Александр Локоть.

Снова об этом



скачать книгу бесплатно

– Не-е-ет, так в лоб нельзя. Надо обставить всё как-то так, чтобы их знакомство для неё выглядело случайным, роковым что ли. А уж если у них сладится что-то, то мы, потом все вместе удивимся и обрадуемся такому вот счастливому стечению обстоятельств, тому, что мир оказался так тесен. Ладно, это мы потом всё решим. Сначала я на неё посмотрю….

Вика и представить себе не могла, что, когда она, как-то ранним утром, спеша в университет, прошла мимо чёрной «Волги», стоящей у них во дворе, кто-то взял и решил её судьбу, что она, фактически, стала объектом заговора, целью которого, по мнению самих заговорщиков, отчасти, являлось устройство, в том числе, и её счастья.


Как-то домой, это было в конце сентября, у Вики в этот день не было первой пары, позвонил папа и очень взволнованно и настойчиво попросил Вику привезти к нему на работу забытую им папку с докладом, который ему нужно делать уже через двадцать пять минут.

– Зая, какое счастье, что ты у меня прогульщица! Выбегай прямо сейчас! Если я пошлю шофёра, – в два конца ему всё равно не успеть! Хватай такси, частника – неважно! Буду ждать тебя на ступенях перед министерством. Не медли! Умоляю! – Папа очень торопил.

Вика, схватив со стола в кабинете отца описанную им папку, слетела по лестнице и выскочила во двор. Буквально в десяти метрах от их парадного стояла, сверкая хромом и лаком, новенькая темно-вишневая шестерка. Крепко скроенный, высокий, весьма симпатичный молодой мужчина старательно натирал лобовое стекло. – Вот и мой экипаж…. Этот точно мне не откажет! – подумала Вика и решительно направилась к нему. И действительно, закивал, заулыбался, любезно открыл пассажирскую дверь, но при этом, был скорее спокойно-приветлив, нежели смущен. По дороге спросил, как её зовут, представился сам, был неподдельно удивлен и обрадован единству их имен, умело поддерживал беседу, но без малейшего намека на попытку понравиться, произвести впечатление, никаких скользких двусмысленных шуток или намеков. При этом, абсолютно четко дал ей понять, что она ему очень понравилась, что желает продолжения знакомства с ней. Проникнувшись ситуацией, машину вел быстро, но спокойно и очень уверенно, практически виртуозно выполняя все необходимые маневры. Вика ощущала скорость, но это не вызвало в ней никакого беспокойства, она почувствовала себя спокойно и защищено рядом с ним. Добравшись до места, они быстро обменялись телефонами, и она выпорхнула из машины в объятия отца.

– Ну, спасибо! Ну, выручила папочку! И где ты такого гонщика нашла?! – Чмокая Вику в щечку, затараторил отец. – Ну, всё, побежал, через две минуты я должен стоять на трибуне.

Спешить больше было некуда, она медленно повернулась и так же медленно, глядя себе под ноги, стала спускаться по лестнице, в конце которой опять уперлась в открытую дверь знакомой шестерки и светлую, искреннюю улыбку её нового знакомца.

– Знаешь, я сейчас не занят. С удовольствием отвезу тебя обратно домой…. Или…. куда скажешь…. Можем покататься….

В университете в этот день Вика так и не появилась, а домой вернулась ближе к полуночи….

Их отношения развивались по нарастающей.

Он начал занимать в её жизни всё больше и больше места. Они, причём не всегда только вдвоем, ходили в кино, театры, музеи, на выставки. Наедине же, часто просто гуляли или катались на машине по городу. Виктор спокойно, без каких-либо эффектных сцен, но уверенно и прочно вошел в ближний круг Викиного окружения, при этом четко обозначив для всех свой в её отношении приоритет. Он как бы отодвинул всех остальных её поклонников, этих сопливых её одноклассников и сокурсников. Ещё Вику очень подкупало в нём то, что он не спешил залезть к ней под юбку, скорей урвать этот лакомый кусочек, закрепить свой успех в постели. При этом, Вика почти физически ощущала его желание, его, сжатую как пружина, страсть. Это давало ей понимание серьёзности его отношения к ней, его планов на её счет.

В его словах, движениях, поступках всегда чувствовалась спокойная уверенность в себе. Не самоуверенность нагловатого смазливого юнца, а именно уверенность в себе человека, знающего свои сильные стороны, свой потенциал, свои возможности и то, на что он может опереться. А опереться в этой жизни, как вскоре выяснилось, Виктору было на что.

При дедушке, члене ЦК, и отце – главе очень серьёзного министерства, кстати, как позже выяснилось, того же, где служил и Викин отец, Виктор, в свои двадцать семь лет был единоличным обладателем двухкомнатной квартиры в «сталинке» и занимал не по годам высокую должность первого секретаря райкома комсомола.

Познакомившись с Викиными друзьями, Виктор решил, что пора вводить её в круг своего общения. И как-то, в субботу, Вика с почётом была доставлена на загородный пикник в компании его друзей.

К моменту их приезда всё было готово. На поляне, как бы обнимающей остриё сильно вытянутого озера, стоял длинный, уже накрытый стол, вокруг стояли стулья, а у самой воды сгруппировалось несколько шезлонгов. Трое из специальной обслуги, заранее приехавшие на УАЗике, уже накололи дров, развели огонь в мангале и теперь колдовали с тентом на случай дождя, который явно не предвиделся. Стояла солнечная теплая погода. Это был один из прекрасных последних дней уходящего бабьего лета. Гладь озера была абсолютно безмятежна, как зеркало. Деревья ….. Ну, в общем…. В багрец и золото одетые леса…. Все вокруг, и погода и природа – просто улыбка господа.

Все гости прибыли на трёх Волгах с персональными шофёрами.

В машине с Викой и Виктором ещё ехал его бывший однокашник и теперешний, только рангом пониже, сослуживец, Славик – тихий, вежливый, какой-то бесцветный молодой человек со своей невестой – Любой. Она была милой, приветливой, улыбчивой, очень обаятельной девушкой. Было видно, что Славик трепетно влюблен в свою невесту, и не без взаимности. Во второй машине ехала молодая супружеская чета – Андрей и Наташа – оба бывшие сокурсники Виктора, и один молодой человек – Саша, как и Славик, тоже одноклассник Виктора. Он был с, как он её представил, подругой, назвавшейся Илоной. Имя, видимо, вымышленное. Раньше в этой компании её никто не видел. На третьей машине – Ольга, дочка какого-то крутого папы, довольно интересная внешне, но весьма властная, надменная и капризная девушка, привезла своего жениха Геннадия – долговязого, худощавого, тихого, застенчивого интеллектуала, на первый взгляд, абсолютного ботаника, уже, казалось, полностью находящегося под её каблуком.

За стол сели вместе с обслугой и водилами, которые, впрочем, участия в беседе не принимали, а тихо закусывали, весьма кратко отвечая, если к ним обращался кто-то из членов компании. Закусив, по очереди вышли из-за стола и сгруппировались в некотором отдалении на двух, лежащих рядом, бревнышках. Прозвучало всего два тоста, от Виктора – «За встречу» и от Саши – «За прекрасных дам». В период же всего застолья, каждый употреблял спиртное в своем графике. Джентльмены галантно подливали леди выбранные ими напитки. Все мужчины, кроме ботаника, и Илона пили какой-то очень дорогой КВ. Геннадий, без всякого энтузиазма, изредка делал один-два глотка Мурфатлара. Вика и Наташа, под шашлычок, понемногу прихлебывали из тонких стаканов настоящее Киндзмараули. Ольга, потребовав хрустальный бокал на высокой ножке, вполне не по-детски отдавала дань шампанскому. Люба спиртного не пила вообще. Как Вика потом узнала, она уже тогда была «в ожидании».

Несмотря, на весьма уверенное потребление спиртного, никто из мужчин не захмелел. Оно лишь сделало их чуть-чуть веселей, непринужденней, словоохтливей. А вот Илона к концу застолья слегка поплыла.

Вика была приятно удивлена разнополярности всплывающих в общей беседе тем и, ещё более, глубиной проникновения в них. Вообще, уровень эрудиции всей компании, не считая Илону, произвел на Вику впечатление. И, хоть она всегда активно впитывала в себя очень разноплановую информацию, стараясь максимально глубоко проникать в заинтересовавшие её темы, про себя Вика поняла, что ей до них ещё пока далеко. Разумеется, её извиняла разница в возрасте – девять лет, для интеллектуального роста – не шутка. Они были, в принципе, уже взрослые, выучившиеся, весьма состоявшиеся для своих лет, люди. Но никто из них не позволил себе дать ей почувствовать себя малолеткой, допущенной к беседе взрослых. Все серьезно относились к тому, что она говорила, серьезно оппонировали в случае несогласия, или серьезно просили пояснений. Они принимали её в свой круг, спокойно, приветливо, и как равную.

Глубже всех копал, конечно, Геннадий. Он говорил тихим голосом, без полемического нажима, как бы неуверенно, но всегда очень аргументировано и четко. Геннадий окончил медицинский и уже одолел аспирантуру, на данный момент он уже защитил кандидатскую и имел немалый багаж серьезных научных публикаций. Он связывал своё будущее с изучением центральной нервной системы.

– Гена собирается проникнуть в тайны человеческого мозга – как бы представляя его Вике, иронизировал в его адрес Саша. – Запустить свои длинные пальцы в наши извилины.

Ольга тоже, судя по ряду её реплик, оказалась отнюдь не пустышкой, продемонстрировав и цепкий ум и изрядную эрудицию. Но большинство тем было ей откровенно не интересно, а привитый с детства снобизм постоянно заставлял её вклиниваться в разговор то с какими-то эпизодами её зарубежных вояжей с папой, то о каких-то престижных вещах: импортных шмотках, машинах, аппаратуре….

Илона. Это была двадцатипятилетняя, стройная, веселая, яркая, сексопильная девица, не слишком скрывающая свою доступность. Она активно вступала в любой разговор и пускалась в смелую полемику, подчас не имея даже поверхностного представления об обсуждаемом предмете, при этом, бросая на всех присутствующих мужчин, включая обслугу и шоферов, провокационно вызывающие взгляды. Саше, иной раз, приходилось откровенно её затыкать и одергивать.

Славик, если высказывался, пусть даже весьма творчески аргументируя, всегда и в любом вопросе почему-то разделял точку зрения Виктора, хотя, несмотря на это, обнаруживал наличие глубокого, отлично организованного, дисциплинированного ума. Вообще же, он, хоть и не явно, всё время как бы держался в тени Виктора.

Люба в разговоре участия практически не принимала. Улыбаясь и, то кивая, то слегка мотая головой, обозначала, скорее больше для себя самой, своё отношение к прозвучавшей мысли и прижималась плечом к Славику, обхватив его руку своей.

Саша, при обсуждении любой темы, чувствовал себя абсолютно уверено, но часто бывал иронично-циничен, и своим отточенным остроумием периодически переводил серьезный аргумент или целую тему в разряд какой-нибудь погремушки или безделицы. Симпатичный, обаятельный, с приятной улыбкой и утонченным, правда, несколько саркастичным чувством юмора, он будто олицетворял человека – душу любой компании, хотя и без претензии на роль неформального лидера. Неформальным же лидером собравшихся, как не без удовольствия отметила Вика, несомненно, был Виктор – её Виктор. Как выяснилось в процессе разговора несколько позже, к немалому Викиному удивлению, Саша оказался, соответственно возрасту, офицером КГБ. Это обстоятельство отнюдь не заставляло никого из собравшейся компании пытаться выглядеть идейным строителем коммунизма. Все они, лучше большинства граждан, имели представление о реальном положении вещей в стране, и весьма цинично высказываться по этому поводу не стеснялись. Правда, менять что-либо в существующем порядке, тоже не горели желанием. Ведь, на данный момент, они фактически и были правящим классом.

Наташа с Андреем, несмотря на связывающие их семейные узы и трёхгодовалого сына, сейчас оставленного с няней, по отношению друг к другу вели себя несколько странно, просто как очень хорошие старые друзья. Они не старались это афишировать, но Вика заметила, а остальные и так знали. Все присутствующие, разумеется, кроме Любы, Вики и Илоны, в свое время были гостями на их помпезной свадьбе.

Это был союз не двух сердец, а союз двух могущественных семей. Нельзя сказать, что родительская воля разрушила пылкую любовь каждого из них к кому-то еще. Нет, на тот момент они оба не были ни в кого влюблены. Андрей и Наташа были знакомы и дружили с юных лет, и всегда испытывали друг к другу глубокую, чисто человеческую симпатию. Поэтому, родительское решение об их браке оба, в целом, оценили положительно. Уговорить их не стоило большого труда, тем более, что этот брак гарантировал блестящие перспективы на будущее им обоим. Их отцы же были очень довольны собственным союзом – союзом двух взаимоукрепляющих могущественных и как бы параллельных сил. А что до чувств детей, то, чего там, – симпатичные, умные, добрые ребята – «стерпится – слюбится» – надо строить фундамент будущего благополучия…. И, в общем, они оба честно старались создать крепкую, дружную семью, относясь друг к другу бережно, с пониманием и уважением к личностным качествам каждого, с желанием открывать друг в друге новые положительные стороны. Исходя из этого, их брак не сулил им никаких разочарований. Восприятие ими друг друга было абсолютно реалистично, не затуманено романтической влюбленностью, склонной наделять предмет вожделения неприсущими ему достоинствами, а затем пожинать горечь разочарований. Вступление в интимные отношения принесло им обоим удовлетворение, наслаждение, радость, и ещё более сблизило их. Ну, а рождение ребенка, в котором оба души не чаяли, наполнило их брак новым, очевидным смыслом. Так что, их отношение друг к другу было сродни взаимоотношениям счастливой супружеской пары, прожившей вместе порядка двадцати лет. И все же, над их семейным благополучием нависала одна вполне реальная, в связи с их молодостью, угроза. Это возможность, что один из них пылко, по настоящему, влюбится в кого-нибудь на стороне. И они оба знали о ней. Но пока что, их сердца неуклонно продвигались в направлении друг друга, хотя, то взаимное, страстное, всепоглощающее, испепеляющее чувство пока что их так и не посетило.

Андрей активно, на равных принимал участие в обсуждении всех тем, всплывших за столом. Если спорил, то аргументировано, с вескими доводами. Спиртное же подливал себе несколько чаще остальных, хотя это и не возымело никаких особых последствий.

Наталья в основном слушала, немногословно отвечая, если к ней обращались. Слушала она внимательно. Похоже, её всерьез интересовали мысли собравшихся, своими же, она делилась неохотно, и не из-за замкнутости характера, а скорее, из-за некоторой неуверенности в себе.

Наговорившись и наспорившись, отяжелев от шашлыка и обильных разнообразных закусок, все помаленьку начали выбираться из-за стола. Солнце продолжало реально греть, поэтому Ольга решила позагорать и, заодно, продемонстрировать, свой новый импортный купальник. Она направилась к двум шезлонгам у самой воды, увлекая за собой недопитую бутылку шампанского, бокал и Геннадия. Геннадий, усевшись в шезлонг, прикрыл глаза и как бы задремал. Ольга тоже села в шезлонг, закурила Marlboro, и манерно отставив в сторону руку с бокалом, лежащим в ладони и ножкой, пропущенной между указательным и средним пальцем, устремила взор на гладь озера. Оба молчали.

Наташа попросила перенести один из шезлонгов в тень под большой раскидистой сосной и, устроившись в нем, принялась за чтение «химии и жизни».

Желая продемонстрировать собственные формы, а заодно и позагорать, Илона тоже разделась до купальника. Саша, перекинув через плечо цветастый шерстяной плед, обнял её за талию и не спеша, как бы прогуливаясь, повёл от озера, через широкую поляну в сторону сгруппировавшихся поодаль кустов. После того, как они скрылись за листвой, ещё некоторое время оттуда доносились какие-то возгласы и смех Илоны. Потом всё стихло.

Все остальные мужчины достали из багажников резиновые сапоги и какие-то шикарные импортные спиннинги с, абсолютно недоступными тогдашним простым обывателям, безинерционными катушками. Виктор подошел к Вике, слегка обнял за плечи.

– Мы с ребятами пойдём немного побросаем, ты отдыхай, в шезлонге вон поваляйся, позагорай, а то – подремли.

– Да, ты иди, конечно, а я…. Нет, я и так засиделась, я лучше пойду вдоль озера по лесу прогуляюсь, хочу слегка протрястись.

– Хорошо, только гуляй по той стороне, по сосняку, там высокий берег, а в эту сторону не ходи, здесь вдоль озера сплошное болото.

– Так вы-то сами, что, по болоту пойдёте? – Вика сделала испуганные глаза.

– Ой!…. Да ты никак за меня волнуешься?… Приятно,… очень приятно. – Виктор расплывался в довольной улыбке. – Когда такая девушка,… такая девушка за тебя волнуется, понимаешь, что на свет родился не зря. – Он, явно хохмя, закатил глаза, воздел ладони к небу и изобразил улыбку блаженствующего дебила.

– Ну, ладно. – Шлепнула его по ладоням Вика. – Хватит издеваться, ишь, отважные покорители прерий…. Это действительно не опасно?

Виктор вернул себе нормальное выражение лица и перешел на успокоительную интонацию.

– Вик, мы сюда уже много лет ездим, все тропиночки знаем. Понимаешь, там глубина начинается у самой кромки воды, почва болота как бы нависает над озером, проще говоря, плавает на нем, и щука как раз там и стоит. Без улова никогда не возвращались. Ну, не скучай, мы не долго.

– Ну, пока, пока. – Вика, изобразив явно напускное безразличие повернулась и медленно пошла по тропинке.

– Вика, ты гулять? Я с тобой! – Люба догнав её, пристроилась рядом. – Знаешь, а я тебя, наконец, вспомнила.

– Как это вспомнила? Мы что раньше встречались?

– Встречались…. Мы с тобой в одной школе учились. Я почему тебя запомнила, – ты, когда нас выпускали на «последнем звонке» нам какие-то напутственные стихи читала, по-моему, ты тогда второй класс закончила. Кстати, и мой Славик, и твой Витя – тоже из нашей школы, только на год старше меня.

– Твой Витя…. – Хмыкнула Вика. – Может быть он вовсе и не мой….

– Твой, твой, точно твой. А ради кого, ты думаешь, он этот пикник затеял?

– Ну, не знаю…. Вы, наверное, и раньше часто так собирались. Мы так, со своими, часто….

– Собирались. Конечно, собирались. Слава мне говорил. Но,… чтобы так,… в экстренном порядке! – Вы же мои лучшие друзья! Очень прошу! Обязательно надо быть! – Такое впервые. Это для него важно. Мы все это поняли. Правда, Сашка,…. как всегда…. Он, как со своей Дашей расстался, так и…. Будто глушит в себе что-то…. Понесло, как говорится…. У него теперь всё время разные…. Хотя, по сути, скорее, одинаковые…. Ну-да, ладно. – Объективная реальность. Из песни слова не выкинешь. А Витя?… Твой Витя! Не сомневайся! Твой.

Вике было очень приятно, стало как-то тепло на душе. Но она решила вернуться к теме разговора.

– Надо же, из одной школы…. А я никого из вас не помню. Главное, даже Виктора не помню. Я тогда воспринимала вас, как уже больших дяденек и тётенек. А мы все для вас, наверное, были – глупые маленькие карапузики.

– Ну, да,…. В общем, конечно…. Правда…. Я с трудом тебя узнала.

– Скажи, а Виктор обо мне вам что-нибудь рассказывал?

– Ничего. Вообще ничего. Когда пытали его, что за экстренность такая с этим пикником, ничего не сказал. – Сами увидите, сами всё поймете. – Собственно, я о тебе узнала только когда мы со Славой сегодня к вам в машину сели. Ну-и, как тебя увидела, действительно, всё сразу поняла.

– А как у вас со Славой началось? Ещё со школы?

– Нет, я тогда его не замечала. Он же у меня неприметный такой. Опять же, старше на год. Его в своем-то классе почти не замечали. Кто он для наших снобов?… Сын завуча?

– Как? Сын Ирины Анатольевны? Она уж три года, как директор.

– Я знаю…. У него и друзей-то с детства кроме Виктора никого не было. Потом уж, классе в шестом, к ним Сашка прилепился. И так и остались – друзья-однокашники. А фактическое наше с ним знакомство произошло случайно, всего полтора года назад, на одной вечеринке. Танцевать меня пригласил. Я и тогда на него особого внимания не обратила, там вокруг были, как мне казалось, экземпляры поинтересней. Провожал меня с вечеринки совсем другой ухажер, а Славик проследил нас до моего дома. На следующий день поймал меня во дворе, улыбался, что-то мямлил, уговаривал поехать с ним в Сокольники. Я, от нечего делать, и согласилась. Гуляли, разговаривали. Слава очень интересным человеком оказался. Очень широкий спектр интересов. Тогда, на первой нашей прогулке, он мне про «летающие тарелки» рассказывал, про гуманоидов…. Я уже тогда поняла, что он в меня втюрился. И, кстати, он-то меня по школе очень хорошо помнил. Оказывается, я ему ещё тогда нравилась…. Сразу узнал! Потому и подошёл. Стали встречаться практически каждый день. И, знаешь, у нас с ним произошло как бы душевное взаимопроникновение. Как-то незаметно, мягко, без эффектных сцен, без безумных поступков, но, уверенно продвигаясь шаг за шагом, он покорил моё сердце. И я, в какой-то момент, без всякого грома среди ясного неба, просто поняла, осознала, что люблю его, что очень люблю его, что он теперь и есть главный смысл в моей жизни. Я с ним очень счастлива. Знаешь, с ним я поняла, что такое настоящий мужчина. Это не высокий, накаченный, торчащий от собственной крутости, самовлюбленный и эгоистичный красавчик, а добрый, любящий, пусть неброский, зато – преданный и надежный, готовый для тебя на все. Я чувствую, у нас всё будет хорошо. Слава всё для этого сделает. Он очень целеустремлённый и дисциплинированный. Он ведь хорошо понимает, что случайно попал в круг этих….. Ну, в общем, в наш круг…. Знаешь, он мне как-то сказал, что уже давно научился понимать, что он может позволить себе хотеть, а что не может. И, уж если он позволил себе что-то захотеть, то приложит все силы, что бы этого добиться. А ещё он сказал, что теперь главная цель его жизни – сделать меня счастливой…. Так что, ты теперь представляешь, что для меня Славик…. Ну, ладно, всё обо мне, да обо мне…. А тебя-то Виктор как подцепил? На какую блесну?…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное