– А шашки могут научить этой самой внутренней гармонии? Ну, хоть чуть-чуть?

– Нет. Но есть шашечная игра, которая справится с этой задачей не хуже шахмат. Она подходит и для мальчиков, и для девочек, и в неё можно играть как вдвоём, так и вчетвером. Она называется «Царь горы».

– Научи, Скамейкин! – взмолилась Алинка.

– Завтра научу, – пообещал Скамейкин, – а сегодня уже спать пора.

Ночью Алинке приснился плохой сон. Как будто она играла в своей комнате, и ей стало скучно. В доме было очень тихо. Она долго сидела, прислушиваясь, не загремит ли мама посудой на кухне. Нет… Ничего… Ни звука… Она пошла посмотреть на кухню.

Вроде всё нормально. Мама готовит обед. Режет овощи на суп. Вот она уронила картошку на пол. Но почему-то она упала совершенно беззвучно. Алина подняла картофелину и поняла, что она сделана из пластмассы. Она заглянула в кастрюлю на плите и удивилась. Там лежали пластмассовые овощи из детского кухонного набора. Хорошо, что и плита была игрушечная, а то бы случился пожар!

Алина только сейчас заметила, что и мебель на кухне была ненастоящая, да и сама кухня, похоже, тоже. Потолок был низкий, как в кукольном домике. Всё здесь было из пластмассы или из плюша. Всё ненастоящее, узкое, пыльное и душное. Звукам просто не из чего было здесь родиться. Если и появится какой-нибудь несчастный звук, то он сразу же погаснет в этой душной тишине.

Алина поглядела внимательнее на маму. Как же она готовит обед? Понарошку? А что же они тогда будут есть? Алинка всегда мечтала о том, чтобы мама играла вместе с ней в детские игры, и вот, похоже, её мечта исполнилась, но почему ей страшно, а не весело? Она подумала и поняла, чего боится: «А что если и мама ненастоящая в этом пластмассовом мире?» – вот какая мысль её пугала, но она боялась даже подумать об этом.

А как определить, настоящая мама или нет? Алинка, недолго думая, обняла маму: она была мягкая и тёплая, как всегда, но и подушка тоже мягкая, а батарея тёплая. А мама – она должна быть не такая: не должна быть похожа на плюшевую куклу. Мама должна быть звонкая! Когда мама звонко смеётся, кажется, что внутри у неё звенят натянутые струны. Как будто мама – это удивительный музыкальный инструмент. И когда она поёт – она сама играет на этом инструменте…

А потом она вспомнила, что давно уже не слыша, как поёт мама, а раньше она каждый день засыпала под мамину колыбельную. Наверно, она уставала на работе и ей не хотелось петь, но что если мама совсем разучится петь? Что если струны в её душе совсем ослабеют или даже порвутся? Тогда мама станет ненастоящей, пластмассовой? Алина поняла, что нужно срочно просыпаться и спасать маму. Но как? Как выскочить из сна в реальность?

Алина огляделась вокруг. На самом деле она сейчас лежит на своём детском диване в своей комнате и спит. Или это только её тело лежит на диване, а она сейчас здесь? Но где находится этот пластмассовый мир? И где найти дорогу из этого мира в мир реальный? Может быть, это только фантазии в её голове? Но от этого нисколько не легче. Непонятно, как вылезти из своей головы и проснуться…

Она решила выйти из дома, посмотреть, что там снаружи. Снаружи оказался их двор. Во сне он был каким-то странным. Он был похож на полянку в лесу. Нигде не видно многоэтажных домов, только деревья. В их доме тоже куда-то делись девять этажей, их квартира оказалась на первом. Алина заглянула с улицы в окно. Бедная ненастоящая мама продолжала варить понарошку обед из пластмассовых овощей. «Может быть, попробовать маму разбудить?» – мелькнула у неё мысль. Нет, это была глупая мысль.

«Скамейкин может помочь!» – вспомнила Алина. Но где его найти, она не знала. Или можно было просто сидеть и ждать, пока сон закончится. Она попробовала ждать. Но ничего не получилось. Во сне отсутствовало привычное течение времени. Можно было так просидеть тысячу лет, и ничего бы не произошло. Может быть, есть способ включить время? А вообще как оно работает, это время? Пока оно не пропало, Алина не задумывалась о его существовании. Как не задумываются о воздухе, которым дышат, о сердце, которое бьётся в груди, о жизни, которая утекает куда-то каждое мгновение…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2