Александр Лепехин.

Тульский край глазами очевидцев. Выпуск 1



скачать книгу бесплатно

© Лепёхин А.Н.

Предисловие

Вы держите в руках уникальную книгу. Здесь собраны документальные свидетельства очевидцев жизни нашего Тульского края начиная с XVI до XVIII века, изложенные не сухим языком документов, а рассказами заинтересованных наблюдателей. Почему появилась эта книга? Хочу чтобы мои земляки лучше знали свой край и гордились не тем что мало про него знают, потому что первоисточников в руках не держали, а тем что знают про край наш много, знают, помнят и чтят предков наших и дела их. Эта книга подсобный материал для наших краеведов и просто пытливых умов, которые задаются вопросами, почему, а что было до нас? Для людей ищущих свои корни. Ведь здесь он может найти описание своей малой Родины не только города, но и села, а то и деревни, некоторые из которых уже исчезли с карты Тульской области в годы борьбы с «неперспективными» населенными пунктами. Когда стирали грань между городом и деревней, и как сказал В.Стародубцев: «Деревню стерли, грань осталась».

Первое свидетельство относится к 1517 г. В то время Тула была крайним русским городом, а за речкой Рогожней Дикое поле. А с того Дикого поля на Тулу нападали все кому не лень. Заметьте, что в то время были существенные разногласия откуда начинается река Танаис, это так греки Дон называли. Толи с Рифейских гор, толи из Иван-озера. Чего проще, съездить да посмотреть. Но желающих рискнуть здоровьем не было. Далее свидетельство Андрея Курбского о 1552 г. Как они шли к Тулякам на помощь и как сражались с басурманами на реке Шивороне. Везде вскользь упоминается, что после того как сбежал Девлет-Гирей из-под Тулы, на Шивороне была битва. Но А.Курбский указывает, что эта битва продолжалась два с половиной часа. Для примера Куликовская битва в 3 часа уложилась. На месте битвы поставили храм Праскевы Пятницы, а погибших похоронили на высоком холме и поставили церковь во имя Покрова Пресвятые Богородицы. Церковь Праскевы стоит, курган и могила осталась, правда церковь снесли в конце XVIII века, но холм до сих пор Покровкой называется. А через год тут поставили город Дедилов, как я его называю прежде бывший славный город Дедилов. Первый город построенный в Диком поле, город на который нападали все кто шел на Москву и Тулу, но ни разу не взяли. А что в Туле осталось от 1552 г.? Братская могила, храм, название местности ничего. У нас целый институт, теперь даже университет готовит педагогов, из них добрая часть историков. Но заметьте, что никто толком не раскрыл этот вопрос. Я уже не говорю, что история дома, где университет обитает, плохо изучена, а ведь в ГАТО есть подробное описание дома, но оно не опубликовано и не описано. Да чего там дом. В университете оборудован небольшой музей Л.Н.Толстого, но нигде нет упоминания, что практически весь материал для музея найден куплен на собственные скромные средства, собран и подарен Валерием Васильевичем Пилипенко, одним из наших тульских бескорыстных подвижников на ниве краеведения.

Неблагодарность хороший пример подрастающему поколению со стороны педагогов, готовящих педагогов. Вот так сеется разумное, доброе, вечное. Что посеешь, то и пожнешь. Чего же нам удивляться, что в Туле массово сносят историческую застройку и она стремительно теряет облик исторического города. И не прокатилась по Туле волна возмущения, когда начальник Управления градостроительства Тулы, с чисто тульской фамилией, в газете высказал сожаление о том, что немцы во время войны Тулу не разрушили, чтобы было где разгуляться новомодному, не всегда хорошему, архитекторскому воображению.

Вот уж действительно тина «нечистая, мелких помыслов, мелких страстей». Публикацией первоисточников по истории нашего края, я хочу чтобы в полку защитников нашей истории, самобытности, культуры и всего того, что нас сделало Туляками с большой буквы прибыло. И чтобы уменьшилось их количество среди «пирующих, праздно болтающих, обагряющих руки в крови».

Итак, единомышленники, за мной, а там, глядишь, на марше наши ряды пополнятся. Вспомним опять Некрасова.

 
«Пускай наносит вред
врагу не каждый воин,
но каждый в бой иди,
а бой решит судьба»
 
Лепёхин А.Н.

Введение

Первоначально свидетельства о Тульском крае лаконичны и малоинформативные, за исключением воспоминаний А.Курбского, который дает много информации об осаде Тулы Дивлет-Гиреем и о битве на Шивороне. Но в 1632 г. Олеарий Адам дает информацию о строительстве оборонных сооружений под Тулой, о налаживании железоделательного производства в Туле, и о начале добычи руды на казачьих землях близ Дедилова, на том руднике сейчас стоит г. Киреевск, хотя Дедилов не упомянут.

В цитатах приведена стилистика и язык оригинала. Что позволит читателю полнее окунуться в описываемые авторами времена и понять наши приобретения и утраты, прежде всего в Русском языке.

В свидетельствах иностранцев много ошибок, ведь они описывали чужие края, да еще с чужих слов, простим им это, но выделим и возьмем на заметку разумное зерно. Первое подробное описание Тульского края дает Бакмейстер в 1771 г., но в том описании нет Белева, видимо не прислали данные, разгильдяйство, оно не вчера появилось. В это же время мы имеем не только описание Тульского края, но и первые живые впечатления о жизни туляков записанные Ф.Мирандой.

В 1772 г. Андрей Болотов впервые упоминает о Туле. Когда его в гостинице атаковали торговцы всякими художественными поделками из металла от шпилек до пистолетов. Ныне в Туле таких мастеров, да в таком количестве и не сыскать. «Сникли душами, опрыщавели», как сказал Высоцкий по другому поводу, но к нам применительно. Имеем не ценим потеряем плачем. Но не иссякла талантами земля Тульская, теплится еще огонек. Там глядишь и костер разгорится. Все условия есть. И книги о ремеслах и инструмент, раньше ничего этого не было, но умудрялись делать прекрасные вещи с душой. Правда последнее время мы неразумно разрешаем душе лениться, но это пройдет и наши души еще будут трудиться «и день и ночь, и день и ночь» Затем Андрей Болотов подробно описал всю подготовку, процедуры введения административной единицы Тульская провинция и все праздники по этому поводу. Правда это сохранилось только в издании 1871 г., а затем из более поздних изданий заботливо убрано. Ну ни к чему народу все это знать и помнить как быстро решались все вопросы административного плана, где дома Демидова стояли, о возникновении в Туле театра, о первом фейерверке. А то еще много знать будут, зазнаваться начнут, найди потом на них управу. Правильнее было бы по Скалозубовски «собрать все книги, да и сжечь», но не получилось, да и вообще первая общественная библиотека не Питере и Москве появилась, а в Туле, да еще лет за 40 до столиц, в 1778 г.

Затем приведены «Путешественные записки Василия Зуева». Этот ученый Академик, проезжая по Тульскому краю скрупулезно все записывал. Сегодня мы можем не только понять как шли большаки, так в народе называли Большие столбовые дороги, Государственные шоссе с верстовыми столбами, но и как выглядели некоторые не только города, а даже села и деревни, как и чем жили наши предки в то время, над чем трудились. Небольшой парадокс Тульского края: был Соловской уезд, а что за город Солова никто не знает, Зуев описывает нам Солову и где она находилась. К слову сказать, что Зуев фамилия Тульская, а вернее Дедиловская.

Заканчивает сборник фундаментальный труд Дилтея, в котором он приводит статистические данные по каждому уезду Тульского края на 1781 г. Не судите строго за некоторые ошибки, при обработке такого объема информации, тем более в то время, при тех технологиях, это допустимо, мы поправим.

Это первая книга из серии историческо-документальных книг о Тульском крае. Затем будет XIX век, затем Исторический путеводитель по г. Туле, над которым трудится коллектив авторов (Камоликов, Демидов, Лепёхин). Завершит серию сборник исторический документов по Тульскому краю, в котором будут собраны писцовый книги и т. д., то есть поименная перепись населения Тульского края. Есть еще Военно-топографическое описание Тульского края 1852 г. его просто нужно переиздать. Насколько полными и интересными будут книги зависит не только от нас, но и от вас.

Ждем от вас отзывов, малоизвестных рассказов об истории городов и весей Тульского края, улиц, домов, семей, предприятий. Ну и, никуда не денешься, предложений помощи. Так как все это делается на энтузиазме. Будут народные книги для народа. С нами можно связаться E-mail: toncargo@mail.ru, тел. 89167050209.

1517 г. Барон Сигизмунд Гирберштейн. Записки о Московитских делах

Из Московии к этой крепости и далее, на пространстве почти 24 германские мили, течет Танаис по местности, называемой Данко: там купцы, отправляющиеся в Азов, Кафу и Константинополь, нагружают свои корабли. Это по большей части делается осенью, в дождливую пору года, потому что в другие времена года Танаис в этом месте не так обилен водою, чтобы по нем могли ходить корабли с грузом.

Город Тула находится почти в 40 германских милях от Рязани, а от Москвы лежит к югу в 36 милях. Это последний город к степям. В нем Василий Иоаннович построил крепость из камня, мимо которой протекает река того же имени.


Русская кавалерия. Рис. из плана г. Москвы С. Герберштейна 1556 г.


А другая река, Упа, омывает крепость с Востока и, соединившись с рекою Тулою вливается в Оку, приблизительно на 20 нем. миль выше Воротынска, не очень далеко от ее устья расположена крепость Одоев.

Город Тула даже во времена Василия имел собственного князя.

Славнейшая река Танаис, разграничивающая Европу и Азию, берет свое начало почти в 8 милях на юго-юго-восток от Тулы, с незначительным уклоном к востоку, но не с Рифейских гор, как передавали некоторые, а из огромного Иванова озера, то есть озера Иоанна, которое простирается в длину и ширину на 1500 верст и начинается в лесу, который одни называют Оконицким лесом, другие Епифанским лесом. Из этого озера вытекает 2 большие реки, Шат и Танаис; Шат к Западу, приняв в себя реку Упу. Он вливается в Оку в Северо-Западном направлении. Танаис же течет прямо на восток между царствами Казанским и Астраханским. Этой реке расточают всевозможные похвалы за необыкновенное множество превосходной рыбы и за приятность ее берегов, представляющихся тщательно возделанным садом, – в таком изобилии растут на них различные травы, сладкие овощи и самые разнообразные плодовые деревья. Дичи там такое множество, и ее так легко добывать стрелами, что путешествующие по тем местам для своего пропитания нуждаются только в огне и соли. В этих краях расстояние считается не милями, а днями пути. По моему расчету, от истока Танаиса до его устья около 80 германских миль, если идти сухим путем по прямому направлению. От Данкова, где, как я сказал, Танаис только что становится судоходным, после почти двадцатидневного плавания можно прибыть в Азов, город, подвластный туркам; он отстоит, как сказывают, на пять дней от таврического перешейка, иначе называемого Перекопом. Это знаменитый рынок многих народов из различных стран земного шара. Доступ туда свободен всякому, какой бы он нации ни был; всем дается позволение продавать и покупать; вне города безнаказанно позволяется всем делать что угодно. (1)

1552 г. Андрей Курбский

Сказания князя Курбскаго

Ч.1 история Иоанна Грознаго СПб 1833

Предисловие.

Жизнь князя Курбскаго

Не даром Иоанн заботился о войске: настало время вступить в борьбу с самою опасною тогда соперницею России, с Казанью. В 1552 г на лугах коломенских собралось до 150000 бодрых воинов в достопамятный поход Казанский; но прежде, чем сие войско тронулось, получили весть, что хан Крымский ворвался в Россию и уже осадил Тулу. Его спешили отразить. Большой полк, предводительствуемый князем Воротынским, славнейшим из воевод, и Правая Рука, под начальством боярина Щенятьева и воеводы Курбскаго, двинулись быстро на помощь осажденным. Испуганный неожиданным появлением царского войска, хан бежал в степи; но более 30 000 татар еще опустошали окрестности Тулы, не зная о бегстве его. Курбский вместе с князем Щенятьевым ударили на злодеев: не многим из них удалось ускакать в орду; все прочии пали на берегах реки Шиворони. В сей кратковременной, жестокой битве, ему иссекли голову, плечи и руки.

Тяжкия раны не остановили юнаго героя: через 8 дней по разбитии Татар, он уже был на коне и повел 30 тысячный отряд к стенам Казани. (2, стр.15)


История князя Великаго Московскаго о делах я же слышахом у достоверных мужей и я же видехом очима нашима.

Он же егда услышал, иже Великий Князь стоит с войском против его, готов над надежду его (бо не заисте споведался, иже уже на Казань пошел); тогда возвратился и облег место великое, мурованное, Тулу, аки в штинадесят милях от места Коломны, идеже Царь Христианский лежал с войском, ждуще его; а нас тогда послал со другими о нем выведывтися, и земли от взгонов боронити; и было с нами тогда войска аки пятьнадесять тысящей. Мы ж, переправясь чрез великую Оку реку со многим потщанием, того дня зело скоро устремишася, и проехаша аки тринадесять миль, и положишася к ночи, на едино потоце, близу стражи Царя Перекопскаго, от града же Тулы за полдве мили, под ним же сам Царь стояше. Стража татарская утече ко Царю, и поведа ему о множестве войска христианскаго, и мняше, иже сам Князь Великий приде со всем своим войском; и тое нощи Царь татарский от града утече, акими миль осьмь, в поле дикое, за три реки перепроводившися, и дела некоторые и кули потопил, и порохов и верблюдов отбеже, и войско в войне оставил: бо три дни хротящи воевати, а дваж дни точию под градом стоял, а против третьего дни побежал.

Наутро, ж, мы воставши рано, поидохом ко граду и положихомся с войском, идеже шатры его стояли. Войска ж Татарскаго аки третина, або вяще, остала была в загонех, или шли ко граду, надеящеся Царя их стояща. Егдаж расмотриша и увидаша о нас, ополчишася противу нас. Мы ж абие сразившеся с ними, и пребывала битва аки на полдве годины, потом помог Бог нам, Христианин, над Басурманы, и толико избиша их, яко зело мало осталося их. И едва весть в Орду возвратилась. На той то битве, и сам аз тяжкие раны на телеси отнесох, яко на главе, так и на других составах. (2, стр. 16)

Вариант перевода.

(В то же лето, отправив стенобитные орудия по Волге, царь Иоанн решил пойти сухим путем, но получил извести о нашествии на его царство Перекопского Царя, предшествующее этому походу. Поэтому казанский поход был отложен, и Иоанн с большей частью войска и с орудиями вышел против перекопского царя и стал на Оке, расположив; вдоль нее все свои войска, а другую часть войска поставил по другим городам на этой же реке и повелел выведать; все о перекопском царе, ибо неизвестно было, в каком месте он выйдет на бой.) Перекопский царь, когда он услышал о том, что Великий Князь с воинством стоит против него и готов воевать с ним (он уже знал, что на Казань пошли), повернул вспять и окружил каменный город Тулу, что в шестнадцати милях от Коломны, где находился Царь Христианский с войском, ожидал его, а нас он послал со товарищи разведывать его действия и защищать землю от грабежа, и было с нами войска пятнадцать тысяч. Мы переправились через Оку с большим трудом и за один день прошли около тринадцати миль, и расположились ночевать в одном месте, недалеко от стражи Царя Перекопского, в полутора милях от Тулы, под ним сам Царь стоял. Стража татарская убежала к Царю и донесла ему о большом войске христианском, полагая, что и сам Великий Князь идёт со всем своим войском., услышав такое известие, той же ночью Перекопский царь убежал от города миль за восемь в дикое поле, переправился через три реки, потопил часть орудий и некоторые ядра и снаряжения, отгонял верблюдов и увозил порох, войско оставил в бою, ибо в течение трёх дней, два дня точно под городом стоял, а на третий побежал.

Встав рано утром, мы подошли к городу, к тем местам где расположились войска и стояли его шатры. Треть татарского войска, а может и больше была в рейдах (грабила округу) или шла к городу, надеясь найти там своего Царя. Когда же они осмотрелись и увидели нас, то ополчились против нас. Мы сошлись с ними и бились два с половиной дня (часа), с Божьей помощью побили басурман так, что мало их осталось и они едва сумели донести весть в Орду о разгроме. В этой битве и я сам получил тяжкие раны в голову и в другие части тела.

(Когда же мы возвратились к царю с пресветлой победой, то он предоставил уставшему войску восемь дней отдыха. Через восемь дней царь во главе всего своего воинства вновь начал поход на Казань, пришел в город Муром, лежащий на границе с Казанским царством, откуда через Дикое поле за месяц подошел к новому городу, поставленному на реке Свияге, где его ждало воинство с орудиями и с большими припасами, приплывшее Волгой).

Путешествие в Московию Рафаэля Барберини в 1565 г.

Спускаясь ниже, встречаете преогромное озеро, которое, как сказывали мен, имеет тысячу миль в окружности; называется оно Иван-Озеро и разливается между огромными лесами, на самой границе Азии и Европы. По этому озеру находится больше деревянных селений и городов; замечательнее прочих город Тула; близ него в милях 40 вытекает река Танаис (Дон), которая гораздо больше своею славою, чем водою или пользою, какую можно было бы извлечь; судоходною она становится только у Донкова обширнаго города, лежащего близ Танаиса, но местами она преузкая, местами же, разливается по полям Ногайских Татар, где уже так широка, что с одного берега не видно другаго. (3, стр.13)

1632–34 г.г. Олеарий Адам. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно

12 декабря мы видели как проехали в Кремль 72 крымских татарина, которые все именовали себя посланниками. Великий князь целых 3 часа сидел перед ними. Сам выслушивал их просьбы. Они разместились по своему обычаю на полу в аудиенц-зале и каждому из них, как нам рассказали, подано было по чаше меду. После этого двоим знатнейшим даны были кафтаны из золотой парчи, а другим из красного скарлету, а еще иным по снисходящему порядку кафтаны похуже, вместе с собольями и другими шапками. Спускаясь из Кремля, они несли эти подарки, навесив их наверх своих костюмов. Эти народы жестоки и враждебны. Они живут в обширных, далеко разбросанных местах к Югу от Москвы. Великому князю у границ, особенно близ Тулы, они доставляют много вреда, грабя и похищая людей. Правда, раньше царь Федор Иоанович построил в защиту от их нападений вал на более чем на 100 миль, срубив леса и прокопав канавы; однако теперь мало от этого пользы. (5, стр. 54)

Шахтовых копей эта страна не имела; однако немного лет тому назад на татарской границе у Тулы, в 26 милях от Москвы, открылись таковыя. Ее устроили несколько немецких горнорабочих, которых, по просьбе его царского величества его светлость кюрфюрст саксонский прислал сюда. Эта копь до сих пор давала хорошую добычу, хотя преимущественно железа.

В 7 верстах и 1,5 милях от этой копи, находится железоделательный завод, устроенный между двумя горами в приятной долине при удобной реке: здесь выделывается железо, куются железные полосы и изготавливаются разные вещи.

Этим заводом по особому контракту, заключенному с ним Великим князем, заведует г. Петр Марселис. Ежегодно он доставляет его царского величества Оружейной палате известное количество железных полос, несколько крупных орудий и много тысяч пудов ядер; поэтому он как был и у прошлого, так состоит и у ныняшняго Великого князя в большой милости и почете. Он же ведет еще и иныя крупные торговые дела в Москве. (5, стр.164–165)

Хорошую добычу получает он (царь) от рудника у Тулы, о котором говорится выше. (5, стр.259).

1636 г. Нейгебауер С.

Статистико-Географическое описание Российскаго государства в начале XVII столетия. Стр. 610.

От Рязани в 40 милях, от Москвы в 36, к югу находится город Тула, составляющий предел, за которым следуют пустыни и необитаемыя места. Здесь Василий построил каменную крепость, через которую протекает река Тулица, а с Востока омывает ее Упа; обе сии реки, соединившись, почти за 20 миль выше Воротынска, впадают в Оку; от устья их не в дальнем расстоянии находится крепость Одоев…. (4, стр. 610)

1661 г. Майерберг

Путешествие в Московию барона Августина Майерберга члена императорского и придворнаго совета и Гориция Вильгельма Кальвуччи, кавалера и члена правительственнаго совета Нижней Австрии послов Августейшаго Римскаго императора Леопольда к царю и Великому князю Алексею Михайловичу в 1661 году, описанное самим бароном Майербергом.

Рязанское княжество лежит между Окой и Доном и так богато плодородною почвой, обильными рыбой водами и многочисленными (лесами), в которых столько диких зверей, птиц и пчел, что всего вставало вдоволь для Рязанских, Трубчевских, Тульских, Карачевских, Одоевских и Воротынских князей….. За Тулою тянутся к таврическому Херсонесу неизмеримыя, необработанныя поля, лишенные деревьев, также как и жителей: это были бы решительные пустыни, если б не жило в них безчисленное множество диких ослов, которые и в поимке так упорно сохраняют свои дикие нравы, что скорее умрут, нежели сделаются ручными. В этом княжестве вытекает река Танаис, по русскому названию Дон, которая у древних была пределом между Азиею и Европою: это и правильно, если только пользоваться таким пределом, пока идешь от Азовскаго моря против течения этой реки до ея колена и города Туи (Tujam), а оттуда оставив ее, продолжаешь путь через поперечный хребет Переволоцкий к реке Тюменю и устью реки Оби в древности Карамбука, даже от Татарского океана древняго кельтскаго мыса Латармина, называемого ныне Обским. Эта река, обличая во лжи всех тех, которые ей давали начало с Рифейских или Обских гор, вытекает из большого озера Одоевскаго, или, по народному названию, озера Иван, а по нашему Иоанн: она берет сначала направление прямо к Востоку, становясь судоходной близ развалин древняго города Данкова, направляясь к реке Волге… (6, стр. 152)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3