Александр Левицкий.

Галопом по Европам. Каникулы 2020



скачать книгу бесплатно

Все лето моего пятилетия мы провели в архивах Свято–Троицкой лавры, где я стала любимицей семинаристов. Дикими криками я пугала черных дядек с бородами, они откупались шоколадками, которые поступали в мой с семинаристами общак.

Так в мою жизнь вошли церкви, книги и иконы. Кстати, монаха-рейдера по осени повысили до епископа и сослали из Москвы в Калмыкию, к буддистам. Кто понимает, ужаснется такой судьбе.

А мы все ездили и лазили. Помню как-то, лет в десять, я проснулась закутанная в монашескую телогрейку под мумией Ильи Муромца в пещерном монастыре Киевско-Печерской лавры и спросила, – А чего Илья Муромец такой маленький, ты же в сказках рассказывала про богатыря? – Монах-археолог начал мне бубнить про величие духа и немощи плоти, а мама рассказала про акселерацию и начала меня учить. Так я нарвалась на науку.

В мой период знакомства с девчачьим телом, в четырнадцать лет, она впервые серьезно ответила на мой вопрос, почему она не вышла замуж?

– Понимаешь – сказала она, – твой дед после войны много болел и рано умер, поэтому твоя бабушка не смогла передать мне культуры семейной жизни. Без этой культуры мужчина и женщина лишь два зверя в одной клетке. Я испугалась. Я знаю, как жить вместе двум женщинам разного возраста, но не знаю, как жить, когда между ними мужчина. В общем, – «Я и сам для себя непосильная ноша, а уж вы тяжелы и подавно.» Кстати, кто сказал? – спросила она тогда и последовала лекция о немецкой философии.

За год до окончания школы мама сказала, – Все, жопа отросла, пора садиться на кафедру. – Я тогда осмотрела со всех сторон ее подтянутую спортивную фигуру и заметила, что «нигде, ни чего, не отросло и не пытается». На что мама ответила, мол в русском языке слово «жопа» имеет много значений и села на кафедру в Историко-Архивном. По окончании школы я поступила в этот же институт на факультет «Военной истории 20 века». По этому поводу последовал единственный в нашей жизни скандал. Мама очень вежливо осведомилась, понимаю ли я, что возможно всю жизнь проведу под землей вдали от людей, прихлопнутая подписками о невыезде и не разглашении? На что, я, не менее вежливо ответствовала, что мои пеленки и памперсы раскиданы по «всей Руси Великой» в местах, имеющих хоть какое-то историческое значение. Целое поколение светил науки и священства, начиная с Патриарха, видело меня голенькую. Я накушалась путешествиями и обществом себе подобных на всю оставшуюся жизнь. Хочу, под землю в архив и замуж за одноклеточного военного громилу с целью варить ему борщ.

– Мама, пойми! – Взмолилась я напоследок. – Ты очень хорошо меня учила, я знаю почти все, что знаешь ты. Этот груз давит.

После МХАТовской паузы, во время которой мама бубнила, что-то про то, что выросло, про мужиков, про детей, про осознанный выбор. Видно было, что она собирается с духом перед ответственным разговором. Потом решилась.

– Значит, так, этот разговор должен был произойти через год, но ты первая начала боевые действия, так что сама виновата. Садись и слушай. На самом-то деле выбора нет. Я на тебя не давлю, но ты не знаешь всего.

Мама отменила все свои встречи и лекции. Я была повышена до статуса «доверенного лица» и мы беседовали. Иногда мама срывалась на лекторский тон, но при виде моей недоверчиво-боязливой отчаянности, скоро возвращалась обратно. Мы вместе сварили борщь, переработали мясо в котлеты, порвали в клочки салат. В процессе тяжёлого разговорного дня мама уговорила бутылку приднестровского мартини и ранним вечером завалилась спать.

Вот так всегда, навалит проблем и смоется, а ты сиди и думай. Из собственной судьбы не выпрыгнешь, это не юбка. Остается, принять ее или не принять. Оказывается, судьба есть. Кто-то там наверху сделал этот мир таким, что если плавненько так скользишь себе по судьбе, как в лодочке, то и будет тебе щасте. А если выпрыгнешь, то барахтайся сама. Никто, не поможет.

Оффигеть. И посоветоваться не с кем.

Вот ведь хитрая мама. Первое, о чем она спросила, так это есть ли у меня подруги? Ведь знает же, что последних два года друзей у меня нет. Они все потихоньку начали сходить с ума ещё четыре года назад. Нет, мальчики двинулись года как два. Любовь-морковь, туды ее в качель. Сначала девочки стали приглядываться к старшеклассникам и хихикать. Потом одна из них поняла, чем привязать к себе пацана и расписала подружкам. Вот она любовь, оказывается какая. Все кинулись искать любви. Ну, а я просмотрела пару порносайтов и мне не понравилось. И взгляды пацанов не понравились. Не люблю, когда во мне видят кусок мяса. Говорить с девчонками, да и с мальчишками стало не о чем. В голове у них крутились порно ролики, да средства от прыщей. Пару раз «подружки», по просьбе пацанов, заманивали меня на вечеринки на, которых я хорошо отработала двоечку из правого верхнего хука в челюсть и добивающий левый свинг в корпус. Это я для фигурного катания тяжеловата, хоть и занимаюсь им с четырёх лет и пропустила много. Но факультативы по самообороне посещала постоянно. Как говорила наша тренерша, «фигурист должен работать кулаком». Так что я считаюсь старой девой, в свои семнадцать лет. Дуры и козлы. Тут советоваться не с кем.

Поехать, что ли в Патриархию, ворваться к самому главному? А, что он скажет? «Бог терпел и нам велел», вот что он скажет. Доводы приведет, мол, человек свободен, лишь в служении. Лапу когтистую церкви прострёт надо мной, с целью приспособить к делу.

Знаю я все их православные примочки. Еще со времен Троицко-Сергиевской лавры. Когда мы с семинаристами абгрейдивали мой первый мотоцикл. Год назад. Все мои старые приятели пытались остаться со мной наедине. Не подумайте плохого, исключительно за тем, чтобы сделать предложение руки, сердца и прихода. Хотели, заразы, сделать меня матушкой в шестнадцать лет. Знаю я их доводы, «Да прилепиться жена к мужу своему и будет едино». Я потом собрала их в кучку, предложила остаться друзьями и отпустила искать себе жен. А старый ИЖ-«Юпитер» мы с отцом Иезикилем привели в порядок вдвоём.

Может быть к дяде Коле сходить? Говорил же он, что, если что, сразу к нему. Ага. Только скажи, сразу на нефть посадит или в банк засунет. Потом оглянуться не успеешь, как уже замужем за каким-нибудь его сыном. Ну и что, что женатые, разведет. Помню же я, как он вслух печалился, о молодости моей. Нет, не пойду.

Вот ведь, какая хитрая мама! Нарочно же подсунула свободу выбора. А я сейчас занимаюсь изобретением извечного бабского приема по перекладыванию проблемы на мужика. Все у них, у Евиных дочек, просто, скинула ответственность на мужика и в ус не дуй. Но я-то не Евина дочка. Так что единственный для меня, в моём вопросе, авторитет – мама. Которая спит, свалив проблемы на меня. Ладно, сколько не откладывай, а разбираться надо.

Значит так, я не женщина. И не девушка. То есть и женщина, и девушка, но не как все. Не в смысле красоты необыкновенной, и не обширности разума. И даже не в смысле обычного для девушек моего поколения лозунга – «Мне все должны»! А просто я не дочка Евы, прародительницы нашей. Тфу-ты, ихней!

Оказывается, когда первая женщина по имени Лиллит, созданная, так же, как и Адам по «образу и подобию», между побегом от мужа и прибытием посланных Творцом архангелов, сидела на острове, она произвела на свет множество подобных себе. Девчонок, разумеется. Партеногенез называется. А потом прибыла следственная комиссия от лица бога и прикрыла эту лавочку. Лиллит заявила архангелам, что «жить с козлом, гребущим под себя, пока его не переделают, не намерена», а волю Творца исполняет честно «плодится и размножается, можете посмотреть, сколько девочек бегает по острову». Творец подумал, да и создал Еву. А Лиллит устроила матриархат. Тогда же возникла боль при рождении ребенка, как ограничитель рождаемости и для того, чтобы дети Адама и дочери Лиллит были в равном положении. Так, единственный раз в истории человечества, состоялось отделение мух от котлет. А потом волею Творца ангельское племя было удалено с лица земли. Но перед уходом они создали мужчин для валькирий-амазонок. Инициатов. Поскольку Творец хочет видеть этот мир в любви. Так, что если хочешь любви настоящей, жди своего инициата.

Вот, что я сделаю. Мама сказала, что на курсе будут учиться еще девочки-амазонки, из Финляндии, Чили и Франции. Вот с ними я и посоветуюсь!

Первой, тогда, прилетела Эллка, она же Ариэлла, что в переводе означает – Лев Бога. Полное имя – Ариела Агнеса Лучия Пиночет. Говорит, что фамилию дедушки взяла для прикола, а так, вполне могла бы писаться Карвалан. Я прикола не поняла, залезла в Википедию. Увидела, как Эллкины предки, мочили друг друга. Но меня не проняло. Если посмотреть внимательно, то все предки кого-нибудь мочили. Или их.

Это я зимой узнала, что она крутая, как горка, когда зимой мы съездили в Кордильеры. И, на лошади, и ножиком, и по скалам. А, как она тамагавк швыряет… Прилетела чартером со сборной Швеции по баскетболу. Представьте, прет куча мужиков типа Лундгрена, а ведет их девчонка лет пятнадцати, в черных шароварах и футболке с ликом святого Че Гевары. У них там он называется «неизвестный молодой святой» и изображается на иконах идущим куда-то вдаль мужчиной, призывно помахивающим автоматом Калашникова. Она мелкая, черноволосая, похожая на татарку. Она мне потом объяснила, что латиноамериканские индейцы и наши татары – родня. Она полиглот. Кроме русского, английского и шведского языков, говорит еще на пятнадцати наречиях горных племен Кордильеров. Шустрая, как … Нет, понос шустрее. Пока мы еще час ждали Марью, она успела влезть мне в душу и мягко устроиться там на лучшем месте. А, как ее было туда не пустить, если она гасает по горам на «Харлей Девидсон». Мы собирались на следующий же день ехать к деду Иезикилю в гараж. Да так за год и не успели.

Ни я, ни Эллка, никогда не видели альбиносов. Марья – альбинос. Даже Питерское блеклое солнце способно нанести ей вред. Сквозь прозрачную кожу просматриваются вены. А глаза … Они кажутся красными из-за розовых век. Поэтому она всегда носит брючные костюмы, скрывающие отсутствие фигуры. Мечта модельера – швабра. Когда она вышла из терминала и сняла затемненные очки, нам показалось, что смерть смотрит на нас ироническим взглядом. Ей тогда тоже было семнадцать лет, но жизненного опыта накопилось на сорок с хвостиком. Ну, и обстановочка у них в эшелонах власти. Звали ее – «Возлюбленная страна» – Маарья Марьямякки. (надо полазить по интернету, посмотреть значение моего имени.) Вот она-то, совместно с Шарлоттой, и учила нас жизни, в демократическом обществе, и управлению вертолетом. У нее свой вертолет есть.

Шарлотта прилетела вместе с главным менеджером компании Engie, французским аналогом нашего Газпрома, и тут же начала учить меня, дуру, геополитике. Оказывается, мы с французами и канадцами давно продаем в США наш сжиженный газ. То есть хитрый Милляр и американцев подсадил на наше Штокмановское месторождение. От Шарлотты нет секретов, ее дедушка Ив де Голль создавал эту кампанию и долго был ее генеральным секретарем. А она, акционер.

Она стояла и беседуя с двоюродным дедушкой, сучила ножками, видно было, что дед, достал. Он и нас подозвал и долго говорил нам о семейных ценностях и престиже фамилий. Потом вздохнул – типа, «где мои семнадцать лет», и отпустил. Шарлотта потом долго извинялась. Говорила, что дед, советник Ле Пен, отвечает за идеологию, что у него тяжелая жизнь. Трудно быть Шарлем де Голлем – номер два. Приходится соответствовать деду. То есть его деду. Потому, что ее родной дед – Ив. Их там полно – де Голлей. Прадедушка – адмирал родил четырех сыновей и не один из них не появился на свет на месте рождения предыдущего. Ее дед появился в Марокко. Слила нам инсайдерскую информацию о том, что на французскую избирательную кампанию надо переложить деньги из одного кармана в другой. Потому процесс перекладывания надо согласовать с Милляром, а у того снега зимой не выпросишь. Значит надо купить еще миллиард кубометров газа, а свободные газораспределительные станции только в Турции. Но у турок денег нет.

На даче в Боровиках, где мы все должны были жить, нас встретила Ёсико.

Я чуть не упала, когда увидела живую легенду. В марте этого года весь мир наблюдал, как она, оседлав цунами, за восемнадцать часов пролетела на его гребне пространство от Чили до Японии. Она – герой японской молодежи, «девушка с мечами», якудза масс-медиа. Сам ихний император реанимировался для беседы с ней. Объединенные кланы Фудзивара, впервые за двести лет, возвели ее в ранг полевого сёгуна. Кто-то у них на верху, решил слегка изменить историю Японии. Ну, или совсем порвать родственные связи с Китаем. Тут ведь как. Китайцы утверждают, что японцы происходят от них, китайцев. То ли беглые рабы, то ли выселенные после войн с дикими чукчами, солдаты. Так вот яростный полет на гребне цунами доказывает, что волна могла пронести через океан флот, то ли ацтеков, то ли майя и именно Латинская Америка родина слонов, то есть монголоидной расы. Следовательно, именно инки, став японцами начали экспансию в Китай и далее везде.

Легенда была среднего роста, бела лицом, черноволоса и не несла в себе черт присущих образам в стиле хентай. Зловеще, сверкая карими глазами и потрясая акупунктурными иглами ручной работы, она заявила, что до нового года должна подогнать наши лунные циклы под ее личное время, так как болеть должны все одновременно. И она добилась своего, а мы обрели устойчивый Стокгольмский синдром.

Короче, с появлением девчонок, мои сомнения рассосались сами собой.

О-хо, о-хо-хо … Ну, мамочка, удружила. Велела непременно эту выставку посетить. Зачем? Чего она добивалась? Мне и Масловой с ее контингентом вполне достаточно, чтобы возненавидеть бабское отродье. В этом году мы только этим и занимались, что изучали Евиных дочек, сокращённо «евдох» и мужчин «адамитов». Правда, в теории. А это, у нас значит практика. Исследовать в естественных условиях. Чего же тут исследовать? Есть, есть у них мозги. Дисциплины нет. Не могут справиться со своим – «хочу всё и прямо сейчас». Ну, снимут «евдоху» в ролике, ну будут на неё смотреть пацаны-адамиты исходя соплями, ну станет она знаменитой в своем очень узком секторе жизни. Даже денег получит, пусть. А с тридцати лет, когда больше никому не нужна, с пробкой в заднице, чтоб не вывалилось, и ничего не умеешь – жить. Жить еще лет пятьдесят. Поневоле станешь правозащитницей.

Марья называет меня тепличным растением, розочкой Экзюпери. Её саму мужчины и женщины пытались изнасиловать двадцать один раз! Наверное, мне все-таки, повезло. Всю жизнь меня окружали люди, понимающие дисциплину, засунувшие свое «хочу», куда подальше.

Эллка-чилийка, в такой же ситуации, у них там строго. Тем более, что последние пять лет она «отдыхала» от учебы размечая километровую полосу в предгорьях Кордильеров. Девять тысяч километров от Огненной земли до Мексики. На лошадях. Последние три года в обществе Ёсико. Так, что ей пришлось труднее. В первое время она от людей шарахалась. Потом съездила пару раз в Швецию, где и сейчас обретается, и освоилась.

Ёсико, старшекурсница, что за нами присматривает, наоборот, у нас в России расслабляется. У них там, в Японии какая-то очень странная система запретов, когда все можно.

Проще всего Шарлотте, одела, бесформенные одежды и все видят только ее орлиный клюв. Да и ростом она повыше многих мужиков.

Если бы не девчонки, я бы в свое происхождение не поверила. Они, то доказательство и есть, что существует другая жизнь. Когда человеку не скучно. Хотя, мне и тем людям, среди которых я жила «скучно» не бывает. Всегда есть чем заняться, времени нет.

Но если погрузится в среду обычных женщин, то ото всюду ползет стон – ску-у-чно. У девушек или подростков – скукота. Сами ни чего придумать не могут, а учиться им «западло». Спеть веселую пионерскую песенку и помочь родителям по хозяйству не пробовали никогда. А родители, видя такое, понимают, что, сколько денег не накопи, все детки просрут.

Что-то стала я допускать не достойные выражения.

Достали меня эти Хельсинки.

* * *

Кто-то погладил меня по голове, мягко похлопал по плечу. Я и не заметила, что занявшись любимым делом самокопания, сижу с закрытыми глазами. Пришлось выйти из себя и посмотреть, что же происходит снаружи. Оказалось, что стремящиеся на сцену девушки уже куда-то подевались, а рядом со мной стоит совершенно голый пахнущий мужскими феромонами негр. Зажатым в руке розовым фаллоимитатором он призывно помахивал в сторону сцены.

Я завизжала.

Я визжала так, как мама учила самозабвенно и от души. Таким криком первобытные женщины призывали на помощь мужчин, вибрационные волны акустического удара переходящие в ультразвук испускаемые еврейскими женщинами рушили стены Иерихона. Скифские девушки направленным ударом вспарывали ряды римских «череппах». Сейчас только мы дочери Первой умеем так визжать. В нашем нынешнем «бытие», как только ребёнок начинает говорить, так на него обрушивается приказ «Тише !». Говори тише, не кричи – говорят мамы и папы, а когда ребёнка прихватят в подворотне он и сумеет, разве, что пискнуть. Естественное оружие человека, крик, уничтожено. Понятно, что крик без необходимости вызывает беспокойство окружающих, но вместе с ликвидацией культуры крика ушла возможность женского призыва мужчины-защитника. Кроме того, не развитый вибрационный механизм человеческого тела атрофируется без употребления, ловя простуды, бронхиты и прочую ненужность. Мы с мамой уходили подальше от раскопок и прячась в оврагах визжали всласть. Сколько ворон попадало в обморок, когда мы соревновались в крике.

В зале лопнули осветительные приборы, наступила тишина, и отвратительно завоняло вокруг. Видимо попадавшие в обморок люди ещё и обделались. В раскрытую дверь влетела Марья.

– Ты где? Ты цела? – крикнула она в темноту.

– Всё нормально, – сказала я в ответ, – ничего серьёзного. Это я от неожиданности.

– Всё равно надо немедленно уходить, – ответила она, – лучше всего через служебный ход. Пока тут не очухались. Договора подписаны, остальное по телефону. Что это тут воняет?

За дверью мы нашли наших охранников. ЭрхО правой рукой поддерживал находящегося в полуобморочном состоянии ААтоса, а на левом плече у него висела японка. Этот парень добычу не выпустит! Осторожно прокрались к лестнице, надо было вести себя тихо, так, как стеклянные бронированные оконные стёкла покрылись трещинами и могли рассыпаться в любую минуту.

Где-то во власти

– Ни в коем случае, они не должны светится во Франции, – сказал мужчина, – Павел Тургенев там запускает пробный вариант.

– Я в курсе, – ответила женщина, – продолжим. Для прикрытия реальных целей и задач была найдена коллизия между законами ведущих европейских государств в области проституции. Была выбрана кандидатура правозащитницы действующей в области легализации в России проституции и сексуальных меньшинств. Работаем её «втёмную».

(Женщина надела на палец пульт управления и показала на большой экран во всю стену)

– 20 июня сего года – начала она тоном лектора – в Санкт-Петербурге на Исаакиевской площади состоялась не санкционированная демонстрация. Инициатором являлась руководительница не коммерческой правозащитной организации «Серебряная капля» – Екатерина Маслова.

Мужчина. – Псевдоним?

Женщина. – Нет. «Воскресения» Толстова она не читала, натуральное имя и отчество. Родители считают себя интеллигентами. Организация борется за легализацию проституции и принятия скандинавского законодательства в этой области. Сорок филиалов по городам России. Общее число участников движения 78 человек. Из них лишь 8 когда-либо физически проституировало. И то вне пределов России. Подход к этой персоне был осуществлен через перехват денежных потоков подпитывающих организацию. Прежде оплата деятельности происходила наличными при личной встрече. Еще два года назад Маслова часто ездила в Финляндию для получения средств. Однако тогда же нам удалось перезамкнуть денежный канал на нашу студентку Марьямякки. Это фамилия такая, зовут ее Марья, Марья Марьямякки, проект «Великая Лапландия. Теперь деньги Масловой возит моя дочь, сокурсница Марьи. Сама Марья внучатая племянница министра обороны Финляндии. Часто с матерью ездит в Данию и Испанию. Дружит с дочерьми пятой фрейлины Датской королевы и дочерьми министра иностранных дел Испании, который член королевской семьи. Их матери участницы моего круга.

Но вернемся к нашим проституткам. Вот посмотри. – Женщина нажала кнопку на пульте. На экране показался окруженный женщинами памятник Николаю 1. Крупным планом взятое лицо седой женщины заразительно кричащей прямо в микрофон журналисту – Это, Путин виноват. Это Сталин дотянулся! – Лозунг подхватили, гремя цепями ее товарки. Женщина нажала на кнопку и на экране застыло лицо с открытым ртом, в котором была видна пластина верхней челюсти с кофейным налетом.

– Поводом к проведению акции послужил очередной отказ Петербургского отделения минюста в регистрации этой самой «Серебряной капли». Участницы приготовили полутораметровые цепи с замочками, перевязались ими и приковались к заборчику вокруг памятника Николаю 1. Там рядом отделение Минюста. Ну, ты знаешь. В акции приняло участие 32 женщины. Из них 9 из «Хельсинской группы», две от «Международной амнистии» остальные от «Капли». Поддержал не приковываясь, как их называет писатель Ходов, «Комитет не рожавших матерей», но только в рамках принятия закона об открытии дотированных государством публичных домов на территории российских воинских частей. Освещать событие приехало 152 журналиста и корреспондента. «Си НН», «Голос Европы», «Эхо Москвы» и т.п. Мы снимали акцию с четырех точек, плюс моя дочь снимала для спонсоров, т.к. являлась куратором акции. Вон она, видишь, сидит на мотоцикле, не снимая шлема.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении