Александр Локоть.

Снова об этом



скачать книгу бесплатно

Вику будто окатили из ушата.

– Я…. Я никого не строила и на место не ставила…. Я ничего не собиралась брать – Вика тихо бормотала себе под нос, будто пытаясь перед кем-то оправдаться. – Я…. Я не понимаю, за что?… Что я вам сдела…. – Она осеклась. У неё возникло ощущение, будто только что был раскрыт её какой-то тайный, и при этом, очень коварный, прямо-таки гнусный замысел. Вика вскочила, на мгновение застыв и обведя всех каким-то отсутствующим взглядом, опрометью кинулась в прихожую к входной двери. Щелкнул замок, раздался громкий хлопок.

В гостиной полное оцепенение, все застыли в безмолвии. С места срывается Виктор, убегает в прихожую,…. опять громкий хлопок входной дверью. Постепенно оставшиеся начинают выходить из ступора и взгляды сидящих за столом, медленно ползя по окружающим предметам, упираются в застывшую фигуру Олега Анатольевича.

– Что?!!! Что вы на меня уставились?… – Министр резко ставит рюмку на стол, ножка разбивается, коньяк растекается по скатерти. – Что я такого сказал?… Подумаешь, цаца….

– Олег Анатольевич, у меня к вам будет одна просьба…. – Викин отец говорил тихо и медленно, как очень усталый человек. – Я, конечно же, надеюсь, более того, я уверен, что наши молодые все-таки договорятся, и ваш Виктор найдет какие-то слова, что бы успокоить и убедить нашу дочь…. Я ни секунды не сомневаюсь в вашем искреннем расположении к ней…. Но,… но я прошу вас, при всем уважении,…. правда,…. больше не произносить тостов в Викин адрес….

– Вика!!! – Виктор выскочил на лестницу…. Почти сразу внизу хлопнула дверь парадного. – Вика! – Он, перелетая сразу через пять ступеней, в два прыжка преодолевая лестничный марш, помчался вниз. Испуганная консьержка выпучила глаза. Выскочив из парадного на тротуар, он начал озираться по сторонам. Лупил весьма плотный осенний дождь…. Сколько хватало глаз – в абсолютно пустом дворе Вики не было видно ни слева, ни справа. Виктор остановился в недоумении. За шиворот с намокающих волос начала затекать вода. – Господи, куда она делась?!.. – Как только он себе под нос, шепотом озвучил эту мысль, за спиной послышались довольно громкие всхлипывания. Он обернулся. Вика стояла лицом к стене под козырьком парадного чуть в стороне от двери, из которой он только что выскочил, и плакала, как плачут маленькие девочки, которых сильно-сильно обидели. Её локти были прижаты к груди, а ладони закрывали лицо. Голова и плечи вздрагивали в такт спазмам, ритмично сжимающим её горло и грудь. Виктор кинулся обратно к парадному и обнял Вику сзади, обхватив её руки и прижав к груди её вздрагивающие плечи и спину. Наклонившись, он начал нежно целовать её в шею и шептать ей на ухо.

– Любимая!… Ну, что ты?… Успокойся…. Ну, прости его…. Он не хотел тебя обидеть…. Правда, правда…. Он очень,… очень хорошо к тебе относится…. Он от тебя в полном восторге…. Уже давно…. Он, пойми, хотел максимально тебя возвысить, выказать тебе свое восхищение, если хочешь.

– Возвысить?… Восхищение?… А по-моему, он наоборот – меня унизил….

Выставил эдакой хищной расчетливой тварью…. Будто это я устроила весь этот спектакль, чтобы заполучить в мужья их такого замечательного, жутко перспективного сынка…. Тебя!…

– Вик, да ты пойми, он такой человек!… Он в людях ценит в первую очередь силу, внутреннюю силу, волевой потенциал, что ли…. Главные человеческие достоинства для него – это способность двигаться к своей цели, не смотря ни на что, подчиняя своей воле всё и всех!…

– Ах, вот как?!.. Значит, это он и меня такой считает!… В свои записал!… Значит, я тоже – по головам…. К цели!… Ну, спасибо!… Ну, уважили….

Несмотря на запальчивый тон, Вика всё же начала понемногу успокаиваться. В объятиях Виктора было тепло и как-то надежно. Он, как скала, будто заслонил её собой от этого дождя, от улицы, от целого мира, от всех возможных бед и неприятностей. Её плечи вздрагивали всё реже.

– Ну, и что с того?! Не обращай внимания. Ты же выходишь замуж за меня, а не за него….

Вика, слегка раздвинув руки Виктора и ослабив его объятья, оставив локти прижатыми к груди, развернулась к нему лицом и, подняв голову, заглянула ему в глаза.

– А ты?!.. Ты какой?… Ты – такой же, как твой отец?… Ты тоже…. – к цели, не смотря ни на что?… И ты тоже обо мне такого мнения?… – Вика уже почти перестала всхлипывать, из голоса стали уходить интонации обиды и протеста.

– Я…. Знаешь, я как-то не думал об этом…. Но, пожалуй… Да…. Наверное, я такой же…. И, не то, что бы по головам, но если я чего захочу, буду переть к своей цели изо всех сил, пока не получу желанного. А говорю я тебе это сейчас потому, что очень сильно, я бы даже сказал, страстно желаю, что бы ты стала моей женой. А поэтому, даже и не думай отказаться сейчас от того своего «да». И не придумано ещё таких превосходных степеней, чтобы я мог выразить свое мнение о тебе, впрочем, поверь, как и мой отец….

Вика почти совсем оттаяла. Обида куда-то ушла. Слова, произнесенные Олегом Анатольевичем, больше не казались такими уж несправедливыми, такими ранящими….

Виктор, снова крепко сжал Вику в своих объятиях и накрыл её губы нежным, долгим поцелуем. Она не противилась и ответила на поцелуй. Ей было хорошо, очень хорошо….

– Давай вернемся. – Виктор с трудом оторвался от Викиных губ. – Простим моего непутевого отца и продолжим праздновать нашу помолвку. Правда,… пойдем…. Нас там ждут и, поверь, очень, очень волнуются.

Он подхватил Вику на руки и легко, как пушинку понес наверх по лестнице….


Крым. Самая южная его точка. Форос. Пляж. Раскалённая галька. И, конечно, море. Тёплое, ласковое море. Ритмичный шум плавной, почти незаметной волны. Гул слившихся воедино разговоров, родительских окриков, детской возни, разномастной музыки из транзисторов, крики чаек. Обнаженные загорелые тела. Цветастые подстилки и полотенца. Крым…. Лето…. Пляж.

На уже значительном удалении от берега на волнах плавно покачивается очень гордый своей хозяйкой, когда-то красный, но теперь совершенно выцветший надувной матрац. Его хозяйка, длинноногая, с восхитительными пропорциями тела, загорелая, со схваченными в длинный хвост светло-русыми, выгоревшими на солнце волосами девушка, лежала на животе, подставив спину лучам солнца и, позволив завязочкам от верха своего купальника безмятежно колыхаться в воде по обе стороны матраца. Она уже начинала дремать.

Вдруг, чья-то мокрая рука погладила её по икре от пятки к колену и начала подниматься выше. Девушка вздрогнула, резко приподнялась на локтях и тут же, спохватившись, опять прижалась грудью к матрацу. Прямо перед ней, в каком-нибудь метре, из воды торчала чернявая кудрявая голова с золотозубой улыбкой.

– Ай, кирасавица, вах….

Слева от матраца торчала вторая, почти точно такая же.

– Давай пазынакомымся…. А?

Судорожными движениями руки ловят в воде завязки купальника. Непослушные пальцы торопливо завязывают бантики на шее и чуть ниже лопаток.

– Что вам от меня нужно?!

Снова вспыхивает золотая улыбка

– Дык, пазынакомиться, кирасавица.

Два мощных гребка левой рукой, разворот. – Отстаньте от меня! Пошли вон!

– Вах, какая сиридитыя дэвущка! – Головы подплывают ближе.

Ладонь лодочкой, резкий толчок от себя основанием ладони вдоль поверхности воды. Струя резко бьет одному из них по глазам. Частые, мощные гребки двумя руками. Надо оторваться от них. Девушка оглядывается. Возле голов замахали руки. Догоняют. Вдруг, между головами и матрацем всплывает чей-то затылок, перехваченный синим резиновым ремешком от маски, из трубки вырывается фонтанчик воды. Затылок перемещается, вроде и не быстро, но эффективно мешая то одной, то другой голове преследовать матрац.

– Ну, Ихтиандр! Ну, молодец! Мне тебя бог послал!

Девушка продолжала грести изо всех сил. – Ну вот, берег уже недалеко. Оторвалась. Затылок скрылся под водой, дугой над поверхностью прошла спина, взмыли в воздух и зашлепали, уходя под воду, черные ласты. Видение исчезло.

– На пляже они ко мне не сунутся. Рядом со мной расположилась группа то ли борцов, то ли гребцов. Если что – позову их. Правда, они тоже все время пялятся на меня. Подмигивания, улыбочки, хватание за сердце, воздушные поцелуйчики. Хотя, что душой кривить? Это всегда приятно щекочет моё тщеславие…. или самолюбие, неважно, кого-то из них. Но эти хоть не подходят, в наглую не лезут, видели меня с мужем…. Жаль Виктор мой за своим назначением в Москву умчался. Он и сам как гребец или там борец. На него посмотришь – и сразу всё понятно…. Ну, вот и берег! Слава богу! Добралась. Так,… мои потенциальные защитники на месте. Лягу пока на подстилочку, матрац пусть сохнет. Жестковато, но опять же – массаж.

Девушка не кладет голову на покрывало, а, приподняв плечи, опирается на локоть, как бы слегка повернувшись на бок, и выжидающе смотрит в сторону кромки воды. Пошарив где-то сзади себя, находит и одевает очень широкополую ажурного плетения соломенную шляпу. Ждёт. Со стороны, её поза кажется грациозно-расслабленной. Залюбуешься. Один борец-гребец, здоровенный накаченный детина, в общем, вполне симпатичный, начинает строить страдальческие гримасы, закатывает глаза, закусывает нижнюю губу, прижимает ладони к сердцу.

– О, о…. Прямо Пьеро из трагедии в немом кино. Да, голубчик…. – девушка иронично улыбается и слегка пару раз кивает ему, про себя думая – Да, может, и пригодишься сегодня,… да…. Посмотрим,… как будут развиваться события…. Да….

Парень откидывается навзничь, изображая конвульсии умирающего в страшных мучениях таракана.

– Ага. А-вот и джигиты показались….. накупались красавцы мои…. Ну, ну…. поглядим, на что вас хватит.

От воды, не спеша, осторожно ступая по раскалённой гальке, слегка вразвалочку, к ней приближалась пара уже довольно взрослых, где-то хорошо за тридцатник, весьма крепко сбитых кавказцев. Ненарочито поглядев на борцов-гребцов, оценив ситуацию, первый выбрал движение по траектории между девушкой и группой парней. Двигались демонстративно медленно, не сводя с неё масляных взглядов. Поравнявшись с девушкой, не останавливаясь, первый, многообещающе улыбаясь всем золотом мира, погрозил ей пальцем, а второй, преувеличенно вытянув губы, громко чмокнул, изображая неземное блаженство. По дуге обойдя группу борцов-гребцов, ещё раз медленно оглянувшись, продолжая улыбаться, посмотрели на неё, как ей показалось, как-то угрожающе и зашагали вдоль пляжа прочь, постепенно теряясь из вида, растворяясь среди всего этого скопления обнаженных тел.

– Уфф, пронесло…. Надо же! Взгляды липкие…. Смотрят так, будто на мне и бикини-то нет, разглядывают, как раздевают. Представляю их мысли…. Бррррр… – Девушку передернуло. – Ну,… Всё хорошо, что хорошо кончается!

Равнодушно скользнув взглядом по детине, который снова принялся корчить перед ней страдальца, она, разогнув затекший локоть, откинулась на спину. Лопатки и затылок ощутили жесткость и неровности гальки под подстилкой. Шляпа накрыла верхнюю часть лица до ноздрей.

– Ладно, матрац сейчас уже высохнет. Ах, как печёт солнце! Хорошо!… На весь год отогреюсь. И что я всполошилась? В общем – обыкновенные мужики…. Ну, кавказцы…. Ну, понравилась я им…. Я очень многим нравлюсь, оччень-оччень многим, почти всем,…. кто не сробеет на меня глаза поднять. Ну, решили за мной приударить…. Ну, манера, может, у них такая ухаживать за девушкой…. Или в воспитании пробелы…. Темперамент, опять же…. За что их презирать, почему бояться?… В общем-то, нормальный мужской посыл…. Да и эти-то, спортсмены, небось тоже меня сейчас во всю разглядывают. А!… Всё!… Забыла!…. – Девушка закрыла глаза и начала проваливаться в какую-то прозрачную дремоту. В голову полезли воспоминания о прошлом,…. о юности,…. детстве….


Кто-то заслонил солнце…. Ну, в чём дело?….. Кто там ещё?…

– Девушка,…. а девушка, вы не могли бы встать на минуточку…. – Голос доносился как-будто откуда-то издалека.

Вика начала медленно возвращаться в реальность. – Что?… Кто?… Что такое?…. – Она ещё не совсем понимала где она, что с ней.

– Ой,… извиняюсь,…. похоже, разбудил. Знал бы, что спите,…. То…. Хотя…. Просто, под вами мои вещи…. А мне пора. Меня ждут….. Мне надо идти.

Вика проснулась. Ещё не открыв глаз, она поняла, что уснула прямо на пляже, и сейчас кто-то действительно заслоняет ей солнце. Сквозь веки она ощутила, какое оно яркое, как свет резанёт по глазам, когда она их откроет, как трудно будет им привыкнуть к этой световой мощи и,… она открыла глаза. Щурясь и моргая, ей удалось разглядеть в солнечном ореоле силуэт слегка склонившегося над ней молодого человека.

– Вы кто?… Что вам нужно? – Глаза постепенно привыкали к свету, и черты юноши стали обретать всё более чёткие контуры и обрастать подробностями. Вика села. Перед ней стоял загорелый, высокий, отлично сложённый, при этом ещё по юношески изящный молодой человек. Два пальца правой руки удерживали галоши черных длиннющих ласт «Акванавт», в левой руке он держал трубку, на изгибе которой за ремешок была подвешена синяя маска. – Ой,…. – Вика охватила взглядом все эти детали и вдруг даже вздрогнула от внезапной радости, поняв, что узнала его. – Ихтиандр!… Надо же!… Ты?!!!

Молодой человек слегка приподнял брови, в его лице появилось легкое недоумение и интерес одновременно. – Я не…. Боюсь, вы меня с кем-то перепутали….. Я хотел попросить….

– Не перепутала, не перепутала…. – Прервала его Вика. – Я сама тебя так назвала…. Сама для себя…. Понимаешь?

– Не очень, пока…. Я, конечно, не первый день наблюдаю за вами, но….

– Вон там!… – Её указательный палец уперся в море, чуть ниже линии горизонта.

– Что, вон там?…

– За теми камнями…. Разве не ты помог мне улизнуть от двух разгоряченных джигитов? – У Вики вдруг как-то сразу поднялось настроение, появился некий самоуверенный шаловливый задор. – И перестань мне выкать…. Я явно не гожусь тебе в матери, да и вообще не люблю этой официальщины. Кроме того, ты же мой спаситель.

– Ладно, на «ты» мне тоже нравится больше. Но, честно говоря, я не думал, что ты меня там вообще заметила, тем более, как-то оценила мои потуги.

– Заметила, заметила!… И…. И, представь себе, оценила. Ты как-то так всё это классно проделал! Так это аккуратно и ненавязчиво. – Вика лукаво прищурилась. – Ну, так что? Спаситель явился за наградой?…

– Да, ну…. При чем тут…. Нет. Мне просто нужно, что бы ты на минутку встала.

– Зачем? – Вика кокетливо округлила глаза. Взглянув на него снизу-вверх и, поймав его взгляд, она моментально интуитивно и абсолютно точно, как любая женщина, всё о нем поняла. Она поняла, что очень, очень ему нравится, и что, наверное, он в неё уже влюблен. Влюблен по юношески, страстно, видимо, с первого взгляда. При этом, он полностью сохранял самообладание. Он был вежлив и очень приветлив, но без тени заискивания. Он был спокоен и уверен в себе, но без малейшего намека на позерство или браваду. В нем чувствовался какой-то стержень, непреклонная сила, абсолютно самодостаточная личность. И ещё Вика поняла, что он тоже ей нравится, очень нравится. Разумеется, все эти впечатления не успели как-то осознанно, а тем более, словесно оформиться в её мыслях. Просто они чётко определили дальнейшую тактику её поведения в отношении него, которой заставит придерживаться её женская сущность.

– Там, где ты сейчас сидишь, я раньше, ещё до твоего прихода, закопал в гальку свои манатки. – Он произносил слова с какой-то ласковой, едва заметной улыбкой, а взгляд его был внимателен, но, при этом, мягок и как-то светел.

– Какие…. манатки?

– Ну, встань…. Встань, пожалуйста. Сейчас всё увидишь. – Интонация была какая-то спокойная, почти ласковая, тембр голоса – приятный.

Вика встала и отошла чуть в сторону, одновременно подняв за край и проволочив по гальке свое одеялко. – Вот, пожалуйста, доставай свои сокровища.

– Хм…. Да уж, сокровища. Ахнешь!… Я всегда так делаю. Пришел на пляж, разделся, маску, ласты взял, а шмотки закопал. Чтоб не следить за ними. Не то, что б украдут, а могут забросить куда-нибудь. Смотри сама, можно подумать, что всё это кто-то уже выбросил. – Давая все эти пояснения, парень присел на корточки и начал разгребать камни. Наконец, ухватившись за какую-то тряпицу, с силой вытянул из под гальки грубую льняную авоську. Взявшись за низ, он вытряхнул себе под ноги видавшие виды резиновые «вьетнамки» – шлепанцы «на один палец», вытертые, выцветшие шорты цвета «когда-то хаки» и тех же свойств футболку, о которой с большой неуверенностью можно сказать, что она когда-то была красной. Быстро одевшись и засунув ласты и маску с трубкой в свою торбу, он снова посмотрел на Вику. – Ну, мне пора, побегу…. Тетка всегда ругается, если я опаздываю к обеду.

– Погоди, ты что, вот так вот просто уйдёшь сейчас, и всё?!… А я?…. То есть, а я думала…. Ну… Что мы с тобой сейчас…. Ещё поболтаем там, ну, о чем-нибудь…. Да, и потом, я же твоя должница…. Чего бы ты….

– Мне правда нужно сейчас идти…. Да и у тебя в санатории уже обед начинается, а пилить тебе до столовой с рабочего пляжа – ого-го. Если ты не против, давай завтра с утра здесь же встретимся…. Или…. можно сегодня….

– А ты откуда знаешь, что я из санатория?

– Ты из «Тиссели». Я же говорил – не один день за тобой наблюдаю….

– Зачем? Хотя, ладно…. Потом…. Сегодня. Через два часа. Сможешь?

– Смогу. Здесь же. Через два часа. – Он повернулся и легкой трусцой побежал в гору извивающейся змеей по очень крутому и высокому склону тропинкой.

Вика стояла и смотрела ему вслед, пока он не скрылся из виду. Она будто остолбенела. В голове не было никаких мыслей. Она просто смотрела и всё.

– Старый знакомый?…

Вика обернулась. Вопрошал тот самый Пьеро, борец-гребец недавно изображавший смертельные конвульсии от неразделенной любви. Вопрос его прозвучал хоть и иронично, но как-то с нажимом, будто он имел какое-то право его задавать. Неожиданно для самой себя, Вика вдруг почему-то смутилась, как будто её схватили за руку на краже.

– Да. Друг детства. – Она выпалила ответ почти скороговоркой, не глядя на собеседника. Затем, выдернув пробки из матраца и сев на него, что бы он быстрее сдувался, принялась собирать свои вещи…. – Извините, мне пора, опаздываю….

– Ну, ну…. Ну, ну… – Парень широко улыбался, но, как почему-то показалось Вике, весьма ехидно…. Будто он о чем-то там догадывается, будто что-то там себе понимает, например, почему она торопится.

Всю дорогу до санатория Вика почти бежала. Ей и самой было удивительно. Перед ней вдруг возник вопрос – Куда она так торопится?… – Не на обед же опоздать…. Но, где-то глубоко-глубоко в самой глубине сознания пульсировали слова – «Здесь же. Через два часа». – И ей пришлось себе признаться. – Вот ключевые слова. Вот куда она торопилась. А тот борец-гребец с пляжа – он действительно что-то угадал, он, похоже, был прав, и это её бесило. Ведь она замужем. Она счастлива, и в её жизни уже всё навсегда определено. Она а б с о л ю т н о с ч а с т л и в а.

– Виктория, дорогая, ну где же вы были?!… Мы с ног сбились! И на пляж бегали и в парке вас искали! – Дежурная буквально набросилась на Вику, как только та появилась в фойе своего корпуса. – Ой, запыхались-то, запыхались!… Жаль! Бежали, бежали – всё равно не успели! Я всего пару минут, как трубку повесила. Поздно, видать, вас Сашок наш нашёл, а я ему гово….

– Никакой Сашок меня не находил…. Что?!.. Что случилось? – Виктория вдруг поняла, что ею овладело чувство досады. Именно сейчас ей не хотелось никаких новостей – ни плохих, ни хороших. – Что, наконец, произошло?!!

– Ваш муж звонил! Уже четыре раза звонил. У него для вас какие-то важные новости! Похоже, хорошие новости!… Голос бодрый такой…. Взволнованный…. Так что, поздравляю вас….

– И, что?… Что он вам сказал?!.. Какие новости-то?

– Да ничего он мне не сказал! Сказал только, что у него для вас важная новость и что будет ещё звонить. Вот,… и звонил уже четырежды…. Сказал, в следующий раз позвонит в половине четвертого. Чем-то он там будет занят, раньше не получится. Так что, вы, уж пожалуйста, дождитесь его звонка. А то, я уж не буду знать, что ему и говорить-то….

– Да, хорошо, я дождусь, конечно, дождусь. Спасибо вам большое…. Я…. Я пойду к себе?… Хорошо?…

Конечно…. Конечно, Виктория…. Э…. Андреевна…. Вы отдыхайте. А как ваш муж позвонит – так я вам в номер сразу звоночек-то и переведу…. Отдыхайте…. Не беспокойтесь ни о чем…. Отдыхайте. Да, а на обед-то как же?!.. Вы же так и не пообедали.

– Да, да… – Надо же, лебезит,… пожилая тетка, явно старше моей матери, а туда же – Э…. Андреевна… – Никогда не могла понять, откуда в людях берётся это холуйство. Хотя, почему я считаю себя вправе её судить? Что я о ней знаю, о её жизни?… Посёлок небольшой, это место для них престижное, держатся за него. Они такую работу, наверное, тут не по одному году ждут и попадают исключительно по блату. А она ведь волновалась, разыскивала меня, какого-то Сашка за мной посылала. И всё же, всё же! Я сама?… Стала бы я лебезить перед какой-то соплячкой?… – Нет! С голоду бы помирала – не стала бы. Просто, по-человечески проявить внимание, постараться помочь – это да. А по холуйски лебезить?!… Наверное, это от рождения. Одни – запросто, другие никогда и ни за что. – Вика медленно начала подниматься по лестнице. На неё вдруг навалилась ужасная усталость. Сумка с матрацем и одеялом стала просто пудовой. Вика еле дотащила её до номера и, войдя, отпустила ручки прямо за дверью. Подойдя к постели, рухнула почти навзничь. В голове было пусто, ощущение досады не отпускало. Она не понимала, откуда оно. Она так счастлива с Виктором. Ей с ним хорошо. Он любит её. Она любит его. Скоро он позвонит ей. У него какие-то хорошие новости. Она ждёт его звонка. Она обязательно дождётся его звонка. Так откуда эта досада?!!!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14