Александр Лепехин.

О Туле и Туляках с любовью. Рассказы Н.Ф. Андреева – патриарха тульского краеведения



скачать книгу бесплатно

Предисловие

В этой книге переиздано несколько произведений нашего великого Тульского краеведа Николая Федоровича Андреева. Он кропотливо собирал интересные факты из жизни города, истории из жизни знаменитых людей и простых туляков, записывал их воспоминания, искал и исследовал исторические документы. Он старался всесторонне осветить историю нашего города с самого начала и до новейших, на момент его жизни, времен. Он с увлечением рассказывал тулякам обо всем интересном, что ему удавалось найти. Николай Федорович пытался увлечь делом изучения истории всех окружающих и многих увлекал. Известный нам Иван Афремов преподаватель Кадетского корпуса и историк Тульского края, начал опубликовывать свои записки по настоянию Николая Федоровича. Без его деятельного участия так и остались бы лежать в семейном архиве его работы, а со временем бы сгинули. Как канули в лету много интересных рукописей. Хотя мы знаем и такие факты, когда рукописи, после смерти автора попадали в порядочные, добросовестные руки, и тогда ценою не малых усилий они издавались. Так была издана бесценная книга «Тула: Материалы для истории города XVI–XVIII столетий. М.: Тип-я М.Н. Лаврова и К, 1884. 240 с.».

Нечто подобное произошло и с последней рукописью Николая Федоровича. Он долго и тщательно готовил рукопись книги «Хорош, да туляк. Записки старика», но издать не успел. Он похоронен на кладбище своего родного села Торхово, но его могилу я так и не смог найти. Там сохранилось несколько старых надгробий, но они не имеют к Николаю Федоровичу никакого отношения. Да и в самом селе никто не помнит своего знаменитого земляка.

История не сохранила нам имя того человека, к которому попала в руки рукопись не опубликованной книги, но он сделал очень благородное дело, достойное памяти Николая Федоровича. Он в Москве нашел денег, видимо скинулись купцы и промышленники выходцы из Тулы, и напечатал книгу. В Туле она не сохранилась, да и в Москве она чудом сохранилась в Российской государственной библиотеке в весьма ветхом состоянии, на руки ее не выдают, ее можно увидеть только в виде диафильма. Но это не может нам служить препятствием. Я считал с диафильма, ввел в компьютер и сейчас мы, Михаил Тенцер и ваш покорный слуга, последователи дела Андреева Н.Ф., переиздаем это произведение в книге, которую вы держите в руках. Для чего? Прекрасное, не может быль напрасным.

В книгу включены разноплановые работы. Две самые ранние о пребывании в Туле Екатерины II и графа Потемкина, Прогулки по Туле и ее окрестностям, Описание видов Тулы изображенных на гравюрах Карла Шеле, Документально-историческое исследование о Вятичах и, упомянутую уже мною, книгу «Хорош, да Туляк. Записки старика».

Лепехин А.Н.

Введение

Николай Федорович Андреев. Еще совсем недавно мне это имя ни о чем не говорило.

Я занимался своим родовым гнездом, прежде бывшим славным городом Дедиловым и мало интересовался Тулой. Но однажды в Тульской областной библиотеке я натолкнулся на фотокопию его книги, где он описывает Тульские места, изображенные на гравюрах Карла Шеле. На самой первой гравюре была изображена Киевская ул. близ Киевской заставы. Я вырос в этом месте и мне, казалось, что я все знаю, но, прочитав его статью, понял я ничего не знаю. Это дало толчок моим занятиям краеведением Тулы и изучению трудов Николая Федоровича.

Чем я больше читал его работы, тем больше узнавал о Туле и людях здесь когда-то живших и их делах. И всё больше восхищался автором. У меня возникало непреодолимое желание поделиться найденным материалом. Я с увлечением рассказывал своим друзьям и знакомым о своих находках, немало удивлял уже маститых краеведов. Но мне хотелось, чтобы свой город, его историю, историю людей живших и живущих в нем знало как можно больше туляков, но это возможно только через книги.

Время не сохранило для нас портрет Николая Федоровича, но оно сохранило его произведения, что, быстрее всего, для Николая Федоровича было гораздо важнее.

В данной книге мы приводим лишь несколько статей Николая Федоровича Андреева. Они публикуются в хронологическом порядке. По ним мы можем проследить творческий рост Н.Ф.Андреева. Самые первые его статьи 1842 г. опубликованные в журнале Московитянин, это описание с чужих слов двух значимых для Тулы событий: посещение г. Тулы царицей Екатериной Великой и посещение Тулы видным полководцем и государственным деятелем Российской империи Г.А.Потемкиным.

На следующий год из-под его пера выходит интересный труд о Туле и туляках «Прогулки по Туле и путешествия по ее окрестностям». В следующей статье он продолжает эту тему. В ней рассказывается о Туле и творческих людях нашего города. Особенно он гордился нашим земляком великим Русским поэтом Василием Андреевичем Жуковским. Он в XIX веке хотел, чтобы в Тульской губернии, хотя бы в одном из уездных городов поставили памятник Василию Андреевичу. И действительно на родине поэта в Белеве поставили ему памятник, а уже в XXI веке в 2014 году титаническими усилиями энтузиаста из Белева, но живущего в Москве Иванова Ивана Александровича и действительного члена Российской академии художеств скульптура Александра Бурганова автора памятника В.А.Жуковскому был установлен еще один памятник в губернском городе Туле в сквере у Тульского педагогического университета. Пожелания нашего неравнодушного земляка Андреева мы, современное поколение, перевыполнили.

В вышеупомянутых статьях вы найдете интересные факты из жизни и творчества наших знаменитых и не очень знаменитых туляков. Которые оставили заметный след в культуре, не только нашего города, но и государства Российского. Это И.П.Сахаров и А.Г.Глаголев, А.Т.Болотов и Я.Л.Левшин, генералы Вельяминовы и И.Х.Гамель и многие другие.

Затем следует фундаментальное и до сих пор актуальное исследование документальных источников об истории Вятичей древних обитателей Тульской и прилегающих областей. В этом произведении раскрылся его талант исследователя, умеющего работать с историческими документами источниками нашей истории.

В 1856 году «Тульские губернские ведомости» заканчивают публикацию статьи Андреева о Вятичах и в этом же году выходит его книга с описанием видов Тулы изображенных на гравюрах Шеле. Это первый путеводитель по г. Туле. К сожалению, не по всему городу, в только той его части, которая попала на холст художника и прилегающих к ней домов. Немного сохранилось с того времени. На Киевской улице, ныне проспект им. Ленина, сохранилось здание Дворянского собрания, да упоминаемый Воспитательный дом, Кремль, некоторые постройки Оружейного завода, да церковь Николы богатого. Причем некоторые постройки были снесены у меня на глазах. В конце 1960-х годов был снесен дом полицмейстера, в книге он упомянут как дом арестантской полуроты, ныне на его месте построено «высокохудожественное» здание Облсовпрофа. Баскаковский инвалидный дом, а если точнее первый Тульский Почтамт, был снесен в конце 1970-х. Чем был добит окончательно архитектурный памятник г. Тулы конца 18 века Площадь Киевской заставы, вторая по красоте и значению после сохранившейся площади того же времени, где ныне Пушкинский и Гоголевский скверы. Также исчезли у нас понятия Чугунный и Железный мосты. Мосты-то остались, причем мы ходим и ездим по ним обоим, если Железный мы скромно называет Зареченским, то Чугунный вообще не замечаем, а это самый широкий мост в Туле. Да и почему-то речку Тулицу или точнее водоподводной канал для вододействующих машин Тульского оружейного завода, в районе того моста Упой называем, а про настоящую реку Упу как-то забыли и она превратилась в небольшой ручей.

Все произведения Николая Федоровича Андреева пропитаны глубокой любовью к своему городу, к русской культуре, они также наполнены тревогой за будущее нашей страны и народа. Своими произведениями он старается служить делу Просвещения людей его окружающих. Он яростно обличает варварское отношение к памятникам истории и культуры, бескультурье и прочие, на его взгляд, пороки, которые мешают нам быть лучше. Вместе с тем, заботясь о культуре, стремясь создать ее гармоничный образ, который почему-то имеет не русские, а французско-западные оттенки, он недопонимает, что наши народные традиции это тоже серьезные составляющие нашей культуры. Печально, когда сносят старый уникальный дом, пускают на самокрутки исторический документ, но еще печальнее, когда из повседневной жизни народа исчезают вековые традиции, которые когда-то сделали нас уникальным и мощным народом.

Лепехин А.Н.

Биографические данные

Андреев Николай Федорович (1795 или 1797, с. Торхово Тульского у. Тульской губ. 15.11.1864, с. Торхово Тульского у. Тульской губ.), историк, археограф, источниковед.

Родился в семье мелкого чиновника. Получив домашнее образование, в 1916 г. поступил на военную службу юнкером в 23-ю артиллерийскую бригаду. В 1824 г. вышел в отставку в чине подпоручика. Поэтому чину был внесен во 2-ю часть дворянской родословной книги Тульской губ. В 1829–1837 гг. заседатель Тульской палаты уголовного суда. В 18441855 депутат дворянского депутатского собрания от Тульского у. И в 1853 1856 гг. судья Тульского у. С 1856-го по 1864 г. непременный член комиссии народного продовольствия. Являясь последователем «Скептической школы» М.Т.Каченовского, Андреев в 1840–1850-х годах опубликовал цикл статей по истории Тульского края. Первый в нашей краеведческой литературе поднял вопросы методики работы историка, археографа, источниковеда. Андреев занимался как ранней, так и новой и новейшей историей Тульского края, сохранив для нас многие интересные факты.

Место захоронения утеряно.

1842 г. Пребывание в Туле Екатерины II

К лучшим воспоминаниям старожилов Тульских принадлежит пребывание Екатерины Второй в нашем городе, уже названном губернским. Возвращаясь с юга, в северную свою Пальмиру, что было, как известно, в 1787 году, она следовала по тракту из Орла на Тулу. Заметим, что это путешествие Екатерины Великой в полуденный край России было описано у нас кем-то и когда-то, но оно далеко неудовлетворительно, лишено всякого интереса, ничего не имеет в себе любопытного, а тем менее литературных достоинств. Это заметки какого-нибудь гоф-фурьера, выдававшего прогонные деньги на станциях или приготовлявшего ночлеги, словом, это маршрут, а не путешествие. А какую бы можно составить дельную книгу, человеку наблюдательному, писателю с талантом! Материал был под рукою.



Тут ненадобно было ни большой смышлености, ни вдохновения, потому что те, которые составляли свиту Государыни, во все это продолжительное путешествие, наговорили столько умного, острого, замечательного, что стоило бы только с толком записывать в стройной последовательности, и потом дать труду своему известную форму…. Но этого не сделано, и все погибло безвозвратно, и потомство жалеет о таких лишениях…

За долго до того все уже знали, что Екатерина Великая осчастливит Тулу своим прибытием что они, ее современники, увидят обожаемую свою Государыню, и эта мысль производила всеобщий энтузиазм, которым одушевлен был каждый гражданин, каждый подданный ее славного царствования. Надобно слышать с какою энергиею, с каким искренним, благодарным чувством рассказывают старожилы об этом событии; надобно видеть их лица, их улыбки их печаль, их слезы, чтобы понять всю прелесть патриотического воспоминания, составляющего для этих инвалидов драгоценную собственность сердца, к которой не посмело коснуться и самое время, записавшее за ними так много….. К сожалению, трудно если невозможно, передать вполне то, о чем повествуют Екатерининские современники, получившие от нас книжное название, которого, впрочем, они по справедливости заслуживают. Главное достоинство этой изустной хроники составляют, кроме, разумеется, истины, – простота и неподдельное, искреннее чувство, а такие данные, как вам известно, не всякому по силам. И мы с ребяческою робостью приступаем к описанию двухдневного пребывания Екатерины и в городе Туле.

«Это было в конце июня месяца 1787 года, точно в июне: я хорошо помню, что тогда уже продавали спелую землянику, говорил нам, почтенный старец, окидывая нас орлиными глазами своими, в которых не совсем угас огонь молодости. Еще за несколько дней до прибытия Великой Государыни, множество дворян и даже простолюдинов приехали и пришли к нам из Рязанской, Тамбовской, Воронежской и Калужской Губернии, чтобы видеть её, поклониться ей, и если можно, сказать: Матушка! мы Твои верные подданные, Любим, обожаем Тебя и благословляем судьбу, благодарим Бога, что мы Русские». Но прежде, нежели буду говорить вам о прибытии Государыни, я расскажу анекдот любопытный и замечательный по многим отношениям.

Старец самодовольно улыбнулся, как бы приветствуя прошедшее.

«Наместник наш Михаил Никитич Кречетников приказал правителю своей Канцелярии, Веницееву, составить докладную записку по одному делу, чрезвычайно важного содержания, которую он намерен был подать Императрице. Надобно знать, что Семен Никифорович Веницеев (да будет известно вам имя его) принадлежал к тем немногим людям, которые соединяют в себе редкие достоинства. Одарённый умом быстрым и наблюдательным, он имел воображение живое, пламенное, и превосходную память. Верный взгляд на вещи, глубокие юридические познания и простой, естественный слог в деловых бумагах, удивляли самых опытных его сослуживцев, которые в сомнительных случаях по производившимся процессам всегда обращались к нему, и не было примера, чтобы он не удовлетворял их желаний в полной мере. (Да покоится прах его с миром!) Выслушав приказание своего строгого начальника, впрочем, его уважавшего, Веницеев отправился домой, чтобы на просторе исполнить данное ему приказание; но убедительная просьба искреннего друга, (в старину еще они бывали), приглашавшего Веницеева на вечер увлекли его в шумную и веселую беседу приятелей, где он провел всю ночь, осушая заздравные тосты в честь именинника, у которого пировал. Ранним утром правителя Канцелярии потребовали к Наместнику. Освежившись холодною водой и обтерев лицо своё льдом, Веницеев явился к начальнику уже сидевшему за туалетом.

– Готова ли докладная записка? серьёзно спросил его Кречетников, разумея о вчерашнем приказании своем.

– Готова, Ваше Превосходительство, смело отвечал Веницеев.

– Ну, так читайте!

Повинуясь этим многозначительным трем словам, правитель Канцелярии преспокойно вынул из бокового кармана своего мундира нисколько листов бумаги, развернул ее и начал читать….

– Прекрасно, прекрасно, говорил Наместник, обращаясь к Веницееву, когда он кончил чтение теперь стоит только подписать, прибавил Начальник, протягивая руку к бумаге…. Веницеев медлил обнаруживать истину.

– Подайте же, я подпишу, у меня пропасть дел сказал Кречетников с некоторым движением.

– Виноват, Ваше Превосходительство, отвечал правитель Канцелярии, подавая ему белые листы бумаги: я читал то, что еще не написано…. виноват (Следовательно, такой случай был не с одним Князем Безбородко?)!

– Как! вы осмелились не исполнить моего приказания? вскричал Наместник, бросая на Веницеева гневные взгляды. Императрица будет в Тулу непременно к обеду, а я не могу приготовить этого дела к ее приезду. Вы, сударь….

И раздраженный начальник в пылу справедливого негодования хотел было назвать своего подчиненного как-то обидным именем, но смягчив жесткое выражение, прибавил:

– Не исполняете вашей прямой обязанности и очень невнимательны к моим приказаниям…., вскричал Наместник, ходив крупными шагами по комнате.

– Прошу одного снисхождения: позвольте мне выполнить вчерашнее приказание в присутствии Вашего Превосходительства….

– Поздно, сударь, поздно, вы все бражничаете….

– Осмеливаюсь уверить Ваше Превосходительство….

– Меня не в чем уверять, когда я знаю, что вы всю ночь не были дома, что вы находились в кругу ваших приятелей, весьма подозрительной нравственности…,

Кречетников был деятельным, строгим Наместником, но добрым и не редко снисходительным. Ошибки и недоразумения он легко извинял, но не исполнение личного его приказания влекло за собой опасные следствия на виновных. Находившись в неприятном расположении духа, он остановился и сказал:

– Что ж теперь нам делать сударь?

– Еще успеем, отвечал Веницеев.

– Это не возможно! говорил Наместник, посмотрев на часы.

– Честью ручаюсь, что всё будет готово, возразил правитель Канцелярии.

– Хорошо, отвечал Наместник, садитесь здесь и работайте.

Веницеев сел к письменному столу, положил возле себя известное дело, принесённое из Канцелярии, и едва ли не в час написал то, что стоило другому не мало трудов и не мало времени.

В таком случае я вас прощаю, сказал Кречетников, подписывая докладную записку.

«И эта-то небольшое сочинение Веницеева, выкупившее его из беды неминуемой, удостоилось самого лестного внимания той, для которой оно было писано. Императрица, прочитав докладную записку, поданную ей Кречетниковым, пожелала знать ее сочинителя. Наместник назвал его по Фамилии. Государыня приказала явиться ему во Дворец. Можете представить себе восхищение Веницеева, когда он услыхал из уст повелительницы миллионов людей следующие слова:

– Доклад ваш я прочитала с особенным удовольствием. Охраняйте Михаила Никитича: он человек военный и легко может ошибаться в делах гражданских.

Сказав это, она сама изволила пожаловать Веницееву золотую табакерку, наполненную червонцами.

Так Великая умела нагружать истинное дарование! Этот анекдот многим старожилам известен в Туле. «Я уже помнится, сказал вам, продолжал старец, что в наш город наехало и нашло множество гостей всех возрастов и всех сословий. Тульский Гражданский Губернатор, Иван Андреевич Заборовский, заготовив до шести сот лошадей на каждой станции, ездил на границу вверенной ему Губернии встречать Императрицу. С самой зари того незабвенного дня, в который ожидали Высочайшего прибытия, все ужё поднялось на ноги, все, как говорится, разряженные в пух спешили на Киевскую улицу, чтобы занять лучшее место. Рогатки, брошенные поперек переулков, упирающихся в Юьевскую улицу, прервали сообщение, канаты протягивались от крепости до триумфальных ворот, сооруженных по этому случаю, и езда по ней совершенно прекратилась. Одни колоны граждан торопливо шли за город, другие в поле, но вся масса народа двигалась и стояла по Киевской улице; многие поместились на кровлях домов, у открытых окошек которых чинно и жеманно сидела Тульская аристократия и дамы среднего сословия. И все говорили об одном предмете, и все одушевлялись одною мыслию, одним желанием: скорее увидеть Матушку-Царицу. Да, с позволения вашего, сказал старец, возвысив свой голос и пронзив нас своими взорами, понимаете ли вы это слово: «Матушка? – не думаю? надобно жить нашим умом, нашими чувствами и в наше время, чтобы вполне понять всю его силу и значение. Ведь его не выразят никакие сладкие слова, не объяснит никакой академический лексикон, это язык нашего народа, язык целой нации великой Империи, которой подсказало его сердце, и звуки Русского слова выразили: мать Отечества!.. Посмотрели бы вы тогда на этот веселый народ, послушали бы вы его радостного говору! Не ищите народности в книгах, она живёт в толпе простолюдинов. Трудно ее схватить: она почти неуловима.

«В восемь часов утра Наместник наш Михаил Никитич Кречетников проехал верхом по Киевской улице за город, отдавая на пути приказания его окружающим. Как теперь помню, день был прекрасный. Уже солнце подходило к полдню, а Матушки все еще не было. Да скоро ли ты, наша родная, к нам пожалуешь, говорили многие, и все смотрели туда, отколь ожидали ненаглядную…. И вот в исходе первого часа гром артиллерии, беглый оружейный огонь, звон колоколов и отдаленное ура раздались и потрясли воздух. Сладостные блаженные минуты! Вы памятны нам старожилам. Наконец, как бы пришел в себя от упоительного самозабвения, сказали друг другу: «Матушка едет!и парадная карета, вся в золоте, с короной на империале, восемью опущенными стёклами, в которой сидела Императрица, быстро въехала в город и помчалась вниз к крепости. Наместник и Губернатор, оба верхами, скакали первый по левую руку, а второй по правую руку кареты. Кроме военных Генералов и Штаб-офицеров, целый эскадрон драгунов, с обнаженными. Палашами конвоировали Великую. Вслед за ней тянулись вереницею, мы потеряли им счет, – так много было их в этом блестящем и великолепном поезде. Августейшая путешественница, с милостивыми взглядами с очаровательною улыбкой изволила раскланиваться на обе стороны торжествующему народу, оглашавшему воздух радостными кликами. Императрица остановилась во Дворце, находившемся на оружейном заводе – там, где нынче воздвигнуто громадное здание, известное под именем паровой машины. Волны народа хлынули на Дворцовую площадь. Оба берега Упы у и оба моста, перекинутые чрез эту реку, амбразуры на крепости, обращенной к заводу, – унизаны были любопытными.

«Между тем как множество красивых лодок скользило по Упе, и всё находилось в деятельном движении, Матушка Царица благоволила подойти к открытому окну, и приветствовала народ поклоном. Народ, увидев Самодержавную вместо ответа, грянул свое любимое: ура! Но стоявшие позади Государыни, Граф Иван Григорьевич Чернышев и Обер-Каммергер Шувалов, дали знак рукою, и все замолкло. Великая вторично поклонилась и довольно громко сказала: – «3дравствуйте, дети!» Тогда восклицаниям не было конца, многие упали на колени, и у каждого прошибла горячая слеза на глазах. О, если бы можно было ювелиру оправить в золото эту крупную, горячую слезу как оправляют они дорогие каменья, она была бы для нас драгоценнее бриллианта!.. Ввечеру того же дня Государыня была в театре, находившемся на площади, где теперь построен Экзерцир-Гауз. Общее желание публики требовало: «Титова милосердия.» Но по Высочайшей воле отменили эту трагедию, а дали Хвастуна, сочиненного Княжниным. Тогда Хвастун был в почете; редкие не знали из этой комедии хот несколько стихов. Спектакль шел превосходно. Государыня изъявляла удовольствие свое, аплодировав актерам, из которых двух тогда же приказано было отправить на казенный счет в Петербург. Наш Пономарев сделался известен впоследствии. Когда Императрица поехала из театра, блистательная иллюминация уже освещала весь город. Огромная прозрачная картина с ее вензелевым именем и эмблематическими изображениями, во вкусе того времени, поставлена была напротив Дворца по ту сторону Упы. – К каждому боку этой великолепной картины примыкали два ряда высоких пирамид, обнизанных тысячами шкаликов. Дворец, Собор, оружейный заводь и крепость казались облитыми ярким, ослепительным огнем. По реке плавала большая шлюпка, убранная разноцветными Фонарями, в которой находились песенники. Два оркестра военной музыки, помещенные на платформах, попеременно играли лучшие пьесы знаменитых композиторов. Везде волновался народ веселый, радостный, счастливый, словом, каждый из нас забыл собственное горе и заботы, сопряженные с хлопотливостью, забыл и вражду, все, все забыл, кроме одной отрадной мысли, что мы завтра увидим нашу Самодержавную, нашу добрую, приветливую Государыню, нашу Матушку-Царицу. Умники говорят, что на земле нет блаженства – пустое! будьте верными подданными, исполняйте совестливо и честно ваши обязанности, и вы согласитесь со мною, что и на земле можно еще получишь радости Небесные.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21