Александр Локоть.

Снова об этом



скачать книгу бесплатно

Моей любимой жене Людмиле

посвящается


© Александр Локоть, 2017


ISBN 978-5-4483-4282-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Солнечная система…. Она не единственная во вселенной

Есть и другие звёзды, окружённые планетами.

Они находятся очень далеко от нас.

Свет от них идёт сотни тысяч лет.

Но, кто знает?… Может быть, где-нибудь там,

приключение, которое у нас называется жизнью,

повторяется под тем же небом, но с другой судьбой.

Может быть всё, что здесь тяжело – там легко,

всё, что здесь мрачно – там, светло и радостно.

Всё, что мы пытаемся сделать, всё, что мы не сделали,

наши утраченные иллюзии, наши несостоявшиеся мечты,

всё, что мы любили и не смогли долюбить,

словом, всё-всё, там – легко и радостно.

Так же радостно, как это могло быть и здесь,

если б люди понимали это, если б они любили друг-друга,

если б они работали все вместе….

М. Себастьян

Август отстоял на удивление тёплый и сухой, шла его последняя неделя. День выдался солнечный, тёплый, правда, немного ветреный, зато – не жарко. На пологом склоне речного берега, на скамейке, сделанной на основе двух небольших пеньков спиленных деревьев и прибитой к ним сверху доски, любуясь давно привычным, но никогда не надоедающим, таким полюбившимся, всегда кажущимся каким-то новым пейзажем, сидели муж и жена. Это была пожилая супружеская пара, уже отгулявшая свою золотую свадьбу. Прожив вместе большую, трудную, но, наверное, потому-то и счастливую жизнь, они понимали друг друга без слов. Поэтому, они просто молча глядели на реку, на противоположенный берег, на лес вдали, и каждый думал о чём-то своём. Их лица были спокойны и светлы. Иногда, их выражение еле уловимо менялось, видимо, отражая течение мыслей.

– Ну-вот, кажись едут…

Из-за горушки друг за другом выкатились три внедоржника. Они спустились вдоль берега по накатанной машинами и тракторами, всей в рытвинах и ямах дорожке и, описав дугу, смело въехали в брод.


– Алло….

– Виктория Андреевна?… Здравствуйте. Это….

– Я узнала, здравствуйте Слава…. Зачем так официально?

– Виктор Олегович дома? Можно его попросить?…

– Господи, сегодня же суббота….

– Да, но Виктор Олегович сам велел звонить в случае чего….

Вика мысленно – А всё же жаль, что я точно знаю, что это за «случай» и что это за «чего». Я бы, наверное, была чуть-чуть счастливее, если б не знала.

– Да…. Да, конечно, сейчас.

Обернувшись в сторону кабинета, Вика громко – Виктор, это тебя. Возьми трубку.

– Опять!… В выходной!… Ну ничего сами не могут….

– Аллё….

Да…. Ну, а кто ж ещё, как не ты?… Понятно…. Конечно, как выходной – так обстоятельства!… Ну, что там случилось? Мы заняли Москву?… Кальтенбрунер жени…. Да! Да! И что?…

Вика, не выключая трубку, положила её рядом с собой – пусть думают, что я слушаю. Все их спектакли давно утратили былую остроту. Скучно, но всё равно как-то тошно. Встаёт, берёт бутылку c распылителем и начинает опрыскивать совершенно не ко времени зацветший розово-белыми шапками куст Азалии.

Виктор продолжает что-то возбужденно говорить, потом, со словами «Ладно, чёрт с вами….», выключает трубку, со стуком бросает её на стол и, с раздосадованным видом, выходит из кабинета в гостиную. Подходит к Вике сзади, нежно обхватывает её под грудью, притягивает к себе и целует в шею под ушком.

Хм, приятно….

– Викуль, мне придётся уехать, ненадолго, правда. В офис…. Звонил Ван Брейер….

– Да, дорогой…. Да, конечно…. Дело есть дело…. Да…. Просто…. Ну, да ладно….

– Что?… Ну, что-о-о?!!!

– Просто, Света собиралась заехать. А тебя не будет. С тех пор, как ты купил ей квартиру, мне как-то тревожно, хотя, в общем, вроде бы всё нор….

– Викуль, ну хорошо, что приедет. Ты не будешь скучать. Встретитесь, пообщаетесь. А может, я и не долго, может, я её ещё застану. Ну?…

– Да, милый…. Да, конечно…. Мы будем тебя ждать….

– Ну, и умница. Ведь ты же у меня – умница…. Не скучай, я постараюсь…. побыстрей….

Виктор идет к гардеробной.

– Слушай, а ты не помнишь, куда я задевал свой галстук,… ну этот,… ну как его…. Черт!… Ну,… из Милана, который!

Вика тихо, себе под нос – Не помню,… ищи сам…. И вообще….

– Что?!

– Загляни под стул!

– Что?… О!… Ты гений! Я всегда говорил, что….

Вика меланхолично смотрит в сторону спальни. – Собирается…. Повеселел…. Странно, мне уже даже не обидно. Мне не больно. Я не сержусь на него. Я подыгрываю ему, изображая огорчение. Мне даже чуть-чуть неловко, что ему приходится выкручиваться. Может, я разучилась чувствовать. Может, я…. умерла?… Или просто перестала жить?… Хотя нет…. Перебор…. Раз неловко, то, хотя всё же…. О! О! О-о-о!… Идёт!… Идёт, улыбается, обнимает, опять целует в шею…. Приятно…. Мне это всегда приятно…. Уж, сколько лет мы так, а его прикосновения мне приятны….

– Да…. Да…. Пока милый, пока-пока…. Хорошо не буду….

Ушел. Ну что ж, порезвится, самоутвердится, расслабится, получит удовольствие… Ему будет хорошо. Пусть ему будет хорошо. Ведь мне никак не может быть плохо от того, что ему хорошо. Он получит удовольствие – я могу за него порадоваться. Ведь он мне не безразличен, я люблю его…. Или…. А, он? Он любит меня?… Или.… Да-нет, любит! Конечно, любит. Мы столько лет вместе, и всегда он был нежен со мной, внимателен, заботлив,… да и в постели… Вернее сказать, уж в постели-то!… Всегда очень гордится, когда на какой-нибудь презентации или приеме почти все мужики под шипенье своих благоверных сворачивают из-за меня шеи. Уверена, что он абсолютно искренне ответил бы сам себе на этот вопрос: «Да, я люблю её….». Да, он любит меня…. И Светку…. Он любящий, хороший отец. Любящий…. Хороший…. Отец…. Отец…. О…. Ох!…

Пора мне в мой сад. Сейчас я допью свой остывший кофе, усядусь поудобней, закрою глаза, и…. вот он – МОЙ САД.

Всего три дня здесь не была, а какое запустение, все контуры потеряли отчетливость, как-то пасмурно, зыбко…. Всё размыто…. Ну, ничего, для того я и здесь, чтобы всё поправить или…. или переделать.

Пожалуй, пусть сейчас здесь будет ранний вечер. До заката ещё далеко, но освещение уже начинает приобретать золотистый оттенок. Тепло. Но мягкое, набегающее как пологие волны движение воздуха приятно ласкает тело, как огромное опахало. На небе два, нет, пожалуй, три белых пушистых облака, удивительно подсвеченных и позолоченных предзакатным солнцем. Воздух напоен смесью запахов моря, разогретой хвои и множества разных цветов. Теперь всё это надо как следует увидеть и почувствовать…. Вот,… вот,… вижу,… всё яснее, всё отчетливей,… вот,… чувствую, чувствую, ах какое тепло, ах какой аромат! Хорошо,… хорошо!…

Пройдусь по своей садовой дорожке. У-у-у…. Она как-то подутратила чёткость своих контуров, выцвела, как бы размылась. В своё прошлое посещение я заново переложила её всю, заменив черно-белую керамическую шахматку на осколки грубо отшлифованных мраморных плит неправильной формы, подогнанных друг к другу. Пожалуй, мне это продолжает нравиться, только сейчас надо всё поправить, подновить…. Ну вот, вот так…. Как новенькая, прям – засверкала. За тем поворотом – площадку пошире, вот, вокруг неё кусты чубушника посадить…. Да, вот так. Ах, какие крупные соцветия! Нет, пусть будут ещё крупней. Вот…. Подумаешь, таких не бывает! У меня бывает!… А запах-то какой! Запах! Голова кругом!… Та-ак,… дальше, по дорожке, о, припоминаю, стайка бамбуков. Ух, высоченные, просто мачты с зелёными парусами! Надо разглядеть, как солнце позолотило их стволы. Да,… вот,… замечательно!

Ах, вспомнила, вот же, прямо под бамбуком кустики моей любимой земляники. Сколько ягод! Крупные, сочные, спелые! Ой, а вкусные! Ароматные! Слегка терпкие, сладкие, с приятной кислинкой! Чудо!… Просто чудо!… Так, дальше…. Сейчас, вдоль розовых кустов…. Какой запах!… Мимо цветущих рододендронов…. Ох!… И алые, и розовые, и белые…. Пожалуй, белых добавлю еще…. Вот так!… Да, так гораздо лучше!… И…. и, пожалуй, в их тени засажу полянку садовыми ландышами, а то ведь рододендроны не пахнут. Хотя, чего лукавить?… Захочу – запахнут!… Ну, вот! Вот так! Тончайший аромат! А красота, какая!… Теперь, – к моему водопадику…. Я обзавелась им почти сразу, как ОН подарил мне МОЙ САД. Много раз я видоизменяла, перестраивала его. Он бывал и узкой вспененной струей, падающей с головокружительной высоты, и широкой плоской стеной воды, в которой я могла видеть свое чуть размытое отражение, то в виде восточной принцессы, то смуглой дикарки в звериных шкурах, то просто нагой…. Сейчас это тысяча тончайших водяных нитей, спадающих примерно с семиметровой высоты с ноздреватого, поросшего мхом камня. Под ним небольшой овальный водоем. Его края образует гряда крупных, грубых каменных глыб, среди которых то там, то сям проросла осока, трава,… всякие некрупные кустики,… цветочки. Теперь вода!… Вода прозрачна, как хрусталь, и очень холодная. Но, пожалуй, оживлю её поверхность. Небольшое цветовое пятно у края – плоские плавающие листья и буквально три,… ну, пусть пять цветков лотоса…. Не замерзнут, в МОЕМ САДУ никто не замерзнет…. Ну, вот. Сейчас ополосну лицо, напьюсь воды, спущусь к морю…. Пусть оно сейчас будет тихое, тёплое, ласковое. Волны почти не заметны, как спокойное дыхание. По дороге посмотрю, что там у меня с диким виноградом, целы ли ступеньки,… может что-то подправлю…. Звонок!… Откуда здесь звонок?!… Опять звонок!… В МОЕМ САДУ нечему звонить…. А-а-а,… – это же Света! Ну, да! Иду, иду. Сейчас открою! – Походя глядит на часы. – Надо же!… Больше двух часов в себе пробыла…. И не заметила…. Вот, ведь, уж сколько лет, а всё не наиграюсь…. Открываю, открываю!

– Здравствуй Светик, здравствуй родная!

– Привет, мамуль. Как ты, в порядке?… Папа дома?

– В порядке, в порядке. Папы нет. У него опять,… ну,… что-то на работе…. Вызвали, в общем….

– Жаль, соскучилась, по вам обоим. А как он себя чувствует, ну, в смысле здоровья, да и настроения?

– Почему ты спрашиваешь? Он у нас, по-моему, на здоровье никогда не жаловался. И сегодня с утра…. Бодр и весел, как всегда….

– Ну, вот и хорошо! Хорошо. А-то…. Я….

– А ты как? Как в институте? Да и вообще….

– В институте…. В институте…. – Вешает ветровку, сбрасывает туфли, залезает в свои привычные тапочки. – Ну-да,… всё хорошо в институте…. Без проблем. Каникулы закончились…. Лекции, практика, семинары, всё своим чередом – всё пучком…. Мамуль, ну, нормально всё.

Вика внимательно наблюдает за дочерью. В Светке явные перемены. Похудела? Осунулась? Да нет, не скажешь. Просто, как будто, глаза стали больше, глубже,… и взгляд, какой-то ненаправленный, куда-то в себя. Румянец. Полуулыбка блуждающая. Рассеяна и одновременно возбуждена. Как-то озирается вокруг, будто всё впервые видит. Настроение задумчиво-приподнятое. Такое ощущение, что у неё внутри сжатая пружина, и ещё, будто светится вся.

– Свет,… кто он?

Дочь изображает гримасу удивленного непонимания.

– Кто – он?

– Ну, – он….

– Не понимаю….

– По-моему, ты влюбилась.

– Да-а-а?… Ты думаешь?

– Во всяком случае, очень похоже. Симптомы, так сказать, налицо….

– Не знаю, я пока не поняла.

– Боже, разве это – можно не понять?… Но, он-то появился?

– В общем, да. – Света задумчиво. – Да…. Да…. Появился…. Но….

– И что?

– Что – что?

– Он объяснился тебе?… Он…. влюблен в тебя?

– Причем тут это?!.. У нас вообще с ним ничего не…. Ну, в общем…. Трудно объяснить…. Но, я ему небезразлична, совсем не безразлична, это я точно почувствовала. Хотя, мне кажется, он…. Он способен любить…. вообще всех, всё человечество….

– То есть это у тебя – не вспышка ответных чувств?… Ты сама, первая?

– Не знаю я пока, что это! Не знаю….

– Ты не пыталась как-то ему ну…. намекнуть, объясниться?

– В чём объясниться, мама?!.. Может, я и влюбилась, но…. Но как-то не так!… Я бы даже сказала, вообще не так….

– Что значит – не так?

– Я готова ловить каждое его слово! Готова разговаривать с ним вечность! Готова за ним – хоть на край света! Но я не представляю себя в роли его жены! Не представляю себя с ним в постели. Не представляю себе, что у нас могут быть общие дети! Не представляю!

– Почему? Он что, безобразен, или?…

– Почему – безобразен? Нет. Он очень привлекателен и, в общем,…. даже красив,…. Даже, не в общем, он реально красив. Высок ростом и находится в отличной физической форме. А уж умен!… Не просто умен! – Мудр!…

– И что же тогда с тобой?

– Не з н а ю!

– Сколько ему лет?

– Это важно?! Ну,… Ну, он…. старше меня…. На…. двадцать,… на двадцать с небольшим…. Это важно?!

– На двадцать?… Двадцать…. Хорошо бы ещё уточнить, на сколько с небольшим. Хм…. Да, милая, это важно…. В этой стихии неважного не бывает. Видишь ли, теоретически, он годится тебе в отцы…. В отцы…. М, да…. С другой стороны, история человечества наверняка изобилует примерами счастливых супружеских пар с ещё большей разницей в возрасте.

– Мама! Ну, каких супружеских пар?! Ты слышишь, что я тебе говорю?! Я не представляю себя его возлюбленной! Мне двадцать два года. Ты не ханжа, и я тебе скажу! Ты же знаешь, что у меня уже было…. ну,… пусть неудачно,… но было, и я вполне могу понять, хочу ли близости с конкретным мужчиной. Но, в данном случае, моё чувство к нему напрочь лишено хоть какого-то чувственного оттенка. И, при этом, моё отношение к нему иначе, как любовь – не назвать. Я не понимаю сама себя!

– Да, доча. Странный вихрь тебя завертел. Чудно,… мне такого не выпадало. Мне кажется, такое чувство можно испытывать…. к гуру,… к миссии,… к богу,… ну, может быть к отцу…. К отцу…. Отцу….

– Ты это серьезно? Бог?!.. Миссия?!.. Да, он – обычный человек!… Понимаешь?… Человек!… Хотя…. Хотя, конечно…. Не обычный…. Конечно…. Хм…. Гуру…. Может, в этом что-то и есть…. Во всяком случае, в моем отношении к нему…. Пожалуй…. Есть что-то…. Знаешь, наверное, не зря я сегодня к тебе приехала. Интересную мысль ты мне подсказала. Кстати, когда я нечаянно выдала ему пару твоих сентенций, он очень тобой заинтересовался. Взял с меня обещание рассказать о тебе подробно….

– Надо же…. С чего бы это?…

– Не знаю…. Думаю, вас надо обязательно познакомить. Ладно, теперь мне надо все это обдумать. Хм…. Надо же, Гуру…. Мамуль, пожалуй, я пойду. Спасибо тебе. Пойду я, а?…

– Бедная ты моя!…

– Ты что?… Ты что, мама?… Да ты знаешь, как я сейчас счастлива! Я так счастлива!!! У меня в душе сейчас ангелы поют, райские трубы трубят!!! Я в такое дело нырнула! Я такого человека встретила! А ты – бе-е-едная… Я…. Да-я сейчас в небеса!…

– Ну, вот и хорошо,… хорошо, не уходи, посиди ещё. Раз ты такая счастливая, дай и мне возле твоего счастливого огня-пламени погреться. Тревожно мне и радостно…. видеть тебя такой. Я же чувствую, у тебя сейчас душа так и трепещет. Хочется поддержать тебя, быть рядом с тобой…. В общем, Свет…. Что я хочу тебе сказать… Я, ведь…. Дай-ка я тебе чаю, что ли, налью. А то, говорим, говорим, а я так до сих пор тебя ничем и не угостила. Да, и отец…. Может он скоро придёт…. Наверное, расстроится, что ты его не дождалась. Давай, посиди ещё, поговорим. Хочешь, о чем-нибудь другом.

– Мам, пойми…. Мне сейчас не интересно – о чем-то другом. Мне многие вещи раньше казались такими важными значительными, а теперь,… – мелочь, ерунда, возня какая-то бессмысленная. Мне кажется, я раньше и не жила,… или спала,… или…. Я не представляла, что можно так чувствовать в себе весь мир! Что можно так!… Так чувствовать!… Понимаешь, я не просто в кого-то там влюбилась…. Я в целый мир влюбилась…. Ладно. Пойду я. А папе…. Папе ничего не говори. Скажи мол, всё в порядке у неё, миленько поболтали, всё в общем пучком. Ему своей головной боли – бизнеса его, хватает. Прошу, не говори ему ничего…. Тем более виделись мы с ним, не так и давно….

– Это когда же? Он мне ничего не говорил….

– А-а-а-а… И очень хорошо, там и говорить-то не о чем…. Так, короткий эпизод…. Неслучайная встреча…. Хотя, если честно, я надеялась сегодня развить с ним начатую тогда тему…. Ну, да-ладно, всё, пойду.… Пойду, мамуль.

– Жаль, жаль…. Ну, что ж с тобой поделаешь. Иди. Да, а мелочи,… возню эту – совсем не забывай. От них всё равно никуда не денешься,… а бывает, они – главное лекарство….

– От чего лекарство, мама?! От чего?! Ну, уж нет! Я от этого лечиться не хочу! Я не от неразделенного воспаления либидо страдаю. У меня что-то другое…. Понимаешь?… Другое!… И я,… я этим очень дорожу…. Очень!… Ну, всё. Спасибо тебе, мамуль. Пока, пока.

– Приезжай, Света. Как захочется – сразу приезжай. Ну, и звони, конечно. Да, и прошу тебя, поаккуратней на дороге, не носись так! Пожалей мать-старушку!

– О! Старушка выискалась…. Да на тебя подвенечное платье надеть – больше двадцати пяти не дашь! Ладно. Всё, старушка, пока.

– Стой. Дай поцелую. Ну, пока. Пока.

Виктория закрыла за дочерью дверь, села на диван, задумалась. – Что с девочкой?… Прилетела, десяти минут не побыла, вжи-и-и-к, и как не бывало…. Как ей помочь?… Хотя…. Чего тут помогать?… Она ведь – счастлива…. Причём, по-настоящему счастлива. Светится вся…. В целый мир влюблена…. Да-а-а,… а ведь тогда…. давно…. хм,… а кажется, как вчера,… я пережила почти тоже самое…. Почти…. Потому, что тогда, мой гуру, мой миссия был для меня мужчиной, именно мужчиной, желанным мужчиной. Любовь к целому миру я тогда постигла через чувство к нему, и с радостью отдалась ему не только душой, но и телом. Фактически, за один день он одарил меня на всю жизнь. Уж, сколько лет прошло, а я так и живу с его дарами и, судя по всему, они – главное, что я имею в жизни…. А потом он исчез. Вернее, я исчезла…. Уехала…. Улетела…. Пропала, испарилась. Так и не узнав его настоящего имени,… не узнав о нем ничего,… увозя, ещё даже не зная об этом, самый главный его дар…. Пусть невольно, но украв его право на…. Да, больше двадцати лет…. А, если точно – двадцать три. Интересно, если бы мы с ним сейчас встретились, узнала бы я его?… А он меня?… Если бы мы с ним сейчас встретились…. Если бы он вдруг вновь возник из ниоткуда?… Ой, не дай бог!… Если он остался тем, кем был…. Я бы, наверное, сломя голову, больше не считаясь ни с чем, бросила бы всё…. Моя теперешняя жизнь…. Моя теперешняя жизнь, наверное, рухнула бы в одночасье…. Какое!… В односекундье…. Моя хорошая, устроенная, счастливая, счастливая-счастливая-счастливая жизнь….

А жизнь Виктории Андреевны и впрямь сложилась на зависть, наверное, сотням…. миллионов женщин.

Начнём, хотя бы с того, что она была замужем за высоким, статным, красивым и умным мужчиной, который, хоть и позволял себе, как он считал, некоторые шалости, сам искренне верил, что любит её, был с ней внимателен, заботлив и нежен.

Ещё о нём нельзя не сказать, что на данный момент, он возглавлял весьма солидный холдинг, с очень серьёзным годовым оборотом. В сфере деятельности холдинга, разумеется, находилось всё то, что можно дёшево купить или добыть здесь и дорого продать там. Имелись свой банк, свои добывающие и перерабатывающие предприятия, транспорт. В общем, – стандартный набор.

Всё это выросло из первого небольшого СП, образованного перед самым развалом Союза, когда первыми и самыми крупными капиталистами начали становиться главные идеологи коммунизма – наиболее высоко сидящие партийно-хозяйственные чиновники, откровенные, но весьма энергичные аферисты и, конечно, бандиты. Через несколько лет их стало уже невозможно отличить. Они слились воедино, проросли друг в друга.

Семья владела помимо роскошной квартиры в центре Москвы и «скромного особнячка» на Рублёвке – целым рядом объектов довольно престижной недвижимости в весьма экзотических уголках мира, а так же «небольшим» домиком под Сочи. Ещё, дочери, Светке, их сермяжной скромняге, как с издёвкой называл её отец, была куплена, по их меркам, халупа – трехкомнатная квартира в элитной высотке площадью всего-то сто двадцать квадратных метров.

Виктория давно не пыталась понять, какие автомобили принадлежат собственно их семье, какие холдингу. Последние четыре года ей был выделен Бэнтли. Слава богу, что её персональный шофер, по её настоянию, остался прежний, тот, из молодых лет, Миша. Она так и не привыкла к пусть вышколенным и неназойливым, но почему-то всё равно раздражающим её, охранникам на их огромных, сверкающих внедорожниках.

О размерах счетов в Российских и зарубежных банках можно только догадываться. Правда, самих по себе наличных денег Виктория не держала в руках уже несколько лет и стала забывать, как они выглядят. Бытовые вопросы решались просто автоматически. Всё покупалось, всё делалось…. Если чего-то захочется или понадобится, достаточно было лишь изъявить желание,…. распорядиться.… А порой, даже и без того. Когда она сама желала делать покупки, при ней находился специальный человек с банковской картой.

– Моя хорошая, счастливая жизнь…. – Виктория продолжала размышлять. – Да, моей судьбе позавидуют многие…. очень многие женщины. Я ничего не собираюсь, да и не хочу менять…. Но, отчего же я не захлебываюсь от восторга? С давних, уже с очень давних пор мне приходится себе напоминать, твердить как заклинание – я счастлива, я счастлива, я любима, я люблю. Жизнь продолжала одаривать меня радостями,…. многими радостями. Впрочем, в чём отличие радости от счастья?… Какая между ними разница?… Может, это лишь вопрос терминологии. Может быть, если человек мог порадоваться чему-то каждый день, то всю его жизнь можно считать счастливой. И всё же…. Хотя,… наверное, никто,… никто за всю историю существования человечества, не смог сказать себе, что он всю жизнь был счастлив. Наверное,… даже уже просветлённый Будда…. Да. Пожалуй, я бешусь с жиру. Как говорится, – сударыня, вы перекушали черной икры…. Постоянно счастливым не может себя чувствовать даже клинический идиот. Большинство людей, на склоне лет, вспоминают лишь несколько дней, которые они могут назвать счастливыми. А кто-то – всего один…. А кто-то – ни одного. Счастье приходит к нам, как вспышка, яркая, но короткая. Я же, пережила несколько таких вспышек, и некоторые были даже весьма продолжительны…. Да…. Да…. У меня по настоящему хорошая, счастливая жизнь!… Я не могу быть несчастлива!…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное