Александр Любимов.

ВИD на ремесло: как превратить талант в капитал



скачать книгу бесплатно

Заставить зрителей покинуть свои кресла

Одна из ваших основных задач – донести до зрителей важную информацию, позволяющую им адекватно вести себя в обществе, живущем по весьма сложным и быстро меняющимся правилам. Для этого нужно не только создать важный по содержанию материал, но и выработать привлекательную для зрителя форму подачи. Образно говоря, вы должны заставить зрителей покинуть свои кресла и задуматься о собственной позиции по отношению к затрагиваемым темам.


А. Любимов: «Готовимся к нейролингвистическому программированию страны»


Информационные и новостные программы достойны зрительского внимания, если наряду с прямым сообщением они содержат элемент дискуссии. Это делает программу увлекательной, потому что зритель, который смотрит телевизор или Интернет-видео, имеет возможность сопереживать происходящему на экране. Казалось бы, это простой и понятный рецепт. Но почему же это удается так редко?

Давайте разберемся, кто, почему и зачем смотрит информационные передачи и программы новостей, а также какие категории зрители привыкли получать этот контент по традиционному телевидению.

Телезрители – особая категория граждан нашей страны. В силу ряда причин они выбирают телевидение как основной источник информации и развлечений. Традиционное телевидение заменяет им, как это ни прискорбно, спорт, кино, театр, а зачастую и всю активную жизнь. Наш телезритель, не приученный к самостоятельным решениям, в основной массе сохранил черты, свойственные уходящей эпохе 70-х. Он прячется в собственную раковину от принятия решений и бурь «демократических революций», он любит сериалы, развлекательные и музыкальные шоу, телеигры. Как правило, он принадлежит либо к поколению «традиционалистов» (люди, которые родились до 1945 года), либо к послевоенному поколению так называемых «бэби-бумеров» (ориентировочно 1946–1965 годов рождения), которое сегодня по характеру общественных настроений уже тесно смыкается с традиционалистами.

С другой стороны, важно отметить, что у нашего телезрителя интерес в значительной степени смещен в пользу информационных программ – наследие тех времен, когда единственным альтернативой телевидению и радио были газеты, которые в большинстве населенных пунктов приходят к читателю с опозданием. Некоторые исследования показывают, что порядка 35 % всей аудитории получает информацию исключительно из выпусков теленовостей. Традиционно телезритель верит тому, что они видят по телевизору, и рассматривает, часто подсознательно, этот источник информации как голос «центра», Кремля, правительства. В моменты острых политических и экономических кризисов аудитория теленовостей увеличивается радикально.

Люди старшего возраста много времени проводят у телевизора. Они смотрят развлекательные и художественные программы, а также новости и передачи информационного характера. По сравнению с более молодыми людьми их образовательный уровень, как правило, не очень высок.

Если они читают газеты, то это издания с картинками, «спокойные» и местные газеты, газеты бульварного толка. К этой группе с некоторыми оговорками можно отнести и старшую возрастную группу поколения X (1965–1978 годов рождения).

Младшая возрастная группа поколения X и более молодые поколения Y и Z выглядят уже совершенно иначе. (Интересно, станут ли они «традиционными» телезрителями, когда им самим будет за пятьдесят?) Основная часть поколения X и старшие представители поколения Y (они же миллениалы, люди 1979–1998 годов рождения), часто имеющие малолетних детей, реже смотрят традиционное телевидение и не являются постоянными потребителями ни развлекательных, ни художественных, ни информационных программ. В основном они смотрят художественные программы – для отдыха в выходные дни. Из информационных программ они тщательно выбирают те, что соответствуют их специфическим интересам. Как правило, они предпочитают получать информацию из Интернета. Если есть возможность посмотреть одну и ту же программу по телевизору или в Интернете, они, скорее всего, выберут Интернет.

Младшие представители поколения Y и представители еще более молодого поколения (поколения Z) мало смотрят телевизор и предпочитают информационным программам художественные. Телевидение для них – устаревшая, отжившая форма доставки видеоконтента. Чем моложе зритель, тем более он требователен, как потребитель. Он хочет смотреть только то, что он хочет, и не готов ждать. А еще он все более требовательно относится к сервисам вокруг видео – поисковой системе, доступу к альтернативным источникам информации, возможности быстро увидеть проблему с разных углов зрения.

Теленовости плохо запоминаются

Одна из проблем телевидения заключается в том, что телевизионные новости выходят «блоками» – в составе новостных программ. Короткие сюжеты новостей наваливаются друг на друга в быстром темпе, без пауз, к тому же далеко не все репортеры доносят информацию достаточно эффективно. Это приводит к тому, что телезрителям трудно запоминать содержание сюжетов в программе новостей – они запоминают лишь два или три сюжета из 10–15, из которых, как правило, состоит обычный выпуск теленовостей.

Причина – не только отсутствие заинтересованности или предварительной осведомленности, но и сопутствующие отвлекающие факторы – играющие дети, звонящий телефон, разговоры родственников и т. п. Поставить теленовости на паузу, перемотать назад и посмотреть позже нельзя. Результат – большинство находок тележурналистов обращены в пустоту.

В нашей книге мы решили традиционное «потоковое» телевидение не считать электронным медиа. Конечно, это неверно, но позволяет провести черту между пассивным и активным способами потребления видео. Для нас электронные медиа – это современные демократичные средства доставки контента. Это мир, в котором не выживает «большой брат» государственной пропаганды. Это среда обитания, в которой нет всесильного главного редактора, определяющего не только то, какие события являются главными, но и их порядок, то есть значимость в выпуске новостей. Работая через электронные медиа, вы избавлены почти от всех «родовых травм» телевидения. Главное – научиться пользоваться имеющимися в вашем распоряжении средствами донесения информации, чтобы сделать свой видеоконтент интересным. Что же для этого нужно?

Журналист должен говорить о зрителях

На телевидении журналист может рассчитывать на то, что ему удастся наладить контакт со своими зрителями, если он хотя бы в общих чертах представляет, к какому именно зрителю он обращается. Если журналист хочет привлечь внимание общества к какой-то наболевшей проблеме, то придется учитывать, что более двух третей всей зрительской массы составляют зрители старшей возрастной группы, и в своих сюжетах и передачах он должен рассказывать именно об этих зрителях. Он обязан делать так, чтобы эти зрители в информационных программах и передачах новостей узнавали свою жизнь, свой язык, свой образ мышления. Это касается и политических программ, ведь политические решения касаются всех, кто на себе чувствует последствия этих решений.

Напротив, работая с электронными медиа, вы неизбежно обращаетесь к аудитории среднего возраста. Эта аудитория лучше адаптирована к происходящему и лучше информирована, что необходимо учитывать при выборе героев сюжетов. Что касается младшего зрителя, то он, как правило, не способен воспринимать сложность общественного устройства, склонен к простым, революционным рецептам бытия, оценивает жизнь через призму примитивных понятий, таких как мода и популярность.

Правда, по традиции, унаследованной от тележурналистики старших поколений, журналистика электронных медиа чаще повторяет и регистрирует мнения «известных» людей, нежели исследует и анализирует их точки зрения, что вообще-то гораздо важнее этой аудитории. В некотором смысле электронные медиа очень похожи на традиционное телевидение. И здесь, и там известность героя важнее его компетентности. Это приводит к тому, что многие зрители смотрят видеоконтент, но не сопереживают, не запоминают его и не анализируют. В ваших силах – изменить эту тенденцию. Вы можете, например, провести для себя, а может быть, и для зрителей, «инвентаризацию» известных персонажей, экспертов, героев общественно-политических программ в исторической перспективе, оценить, насколько суждения, которым аудитория доверяет по причинам известности и статуса их авторов, вообще соотносятся с реальностью, сколько в них пропаганды, легковесности и откровенной глупости.

Журналистика и достоверность

Во всем мире телевидение традиционно рассматривают как самое важное средство массовой информации – и в высшей степени доверяют ему. В последнее время выяснилось, что не меньшее доверие зрители оказывают видеоконтенту, публикуемому в Интернете.

Это клеймо достоверности, очевидно, связано с тем, что многие зрители считают изображение бесспорным доказательством. «Картинка стоит тысячи слов», как говорится в пословице. Сопровождающий картинку текст автоматически становится столь же убедительным. Степень достоверности видеоизображения зависит, таким образом, от пояснительного (закадрового) текста, убедительность которого, в свою очередь, определяется тем, насколько качественно, насколько талантливо этот текст сделан. Если же такая работа не выполнена и видеоматериал представлен зрителю без соответствующей журналистской обработки, то зритель сам оценит содержание видеоматериала и, возможно, сделает это с точностью до наоборот в сравнении с тем, что ожидают авторы. Парадокс заключается в том, что достоверная реальность, представленная в видеоматериале без комментариев, аудиторией недопонимается или вызывает экстремально противоположные реакции, а с соответствующим комментарием, сопутствующими титрами или даже авторской оценкой, воспринимается как достоверная.

Любимов: «Время» на войне у пруда

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/4VCVHo7AoHI

«Сколько копий было сломано из-за достоверности… Действительно, парадокс: снятое камерой очевидное свидетельство не является для аудитории убедительным. Однажды, будучи руководителем программы «Время», я попросил автора сюжета перечитать его стендап в сюжете из очередной горячей точки прямо в парке «Останкино». Сколько же мы спорили! Ведь журналист был на поле боя, он самим своим присутствием в кадре и представляет эту самую убедительность. Но я настаивал: конечно, его толковый текст в кадре я бы предпочел иметь с места боевых действий, но коли автор сюжета был неубедителен, а без этого сюжета программа не может выйти в эфир, то у нас нет другого выхода. В конце концов, лес в парке «Останкино» не сильно отличается от обычной «зеленки». Обманывали ли мы зрителя? Не знаю. Мы принимали решение в конкретной ситуации и не грешили против истины. Нам нужен был убедительный сюжет, и мы его сделали», – Александр Любимов.

Истина и субъективная действительность

В мире информации нет добра и зла. Этим миром правят интересы. Эти интересы проявляются в публичных заявлениях, пресс-релизах, пресс-конференциях, презентациях и других подобных активностях от заинтересованных лиц и групп. Очевидно, что при этом журналист имеет дело не с объективной, бесспорной истиной, а с субъективной реальностью – с реальностью, срежиссированной и поставленной человеком в соответствии с его представлениями и интересами.

В этом смысле рабочим материалом журналиста являются не только неоспоримые факты, но и в равной степени жизненный опыт людей, их позиция, оценки, настроения, чувства. Кроме того, журналист и сам человек, его сознание – продукт традиций, воспитания, окружения и т. д. Часто осознание этих обстоятельств вызывает у начинающего журналиста страх стать рупором в чужих руках. Как следствие журналист отстраняется от информации и формирует точку зрения на проблему, исходя из неправильно оцененных общественных интересов. Единственное лекарство, которое помогает приобрести опыт, – не бояться и двигаться вперед. Возможно, сначала вы ошибетесь или станете жертвой обаяния вашего информатора, но это путь любого журналиста. Как говорится в известном сериале, истина где-то рядом.

Как правило, журналист получает информацию из вторых или третьих рук. В тех редких случаях, когда съемочная группа оказывается на месте незапланированных событий, журналист отбирает видео– и звукоряд, становясь своеобразным фильтром между реальностью и зрителем. Зрители же совсем никогда не получают информацию из первых рук – они видят лишь то, что происходит в рамках кадра, и только ту часть события, которую им позволяет увидеть журналист (или случайность). При этом они воспринимают информацию с теми комментариями, которые дают журналисты, эксперты, участники событий, случайные свидетели или люди, вообще не имеющие отношения к происходящему, что также не способствует повышению объективности.

«Современное отношение зрителей к информации вырастало в совершенно других условиях. Программа «Взгляд» радикально отличалась от всего или почти всего, что зритель мог увидеть на экране. Косноязычные ведущие в неформальной одежде, которые перебивают гостей и друг друга, оказались бомбой, которая разрушала замок партийной телепропаганды. Величественные фигуры, умные глаза, выверенные тексты, наконец, прекрасная речь официальных дикторов – все это было против нас бессильно. Люди хотели услышать живую человеческую речь с экрана, они хотели убедиться, что там, в Москве, тоже есть простые люди с такими же как у них проблемами.

Срабатывал странный эффект. Что ни скажи в эфире – люди домысливают твои слова, дорисовывают твой образ бунтаря и оппозиционера. Правы те, кто называет «Взгляд» антикоммунистической передачей. Таким его и запомнили. Общество стремительно радикализировалось, любой, даже мелкий партийный руководитель в нашей программе воспринимался как враг, реакционер. А уж что говорить о руководителях государства. Но в значительной степени это додумывал сам зритель.

А на самом деле «Взгляд» был очень искренней программой о людских судьбах, о поисках правды в нашем прошлом и настоящем. «Взгляд» был и очень наивным, какими часто бывают первые попытки осмыслить происходящее. Критиковал ли «Взгляд» власть? Думаю, мы для такого серьезного дела были не очень состоятельны. Мы смеялись над дурацкими порядками, мы защищали доброе и хорошее, мы приглашали в студию людей, которые пытались что-то изменить в стране. Потом многие из этих людей сами стали властью, некоторые – очень одиозной. Но тогда всех нас объединяло искреннее желание перемен», – Александр Любимов.

Можно ли отстраниться от комментариев и дать зрителям возможность самим судить о происходящем? Такие попытки делаются, но успехом не пользуются. Лишь в редких случаях видеоматериал без комментария захватывает аудиторию. Как правило, если сюжет очевиден – автомобильная авария, конфликт у прилавка, стихийное бедствие. Более сложные сюжеты слабо информированным зрителям непонятны.

При этом надо понимать, что вовлеченность зрителя в проблему, желание проанализировать просмотренный видеоматериал даже в простом случае отсутствуют. Авария, конфликт у прилавка или стихийное бедствие служат своего рода сиюминутным отвлечением, и просмотренный видеоматериал мгновенно забывается. Репортаж об автомобильной аварии может вызвать продолжительный интерес, если его снабдить комментариями свидетелей и участников столкновения. Слушая комментарии о причинах, степени виновности водителей и последствиях аварии, зрители будут вовлечены в происходящее, поскольку будут затронуты их чувства. Комментарии же, особенно комментарии владельцев автомобилей, почти наверняка будут субъективны и пристрастны. Таким образом, даже в стопроцентно документальном репортаже о событии, произошедшем «здесь и сейчас», реальность представлена субъективно.

Исследование или работа с микрофоном?

Для того чтобы заинтересовать разнородную массу зрителей, журналист обязан уметь ограничивать себя. В ходе предварительного исследования вы должны выделить главное и оставить в стороне несущественное. Еще до начала съемок вам следует убедиться, что вы приняли во внимание все вероятные выводы, которые можно будет сделать из сюжета. Тогда вы сможете смонтировать свой сюжет достаточно динамично для того, чтобы максимально долго удерживать внимание и интерес максимально широкой аудитории.

«На Иновещании всех нас заново учили журналистскому мастерству. Были закрытые курсы на Шаболовке, где специально обученные люди учили нас писать, делать материалы по методикам зарубежных, в частности, американских информационных служб, чтобы мы могли донести до иностранного слушателя, что мы не полные уроды, которых надо бояться с утра до ночи. Нас учили и психологии зрительского восприятия, и тому, что нельзя делать выводов, как это было принято в советской пропаганде, потому что вывод должен подспудно возникнуть в сознании зрителя, и другим вещам, которым не учат на журфаке МГУ», – Дмитрий Захаров.

Железное правило работы журналиста – подготовить сюжет на бумаге, а только потом брать микрофон и идти «в поле». А если действительность удивляет настолько, что предварительный план сюжета рушится в процессе съемок, сознательный отказ от заранее подготовленного сценария в пользу нового позволяет лучше рассказать историю и заинтересовать зрителя. Чтобы подготовить такой план съемок, то есть сам сюжет, необходимо сначала заняться исследованием проблемы, которую журналист собирается раскрыть.

Находился ли нападающий, забивший гол, на одной линии с задним защитником в момент передачи? Был ли офсайд? Судья в поле находился в одном месте, судья на линии – в другом. Телекамеры – в третьем, четвертом и пятом. На каком игроке было сконцентрировано ваше внимание в решающую секунду? В прямом репортаже журналист зачастую лишен возможности сделать исследование, он работает только с микрофоном, и ему остается лишь проинтервьюировать судью в поле, который скажет: «Я правильно выбрал место. Гол засчитан справедливо». Это и определит содержание программы.

Однако для аналитического сюжета журналист обязан найти время на изучение всех деталей и нюансов этой ситуации, просмотреть запись и, возможно, прийти к выводу, что судья допустил ошибку. В таком случае интервью с судьей в поле примет совершенно иной характер. Журналист проделал исследование, и качество этого исследования вошло в противоречие с аргументацией арбитра. Окончательное решение программа отдает на суд телезрителя.

Для того, чтобы заинтересовать зрителя, потребуются все ваши знания и навыки. Поставьте перед зрителями проблему так, чтобы она потребовала их вовлеченности, чтобы они захотели выработать свое отношение к ней и, возможно, даже обсудить со знакомыми или членами семьи.

Видеоматериал – это заявление

Итак, в видеоматериале действительность представлена субъективно, с помощью видеоматериала нельзя определить истину, в мире информации нет добра и зла. Поэтому видео – увиденное по телевизору или в электронных медиа – нельзя использовать как единственный источник информации. Хотя изображение выполняет коммуникативную функцию более эффективно, чем слово, одно лишь видео не может точно передать информацию о сложном внутреннем устройстве современного общества. Видео всегда будет представлять лишь часть действительности, причем кем-то отобранную часть. Возможно, наиболее яркую, бросающуюся в глаза, даже вопиющую, но не отражающую реальность. Если хотите, видеоматериал – это вырванный из общего контекста эпизод, видимая часть айсберга. Поэтому не секрет, что наиболее сложными с точки зрения исполнения сюжетами являются новости экономики или политики, а самыми простыми – репортажи с места событий.

Новостные и информационные сюжеты способны возбуждать интерес зрителей к определенным темам и поощрять их к поиску дополнительной информации в книгах, газетах, журналах, радиопередачах, на различных текстовых ресурсах в интернете или с помощью личного участия в разного рода дискуссиях. Но для того, чтобы заинтересовать зрителя, журналист должен осознать и научиться использовать возможности всех имеющихся в его распоряжении средств воздействия – как тех, что обращены к сознанию зрителя, так и тех, что направлены на его подсознание. В основе любого видеоматериала должен быть профессиональный журналистский взгляд и профессиональное журналистское исследование.

В этом смысле любой теле– и видеоматериал является неким заявлением журналиста, к которому зрители должны выработать свое активное отношение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное