Александр Лекомцев.

Владения Силкин



скачать книгу бесплатно

Удэкэн и волшебница

Наверное, каждый знает, что ручьи втекают в малые реки, а те уже впадают в большие. Они, в свою очередь, текут к самым великим. У тех же – свой особенный путь. Их вода становится частью морей и океанов. Так Амур или на языке нанайцев Даи Мангбу (большая река) принимает воды многих рек, к примеру, горной, быстрой и чистой реки Силкин, что означает «летняя кета».

Удэкэн жила здесь задолго до прихода на эти земли казаков и переселенцев. А речь идёт, как раз о ней и волшебнице Силкин, что и поныне молода и является добрым духом горной реки с холодной и чистой водой.

А маленькая шестилетняя девочка прекрасно знала, что Даи Мангбу впадает в большой морской пролив, который является частью Всемирного Океана. Имя же Удэкэн переводиться на русский язык, как «хорошенькая».

Она ведь такой и была на самом деле. Широколицая, черноглазая, с маленьким, чуть вздёрнутым носиком. Летом она носила оранжевый узорчатый халат из рыбьей кожи, белые штаны из лёгкой ткани, на ногах – лёгкие башмаки из беличьих шкурок. А сейчас, как раз, и было лето.

Удэкэн в своём раннем возрасте многое знала и умела. Её дедушка почтенный Бочан, что означает «изюбрь», был не только не только хорошим рыбаком, охотником и собирателем ягод, грибов, целебных и съедобных трав, но не боялся никакой работы и очень многое знал о том, что было, есть и будет. Он был настоящим нанайцем («здешний человек»), поэтому учил внучку не только добру и трудолюбию, но и понимать людей, ближних и дальних своих, любить и понимать природу. Добрый нрав и приветливое слово понятно всем.

Да и природа это понимает. Ведь когда человек в тайгу или к реке с добрыми намерениями и желаниями приходит, то в ответ добро и получает. Нельзя ведь считать себя хозяином всего того, что вокруг, а только лишь желанным и приветливым гостем

Знала маленькая Удэкэн, что великая река Даи Мангбу называется ещё и Амуром, и, вообще, у неё несколько десятков названий. Так же и нанайцы, которых по-разному нарекали, то гольдами, то натами, то тазами… Однако же, основное имя славного и доброго народа и ныне узаконенное – нанайцы.

В свободное время от труда, приходила на берег Силкин маленькая девочка и слушала, как шумят воды бурливой и быстрой речки с чистой водой. Ей казалось, что река разговаривает с ней, что-то рассказывает. Но только вот понять Удэкэн слов реки не могла. Может быть, потому, что мала ещё, или время не пришло многое услышать.

Но вот однажды после того, как Удэкэн помогла взрослым готовить горбушу для юколы (несолёная, вяленая рыба) она пришла сюда на полчаса, чтобы побыть в одиночестве, на берегу бурливой речки.

Только присела она на гладкий, разогретый солнцем камень, как увидела красивую девушку в цветистом и узорчатом синем халате и обуви из рыбьей кожи.

Девочка почтительно поднялась на ноги, поприветствала старшую по возрасту. Удивилась Удэкэн тому, что нигде и никогда не встречала её, ни в одном из ближайших к поселению Силкин стойбищ Джонгмо, Мылки или даже Пиван, которое расположено на другой стороне Даи Мангбу.

– Не удивляйся, славная Удэкэн, – сказала девушка,– все меня знают, но не каждый видит.

Я дух этой реки и вашего малого стойбища, да и волшебница, и зовут меня Силкин. Мне очень и очень много сотен лет. Но я всегда молода.

– Старшие мне говорили, – почтительно ответила Удэкэн, – что видеть доброго духа реки, дерева или дождя всегда к хорошему.

– Ты права, добрых и полезных духов гораздо больше, чем злых и неприветливых. Но если и с ними будешь разговаривать с уважением, то и они не причинят тебе зла. Природа для на нанайцев – родной дом. Не всё в нём можно увидеть, услышать и потрогать руками.

– Мне говорили, что всё вокруг живое, даже камни и тающий снег.

– Все верно, славная Удэкэн. Есть у нанайского народа мудрое изречение: «Хеуру бальдзи», что означает «всякая вещь живёт, всё родит».

Волшебница Силкин жестом показала девочке, что она может сесть. Удэкэн так и поступила, почтительно поклонившись. На валуне устроилась и девушка невиданной красоты, явно, хозяйка этих мест.

Силкин спросила у маленькой девочки, любит ли она слушать легенды и сказки. Ну, конечно, ей очень нравятся всякие необычные истории. Все и всегда желают узнать что-то интересное, новое и поучительное.

– А сама, девочка Удэкэн, ты хотела бы побывать в каких-нибудь сказках? – Спросила Силкин.– Ведь это же интересно. А ты как думаешь?

– Я очень бы хотела, уважаемая Силкин, если такое возможно. Но немного страшно.

– Не волнуйся, я ведь волшебница и буду рядом с тобой. Я могу переходить из мира в мир. Очень многие из них можно увидеть, если очень сильно захотеть.

– Я очень этого хочу!

– Тогда слушай и готовься к путешествию. Всё происходящее – рядом, но, всё же, и далеко.

Удэкэн на мгновение успела зажмурить глаза, а как только их открыла, то увидела, что она находится одна в совершенно в незнакомой роще.

Хитроумный Гормахон

Никого поблизости. Впрочем, зашевелились кусты под высокими деревьями – появился перед Удэкэн заяц Гормахон. Вежливо поздоровался и собрался уже скакать дальше, но не успел.

Большой зверь вынырнул из кустов и схватил зайца за шиворот. Девочка, конечно же, узнала того, кто поймал Гормахона. Конечно же, это была чёрно-бурая лиса Авата. Девочка не удержалась и выразила своё мнение:

– Не совсем хорошо это. Ты, Авата, напала на Гормахона, когда он только что закончил со мной, пусть короткую, но беседу.

Лиса разжала зубы, но зайца прижала лапой к стволу дерева.

– Я всё делаю по правилам, Удэкэн, – поясняли она, – потому, что я на охоте. А мы, лисы, питаемся зайцами, бурундуками и мышами. Получается очень справедливо.

– Это так, – хмуро согласился с ней Гормахон. – Просто я оказался не очень расторопным. Всё правильно.

Он ещё добавил к сказанному, что для него большая честь стать добычей Аваты. Ведь столько лет он прожил в тайге, и до сих пор его никто не поймал. Непорядок получается.

На такие слова девочка просто и не знала, что возразить. Авата похвалила Гормахона за такие слова. Ведь всё так и должно и быть. Черно-бурые лисы в своём стойбище перед тем, как съесть зверя, добытого ей на охоте, устроят Праздник Зайца. Они торжественно скажут, что очень уважают его и любят и попросят, чтобы он на них не обижался. Так положено.

Добрая Удэкэн закивала головой. Она поняла, что такое торжество чем-то напоминает Праздник Медведя, на котором ей уже не однажды пришлось побывать. Всё так.

Однако, девочка спросила у Аваты, нельзя ли отпустить Гормахона на свободу. Ведь он достоин этого уже потому, что согласен с правилами охоты и обычаями, принятыми в нанайском народе.

– Не надо так поступать, – возразил Гормахон. – Ведь если охотник будет давать свободу своей добыче, то может оставить свою семью без пищи.

– Мне очень нравится то, – заметила Авата, – что славный Гормахон не по годам мудр и очень приветлив.

– Но было бы ещё справедливей, – продолжил говорить заяц,– если бы я привёл сюда, на полянку, многих из рода Гормахонов или, в крайнем случае, всё своё семейство. Тогда бы Праздник Зайца удался бы на славу.

– Это правильно и справедливо, – согласилась с ним Авата.– Чем больше добыча, тем веселей праздник. На нём можно было бы гораздо задорней плясать, петь песни и даже устроить состязание по стрельбе из лука, метанию копья или борьбе.

– Я сам не знаю, – заметил Гормахон,– но мудрые и большие звери говорят, что очень вкусна зайчатина, приготовленная на медленном костровом огне.

– Мне это известно, – улыбнулась Авата и поторопила зайца.– Так чего же ты медлишь, славный Гормахон? Быстрей иди в своё стойбище и собирай всех, кто желает получить почёт и уважение и находиться в самом центре будущего праздника.

Она отпустила зайца, который отскочил в сторону и заверил Авату, что постарается сделать всё очень быстро. Не пройдёт и пятнадцати минут, как все желающие стать добычей многоуважаемой чёрно-бурой лисы появятся здесь, на небольшой поляне.

Поклонившись Авате и Удэкэн, заяц исчез в зарослях высоких трав.

С большим удовольствием Авата сказала:

– Очень приятно иметь дело с мудрым и справедливым зайцем. Ведь он рассудил правильно. Чем больше мяса, тем лучше праздник.

– Но мне кажется, многоуважаемая Авата,– выразила своё мнение Удэкэн, – что Гормахон уже не вернётся сюда.

– Если он так поведёт себя, то я перестану вспоминать его только добрым словом. Ведь он поступит не по правилам.

– Но ведь их нарушила и ты, – возразила девочка. – Никто ведь из стойбища зайцев, кроме Гормахона не стал твоей добычей. Почему же ты ждёшь, что они по своей воле прискачут сюда? Такого не бывает.

– Похоже на то, что ты права, Удэкэн. Я всё поняла, и теперь никогда не буду так доверчива, как раньше.

Сказав это, опечаленная Авата исчезла в зарослях кустарника.

Девочка, конечно же, порадовалась тому, что Гормахон оказался не только умным, но и хитрым зайцем. Всё справедливо. На охоте не всегда побеждает самый сильный. Зачастую удача приходит к слабому, но очень умному. А зайца понять и простить за его обман можно. Ведь он не торопился на Праздник Зайца в качестве добычи.

Через мгновение девочка оказалась на берегу знакомой реки, рядом с волшебницей Силкин.

Что же поняла Удэкэн из сказки, в которой только что побывала? А то, что в любой самой сложной жизненной ситуации не стоит унывать. Ведь всегда можно найти выход из любого положения. Стоит только, не теряя головы, немного подумать.

Капризная Деликэн

При следующей встрече Удэкэн спросила, может ли Силкин предсказывать будущее. В ответ кудесница только кивнула головой. Потом, подумав немного, сказала:

– Не обязательно человеку знать всё наперёд о себе. Надо просто радоваться жизни и не стараться никому не причинять зла. Следует, конечно, делать всё, чтобы завтрашний был день лучше, чем вчерашний. Этого, вполне, достаточно, чтобы верить, помогать всему доброму и бороться со злом.

– Но мне интересно знать, что произойдет со мной, когда я стану совсем взрослой.

– Всё у тебя будет хорошо, славная Удэкэн. Вырастешь, станешь прекрасной вышивальщицей и портнихой. Выйдешь замуж за удачливого охотника. Родится у вас четверо детей. Тебя устраивает такой ответ, девочка?

– Спасибо тебе, уважаемая Силкин. Меня радует то, что ты мне сообщила.

– Но ты пришла сюда за тем, чтобы попасть в следующую сказку? Или я не права?

– Это так.

Удэкэн от нетерпения крепко сцепила руки в замок.

Но ждать долго не пришлось. Девочка оказалась в большом красивом дё или хагду, похожем на ульчский, то есть в доме. Пусть не в бревенчатом, но в богатом и просторном круглообразном жилом помещении. Оно снаружи было покрыто самыми разными звериными шкурами.

Удэкэн оказалась внутри дома, где на цветистой циновке сидела ласка Деликэн в нарядном, атласном китайском халате. Стены были покрыты узорчатыми коврами, у входа стояло несколько больших деревянных фигур. Конечно же, это были скульптуры сэвэнов, добрых духов, приносящих радость и удачу в дом.

– Я жду в гости, Удэкэн, своего жениха горностая Дели. Если он снова мне чем-то не понравится, то я не стану даже угощать его чаем.

– Но ведь, дорогая Деликэн, – возразила девочка, – может быть, я не имею права давать советы, но любой гость достоин внимания и уважения.

– Я самая красивая из всех ласок в нашем стойбище. Поэтому мне можно всё. А если горностай Дели перестанет ко мне ходить, то потом у меня появятся другие женихи. Я подожду. Я всегда буду самой прекрасной и неотразимой.

– Если ты так считаешь, Деликэн, то, может быть, ты и права.

– Я права, Удэкэн, – она взяла в руки большой ручное зеркало. – Я часто смотрю на своё изображение. Никого красивей, чем я, встречать мне не приходилось нигде и никогда.

Деликэн хотела что-то сказать ещё, но тут на пороге яранги появился молодой и красивый горностай Дели. За его спиной висела большой вещевой мешок из шкуры лося. Он поставил её на пол и поприветствовал присутствующих:

– Бачигоапу! Здравствуйте! Я пришёл!

– Если пришел, – любезно сказала Деликэн, – то можешь присесть рядом с нами, на циновку.

Дели так и поступил.

Для приличия, немного помолчав, он напомнил о том, что ждёт того часа или дня, когда красавица Деликэн решит стать его женой.

– Ты ждал моего решения, Дели, три года, – капризно ответила ласка, – подождёшь ещё. Может быть, моё настроение станет хорошим, и я дам тебе своё согласие. Я самая красивая в нашем стойбище, поэтому я не могу сразу и просто так сказать о своём решении.

– Почему просто так? – обиделся Дели.– Я ведь опять принёс тебе подарки. Долго шёл.

Горностай сообщил, что в сумке у него красивая женская одежда, которую он приобрёл у русских купцов и фарфоровые чашки и тарелки из ближнего Китая.

На мгновение настроение Деликэн улучшилось, и она даже хотела броситься разглядывать подарки. Но передумала.

Ласка сообщила, что подарки рассмотрит потом, когда останется одна. Конечно же, она поблагодарила Дели за внимание к ней, но капризно заметила:

– Разве есть во всех стойбищах и селениях мира такие подарки, которые порадовали бы меня? Ведь я самая красивая. Разве ты этого не понимаешь, Дели?

Кивнув головой, горностай достал из кармана кухлянки большое золотое ожерелье с крупными зелёными изумрудами и протянул из Деликэн.

Она, приняв подарок, слегка поклонилась горностаю. Надела украшение на шею и посмотрела на своё изображение в зеркало и осталась довольной. Но тут же капризно сказала:

– Ты мог бы, Дели, подарить мне что-то более дорогое и красивое.

– Я старался, Деликэн, – опустив голову, ответил горностай.– Но твой ответ мне нужен сейчас. Наше стойбище уходит с прежнего места, дальше, в тайгу. Там лучше охота. По нынешней зиме я мог бы со своими товарищами приехать за тобой на нартах. В упряжке будут самые сильные и крепкие собаки.

– Нет! – ответила она. – Подожди до весны! По большой воде сюда можно приплыть на больших длинных и остроносых лодках.

– Пусть будет так, как ты решила Деликэн, – согласился с ней горностай. – Я весной приеду за тобой на больших лодках тэмчиэн.

– Как же ты приедешь, Дели, если я пока ничего не решила? Но ведь я и не отказываю тебе. Я только прошу подождать.

– Мне надо идти, – коротко сообщил горностай. – Дорога дальняя, и близится вечер.

Сказав это, он поднялся с места и вышел из дома, оставив сумку с подарками у порога.

Капризная Деликэн была гордой, потому и не остановила уходящего Дели. Но у ласки заблестели в глазах слёзы.

– Я, конечно, ещё очень мала, – сказала Удэкэн. – Но мне кажется, что даже самая красивая женщина в мире должна быть гордой и капризной в меру.

– Тогда уходи ты, Удэкэн! – крикнула ласка. – Ничьих мне советов не надо. Я была и буду самой красивой!

Поклонившись хозяйке дома, Удэкэн удалилась.

Недалеко от дома стоял Дели. Он находился в печали и глубоком раздумье. Девочка подошла к нему и сказала:

– Может быть, стоит немного подождать, уважаемый Дели!

– Больше ждать нельзя, Удэкэн. Я знаю, что она любит меня. Но слишком уж Деликэн капризна и горда, и так будет всегда. Больше я не приду, и она уже не сможет нигде и никогда меня найти.

Маленькая Удэкэн посочувствовала горностаю и пожелала ему удачи на охоте.

А через несколько секунд она снова оказалась рядом с чародейкой Силкин. Удэкэн сообщила ей, что поняла самое главное. Нельзя отказываться от своего счастья, даже если ты очень красивая. Быть неприветливой, гордой и капризной нельзя никому. Ведь окружающим не нравятся такие поступки.

Трудно понять того, кто считает себя выше других, даже если он и на самом деле такой. Хотя, вряд ли. Хвастуны и гордецы не достойны нашего внимания.

Коварная Айлохи

Третья встреча Удэкэн с Силкин началась с того, что волшебница наставительно предупредила девочку, чтобы та не пыталась что-то изменить в другом мире. Этого делать нельзя, да и опасно.

– Когда находишься в любой из сказок, которые ты слышишь от меня, моя славная и разумная, – сказала Силкин,– не пытайся что-то в ней переделать и вмешаться в ход событий.

– Почему же так? – удивилась девочка. – Я ведь тоже всегда должна бороться со злом.

– Должна, но только в том мире, где живёшь. А там, где ты только гость или просто советчик, ты не имеешь права влиять на ход событий.

– Но ведь всё должно быть по-справедливому.

– Пойми, дорогая Удэкэн, что там, как и в любом, незнакомом тебе мире, ты только свидетель. Наблюдай и делай выводы! Решай, где хорошо, а где – плохо.

– Я постараюсь.

Обняв девочку за плечи, Силкин терпеливо объяснила ей, что если Человек будет вмешиваться в дела не его мира, то он может навлечь на себя гнев не только злых, но и добрых духов. Да и не хорошо это, даже из благих побуждений, и в сказочных мирах делать всё по-своему.

Удэкэн хотела возразить, сказать, что ведь сказка – выдумка, потому если она кому-то поможет в ней побороть беду, то ничего страшного не произойдёт. Но волшебница, прочитав её мысли, возразила ей вслух. Силкин заверила девочку в том, что не бывает придуманных миров. Никто и никому не может рассказать о том, чего нет на самом деле.

Получается, что в любой, даже самой маленькой сказке, своя жизнь, и вмешиваться в неё никак нельзя.

Девочка в знак согласия и понимания кивнула головой и приготовилась к новому путешествию. Долго ей ждать не пришлось.

На сей раз, она оказалась на берегу большой и широкой реки. Перед оморочкой, лёгкой берестяной одноместной лодочкой, которая наполовину находилась в воде, сидел барсук Дорон и отдыхал. Увидев перед собой девочку, он поприветствовал её и пояснил:

– Я никогда не переплывал эту большую реку, Удэкэн, и не собираюсь так поступать.

– Зачем же тебе тогда оморочка, уважаемый Дорон?

– Я перевожу на ней вдоль берега грибы и орехи, которые заготавливаю в разных местах, поближе к своему жилью. Да и другую добычу. Там у меня есть в подземных норах с потайными ходами амбары, где я храню запасы на короткое время. Не только для себя, но и своей жены и детей. А зимой мы, барсуки, спим.

– Это правильно. Оморочка тебе помогает добывать пищу. Ты хорошо придумал.

– Прости, дорогая Удэкэн! Я бы ещё поговорил с тобой, но мне пора плыть дальше. Буду недалеко от берега охотиться на мышей, лягушек, ящериц или дождевых червей. Если повезёт, наберу ягод, грибов или орехов. Мы, барсуки питаемся всем, чем можно. Понемногу и перенесу свою добычу в оморочку.

Почтительно поклонившись девочке, он собрался отвязывать верёвку от колышка, которая удерживала лодочку на месте. Но тут перед ним появилась росомаха Айлохи. От неё Дорон не ожидал ничего доброго. Она всегда была злой и завистливой. Даже медведи предпочитают не встречаться с этим зверем.

Не секрет, что росомаха может напасть на лося или даже на волка или рысь. Но чаще всего ловит зайцев-беляков, тетеревов, рябчиков. Иногда её добычей становится олень или кабарга. Многое можно перечислять. Опасное животное, очень выносливое, жестокое и, надо отдать ей должное, смелое.

– Не надо торопиться, Дорон! – Прорычала она. – Пусть пока оморочка побудет на привязи. А пока мы просто побеседуем, как добрые соседи и друзья.

– Конечно же, Айлохи, – согласился барсук,– мы с тобой из одного семейства, как например, нанайцы и ульчи.

– Семейство одно, барсук, – засмеялась Айлохи, – но звери мы разные. Если уж я вступаю с кем-то в битву, то виду её до конца. А ты можешь только укусить и убежать прочь.

– Пусть будет так, Айлохи, как ты скажешь, – согласился Дорон. – Я с большим вниманием готов слушать тебя.

– Слушать должен не только ты, но и девочка из другого мира с именем Удэкэн, – сказала росомаха.– Я буду говорить то, что вы обязаны запомнить на всю жизнь.

– Я тоже готова выслушать тебя, уважаемая Айлохи, – согласилась с росомахой девочка.– Большую пользу получает тот, кто слушает, а не говорит.

Сев на ствол поваленного дерева, Айлохи стала рассказывать им, какая она сильная, смелая и ловкая. Она утверждала, что все звери боятся её. Конечно, всё это было правдой, но только наполовину. Хоть и удаётся иногда росомахе побеждать того же волка, но не так часто. Он всегда готов дать ей достойный отпор. Правда, предпочитает не связываться с росомахой.

Никто и не спорил с рассказчицей. Это ведь правда, что росомаха – сильный и опасный зверь. Но почему она хвастливо рассказывает о своих необычных способностях и возможностях барсуку и маленькой девочке? Наверняка, замыслила совершить что-то недоброе.

– Если вы будете спорить со мной, – предупредила Айлохи, – то я вас обоих разорву в клочья. Я даже не боюсь гнева таёжных духов. Пусть они боятся меня!

– Мы не спорим с тобой, почтенная, Айлохи, – вежливо сказал барсук.– Мы слушаем тебя, и у нас нет желания противоречить твоим словам. Так ведь, Удэкэн?

– Всё так, – согласилась с Дороном девочка.– Я пришла сюда только затем, чтобы много слушать и мало говорить.

– Мне нравится, Удэкан, – сказала Айлохи, – что ты не по годам мудра и рассудительна. А потому ты понимаешь, что всегда прав тот, кто силён. С этим не поспоришь.

Хвастливая росомаха ещё очень долго расхваливала себя и закончила тем, что решила отобрать у барсука его оморочку.

Дорон развёл лапы в сторону. Он не мог противостоять силе и наглости росомахи. А девочке Удэкэн нельзя было физически бороться со злом. Да и не смогла бы она одолеть опасного и крупного зверя.

– Как же так, почтенная Айлохи? – Возразил Дорон.– Не совсем справедливо получается. Ведь это моя оморочка, и на ней я перевожу к своим кладовым то, что добываю на охоте. Кроме этого, собираю ягоды, грибы и орехи. Даже съедобную траву.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2