Александр Лекомцев.

Преображённый лиходей



скачать книгу бесплатно

Наконец-то тридцатилетний наёмный убийца по прозвищу Георгин (видимо, из-за своей привлекательной внешности, к тому же, имени «Георгий») получил пулю, которая влетела прямиком в его левый глаз. Врачи, главным образом, нейрохирурги, отчаянно боролись за его жизнь и не только потому, что за это им щедро приплатили трое ново-русских господ жирными «баксами», то есть густой «зеленью». Дело ещё частично заключалось в том, что они были врачами и ещё фрагментами не забыли о своём предназначении на грешной земле. Профессиональный долг и престиж… Одним словом, если врач, значит, лечи!

Надо заметить, что старания их были не совсем напрасными, и многое в лечении Георгина складывалось удачно. Причём, до такой степени, что одноглазый, с простреленной головой Георгин через полтора месяца пришёл в сознание, и вскоре здоровье его заметно улучшилось. Он даже вспомнил свою настоящую фамилию, в придачу с именем и отчеством – Пирогов Георгий Арсеньевич.

Но, к сожалению, окрылённые успехом продолжатели славных дел Гиппократа в тысячный раз убедились в том, что самый главный начальник над человеком не президент страны, ни мама с папой, ни зоновский смотрящий, ни бригадир, к примеру, коллектива сантехников, а Господь Бог. Одноглазый Георгин пришёл в сознание только затем, чтобы покаяться в своих грехах перед возникшими перед ним следователями из специального комитета при городской прокуратуре, перед настоятелем православной Успенской церкви отцом Романом и затем тихо уйти в иной мир.

Шанс для исцеления

Прощать или не прощать Георгина, прошедшего почти сразу же после детского дома несколько локальных войн и специальную подготовку по рукопашному бою и стрельбе, было за что. Людей, превращённых им в трупы, числилось великое множество. Это без учёта его стараний во время боевых действий и операций. Его основная беда заключалась в том, что, не имея никакого образования, ни физической, ни интеллектуальной работы, он стал киллером – наёмным убийцей. Завязав окончательно со службой в «горячей точке» России, он занялся отстрелом людей, которые по каким-то причинам и кому-то мешали совершать глобальные преступления.

Отправил он на тот свет ни много – ни мало – тридцать пять человек. Это, в основном, политики, бизнесмены, несколько зажравшихся рэкетиров, три бандита, две девицы, одна бабуся… Был в их числе даже десятилетний малыш. Кому он-то мешал? Но Георгин не спрашивал заказчиков, почему и как. Он честно выполнял свою работу – отправлял на тот свет и малого, и старого.

Находясь же на смертном одре, в сознании и здравом уме, он полностью и целиком, что называется, вломил себя и всех, кто был причастен к убийствам, совершённых лично им. Видимо, перед смертью на него нашло озарение, и он понял, что жил не правильно и грешно. Вот так и умер. Благо, деньги у него водились, и потому зарыли его поганое тело на одном, почти престижном, кладбище с некоторыми почестями сердобольные люди. Возможно, немалую роль в участии их в организации похорон лиходея и в сопереживании к нему сыграли немалые деньги.

Совсем юная и красивая, голубоглазая блондинка, его жена, ставшая вдовой, Вероника Пирогова спокойно приняла, почти, как должное, безвременную и трагическую смерть своего непростого супруга Георгина, то есть Георгия Арсеньевича.

Кое-какие сбережения после его ухода в иной мир остались, да и не в одной «кубышке». Кроме того, имелся у неё и тайный обожатель, любящий и любимый человек, обычный рядовой инженер строитель, тоже совсем ещё молодой Владимир Степанович Баныбов. Не красавец, не богатырь, но нормальный парень.

Когда же мерзкое «я» Георгина, вместе с его чёрной, условной духовной субстанцией, ушло за пределы человеческого понимания мира и бытия, то перед ним часть горькой и простой истины: он – лиходей. А злодеям за великой незримой «чертой» не может быть оправдания. Пройдя в неизведанность через мрачную тоннель, Георгин ещё глубже осознал, что в земной жизни наломал немало дров. Совершил такое количество смертных грехов, что их с избытком хватило бы на добрый десяток отпетых негодяев. Конечно же, на какое-то время вернулся Георгин к собственной могиле.

Он, бестелесный, сейчас видел, слышал, осязал и чувствовал гораздо больше, чем самый великий земной провидец. Летая над местом захоронения своего грешного тела, где на шикарном мраморном памятнике было его фото в керамическом исполнении, высечена имя, фамилия, отчество, дата рождения и смерти, он каялся, стонал и не рыдал, а даже выл. Причём, так громко, что гробовщики принимали его стоны за голоса волков, которые в этих местах никогда и никому не встречались.

Не ощущая ни малейшей физической боли, Георгин испытывал такие муки и страдания, что ни обратить на них внимания было очень трудно даже духам местного значения. Потому, наблюдая за всем этим, Творец снизошёл к нему и даже утешил его бессловесно. Не то, что бы он сходу простил его за содеянное зло, но, во всяком случае, успокоил.

Оказывается, в том, что творил киллер на Земле, он сам был виновен только наполовину. Георгин существовал на ней в образе человека, но таковым, по сути, не являлся. Не обладал бессмертной душой, данной каждому встречному от бога. Кем же он был? Мощным элементалом, практически, духом, и в данном случае, недобрым слугой одного из великих властителей зла – Асмодеем, который является не только князем демонов, одним их приближённых самого Люцифера, ангелом-искусителем. Но ведь не только. Он ведь ещё – истребитель, то есть покровитель наёмных убийц, таких, как Георгин.

Впрочем, не углубляясь в детали вселенского негатива, Георгия Арсеньевича Пирогова, можно было назвать просто лиходеем, каких на нашей планете не так уж и мало. Но ведь злодеи – непростые люди, точнее, существа, негативные сути, скрывающиеся под человеческими оболочками. В телах людских может находиться всё, что угодно. Но главное в том, чтобы внутреннее содержимое и содержание не являлось пышным букетом пороков или сборищем разрушительных стихий, творящих зло.

Всезнающий разум Всевышнего открыл перед наёмным убийцей если не жуткую, то не совсем приятную истину. Она заключалась в том, что нет в земном мире пока ни одного истинного человека, каким его видит Бог. Нет! Потому, что греховны даже те люди, которые судорожно спешат объявить себя святыми. Они ведь ещё более опасны для человечества, чем все остальные, ибо не пытаются, а самым наглым образом ложь выдают за правду. И ведь у многих получается. Но до поры – до времени.

А пока что истинное добро, как мельчайшие крупицы, к счастью, ещё существует в среде монолитного, серого и всепобеждающего зла и даже развивается… Но пока пороки всесильны. Только слабый духом и приспособленец уподобляется тому самому страусу, который прячет голову в песок. Ему плевать на то, что задница его находится наружи. Он ведь всегда готов её подставить во имя весьма и весьма странных постулатов условной и дозированной демократии. Войны, убийства, алчность, распутство, зависть, ложь, предательство, подлость, гордыня и прочие неприглядные явления превращают человека в монстра. Нет пока на Земле истинного мыслящего и гуманного существа.

Но в других мирах и обителях человеческие существа уже, к счастью, начинают развиваться в том направлении, в котором им повелел Господь. Нелегкое выпадает существование среди истинных людей относительно мыслящим двуногим, пусть телесным, но бездушным. Но они, тем не менее, не просто выживают, а даже процветают на людских костях и крови. Парадоксально, но факт.

В том, что истина и добро победят везде и всюду, нет сомнения, но ведь только в том случае, когда человек станет Человеком. Да и великие элементалы зла при этом должны будут превратиться в сообщество самой добродетели. Но пока не происходит желательных метаморфоз, и на Земле по-прежнему у руля они: Дьявол, Сатана, Вельзевул, Люцифер, Астарот, Молох, Бельфегор и так далее и даже в женских обличиях. Их далеко не божественные и условные души (скорее, специфические субстанции) мешают преобразиться всем нам, стать совершенно иными.

Об этом Георгину и говорил Господь. Но дух киллера, даже приняв покаянный вид, беззвучно смеялся. Он вспомнил о тех земных сказках, в которых представители не всех, но самых разных религиозных учений безапелляционно утверждали, что только тот, кто идёт к Богу, обладает бессмертной душой. Оказывается, в такого рода утверждениях содержится полная чушь. Нет ничего смертного вообще. Смерти не существует, а есть вечное движение всего живого, развитие и… деградация. Чаще всего эти два понятия неотделимы друг от друга и меняются местами.

Ведь порой не провести чёткой границы между добром и злом, тем более здесь, за пределами земного бытия. «Пусть я слуга Асмодея, рождённый по воле злых стихий, – подумал киллер, – но я хочу быть человеком, хочу быть творением божьим, почитателем его. Но только не рабом его. Так не должно быть. Если я когда-нибудь и совершу зло, то по воле Всевышнего, ради добра».

«Я не могу отправить твою грешную душу в более высокие сферы, – ответил ему Всевышний. – Но и дать тебе возможность вновь возродиться в одном из Миров в виде злого и жестокого элементала я не желаю. Ведь когда ты вновь станешь лиходеем, тогда ты опять натворишь немало бед на радость твоему если не отцу, то хозяину Асмодею. Он сейчас затаился и слушает то, о чём нам приходится с тобой беседовать. Ангел-истребитель не верит в добро. Неукротимый и страшный дух его, как и ты, смеётся надо мной. Но он знает, видит, слышит, ощущает гораздо меньше, чем я. Не дано ему».

«Что же мне делать, Господи?! – Возопил бестелесный Георгин.– Ведь я не прошу многого. Я готов вернуться в ад земной, чтобы добрыми помыслами своими искупить свои прежние грехи. Может быть, потом, через несколько рождений, я смогу стать человеком».

Милостивый, но строгий Господь запретил ему вновь появляться на свет в виде младенца пусть на грешной, но, всё же, на Земле, в том мире, где обитают люди. Не пришло время. Но надежда на совершенствование любого существа всегда остаётся. Говорят, что надежда умирает последней. Это совсем не так. Он живёт всегда вместе с бессмертной частью того, что называется не духовной субстанцией, а душой.

Но этих тонкостей и нюансов сейчас не дано было понять Георгину. Не всё же ведь можно постичь сходу. Да и порой многим и не дано прикоснуться сознанием своим даже к мельчайшей крупицы Истины. Хоть тысячи раз ты родись и умри на Земле или в каком-нибудь другом мире, сожжешь узнать и почувствовать только то, что тебе дано. А начинать следует с «малого», осознать, что беспредельна не только Вселенная, но и ничтожная пылинка, в глубине своей. А ведь ни одна бесконечность не может быть больше или меньше другой. Разве можно это понять? Вполне, если стараться мыслить не только устоявшимися, зачастую, догматическими представлениями о «жизни» и «смерти».

«Если не понимаешь, то запомни главное: Земля в бесконечном пространстве ни одна, – сказал ему Господь, – и существует всё, что может представить человеческий разум. Да разве ж только человеческий? Ведь идущий с неба дождь такое же чудо, как и летающий человек. Хотя и то и другое есть не чудо, а явь. Ведь всё это можно себе представить».

«О! Господи! Устал я быть проклятым демоном в человеческой плоти! – Взмолился киллер. – Ведь я предчувствую новые движения своей, пока ещё нетленной, душой».

«Да будет так! – решил Господь. – Скоро ты появишься в обители самых разных существ. Но истину ищи сам! Многое тебе будет дано на первых порах. Но однажды ты потеряешь силу свою в одно мгновение, чтобы через слабость обрести хоть какое-то подобие души. Знай же, что труден это путь, и появиться в телесной оболочке – странный болезненный сон, равносильно временной смерти. Хотя нет её, смерти и быть не может».

«Но для того, чтобы послужить добру, я готов ко всему, Господи!».

«Ты появишься в той России, какую не узнаешь даже своим подсознанием. Там всё смешалось – и старое, и новое, и небывалое доселе, как, впрочем, и на всей Земле. Всё это, в земном понимании, не постичь и не придумать. Это – и н о е! Но зла предостаточно и там. Многое в той России может показаться тебе и смешным, и жутким».

Сегодня же Георгину предстояло окончательно освободиться от своей телесной оболочки и перебраться в другую. На той, иной Земле, в неведомой «запредельной» России умирал, точнее, выходил из своего тела врач, слушатель Верховной школы врачевания и знахарства Михаил Гиров. Инфаркт. Он быстро и успешно отработал свою карму на Земле, и поэтому ему предстояло родиться мыслящим крылатым существом на планете Синих Огней.

«Тот человек уйдёт в мир, непохожий на земной, – пояснил Георгину Всевышний, – а ты вселишься в его тело. Сознанием ты станешь Гировым, но потусторонний разум, подсознание твоё сохранит всё. Оно многое помнит и знает. Ты сможешь только догадываться о том, что в минувшей жизни был наёмным убийцей, лиходеем. Но, считая себя Гировым, ты пока не станешь человеком, будешь элементалом. Но я верю в твоё преображение». Господь тут же предупредил Георгина, что прежде чем он когда-нибудь… уподобится человеку, пройдёт немало условного времени. Надо будет постараться хоть что-то исправить в своих намерениях и поступках. «Дерзай, грешник! Надеюсь на добрый исход и благословляю!».

Для умирающего киллера Георгина, точнее, уходящего в один из иных миров, именно, таковым представился разговор с Всевышним. Конечно же, он не мог понять, постичь, что же такое Бог, и какой он, на самом деле. Но так и должно быть, ведь каждый видит, слышит, ощущает, чувствует лишь только то, что ему дано, что ему… позволено.


Бывший киллер и лиходей почувствовал, ощутил, что, будто проваливается куда-то, вниз. На немыслимоё чёрное дно. Георгин через несколько мгновений почувствовал, что опять обладает телом, и открыл глаза. Он вселился в телесную оболочку врача Михаила Семёновича Гирова. Стал им, по земным представлениям. Вокруг себя, лежачего на широкой кровати, он увидел людей в белых халатах.

– Ну, и напугал же ты меня, Миша! – Улыбнулся молодой, толстый и низкорослый реаниматор с бородой и усами Павел Петрович Криницын. – Я уже посчитал, что ты на том свете, а ты… Ну, молодец! Слава богу! Всё будет в норме. Скажу тебе по секрету, что такого просто почти не бывает. Редко случается, чтобы покойник решил… вернуться назад.

– Не обижайся, – с трудом улыбнулся бывший киллер. – Но такое бывает, когда один дух покидает тело, а другой тут же в него вселяется.

Разумеется, все должным образом восприняли шутку воскресшего, рассмеялись. Все только радовались тому, что Миша Гиров нашёл возможность вернуться… назад, как бы, воскреснуть. Что ж, и такое бывает. Не так часто, но происходит, случается.

А ещё через несколько минут довольно бодрое и крепкое тело, главным образом, сознание потеряло всю прежнюю информацию, которой располагал Георгин. Он окончательно стал Гировым. Естественно, при этом он начисто забыл, что когда-то был убийцей. Кому нужна была такая амнезия? Людей она не красит. Значит, такого расклада пожелал Господь Бог. Напрочь недавним киллером была забыта его недавняя стрельба по живым мишеням.


Трудно, к примеру, представить себе Землю такой, какой она станет через несколько тысяч лет. Самый великий провидец на протяжении всей своей никчемной и сумбурной жизни, опираясь на собственные «предсказания» будет только, что называется, тыкать пальцем в небо и, конечно, пару десятков раз окажется недалеко от истины. Ведь не исключено, что из пары сотен сумбурных гипотез две-три могут стать и научными открытиями.

Еще сложнее поверить в то, что в беспредельном пространстве Мироздания существует бесконечное количество планет с названием «Земля». На одной из таких и появился в чужом теле бандит Георгий Пирогов и сразу же посчитал себя врачом Михаилом Гировым. Так ведь обычно и происходит. Тот, кто живёт в чужом теле, вынужден подчинятся его «грубой» материальной памяти.

Среди других известных стран на этой планете имелась и Россия. Она чем-то похожа на нашу, но, вместе с тем, совершенно иная – после множества аварий на атомных станциях, нескольких ядерных войн, природных катаклизмов, эпидемий и прочего… О техническом прогрессе в данном случае не может идти и речи. Если только так, по мелочам. Но ядерное оружие, ракеты и прочее у многих стран осталось в целости и сохранности, не было уничтожено. Ничему людей не научили недавние катастрофы, политиканы и мафиозные структуры во всех частях Земного Шара снова готовились защитить свои… интересы и поставить под угрозу чужие.

Как говориться, «простым» людям не дано знать, почему они воюют друг с другом, а вот «сложные» обо всём ведают. Они считают себя властителями земного мира и производят его раздел руками своих народов, их кровью, несчастьями и бедами. Всё вульгарно и просто.

Некоторые изменения после войн и природных катаклизмов, всё же, и не этой Земле произошли. Они, как говорят, материализовались не только во всём мире, но и в неведомой России, потому что она часть его и, пожалуй, что, как всегда, основная. Те, кто пытался спорить с этим, сели в лужу и до сих пор в ней находятся с горькой обидой на физиономиях. Что ж, у каждого своя забота. Но страны, как обычно, поднимались из руин и, как обычно, процветали те господа, которые опять объявили своей частной собственностью всё то, что Господь щедро раздал всем людям. Без исключения.


Недалеко от шоссейной дороги, в роще, на небольшом лугу отдыхала небольшая компания молодых парней, человек девять-десять.

На весь лес горланил музыкальный двуногий фарфоровый робот, отдалённо напоминающий своим обличием человека. Он выполнял роль не только проигрывателя, радиоточки, но и собеседника. Изнутри специфической двуногой машины звучала громкая музыка и песня. Она исполнялась солистом с басистым голосом, из динамиков робота, встроенных в его тело, на свободы извергалось что-то очень жёстко-ритмичное на английском языке. О чём эта песня, никто и не задумывался. Да и какая разница. Лишь бы громко…

Тут же, на поляне, валялись опорожненные глиняные бутылки из самого различного спиртного. У потухшего костра сидели три русалки с зелёно-жёлтой кожей и пышными волосами на голове, примерно, такого же цвета. Довольно симпатичные. Время от времени они занимались с юнцами сексом, прямо тут, на поляне.

Русалки имели почти человеческий облик – две руки, столько же ног… Правда, вместо ступни их задних конечностей были похожи на широкие ласты.

– Тётка Надька, у тебя всё там хлюпает, как в болоте, – говорил своей необычной партнёрше смуглый и черноглазый парень, делая свой дело. – Ведра два в тебя мальчишки влили!

– Так ведь и отдохнуть не даёте. Наши водяные парни-русалы поскромнее, – прокряхтела она. – Всё? Завершил? Кончил дело – гуляй смело! Давай, Ваня Снегирёв, твоя очередь! Ты ещё со мной не пробовал. Иди сюда!

– Иду, – ответил длинноволосый, малорослый и щуплый паренёк, – сейчас познакомимся!

Рядом стоящего музыкальный робот прекрасно имитировал звучание музыкальных инструментов, голоса птиц, зверей, человеческую речь, всё, что угодно, причём, без труда делал это одновременно. Сделав секундную паузу, он громко объявил:

– Зверейте все! Вам снова предстоит услышать прославленную крик-группу «Смерч»! Ваши уши порадует неподражаемый голос певца, композитора , поэта Ивана Снегирёва. Наш музыкальный вопль называется «Призрак»! Распахните ваши рваные души и огромные уши! Пусть сексуальные пары совокупляются под музыку! Вперёд».

Громко зазвучала песня. Под музыкальное сопровождение электрических гитар, органа, ударных и прочих музыкальных инструментов и пел, фарфоровый робот солировал голосом Ивана Снегирёва:

– Мёртвая у смерти хватка!

Но в безумной круговерти

Умирать нам будет сладко.

Господа, не бойтесь смерти!


Всем нам суждено,

Погибнуть шутя.

Смерть с нами давно,

Смерть – наше дитя!


Извиваясь под телом Снегирёва, как рыба-змея, Надя с каким-то надрывным стоном не сказала, а прохрипела, предупредила:

– Если наши ребята-русалы увидят, что мы тут с вами кувыркаемся, то вам тяжело придётся. Русалы нас любят. Среди них не все такие развратные, как мы. Наши мужики умелые… Они просто вас поубивают. Умелые!

– Ты не отвлекайся, чёрт возьми. Сексом ведь занимаешься. Сбиваешь с ритма своим кваканьем, – задыхаясь, ответил Снегирёв. – А с ними разберёмся. Пусть к нам прыгают. Мы – не робкие. Каждый из наших музыкантов и фанатов двоих-троих водоплавающих мужиков запросто замочит.

– Давай, работай, Снегирёв. Я тебя почти совсем не чувствую, хвастун, и от скуки засыпаю.

– Да и ты не лежи, как камбала! Шевелись! Ты же, всё-таки, почти человек.

– А ты почти что русал, но непутевый. Всё мусолишь там… у меня по верху. Совсем, что ли, тупой или пьяный? Разобраться никак не можешь.

Иван, на короткое время принял сидячее положение, резко приподнял её тело и поставил Надю на четвереньки. На сей раз, такой вариант устроил их обоих, изрядно подвыпивших. Его, не такой уж крупный и твёрдый фаллос, наконец-то, вполз туда, куда надо. Даже не вполз, а упал в бездну, будто матрос пенсионного возраста, за борт большого корабля.

А фарфоровый робот, наблюдая за всем происходящим, вошёл в творческий экстаз. Одновременно имитируя голос Снегирёва и музыку, он гремел и орал на многие десятки километров:

– Взбудоражена округа.

Мы, нагие, будто в бане.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5