Александр Лепехин.

Тула. Материалы для истории города



скачать книгу бесплатно

465 лет фамилиям на Руси

Праздник, который касается всех и которого никто не заметил


В стародавние времена наши предки обходились без фамилий, но с трудом. Особенно когда дело касалось восстановления родства и, особенно, наследства.

Порядок был такой: имя отца являлось, как бы, фамилией сына. В нашем сегодняшнем понимании – Отчество. Но уже внуку, при определенных обстоятельствах, было трудно доказать родство с дедушкой. Род носил еще одно имя, самого славного из своих предков. Все помнят кинокомедию «Иван Васильевич меняет профессию», где Иван Грозный произносит очень даже серьезные слова: «Рюриковичи мы». Вот так и было, по имени или по кличке славного предка и назывался весь род.

Клички у нас в народе очень меткие и содержательные. Они могли даваться по славным делам человека: Невский, Донской; по чертам его характера: Калита, Боголюбский; по особенностям его внешности: Рыжий, Косой. Но можно было получить кличку и за неблаговидные дела, за которые человеку было стыдно и кличка ему об этом напоминала. При Рюриковичах воин бежавший с поля боя, без трагических последствий для своих товарищей, должен был в течении года носить женское платье. Можно представить чего он мог наслушаться за этот год и какие клички ему могли дать. Это не касается измены. За измену на Руси всегда было наказание одно: «казнить смертию». Если человек исправлялся и делал хорошие дела и зарабатывал уважение в обществе, то и кличка, как правило, изменялась. В наших деревнях до сего времени, спросишь как найти человека и называешь фамилию, а тебе в ответ: «А как его на деревне кличут?». Называешь кличку и тебе тут же показывают как его найти. Да еще оговорят: «Так бы сразу и сказал. И то кто его фамилию знает». В масштабах государства, такой порядок имел большие неудобства. Трудно было найти человека, для награды или, например, для наказания.

И вот в 1552 году наш Великий Царь Иван Васильевич по прозвищу Грозный решил, что в этой области необходимо наводить порядок. Зная свой русский народ, с какой бурной «радостью» тот принимает любые изменения, он решил все изменить, ничего не меняя. Чтобы не вызывать народных волнений он своим указом в имя человека внес неизменяемую часть и она стала называться фамилией. Но фамилию имели право носить только те, кто находился на Государевой службе: дворяне, все воинские люди (стрельцы, пушкари, казаки и т. д.) и служащие государственной почтовой службы (начальники почтовых станций, их помощники и ямщики). Почтовая станция в те времена называлась Яма, а все кто на ней работал – Ямщиками.

Почему нашего Великого царя везде выставляют жестокосердным тираном? Так русских документов о нем и его правлении не сохранились, они большей частью сгорели в пожаре 1626 года. А о нем и его правлении судят по сохранившимся на западе злопыхательским пасквилям опальных людей, сбежавшим на запад. Как сегодня судить о Путине по отзывам Березовского. Очень интересная картина получится. Даже сохранившиеся документы позволяют сказать, что Иван IV был очень умный и начитанный человек, недаром до сих пор ищут Библиотеку Ивана Грозного.

Его письма к Курбскому наполнены пространными цитатами из многих произведений, чего не скажешь о письмах Курбского. Сохранилось предание, что когда он не мог читать книг сам, ему их читали вслух. Да и дела его говорят сами за себя. Когда он пришел к власти Москва была в границах Кремля и Китай-города. Его загородный дворец находился в 100 метрах от Кремля, сейчас на этом месте Российская Государственная библиотека, в народе называемая Ленинка. А к концу его правления город расширился до границ Земляного города (Садовое кольцо). Население государства увеличилось в два раза. Была ликвидирована опасность с востока, со взятием Казанского и Астраханского ханств и т. д.

Вот передо мною список казачьей сотни города Серпухова 1552 года. В ней нет ни одной фамилии. Все по-старому типа «Ивашка Петров сын», да еще у некоторых добавлено – кличут. Но процесс пошел и ослушаться царского указа, который в принципе, ничего не менял, желающих не было. В фамилии, прежде всего, начали превращать клички. Следующий источник фамилий – имя отца или другого предка. Например, семью моего деда Чукаева Андрея Петровича на деревне называли Петраками. Почему? Да потому, что его отец был Петр Петрович. А семья моего отца всерьез думала что они Коноваловы, а потом с удивлением узнали, что они, оказывается, Лепехины. Видимо кто-то из предков был неплохим ветеринаром – коновалом. Смотришь в писцовой книге человека записывали по имени и приписывали его профессию – кузнец, калашник, масленик, ткач. А лет через 50–70 эти названия превращались в фамилию – Кузнецов, Калашников, Масленников, Ткачев и т. д. Много фамилий XVI – первой половины XVII века связаны с животными, птицами, растительностью – понятно, такие у людей были клички или даже имена. Много фамилий того периода зафиксировали русские имена, которые были в то время в обиходе: Дружина – Дружинин, Аким – Акимов, Бабич – Бабичев, Бровка – Бровкин, Долмат – Долматов, Миляй – Миляев, Гордей – Гордеев и т. д. Детей в семьях было много и очень часто родители не мудрили с именами, а просто давали их по очередности появления детей: Первак, Второй, Третьяк, Четвертак, Пятак, Шестак. А если двойня, то – Двойниш. Ну и фамилии были соответственными.

Фамилии имели свои особенности по местам их присвоения. Например, в Тульских и Рязанских краях очень много фамилий имеют окончание – ин, – ых, -их. Это объясняется следующим образом. В наших краях при встрече человеку задавали вопрос: «Чьих будете?» Ну и он отвечал, например, Лепехин, Черных. Так традиция общения была зафиксирована в фамилиях.

Получив фамилии, русская знать начала писать свои Родословные. И что характерно, только единицы признавали себя русскими, а остальные сочиняли всякие сказки о своем происхождении, только не из русских. Нет, конечно были выходцы из других народов (Юсуповы и др.), но это были единичные случаи, а остальные хотели стоять над своим народом: я не такой, я на рубль дороже. Так что революцию в России трудно считать случайной.

Зная фамилию, и локализовав место, где она была получена, можно проводить интересные исследования. Я с помощью Интернета составил довольно подробную карту распространения своей фамилии и выявил причину именно такого расселения. Например, мне было непонятно, как рядом с Дмитровым Московской области появилась деревня с тульской фамилией Костино и почему в ней много Лепехиных. А когда выяснилось, что там была почтовая станция, то все стало ясно. Многие казаки, не найдя место в казачьих частях, вынуждены были искать себе работу в других местах. Прежде всего это были ямщики. А если учесть, что основной дорогой доставки товара до XVIII века была дорога из Архангельска, то становится понятным как туляки попадали в Архангельск и оставались жить по дороге до него. Многие становились поморами.

По фамилиям видно, что много туляков осело в областях к югу от Тульской. Причина? В начале XVI века речка Рогожня, что течет по окраине Тулы, была пограничной, а далее – Дикое Поле. В 1554 году с строительством Дедилова, граница отодвинулась на 35 км к югу и пограничной стала река Шиворонь. Далее были построены Чернь и Ефремов. Но построить город – это полдела, его надо еще заселить. В Тульской области было немного городов-доноров: Белев, Дедилов, Епифань, Венев. В Дедилове формировались новые казачьи сотни из молодежи и их отправляли на заселение пустующих донских степей. Поэтому в Донецкой области до сих пор встречается много тульских фамилий и Лепехины не исключение. И так продвигались они до Кавказа. Недалеко от Владикавказа есть станица Змейская, в ней половина казаков носят фамилию Лепехин. Тульские казаки выдвигались и на западные границы государства, поэтому на западной границе, которая в те времена проходила по Московской и Калужской областям, существует много населенных пунктов носящих Тульские фамилии. Например, знаменито село Бородино, а в Дедилове были казаки Бородины. А рядом с Бородином деревни и села с тульскими фамилиями: Бурцево, Прокофьево, Лопатино, Логиново, Бараново, Лапино.

Во второй половине XVI века, когда начались реформы Патриарха Никона, много тульских казаков-староверов ушли на гребень, на Терек, на Кавказский хребет и жили там до XVIII века. После завоевания Кавказа Екатерина II переселила их на Китайскую границу в города Благовещенск и Сковородино. В сотне Бекетова, который основал город Читу и присоединил к России Якутию, построив там много городов-крепостей, были тульские казаки, это подтверждают такие фамилии якутов как Тихонов, Гордеев, Росляков и многие другие. На Дальнем Востоке много тульских фамилий. Даже многие из коренного населения Камчатки носят тульские фамилии, в том числе и Лепехины.

Следующий, кто много туляков вывез на новые места был Никита Акинфиев, более известный как Демидов. Для строительства заводов нужны были понимающие люди, вот и брал он с собой рудознатцев, кузнецов, литейщиков и прочих специалистов. Так в Пермском крае осело много туляков на вечное житье. В Томской области есть село и деревня Лепехины. Причина? Рядом мощный завод. Не только Демидов заводы строил. Выходцы из дедиловских казаков тульские промышленники братья Мосоловы построили Златоустовский завод и не только его. Рядом с ними, наверняка, расселилось много туляков. Специальным царским указом много туляков было перевезено в новый город Санкт-Петербург на вечное житье. Это только малая толика, тема ждет еще своих энтузиастов и исследователей.

В заключение, поздравляю всех вас и нас с 460-летием учреждения фамилий на Руси. Желаю, чтобы у нас становилось все меньше Иванов, не помнящих родства.


Лепехин А.Н.


Часть 2
К 205-летию Отечественной войны 1812 года

Создание милиции (внутренних войск или ополчения) в 1806 году

Всем интересующимся историей Тульского края хорошо известно о создании Тульского ополчения в 1812 году и его участии в Отечественной войне и заграничном походе в составе русской армии. Создание же подобного ополчения в 18061807 гг. под названием милиции совершенно не освещалось в нашей краеведческой литературе, хотя И.Ф. Афремов и поместил в своей работе «Историческое обозрение Тульской губернии» грамоту Александра I с выражением особой благодарности дворянству Тульской губернии за активное участие в создании милиции в губернии. Факт тем более интересный, что милиция 1806 года значительно превосходила по численности ополчение 1812 года и потребовала на свою организацию значительно больше средств и усилий.

Милиция создавалась специальным Манифестом императора Александра I от 30 ноября 1806 года «О составлении и образовании повсеместных временных ополчений или милиции», в один из самых напряженных моментов борьбы с наполеоновской Францией. События развивались следующим образом. Когда в 1803 году был расторгнут Амьенский мирный договор между Англией и Францией, Наполеон начал готовить армию для высадки в Англии. Для англичан стали повторяться события XVI века, когда Великая Армада приближалась к ее берегам. Королевская дипломатия спешно начала готовить новую коалицию против Франции, которая была уже третьей. Однако, несмотря на все старания, в нее удалось вовлечь только два государства: Австрию и Россию. Союзники выступили в 1805 году, но потерпели страшные поражения. Аустерлиц вынудил Австрию просить мира, а Россия фактически прекратила военные действия против Франции. Скорее всего, под нажимом английской дипломатии осенью 1806 года против Франции выступила Пруссия. Новая катастрофа не заставила себя долго ждать. В один день две прусские армии были уничтожены маршалом Даву и Наполеоном. После этого Пруссия была деморализована и практически не сопротивлялась. Сильнейшие крепости сдавались без боя по первому же требованию. Наполеоновская армия неудержимо приближалась к границам России. В стране не хватало ни денег на ведение войны, ни войск. На скорую помощь из Англии рассчитывать не приходилось.


Конный полк Тульского ополчения. Генерал и штаб-офицер


Создавая милицию, Александр I, по всей видимости, преследовал несколько целей. Во-первых, создавался большой резерв для регулярной армии, который в любой момент можно было использовать в борьбе. Именно так и поступал Наполеон с французской национальной гвардией. Милиция и должна была служить альтернативой французским местным формированиям. Во-вторых, на Россию надвигались войска, несшие революционные идеи свободы, равенства и братства, и можно было ожидать выступлений против крепостнических порядков. Если милиция оказалась бы не в состоянии противостоять наполеоновской армии, то она, во всяком случае, справилась бы с народными выступлениями. В-третьих, все расходы на формирование и содержание милиции ложились не на казну, а на местное население, в первую очередь на дворянство. Именно оно и должно было поставить дополнительным рекрутским наборам подавляющее количество солдат для милиции, а ее офицерский корпус полностью комплектовался из дворянства. Поэтому Манифест и был обращен в первую очередь к дворянству: «Незабвенные опыты любви к Отечеству и верность к престолу, оказанные в отдаленные и настоящие времена дворянством российским и известная готовность его во всякое время, когда служба его общему добру нужна и надобна, по первому позыву от самодержавной власти не щадить ни труда, ни самого живота для Службы государственной, удостоверяют нас сколь усердно, ревностно и сильно содействовать оно нам будет в скорейшем и благоуспешном совершении, необходимостью, предписываемою и на общее спасение устремленного образования внутренних временных ополчений или милиции…».

Во французской национальной гвардии преобладал принцип добровольности. В русской милиции он также присутствовал, но только в отношении офицерства, т. е. дворянства, в соответствии с законом о его вольности. Командующие губернской милицией избирались «дворянством каждой губернии из особ, отличившихся в военной службе и, буде можно, из прибывающих в той губернии». Штаб и обер-офицерский состав избирался «буде можно из тех, которые находились с честию в полевой службе, а за недостатком таковых из неслуживших или из других сословий» (разночинцев, имевших классные чины). Для комплектования милиции рядовым и унтер-офицерским составом сохранялись правила рекрутского набора: «Гражданские губернаторы с предводителями дворянства по спискам сим и по ведомостям о коронных и помещичьих крестьянах и мещанах определяют, сколько в назначенное по росписи количество губернской милиции следует собрать казенных и помещичьих крестьян и мещан», т. е. помещик сам определял, кто именно из его крестьян пойдет служить в милицию. Далее читаем: «Дворянские собрания, получа чрез предводителей сведения о числе следующих к поставке на временную службу Отечеству людей, распределяют по сделанному расчислению сколько кому следует дать их надлежит. По учинении такой росписи каждый помещик и имеющий крепостных людей приготовляет в две недели положенное с него число совсем вооруженных и по возможности снабженным огнестрельным оружием из приобвыкших, где таковые есть, владеть оным, как-то из егерей, охотников и прочих, одев их приличным времени года образом и дав на каждого единовременно по 3 руб., заготовляют притом для них провиант на 3 месяца».

Тульская милиция была отнесена к 4 округу и должна была быть укомплектована 29 тысячами человек. На их содержание с душевладельцев следовало собрать по 20 копеек с души. Подушная подать, основной государственный налог, собираемый ежегодно, составлял 70 копеек с души. Поэтому этот дополнительный сбор следует признать весьма существенным. Кроме того, Манифест объявлял сбор пожертвований для организации милиции как деньгами, так и оружием, а также продовольствием.

В Государственном архиве Тульской области имеется дело об организации милиции, в котором сосредоточены документы, в основном, итоговые, не раскрывающие процесс формирования милиции, или касающиеся его частных фактов. В нем также имеются некоторые второстепенные распорядительные документы и выборочно сохранившаяся переписка с уездами.

Из сохранившихся документов становится ясно, что зимой и весной 1807 года в губернии велась интенсивная работа по формированию милиции, сбору дополнительного душевого налога и пожертвований. Всего в ополчение было принято 28786 ратников. Однако вооруженность ополчения была очень слабой. Основным оружием являлись пики, ружей со штыками было 5726, без штыков – 301, охотничьих – 159. И это не смотря на то, что для закупки вооружения для ополчения были выделены 2 тыс. руб. Значительно больших успехов достигли в сборе дополнительного подушного налога. Только по 10 уездам губернии было собрано 49703 руб. 30 коп. В обычной недоимке оставалось 21322 руб. 50 коп. Полных сведений о частных пожертвованиях не сохранилось. Однако список сбора по Туле и ряд уездных списков показывают, что эти пожертвования поступали весьма активно.


Казак конных полков Тульского ополчения


Весьма значительные денежные средства поступили от церкви и посредством ее. Епископ Тульский и Белевский Амвросий внес 1000 руб. лично, а затем передал еще 3425 руб., собранные, скорее всего, по церквям епархии. Кроме того, от него было доставлено пожертвование неизвестной особы: брильянтовый перстень и серьги, золотая табакерка, осыпанная брильянтами. Среди прочих пожертвований можно выделить следующие: отставной гвардии прапорщик Дмитрий Иванович Загряжский, майор Адам Иванович Челищев, прапорщик Селиверст Селиверстович Муромцев, статский советник Сергей Алексеевич Дуров внесли по 1000 руб.; вице-губернатор

Новиков – 200 руб.; губернский прокурор Гурьев – 300 руб.; помещик Дмитрий Григорьевич Ивашкин – 300 руб.; Екатерина Вельяминова (сестра В.А. Жуковского) и Устинья Петровна Матякина – по 100 руб. Обращает внимание запись «Каширского уезда г-на Каблукова крестьяне Иван Потапов, Дорофей Алентьев сделали пожертвование 20 руб.». Любопытно, что наряду с реальными жертвователями в списке упомянуты и пожелавшие внести деньги, но до окончания сбора 1 января 1808 года не сделавшие этого. Среди них обращают на себя внимание губернатор Н.П. Иванов и граф Илья Андреевич Толстой. Первый собирался внести 1800 руб., а второй – 5000 руб. Тем не менее, итог сбора пожертвований по Туле весьма значителен – 16655 руб.

Из этих денег 2000 руб. были израсходованы на приобретение оружия для ополчения. По расценкам того времени на них можно было приобрести около 600–700 ружей. Остальные средства должны были пойти на обмундирование и провиант. Среди дворян нашлось очень большое количество желающих вступить в милицию. Непосредственным начальником Тульской милиции был избран генерал-лейтенант князь Николай Волконский, тысячными командирами: флота капитан I ранга кавалер Петр Хомутов, полковник Глебов и подполковник Михаил Данилов. Кроме того, были выбраны 12 пятисотенных и 120 сотенных и пятисотенных начальников. В случае невозможности избранными выполнять свои обязанности были выбраны заместители («кандидаты»). Наряду с обычными милицейскими частями в губернии формировался подвижной батальон, состоявший из 6 рот. Его возглавил полковник Родион Крюков. Всего же по стране в милиции было 612 тыс. чел.

Для облегчения сбора пожертвований, формирования милиции, а также для предотвращения возможных антикрепостнических выступлений, что скорее всего и было, Святейший Синод выступил с обращением ко всем православным. Его велено было читать во всех церквях. Академик Е. В. Тарле так прокомментировал это послание: «Синод – неизвестно, по чужому ли внушению или под наитием собственного наплыва мыслей – решился на странный поступок, повергший тогда многих в полное недоумение. Появилось послание ко всем православным христианам от их духовных пастырей, в котором сообщалось, что Наполеон есть предтеча антихриста, что он – исконный враг веры Христовой, создатель еврейского синедриона, что он в свое время отрекся от христианства и предался Магомету (это был намек на Египет и Сирию), что войну с Россией он затеял и ведет с прямой и главной целью: разрушить православную церковь». Не смотря на то, что в послании против Наполеона выдвигались взаимоисключающие обвинения, оно должно было действовать на крестьянскую массу, предостерегая ее от выступлений против правительства на стороне наполеоновских войск. Дальнейшие события поставили Святейший Синод в неловкое положение, когда был заключен не только Тильзитский мир, но и оборонительный и наступательный союз с Наполеоном. О послании постарались забыть и не вспомнили о нем в 1812 году. К сожалению, в настоящее время делаются попытки воскресить это послание, вырывая его из контекста исторических событий.

Зимние сражения при Пултуске и Эйлау не дали решающего преимущества Наполеону. Однако русская армия в обоих случаях отошла. Получив значительные подкрепления, командующий русской армией Беннигсен 4 июня 1807 году начал наступление. Наполеон с армией в 125 тыс. чел. перешел в контрнаступление, угрожая Кенигсбергу, в который англичане доставили все необходимое для действий русской армии. Беннигсен с армией в 85-100 тыс. человек попытался перекрыть французам дорогу к Кенигсбергу. Однако Наполеон атаковал его в излучине реки Алле при Фридланде 14 июня 1807 года. Русской армии не было места развернуться и она была разбита. Потери убитыми, ранеными и пленными превышали 25 тыс. человек. Французы захватили почти всю артиллерию, гвардия потеряла треть своего состава. Через несколько дней был захвачен и Кенигсберг со всеми запасами. Продолжать войну, несмотря на собранную громадную милицию, было невозможно. 8 июля 1807 года был подписан Тильзитский мирный договор. Россия обязывалась разорвать все отношения с Англией и присоединиться к континентальной блокаде.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83