Александр Лекомцев.

Трезвые призраки



скачать книгу бесплатно

Разве такого не случается? Да постоянно. Молодёжная вечеринка в самом разгаре, и вдруг некоторым просто не хватило спиртного. А чувство недопитого – явление не смертельное, но весьма тягостное. Что ж поделаешь, если что-то и где-то не рассчитали. Бывает. Можно послать желающих и самых трезвых в магазин и пополнить запас того, чего не хватило. Тем более, погожим летним днём пройтись лишний раз по улице – одно удовольствие. Ни дождя, ни жары… Прекрасная погода.

Пусть даже добрая половина из молодых двадцати-двадцати двухлетних гостей, вообще, не употребляет спиртного. Но ради общей компании, и она готова повеселиться и пообщаться в компании тех, кто в этом плане иногда бывает неудержим.

Таким образом, за спиртным решил сходить Дима Роголев Стройный, высокорослый, жилистый, симпатичный, одним словом. Надо было прикупить пару шампанских, столько же коньяка, и для самых тренированных ребят и девчат, на всякий случай, четыре бутылки водки. Может, и пять.

Он взял большую хозяйственную сумку, получил от компании необходимую сумму денег и стал надевать ботинки. Его девушка Майя Ликнова, светловолосая, стройная, фигуристая, голубоглазая тоже стала одеваться и просто сказала:

– Я, Дима, пойду с тобой, чтобы тебе не скучно было.

– Зачем, Майя? Тут до магазина десять минут ходьбы. Я мигом! – Ответил он.– С четвёртого этажа я моментом сбегу, и лифт не нужен. Ты отдыхай.

– А я хочу с тобой. Мне без тебя скучно и плохо.

– Ладно, пусть идёт,– махнула рукой именинница Роза Сбитнева, которой исполнилось двадцать лет.– Иди, Майя. Я знаю, что вы друг без друга ни минуты не можете прожить.

– Ха-ха! А это любовь, – засмеялся Гриша Химов, один из тех, кому не хватило водки.– А если это любовь, то пусть идут вдвоём. Я пью, а трезвенники для меня за водкой бегают. Во! Чудеса. Но не только. Ещё с их стороны почёт и уважение.

– Будешь причитать, Гриня, – ответил Роголев, – побежишь сам! Но ведь не сможешь, рухнешь по дороге.

– Главное, вы не исчезайте, как призраки,– засмеялся Химов.– Понятно, привидения водку не пьют, но нам-то она не помещает… Надо оторваться, как следует.

– Не говори глупостей, Гриня, – сказала Роза. – Какие ещё привидения?

– Не переживай, моё солнышко, – успокоил её Химов.– Я где-то читал, что все привидения, призраки и всякие фантомы потом опять становятся в другой жизни людьми.

– Не болтай вздора, Гриша,– урезонил его Дмитрий.– Мне кажется, что ты уже пьян. Тебе хватит. Сиди и пей компот!

Он дружелюбно ткнул Химова кулаком в бок.

Дима и Майя резво выбежали на улицу. На ноги скорые, да и не употребляющие ничего спиртного, если не считать молочный кефир и виноградный сок.

Никаких приключений в начале короткого пути. Правда, грязная бездомная белая собака не просто их облаяла, но пыталась даже и укусить. Дмитрий, отмахнувшись от неё, обозвал нагловатое животное не очень хорошими словами. Кое-что от себя добавила и Майя. Беспредел! Вольница для собак, и никакой демократии и свободы для людей…

Молодая и здоровая псина, в конце концов, отвязалась от них и с гордым видом помчалась за угол дома.

Они взялись за руки и вышли во двор, повернули в сторону магазина, где в большом ассортименте продаётся спиртное.

Но на их пути встали, развалины старого дома.

– Вроде, этих стен раньше здесь не было, Дима,– озабочено сказала Майя.– А может быть, мы их просто не заметили.

– Может, и не заметили, Майя. Давай прямо через них и пройдём!

– Давай, тут метров пятнадцать. Не больше. А там должен быть и магазин.

Смело и решительно они шагнули между двух стен и направились прямо, как им показалось, к виднеющемуся просвету.

Но перед ними возникла высокая и плоская стена.

Повернули чуть влево – тоже преграда, вправо – так же.

– Смех какой-то,– удивился Роголев.– Неужели мы с тобой заблудились среди нескольких стен разрушенного дома?

– Такого просто не может быть,– взволнованно прошептала она.– Но лучше нам вернуться назад, Дмитрий, и обойти это нагромождение. Пару минут потеряем – и всё.

– Так и поступим.

Они развернулись и направились в обратную сторону.

Но путь их оказался очень долгим. Проходу между двух стен не было конца и края. Они шли уже не десять, не пятнадцать минут, а почти целый час.

– Я устала,– просто сказала она.– Давай передохнём.

– Давай. Но куда мы с тобой попали? Я где-то и когда-то читал о ловушках между сопутствующими и пересекающимися мирами. Хотя это глупость и комедия.

Роголев и Ликнова присели на груду грязных досок. Не до комфорта. Устали. Да и чего скрывать? Немного испугались. Чертовщина какая-то.

– Не переживай, – заверил он свою подругу. – Вот выберемся наружу – и посмеёмся над собой. Да и компанию повеселим.

– Если вернёмся. Мне начинает казаться, что мы так и останемся здесь.

Одновременно они посмотрели вверх. Стены тянулись в небо, очень высокие. Их просто так, без специального снаряжения преодолеть невозможно.

Надо же. Только начало дня, а им вот приходится сидеть в каком-то диком и грязном лабиринте. А спиртного за огромным застольем не хватило по простой причине. В гости заявилось большое количество людей, которых и не ждали, и, возможно, даже и не подозревали об их существовании. Одних родственников около десятка.

Рассуждай или не рассуждай, а выходить отсюда надо было. Чем раньше, тем лучше. Потому Дмитрий и Майя встали. Они обнялись и пошли в ту сторону, где не имелось никаких стен и преград.

Главное ведь в такой ситуации заключается в том, чтобы нигде и никогда не терять головы и чувства самообладания.

На сей раз, они на дорогу потратили минут двадцать, не больше, и, наконец-то, выбрались, как говорится, на оперативный простор. Оказались, как раз перед магазином.

– Ну вот, а ты боялась, Майя,– он поцеловал её в нос.– Всё относительно нормально.

– Есть у меня предчувствие, Диман, что это только начало нашего с тобой нелепого приключения. Всё самое грустное и весёлое впереди.

Роголев крепко сжал руку Майи, и они вошли в помещение специализированного супермаркета.

Они встали в конец небольшой очереди, улыбаясь друг другу. Ведь в целом всё шло нормально. В жизни всякое случается. Но что б такое… Впереди них стоял крепкий сорокалетний мужик цыганистого типа, нервно пересчитывал деньги. К нему подошла импозантная дама лет пятидесяти в широкой шляпе и бархатном платье. Она спросила у цыгана:

– Вы будете последним в очереди?

– Вроде, за мной кто-то пристраивался, – сообщил он, увлёчённый подсчётом денег.– А так, если никого нет, то, вроде, я.

Женщина в упор посмотрела на Роголева и Ликнову, поправила на носу очки, присмотрелась и тихо произнесла:

– За вами, уважаемый, стоят два привидения. Я не знала, даже не предполагала, что фантомы тоже… потребляют спиртное.

Криво улыбнувшись, она рухнула на пол, и широкая шляпа закрыла её невесёлое лицо. От неожиданности Дмитрий и Майя отскочили от очереди в сторону. Их ошарашила эта шутка, да и сама выходка уверенно стареющей дамы.

Отчаянный брюнет, тот, что цыганистого типа, зажмурив глаза, попытался ударить Роголева. Но его рука легко прошла сквозь него, и мужик, вместе с недосчитанными, деньгами упал на живот. Подниматься на ноги он уже передумал. Закрыл голову руками и при этом лепетал:

– Никогда больше ни рюмки не выпью. Никогда!

Майя в страхе прижалась к Дмитрию. Но на того напала ярость. Он встал перед покупателями и, подняв руки вверх, закричал:

– Вы что, господа, с ума сошли!

Его тихого голоса никто не услышал.

Но свет в павильоне магазина был не таким ярким, как на улице, поэтому почти все увидели грозное привидение с искривлёнными чертами лица и поднявшее белые, полупрозрачные руки вверх.

Даже самых отважных охватила внезапная паника, и они бросились к выходу, сбивая с ног исполнительных охранников и входящих в зал покупателей.

Дмитрий махнул рукой Майе, давая понять, что просто им выпало несчастье попасть в сплочённый коллектив полных идиотов и дураков. Такое случается и довольно часто. Причем, в реальной жизни, а не только на телеэкране.

Остановившись напротив пока ещё ничего не понимающей продавщицы, Роголев протянул её правую руку с деньгами.

Ну, скажите, кому понравиться, если большое и наглое привидение тянет к нему руку. Зачем? С какой целью? Естественно, хочет задушить.

Фигуристая, миниатюрная кареглазая и очень красивая девушка вспорхнула вверх, как бабочка и вмиг оказалась на одном из шкафов с готовой продукцией. Она не кричала, не плакала, она просто окаменела. Да и пытливый взгляд её застыл, сосредоточился на двух любящих друг друга привидениях.

Через мгновение в магазине появились двое бравых полицейских, которые тут же открыли прицельную стрельбу по Диме и Майе. Но пули проходили сквозь них, и они уже начали догадываться, что, на самом деле, стали привидениями. А потому, взявшись за руки, просто прошли сквозь стены и отправились на день рождения к любимой подруге Розе Сбитневой. Уж она, пусть такая же молодая, как они, но мудрая. Она обязательно подскажет им, как поступать дальше.

Разумеется, за спиной они слышали стрельбу и ругань, вопли и плачи. В кого продолжали стрелять блюстители закона, было известно одному Богу.

Они подошли к дому, из которого сравнительно не так давно вышли, и встали перед подъездной дверью. Пытались по-очереди нажать на кнопку домофона, но у них ничего не получалось. Майя и Дмитрий стали бестелесными.

– Чего мы тут мудрим,– сказал Диман. – Мы – привидения. Потому пройдём и сквозь стены, и даже…

– Всё верно, – кивнула головой Майя, – мы легко взлетим на балкон четвёртого этажа.

Она схватила Дмитрия за руку, и они в момент оказались там, где пожелали. Приземлились на балконе, перед дверью той самой квартиры, где не так давно было шумно и весело. Уже, скорей всего, кто-нибудь вместо них, потерявшихся, сходил за спиртным.

На какое-то мгновение оба подумали, что быть привидением не так уж и плохо. Да и в таком физическом состоянии, наверняка, совершишь гораздо меньше грехов, чем даже самый праведный и ответственный перед людьми и Господом гражданин любой страны планеты Земля.

Ведь призраку ничего не надо. Взяток он не даёт, по причине полного личного безденежья. Кроме того, привидению их никто и не предлагает, осознавая и понимая бессмысленность и бесперспективность такого нелепого и странного риска.

Им с балкона было видно всё. По большой четырёхкомнатной квартире, очень хорошо им знакомой, бродила старушка и что-то напевала. Никаких гостей здесь не было и в помине. Вероятно, Дмитрий и Майя очень долго ходили в магазин за спиртным.

Но никакой старушки на дне рождения Розы Сбитневой они не видели. Ведь родители её – и те отдыхали за границей.

Майя уже хотела пройти сквозь стену в большую комнату, но Дмитрий остановил её, положив руку на плечо.

– Не спеши, Майя, – сказал он.– Происходит что-то совсем не понятное. Отсюда мы увидим и услышим всё, что нам надо.

– Нас могут заметить, Дима.

– Вряд ли. Мы пока не в помещении. Поэтому наши прозрачные тела практически не видимы. Как только войдём в квартиру, то там, конкретно, станем пугалами для всех присутствующих.

Старушка была энергична и бодра, хотя ясно, что ей никак не меньше восьмидесяти лет.

Квартира заставлена самой разной аппаратурой. Миниатюрные компьютеры, планшеты, маленькие настенные телефоны.

Они обратили внимание, что тут же, возле дивана с витой спинкой из синего искусственного материала стоял пластмассовый человек. Было ясно, что это робот. Скорей всего, предназначенный для уборки квартиры и, возможно, для приготовления самых различных блюд, и других хозяйственных нужд.

Но их, каким-то образом, заметил большой рыжий кот. Он начал яростно выть и царапать дверь балкона. Но на странные выходки проницательного домашнего животного мгновенно среагировал робот. Сравнительно быстро он пресёк неадекватное поведение четвероного рыжего существа.

Трёхногий робот с условной человеческой головой и четырьмя крепкими резиновыми конечностями в виде шнуров бесцеремонно схватил кота за шиворот и унёс, вероятно, в одну из комнат. Да и сам, скорей всего, остался там, вместе с взволнованным домашним животным. Может быть, потому, что пока его не загружали никакой работой.

Впрочем, вскоре робот появился в большой комнате с огромным подносом в руках, на котором стояло несколько тарелок со свежевыпеченными блинами, с двумя вазочками с малиновым вареньем и сгущённым молоком. Фарфоровая посудина с конфетами, пять чашек с ложечками, большой кофейник с кофе…

Робот одной из своих гибких рук нажал в районе собственного живота одну из кнопок, и прямо в центре комнаты из… пола «вырос» стол с цветистым полиэтиленовым покрытием. Так же появилось и два кресла.

В комнату вошла и старушка, и отдала распоряжение роботу:

– Иди, Ромбик, отдыхай! Если понадобишься – позову.

Мигнув яркой диодной лампочкой на «голове», робот удалился.

Старушка села на диван и задумалась. Перед ней в полосатом халате и в тапочках появился высокий парень лет двадцати пяти. Он подсел к старушке, обнял её и сказал:

– Ну, чего ты грустишь, моя славная бабушка, Роза Алексеевна?

– А чего мне веселиться, внучек? Это ты всю ночь балагурил со своим другом и двумя подружками.

– Не ругайся, бабуля, они рано утром ушли на цыпочках. Не остались даже на завтрак.

– Если бы и остались, Павлик, то беды большой бы не случилось. Я всегда рада гостям.

– Ладно, не обижайся, бабуля. Ещё две недели у тебя погощу, а там к мамке с папкой поеду, в Красноярск. Может, заочно буду, учиться, а может, и нет.

– Садись за стол, работник. Будем вместо шампанского и прочих вин пить кофе и закусывать блинами.

Тяжело вздохнув, он сел за стол. Так же поступила и Роза Алексеевна. Паша хмуро глянул на блины и вопросительно посмотрел на старушку.

– Причём здесь блины, моя замечательная бабушка, Роза Алексеевна?

– Я уже почти восемьдесят два года Роза Алексеевна. А блины для того, чтобы помянуть добрых людей. Ровно год, как мои лучшие друзья супруги Роголевы, Майя Георгиевна и Дмитрий Аркадьевич попали в автомобильную катастрофу. По восемьдесят лет с небольшим только и прожили.

– Ну, так и что? Некоторые и меньше живут. Многие даже до пенсии не дотягивают.

– Грех такое говорить. Пока не съешь пару блинов, бутылку с вином не получишь. Его потом вместе с тобой и выпьем.

Паша налил из кофейника горячего живительного напитка в обе чашки. Нехотя взял в руки блин и обмакнул его в вазу со сгущённым молоком. Так же поступила и Роза Алексеевна.

С ужасом посмотрели друг на друга Майя и Дмитрий. Они поняли, что эта ветхая старушка – именинница Роза. Именно, она провожала их на пороге, когда Роголев и Сбитнева отправились в магазин за спиртным.

Это куда ещё ни шло. Самое страшное заключалось в том, что старушка со своим внуком поминала ни кого-нибудь, а именно их. Чертовщина какая-то! Такая чушь ведь даже присниться не может. Даже мозг законченного наркомана такого не сконструирует, ибо это вне всякой фантастики, научной и… гламурной.

Но факт оставался фактом. Бабушка и внук поминали именно их. Не так и долго за пустыми разговорами она поведала Павлику о том, какими прекрасными людьми и учёными-биологами были они, Роголевы. Разумеется, и умерли настоящими учёными, докторами биологических наук.

В данной области научной сферы всегда можно откопать то, что запросто потянет на диссертацию. Тем предостаточно. К примеру, такая: «Основополагающая роль светового и волнового эффекта разряженных пространственных плазматических модулей и объектов естественного происхождения во время общения группы степных волков с Луной и другими космическими и условно потусторонними телами».

Паша, резко махнув рукой, побежал на кухню и вернулся оттуда с двухлитровой бутылкой сухого красного вина и двумя фужерами.

– Закусывать будем конфетами, – пояснил он.– А ты мне расскажешь о том, о чём пожелаешь. Но не грузи! Я не доктор наук, потому могу и не выдержать…

Бабушка и внук наполнили фужеры вином и выпили.

Не сговариваясь, Майя и Дима слетели вниз с балкона и стали кружить над летней столицей, над крышами домов. Они судорожно сверху, с высоты птичьего полёта, искали те развалины, из которых они явились сюда в непонятный и неведомый мир.

Потом спустились пониже и начали летать между домами, пугая ворон и других миролюбивых птиц. Ничего похожего на разрушенные дома и старые стены они не заметили. Да и никогда их и не было в этом районе.

Приземлившись на крышу небольшого магазинчика, они перевели дыхание.

– Мерзкая старуха Роза Алексеевна, – возмутился Дмитрий,– поминает нас с тобой, Майя. Как будто мы мёртвые.

– Успокойся, Дима. Какие мы сейчас и кто, на самом деле, нам трудно понять. А эта самая старуха – наша с тобой подруга, студентка филологического факультета МГУ Роза

Сбитнева. С отделения прикладной лингвистики. Она – близкий для нас человек. Не больше и не меньше.

– Ты путаешь. Она училась по специальности – русский язык и литература.

– Всё верно. Я вспомнила. Просто она много говорила и о прикладной лингвистике. Ты прав. Роза решила стать обычным учителем. Без всяких претензий на что-то большее и… научное. Хотя ведь и там можно отличиться…

Он обнял свою Майю бестелесными руками, явственно ощутил её тепло и плоть. Ну, какие же они, к чёрту, привидения? Да ещё, одновременно, и мёртвые, тела которых зарыты на одном из столичных кладбищ. Нет сомнения, где-то очень далеко, за городом.

Если раньше они оба считали, что жизнь не способна выкинуть с ними таких странных фокусов, то теперь их мнение изменилось. Они даже начали понимать, что жизнь и смерть – это одно и то же. Да и нет никаких параллельных миров. Все они тесно переплетены друг с другом. Просто видимы и осязаемы не всегда и лишь отчасти.

Но им сейчас было глубоко плевать на свои внезапные озарения. Они не понимали главного. Почему они оказались здесь и по какой причине? Кто так нелепо и жутко пошутил с ними и на каком основании?

Пока стоял летний день, и на улице их далеко не каждый мог заметить. Но вот-вот наступит вечер, и трудно будет Дмитрию и Майе укрыться от любопытных и наполненных ужасом людских глаз. Впрочем, и при дневном свете, при желании, можно было их разглядеть. Белые, полупрозрачные, с чёткими очертаниями лиц. Да и Дмитрий с такой же белой, полупрозрачной хозяйственной сумкой, в надежде купить спиртного и вернуться к застолью.

Отсюда, с крыши магазинчика, они увидели большую вывеску, на которой большими зелёными полихлорвиниловыми буквами было написано: «ЧАСТНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ ПАРАНОРМАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ». Не задумываясь, они решили заглянуть туда. Может быть, кто-нибудь там даст ответ, кто они и что с ними происходит.

Они легко проникли сквозь бетонные стены в просторный кабинет, заставленный колбами и пробирками. Там за большим столом сидел в белом халате седой старик в больших роговых очках и сквозь лупу разглядывал какую-то бурую жидкость.

За другими столами сидели несколько молодых парней и девушек и тоже занимались перемешиванием разных жидкостей, разглядывали их, нюхали и записывали, по старинке, результаты своих наблюдений в толстых журналах с разлинованными страницами.

Майя и Дмитрий приземлились прямо на один из шкафов, стоящий перед седым стариком. Конечно же, они очень хотели, чтобы профессор необычных наук обратил на них внимание и дал им дельный совет. Ведь, явно, он много знает и умеет.

Именно сейчас им требовалась помощь не ортодоксального учёного, а того, который проник в тайны Мироздания и умышленно не всё и не всем договаривает. Потому, как пока ещё человечество не созрело для того, чтобы многое знать. Это только для избранных. А седой мыслитель с колбами и мензурками дураком просто не мог быть. По определению. Во всяком случае, так считали новоявленные привидения.

Старик медленно поднял вверх глаза, открыл рот, и его челюсти моментально выпали изо рта в одну из прозрачных пластмассовых чашек с белой жидкостью. При этом они мгновенно растворились.

Специалист по самым аномальным явлениям нашёл в себе силы встать на ноги и тут же упасть на стол, уткнувшись носом в бурую жидкость. Молодые люди за столами тоже не остались безучастными к происходящему. Они вскочили с мест и галопом помчались к выходу. Одно дело – не совсем понятные явления, но совсем другое – самые настоящие привидения.

Наверняка, почти все из них вспомнили, что они имеют нормальные профессии и пришла пора окончательно понять, что кроме чудес, существуют и текущие земные заботы.

Что касается старика, то тут произошёл клинический случай. Не выдержало сердце. По этой простой причине из обмякшего тела вылетела самая настоящая душа в виде белого облака и тут же обрела полупрозрачную форму с определёнными чертами лица и тела. Получилось, что учёный, кстати, бывший полицейский-криминалист, подполковник в отставке, на какой-то период времени стал тоже привидением. Да не простым, а выражающимся, в основном, с помощью ненормативной лексики. Проще говоря, это была площадная брань.

Улетая прочь, он недружелюбно произнёс:

– Какого чёрта вы мне померещились, козлы вонючие? Все планы порушили, гады!

– Сам ты такой! – Огрызнулся ему вслед Дмитрий.– Доктор букинистических наук!

Майя только весело рассмеялась. Потом улыбнулся и Дмитрий.

Ничего другого они не могли придумать, поэтому вернулись на балкон квартиры, где их активно поминали бабушка с внуком. И уже не только блинами.

Им с балкона всё было видно и слышно. Павел наливал себе в фужер очередную порцию вина, а Роза Алексеевна с задором, но довольно печально пела:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5