Александр Лекомцев.

Незваные гости Лимпопо



скачать книгу бесплатно

Быстрые сборы

Все происходило далеко от наших российских берегов, в уютном городе Сан-Диего американского штата Калифорния. А если говорить ещё конкретней, то в жилом районе, который находится поблизости от солидной воинской части «Кэмп-Пендлтон». Именно, здесь и поныне базируется мощное тихоокеанское подразделение двухсоттысячного Корпуса морской пехоты ВМС США. Но суть не в этом. Пусть себе пока… базируется. Главное ведь заключается в том, чтобы российские туристы (речь уже не о дипломатах и шпионах) не проносили на американские субмарины самогон и не спаивали отважных моряков всех существующих ныне в Штатах полов. Ясно, что теперь их там не два и даже не три, а гораздо больше.

Впрочем, шутки здесь не уместны. Моряки Сан-Диего в который раз были настроены серьёзно и по-боевому. Ведь в городе отважных морских пехотинцев и одновременно одного из центров их подготовки были крутыми даже воробьи. Они так свирепо смотрели на эмигрантов и туристов, что подавляющая часть мирных нездешних людей, на долгом выдохе с ужасом ожидала, когда их заклюют не в меру злые и отважные птицы. Успокаивались гости морского города только в пятнадцати метрах от стайки яростных птиц, причём, на глубоком вдохе.

Первого лейтенанта, что соответствует званию «старшего», Арчи Олсопа подняли рано утром по тревоге. К нему заявились храбрые, но молодые и уже мудрые морские пехотинцы при форме и с автоматическими винтовками M16A1 за плечами, которые является индивидуальным оружием всех морских пехотинцев США. Это были негр капрал Блэйк Финч и смуглый метис сержант первого класса Кайл Фармер.


Понятно, что посыльные не просто так рано утром явились домой к первому лейтенанту, командиру роты плавающих боевых машин пехоты ЛАВ – 25 Арчи Олсопу. Ситуация заставляла их потревожить командира одного из подразделений морской пехоты, и она не допускала ни малейшего промедления.

Разумеется, славные и крутые ребята Блэйк Финч и Кайл Фармер не дали ему возможности основательно и добросовестно проститься с собственной женой, сержант-майором медицинской службы Абриль Олсоп. Они даже не желали принимать во внимание того факта, что имя это на все языки мира переводится, как «дарящая наслаждение». Арчи почти сразу же понял, что очень нескоро его супруга сможет продемонстрировать ему свою бешеную страсть. Ясно, что их ожидала долгая разлука.

Можно было бы, кстати, первому лейтенанту Арчи Олсопу на прощанье приласкать и малых детей. Но он не стал этого делать. Совсем не потому, что очень суровый. Причина заключалась совсем в другом: пока что детей у него и Абриль не имелось. Не завели.

Бравому офицеру Олсопу необходимо было срочно явиться в расположение части при полном обмундировании и с запасом подгузников на одни сутки. Обо всём остальном уже позаботилось командование солидного воинского соединения морской пехоты самой особенной страны в мире.


Забыв, что она сержант-майор медицинской службы морской пехоты, Абриль безмолвно потянула к мужу руки.

Но вовремя вспомнила, что ей нельзя расслабляться. Она сурово, но доброжелательно посмотрела на супруга и произнесла несколько штампованно, но по-голливудски:

– Ты славный парень, Арчи! Я верю, у тебя всё получится.

– Разве может быть иначе, Абриль? – Произнёс он, играя мускулами на широком лице. – Мы же не просто так, мы американцы. Ты же видела в голливудских фильмах, какие мы сильные, стойкие и храбрые.

Они оба даже не обратили внимания на то, что Абриль ещё до конца не одета. Но собранный и сообразительный, как всегда, морской офицер Олсоп не растерялся и на это раз. Без особых эмоций он накинул на тело окаменевшей супруги плащ-палатку защитного цвета, которая постоянно валялась в углу на случай внезапной проверки боеготовности военно-морских сил страны. Сделал это первый лейтенант чётко и быстро. Ведь он был офицером замечательного военного флота США.

Сержант первого класса Кайл Фармер. стыдливо отвёл взгляд в сторону и тихой грустью произнёс:

– Позвольте вам сообщить, господин первый лейтенант, что…

– Не надо ничего говорить, Кайл, – Олсоп положил младшему по званию руку на плечо. – Всё расскажешь потом. Сейчас нет времени. – Я надену мундир и медали очень быстро. Нас ведь этому учили.

Первый лейтенант, на самом деле, одевался расторопно. Он понимал, что, может быть, дорога каждая секунда.

Улыбнувшись и показав свои очаровательные, почти лошадиного размера белые зубы капрал Блэйк Финч, всё же, сказал:

– Нам приказано доложить, господин первый лейтенант, что…

Почти одевшись, офицер терпеливо, но приветливо ответил:

– Не стоит, Блэйк, Всё, что необходимо, расскажите мне в машине.

– Но, господин первый лейтенант, мы обязаны сообщить, что, на сей раз, нас ожидают не учения, а реальные боевые действия.

– Мы срочно вводим ограниченный контингент войск в далёкую, но не очень дружественную нам страну Лимпопо, – всё-таки, сказал своё слово и сержант первого класса Кайл Фармер. – Правда, такой страны нет на географических картах.

– Её, в природе, вообще, не существует. Но кораблей туда пойдёт много,– добавил Блэйк Финч.– Даже авианосец «Барак Обама». Нас будет поддерживать и авиация.

Абриль, вероятно, не без основания заметила:

– Моего славного супруга Арчи всегда отправляют туда, куда нормального человека не пошлют.

Первый лейтенант выпучил свои большие серые глаза:

– Отставить, глупые разговоры, сержант-майор медицинской службы Абриль Олсоп! Мы всегда должны находиться везде и всюду, чтобы нашим Штатам, самой демократичной и главной стране мира, ничего и нигде не угрожало. Даже в Сибири!

Его верная, но сбросившая с себя плащ-палатку и ставшая снова обнажённой, супруга встала почти по стойке «смирно».

Она собиралась ответить по-военному, но просто по-дружески произнесла:

– Конечно же, ты прав, Арчи.

– Но я хоть могу присесть на унитаз минут на десять? – Переминаясь с ноги на ногу, полюбопытствовал у морских пехотинцев первый лейтенант.– Я просто не успею надеть на себя подгузники. Всё… самое такое может внезапно оказаться у меня в ладонях.

– На это нет разрешения,– ответил Кайл Фармер.– Всё можно будет сделать в дороге. Если не в гальюне десантного корабля на воздушной подушке «Фокс», то в кабине плавающей боевой машины пехоты.

Первый лейтенант кивнул в ответ головой. Но тут же, схватившись руками за живот, он основательно понял, что всё происходящее очень серьёзно. При этом он успел сказать, что уже только потому, что американские унитазы самые лучшие в мире, он просто обязан справиться с задачей, которое не требует отлагательств. Конечно, оба морских пехотинца, ничего в данном случае не могли возразить старшему по званию.

Офицер решительно и сноровисто открыл дверь туалетной комнаты, и через пару секунд гостиная наполнилась настойчивыми звуками, напоминающими то ли шум винтов вертолёта «Супер Стэльнер», то ли или обычного мотоцикла старой, но надёжной марки «Форд».

Уверено пнув ногой плащ-палатку, грациозной походкой Абриль, направилась в соседнюю комнату за упаковкой подгузников для своего отважного мужа. Она подняла рюкзак, лежащий у мусорного ведра. Ведь свободное размещение предметов в квартире – яркая особенность культуры и национального колорита не всех, но большинства американских семей. Но унитазы при этом в США, на самом деле, были самыми лучшими в мире. Так, по крайней мере, принято считать. Не всякая же новость, обязательно должна быть фейковой. Иногда даже в американские СМИ просачивается и достоверная информация.

Открыв дверцу шкафа, офицерская жена сосредоточенно извлекла оттуда необходимую пачку (на десять комплектов) подгузников. В бою они всегда пригодятся, да и в той местности, где не имеется поблизости благоустроенных туалетов. Не забыла положить и американский флаг. Это ведь… везде, в каждой семье, их по несколько штук. Без звёздно-полосатого полотнища не обойтись. Хотя, конечно же, у командира бригады морской пехоты найдётся по нескольку экземпляров таких полотнищ. Непременно.

Лёгкая промышленность Китайской Народной Республики всегда готова поставить в США столько флагов, сколько потребуется. А потребность всё возрастает и возрастает. Почему, не совсем понятно: то ли прогрессирует рост всеобщей патриотичности, то ли постоянно поднимается уровень зомбирования населения.

Некий симбиоз патриотизма с заранее установленной программой. Ведь могут же люди, когда захотят. Да ведь не только у себя, на своей земле стараются, но и в тех странах, где национальных предателей, вроде бы, по определению и быть не должно. Однако же, нет. Американцы стараются со своим флагом и весьма странными «ценностями» проникнуть в любую дыру и объявить всему миру, что их там очень ждали.


На всякий случай, хотя продукты питания и не требовались, Абриль начала судорожно выкладывать на стол металлические банки с консервами. Да разве ж только это? Пучок морковки, кочан капусты, кукурузный початок… Всё крупное, американское, созданное и взращённое, благодаря активному использованию генных модифицированных организмов. Врут враги США, что ГМО делает людей слабоумными и чрезмерно весёлыми даже на похоронах. Все они просто завидуют Америке, разумеется, включая туда и граждан Франции и Германии.

Среди продуктов оказалась и совсем юная замороженная курица, которая могла бы ещё годик и пожить… Впрочем, вряд ли. Бройлеры, накаченные чем-то особенным, долго не живут и сокращают жизнь человечеству, которое не очень-то разборчиво в выборе продуктов питания. Главное, чтобы они были не такими дорогими, проще говоря, доступными, и не только для офицеров американской морской пехоты и прочих «котиков»

– Может быть, мэм, вам помочь укладывать рюкзак, – предложил свои услуги Кайл Фарбер, – пока господин первый лейтенант справляет большую нужду.

– Заткнись, Кайл! – Ответила из кухни верная офицерская жена, – я тебе не мэм, а сержант-майор. А ты, всего-то на всего, сержант первого класса. Да и пять минут твоего свободного времени не решат проблемы моего предстоящего долгого одиночества. Разлука со славным Арчи навалилась на меня решительно и неотвратимо.

Из туалета вышел улыбающийся Арчи, умело и организованно застёгивая на пуговицы штаны.

Появившаяся перед мужем Абриль, подала ему рюкзак, похожий на элегантную дорожную сумку, загруженную, на всякий случай, всем необходимым и, большей частью, ненужным. Сейчас они оба чётко осознавали, что их прощание должно быть истинно американским. Пусть даже над головой рвутся снаряды и мины, они никогда не должны забывать того, воинами и гражданами какой страны являются. Ведь самой особенной.

Абриль снова зашла в соседнюю комнату, вынесла оттуда американский флаг с древком и старый китайский дисковый проигрыватель. Опёршись на древко со звёздно-полосатым полотнищем, она поставила воспроизводящий аппарат на стол, нажала кнопку, и всю комнату заполонила самая прекрасная на свете мелодия – гимн Соединённых Штатов Америки.

Все четверо торжественно оцепенели, активно подражая всем известной статуе Свободы. Они потянулись головами вверх, будто начали скоропостижно подрастать. Со слезами на глазах они начали петь то, что поют с детских лет. Им ведь сказали, что они особенные, потому… Но тут дело государственное, как ни крути. Может, даже и необходимое или самая важная морально-нравственная… ценность. Может быть, когда-нибудь появятся и другие. Впрочем, уже появляются и такого рода, что добрые американцы, ценители и почитатели истинных семейных ценностей, всё чаще и чаще улыбаются. Как правило, невпопад.

Поставив в коридоре рюкзак, первый лейтенант быстро надел на ноги короткие кожаные сапоги и обнял обнажённую супругу.

– Мне кажется, что я буду скучать по тебе, Арчи,– Абриль припала лицом к плечу мужа. – Но, кто знает, может быть, и меня отправят вслед за тобой. Я, всё-таки, военный фельдшер.

– Всякое случается, – согласился первый лейтенант, устраивая рюкзак за плечом.– Но я думаю, что мы быстро разберёмся со всякими негодяями, которые своим существованием угрожают Соединённым Штатам Америки.

– Ты там, в этом Лимпопо, долго не воюй, Арчи, и не забывай чистить зубы, – сказала ему Абриль.– Свяжемся по скайпу в Интернете!

– Может быть, и свяжемся, – ответил офицер морской пехоты,– но мне кажется, что в стране, о которой я пока ничего не знаю, единственное национальное достояние и предмет гордости – бананы. Я пошёл. Веди себя скромно, Абриль.

– На кого ты меня покинул? – Ровно и спокойно поинтересовалась Абриль. – Орёл мой… крылатый. Впрочем, если тебя не срежет в Лимпопо шальная пуля, то ты обязательно станешь генералом.

– Я выполняю свой воинский долг,– пояснил Арчи Олсоп, – но я не собираюсь защищать собственной грудью каждого жителя замечательной страны Лимпопо. Включая, крокодилов и бегемотов. Всё, что не совсем понятно для нас, является угрозой для Америки!

– Ты – настоящий отважный морской ковбой, Арчи! – Сказала она.– Позволь мне тобой гордиться!

Первый лейтенант скромно кивнул головой в ответ и постарался, по-возможности, проникновенно поцеловать жену в лоб, и вышел за дверь в сопровождении Финча и Фарбера.

А через двадцать минут бравый командир роты боевых машин пехоты уже находился на большом десантном корабле на воздушной подушке «Фокс». Командир дивизии морской пехоты бригадный генерал Мерфи Смит давал в кают-компании офицерам обязательную вводную, то есть вводил личный состав в курс дела.

Разумеется, специализированные американские СМИ в это же время вводили весь земной мир в заблуждение. Такова их тактика и стратегия. Недруги США сказали бы, что это фейк и оказались бы неправыми. Не фейк здесь, а безудержная фантазия, да не простая, а в пользу самых… особенных и неповторимых.

Важные сведения

В тесном кубрике офицер Арчи Олсоп с интересом наблюдал за очередными рассуждениями политического обозревателя, узколицего, большеносого, с редкой растительностью на голове, высокорослого, но заметно сутулого, но при всём этом довольно известного журналиста Харви Вуда. Он был настолько свободен в своих суждениях, что все окружающие понимали и не сомневались, что публицист и политик выражает мнение администрации президента его страны.

А что ещё может быть свободней и демократичней? Улыбающееся большинство граждан выражает мнение правящей кучки, где многие состоят в родстве. Величайшая свобода мыслей, помыслов и стремлений, где чужое мнение открыто выдаётся за своё личное. Вау! Они это сделали. Впрочем, не сейчас, а уже давненько. Практически, с самого основания очень оригинального географического образования на костях коренных обитателей Америки – индейцев, а потом уже и насильно привезённых сюда чёрных рабов – негров. Теперь же пытаются подмять под себя весь мир – и врагов, и «друзей».

Прекрасно ощущать себя свободным, как птица, но… преступно осознавать, что живёшь на птичьих правах. Впрочем, с Харви Вуда даже дерьмо стекало, как с гуся вода. Наверное, подсознательно он, всё же, понимал, что опасность присутствия собственного мышления и мнения – не преувеличение. Не должно и близко существовать то, что мешает мощному развитию демократии и свободы для отдельных граждан США, их родных и близких, и добрых знакомых. Все остальные – не в счёт.

Видно было по телепередаче, что известный политолог и журналист усиленно изображал, что он не зависим и… толерантен. Но в меру. Ведь тот же Джордано Бруно не здорово завершил свою карьеру. А если бы молчал или говорил то, что требуется, то процветал бы.

Такие вот мысли промелькнули в головном мозгу Арчи, чтобы исчезнуть навсегда или, по крайней мере, на долгое время. Ведь офицер Олсоп был истинным патриотом своей страны, потому всякие вредные рассуждения ни на секунду не могли подорвать его веру в исключительность американской нации. Жаль только, что проблемы США не всегда и не всех интересуют. Пусть живут себе во имя собственного желудка и всякого рода неадекватных желаний и дорогих удовольствий.

А самые разные вредные, антиправительственные разговоры первый лейтенант всегда пресекал. Он даже, при случае, звонил по сотовому телефону, куда надо, когда какой-нибудь гражданин начинал говорить и думать не так, как приказано в свободной стране.

Что касается телеведущего Харви Вуда, то он собрал в студии изрядное количество господ, считающих себя не только истинными либералами и демократами, но и мудрецами. Существовать в заблуждении и при этом поучать всех, кого можно, болванам не запретишь. Ведь они говорят от имени… народа. Но такие штуки проходят почти во всех странах мира. «Могучим кучкам» было, у кого учиться. Конечно, у самой великой страны в мире под названием «США».

По многим причинам никогда не пытайтесь доказывать человеку с довольно условным и относительным уровнем мышления, что он дурак. Он перекричит вас, оскорбит и, выкатив почти наружу глаза, заставит поверить часть недоумков, что неадекватно мыслите именно вы. И доказательства тут не нужны и не важны. Здесь «побеждает» только лужёная глотка и бесстыжий, но целеустремлённый взгляд, как у верблюда с застарелым геморроем.

Убеждённо с саркастической улыбкой Харви Вуд объявил собравшимся и заодно телезрителям, что одна из дивизий американского Корпуса морской пехоты, во имя мира на Земле и безопасности США берут под защиту территорию Лимпопо и народ этой многострадальной страны.

Кроме того, политолог и журналист, с печальными козьими глазками обвёл всю внутреннюю и внешнюю телевизионную аудиторию и сообщил самое важное. Оказывается, правящие пророссийские круги Лимпопо готовятся применить против Соединённых Штатов Америки страшное химическое оружие, то ли зарин, то ли зоман, то иприт… Короче, «Новичок». Ведь жителей Англии уже травят прямо в городских скверах и палисадниках. Может быть, это действуют вместе с россиянами диверсанты-лимпоповцы. Имеется не предположение, а даже утверждение, что это именно так. А такого мнения уже, вполне, достаточно для того, чтобы во имя блага жителей Лимпопо забросать её территорию ракетами, бомбами, снарядами и минами… Конечно же, это сделают славные американцы. Ну, кому ещё во имя свободы убивать и грабить?

Говорил Харви Вуд долго и убедительно. До такой степени ему верили слушающие, что в своём кратком выступлении чёрненькая женщина-сенатор Бренда Матьюз твёрдо заявила, что Америка будет разговаривать с позиции силы с тем, с кем пожелает и кого посчитает виновником всех земных и космических бед.

После произнесённых ей слов на экране появился крупным планом звёздно-полосатый флаг, и все находящиеся в павильоне стали исполнять гимн самой великой и справедливой страны в мире. Поддержал их в своём кубрике и бравый офицер Олсоп. Он тоже встал на ноги перед экраном и запел. Как замечательно, что ещё в глубоком детстве он пел в одном из скаутских хоров. Вот теперь, когда он вокально произносит слова государственного гимна США, на него даже тараканы смотрят с уважением и с трудно скрываемой завистью.

Вот тут, как раз, смеяться и не следует. По той простой причине, что часть мира, которая считает себя безгранично толерантной, по-существу, незаметно для себя превратилась в многомиллионный контингент, для которого усиленное стационарное лечение в психоневрологических клиниках давно уже не желательный процесс, а в принципе, обязательный и даже остро необходимый.

Первому лейтенанту морской пехоты всегда нравились такого рода телевизионные передачи. Во время их просмотров его сознание парило над человеческим миром, в котором существовало немалое количество полных идиотов, причём, с учёными степенями и при «хлебных» должностях. Даже очень и очень… руководящих. Полным неадекватом он пока ещё не был, но служба в одном из элитных подразделений ВМФ уже оставляла заметные следы на его поведении.

Ведь иной раз ему, ни с того – ни с сего, начинало казаться, что доблестные воины, да и не только его роты, но и всего Корпуса морской пехоты, совсем не крутые ребята, а сборище бестолковой толпы, состоящей из неразумных и слабых существ, переполненных гнетущим животным страхом. Многим из них не только стрелковое оружие доверять нельзя, но и обычные перочинные ножи тоже… не желательно.

Но Арчи Олсоп изгонял из своего рафинированного сознания тяжкие мысли прочь и убеждал себя в том, что все воины Великой Страны, и он, в том числе, точно такие же ловкие, отважные, смелые и решительные и, между прочим, человеколюбивые, как герои голливудских фильмов, спасающие от страшных бед и трагедий не только США, но и весь мир. Они уже не одно десятилетие спасают, спасают и спасают его. Ну, как тут не позавидовать замечательным американским людям? Спасатели.

После таких спасений вместо городов остаются руины и гибнут люди, и не десятками, а давно уже многими сотнями тысяч. Такая вот… демократия, и никуда детям, женщинам, старикам не спрятаться. Даже в ООН некоторые «доброжелатели» говорят что-то невнятное. До такой степени, дичь несут, что даже у относительно нормальных людей складывается устойчивое мнение, что господа эти ведут беседу с потусторонними силами, причём, говорят, зашифровано.

В телепередаче Харви Вуда многое бравому офицеру, морскому пехотинцу казалось интересным и полезным. Здесь, как раз, речь шла о них, о морских пехотинцах, которые шли на военных кораблях и транспортных судах в Лимпопо. Как бы, непринуждённая беседа о политической и экономической ситуации в данной стране. Бедные люди. Живут себе так вот просто, даже некому их, несчастных, забросать ракетами и бомбами… ради их же блага. Ради их же спасения. Ну, как же в очередной, в сотый раз Соединённым Штатам не подсуетиться? Обязательно надо подсуетится и сунуть свой нос, куда и не следовало бы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2