Александр Лекомцев.

Безответное Нечто



скачать книгу бесплатно

С самого раннего детства судьба Владимира была предопределена. Дед его, по матери, Сергей Алексеевич Анисимов, был профессиональным лётчиком, а затем – космонавтом. Таким, как он в конце двадцать первого века пришлось среди других испытать новый по тому времени, космический корабль «Горизонт». Ко всем известной «Ангаре» он не имеет никакого отношения. Тут была в какой-то степени использована печальный опыт «Бурана», по сути, космического корабля и одновременно самолёта. Испытание «Горизонта» находилось в строжайшей тайне и, в большей степени, удалось сделать так, чтобы российская новинка не стала достоянием различных зарубежных разведок и «благотворительных» фондов. Такого доверия уже к зарубежным «партнерам» со стороны России не наблюдалось. Обожглись, что называется не один раз. Да давно было уже пора, ведь шёл 2157 год.

Преимущество «Горизонта», практически уже исторического вида транспорта, перед предшествующими заключалась не только в том, что он мог подниматься в небо, как самолёт. Это уже давно – пройденный этап. Даже не тем он отличался перед другими космическими кораблями, что в движении на солидной скорости без труда менял радиус, потолок полёта, форму крыла и даже отдельных частей своей исходной формы.

Главным было то, что на «Горизонте» стояли два термоядерных двигателя, которые позволяли ему, как говорили люди того времени, если не «бороздить просторы Вселенной», то считаться прекрасным транспортным средством в пределах Солнечной системы. Но тогда, в конце минувшего века посадки на Венеру, Марс, Юпитер были очень редки, поэтому приходилось Анисимову чаще всего работать на линии обслуживания орбитальных станций.

Дед до самой смерти нахваливал свой «Горизонт» и категорически отвергал новинки – «Фаэты» и «Гравитанты». «Тише едешь – дальше будешь». На пенсию он отправился довольно рано – в сорок пять лет, по состоянию здоровья. Терзала и мучила его излечимая, но не редкая болезнь для космонавтов – лейкемия. В то, ещё давнее время, когда многое держалось на энтузиазме и желании утереть нос соседним странам, многие не обращали внимание на свои «болячки» и даже порой на то, что за счёт отдельных энтузиастов, как и всех людей планеты, припеваючи живут богатейшие тунеядцы, прибравшие в свои загребущие «руки» все богатства Земли.

Несмотря на болезнь, поддерживаемый отечественной и зарубежной медициной, хоть и в муках, прожил он не так уж и мало – почти восемьдесят лет. Умирая, прощаясь с родственниками, только и успел сказать: «Да будь он проклят, космос! На Земле…». Говоря эти слова, он, почему-то, смотрел на внука Володю, как бы, предостерегая его от неверных шагов в выборе жизненного пути. Но юный тринадцатилетний Буланов, уже давно и всё для себя решил: он будет только космонавтом.

Второй дед, по отцу, Лукьян Тимофеевич Буланов с космосом не был связан, и профессия его у Владимира не вызывала никаких эмоций. Городской ветеринарный врач – и лечил-то, большой частью, собак, кошек, попугаев… Лукьян Тимофеевич старался внука на правильный путь.

«Надо, Володя, стараться делать добро людям и животным, довольно часто говорил он. – Если, допустим, ветеринар лечит домашнюю обезьянку, то значит, обязательно, и её хозяина».

«А как же космос, дедушка? – Спорил с дедом внук. – Ведь там… неведомые миры, планеты, звёзды…».

«Зачем он тебе? Впрочем, может быть, я ошибаюсь. Но не хочу, чтобы ты, внучек, как твой отец и сын мой Сергей, канул в неизвестность. Ни могилы, ни креста на Земле. Исчез в чёрном пространстве… вместе с космическим кораблём».

Отца Владимир почти не помнил. Бортинженер первого планетолёта «Аист-17» системы и серии «Фаэт» погиб вместе со всем экипажем, где-то, на одном из участков Солнечной системы, в направлении созвездия Весов. Это случилось во время посадки на малую планету, точнее, на большой астероид «А-237». Причина аварии тривиальна. Планетолёт «Аист» столкнулся с неизвестным космическим телом во время вхождения его в стратосферу «А-237». Ничего не осталось от космического корабля и от тех, кто в нём находился. Есть и поныне только мемориальный центр семи членам экипажа в Москве. Его отцу Сергею Лукьяновичу Буланову приходилось участвовать в нескольких космических экспедициях.

Уже гораздо позже, почти дома, на Луне, погибла и мать Володи, доктор биологических наук Маргарита Аркадьевна Буланова. Нелепая случайность. Огромным валуном защемило кабель-воздуховод скафандра. При этом резервный блок с запасом кислород не включился. Видимо, повреждение всей системы жизнеобеспечения изолирующей системы оказалось не локальным.

Её молодые коллеги растерялись, поздно пришли к ней на помощь. Да и упустили время техники сопровождения со своим луноходом «Ромб». На уничтожение валуна ушло не двадцать пять секунд, как должно по инструкции, а три с половиной минуты. Казалось бы, и это не трагедия. Специальные изолирующие противогазы-респираторы мгновенно вернули жизнь Маргарите Аркадьевне. И уже улыбками сияли лица космонавтов. Но через полчаса у неё наступило шоковое состояние, и потом мгновенная смерть. Последнее, что она успела сказать: «Где Володя?».

Но Владимир в это время отдыхал с однокурсниками на одной из Ладожских туристических баз, неподалеку от города лимнологов и рыбаков Приозёрска. Впереди было лето, а за ним – последний курс Московского Государственного Университета космических исследований и навигации. Он почти заканчивал обучение на штурманском факультете. Его ожидала интересная и нелёгкая работа. Но ведь к этому Владимир и стремился с детских лет. Симпатичный, высокорослый, крепкий, белокурый, синеглазый, не всегда общительный, но, в общем-то, верящий в жизнь и в добрые перемены, молодой человек, без пяти минут специалист – космический навигатор.

Когда пришло к нему известие о гибели матери, нелепой и обидной, он долго не мог понять, что, как и почему такое произошло. На звуковую и видеосвязь с ним вышел академик Ларичев, который коротко рассказал о том, что произошло. Теперь он осознал, что остался совсем один на белом свете.

Через несколько минут он взял себя в руки. Пришёл на туристическую базу, поспешно оделся, собрал вещи. Ни куда не денешься от того, что происходит. Жизнь следует принимать такой, какая она есть. Над людьми, по мнению академика Ларичева и его соратников, как и над всем существующим, есть безответное Нечто, которое не столько вершит человеческими судьбами, сколько предлагает варианты продолжения пути, не имеющего ни начала, ни конца. Разумеется, речь идёт о Вечной Жизни. Но это не Нечто, всего лишь, небольшая часть Всевышнего и Мироздания. Оно ни милует, ни карает и даже не судит. Оно – живой, как и всё то, что считается даже мёртвым, дорожный указатель и, какое-то, время проводник…

– Володя, послушай! – К нему подбежала студентка с параллельного шестого курса космической биологии Елена Копылова. – Там Саркисов на гитаре играет и поёт! Здорово! Пойдём! Там все собрались.

Он посмотрел на неё с грустью и печалью. В бездне его синих глаз стояла… вселенская тоска. Лена отшатнулась от него, поняла, что с её любимым, единственным и неповторимым человеком произошло великая беда.

– Ты куда собрался, Володя? – Прошептала она. – Тебе плохо, да?

– Да, Лена, отвратительно. Я остался один и на Земле, и в космосе.

Буланов коротко рассказал своей любимой девушке о том, что произошло. Теперь он почти был спокоен, насколько это было возможно. Лена прижалась лицом к груди Владимира. Белые волнистые волосы рассыпались по её плечам. В её больших синих глазах читалось нечто большее, чем сострадание.

– Ты не один, Володя, – сказала она. – Я с тобой всегда. До конца жизни. Если ты сам не оттолкнёшь меня, то… Я люблю тебя!

– Да, моя славная. Я не один. Я с тобой. Отдыхай! Мне надо лететь в Москву.

– Что ты такое говоришь? Какой отдых? Я полечу с тобой. Другого варианта нет и быть не может. Подожди! Я соберусь за несколько минут.

Через десять-пятнадцать минут они будут в Москве. Ведь они прибыли сюда, на Ладогу, на скоростном легковом транспорте, универсальной пятиместной машине Буланова «Заря». Такой транспорт индивидуального пользования с большой скоростью мог передвигаться по суше, дороге и бездорожью; по воде и воздуху.

Церемония прощания с Маргаритой Аркадьевна была долгой. Елена Копылова всюду и везде находилась рядом с Булановым, оберегала его от ненужных, необязательных встреч, тяжёлых мыслей и эмоций. Даже утешительные и добрые слова у гроба матери Владимира академика Сергея Антоновича Ларичева лились не бальзамом на души присутствующих на похоронах, а вводили их в стрессовое состояние. Всё потому, что академик и сам глубоко переживал эту невосполнимую утрату для российской науки и космонавтики. Прекрасно, что подрастает молодёжь, явные будущие светила науки, такие, как Елена Вениаминовна Копылова… Но Маргариту Аркадьевну, по большому счёту, в науке пока невозможно было кем-то заменить.

Когда закончилась траурная процедура, Владимир сказал своей любимой девушке:

– Благодарю тебя, Лена, за всё. Не покидай меня! Прошу.

– Я не покину тебя, Володя.

Но она не сдержала своего слова. Через неделю попала в автомобильную катастрофу, угодила под колёса обычного электромобиля, которым дистанционно управляла надёжная и никогда не дающая сбоев система «Таксист-робот». Уникальный случай, непредвиденный выход из строя проверенной техники… Но человека не стало, молодой, красивой девушки.

Буланов с огромным трудом преодолел жестокую трагедию. Но преодолел ли? Только в этот трагический момент своей жизни он осознал, как безумно любил свою Елену. Он понял, что если и встретит девушку, будущую подругу жизни, то не сможет полюбить её так, как он любил и любит свою Елену Копылову. Владимир не мог представить её мёртвой. В частых тревожных снах она являлась перед ним улыбающейся, энергичной, красивой и говорила:

– Я живая, Володя! У нас здесь очень хорошо. Мы обязательно встретимся, чтобы никогда не расставаться.

Владимир за короткое время сделался хмурым, нелюдимым, стал фактически бояться одиночества. Но физически он по-прежнему был крепок, поэтому во время частых медицинских комиссий врачи пусть и не запрещали ему становиться космонавтом, но настоятельно советовали сменить профессию. Но своей жизни без космоса, без планет Солнечной системы, без Великой Вселенной он представить не мог. Не получалось.

Часами он не мог уснуть, находясь в пустой четырёхкомнатной квартире, где, кроме него, не было ничего живого. Это было невыносимо. Поэтому он, не раздумывая, после окончания учёбы в специализированном университете и получения диплома штурмана, женился на однокурснице Елены Копыловой и почти её подруге.

Новоиспечённый космический микробиолог Мария Максимовна Вакулова однажды напросилась к нему в гости и за чашкой кофе, во время ни к чему не обзывающей беседы сказала ему:

– Не будь таким мрачным, Володя. Я всё понимаю. Но Лену не вернёшь.

– Да, её не вернёшь. Но почему ты говоришь об этом?

– Потому, что я… Короче говоря, возьми меня замуж! Не пожалеешь. Буду верной женой и хорошей матерью. Придёт время – и ты меня полюбишь, как я с самого первого курса любила тебя. До сих пор ты мне не безразличен и… нужен.

Буланов не удивился тому, что от неё услышал. Он знал, что эта энергичная, красивая черноволосая и черноглазая студентка относилась к нему с симпатией. Владимир просто ответил: «Что ж, Маша, давай попробуем. Я буду стараться…». Так и началась их совместная семейная жизнь.


Однажды к ним в гости пришёл Сергей Антонович Ларичев и весело, даже с каким-то, воодушевлением сообщил:

– Летать будете вместе, молодёжь! Только пока не обзаводитесь детьми.

– Хорошо, Сергей Антонович, – с безразличием ответила Мария, – вместе так вместе.

– Не понимаю, – удивился академик. – Вы оба какие-то пасмурные. Бодрее надо быть. Что-то у вас случилось?

– Ничего, – ответил Буланов. – Абсолютно ничего не случилось, Сергей Антонович. Просто мы всегда такие… запрограммированные на работу в космосе. Такие вот, без эмоций. Никуда от этого не денешься.

– Да, без эмоций, – сказала Мария. – Я много читаю, пишу… Но в России по космической биологии публикуется мало работ.

– Наберись терпения, Маша. Учёные мужи перестраховываются, – пояснил Ларичев. – Очень много спорного и не совсем понятного происходит в космической биологии.

– Космос – своеобразная дырка от бублика, – пошутил Буланов. – Иной раз её даже и не укусишь. А хотелось бы.

– Вот я и повторяю, летать будете вместе. Наберётесь опыта – и все ваши мечты сбудутся, – заверил их академик. – Но тут требуется не только старание, но и великая работоспособность. – За «Фаэтом» под названием «Сезам» постоянно закреплена биологическая экспедиция доктора наук Татьяны Ивановны Мороз. Я скажу, что Танька мировая баба, без всяких там фокусов. Она без норова и гонора, и… большая умница.

– А кем я там буду числиться, Сергей Антонович? – Задал, вполне, резонный вопрос Буланов. – Имеются ли там свободные вакансии?

– Всё есть, Владимир, – ответил академик. – Но начнёшь пока со второго штурмана. А там уж, как себя проявишь.

Что ж, Буланов молод и только становится космонавтом, поэтому это его, вполне, устраивало. С чего-то ведь надо начинать.


После совместной экспедиции Владимира и Марии на Фобос прошло шесть лет. Его супруга на основе материалов, собранных на этой почти «безжизненной» планете, защитила кандидатскую диссертацию и… родила Владимиру двойняшек Романа и Дмитрия. Не отрываясь от научной работы, она занималась воспитанием детей. За два последних года Владимир стал командиром экипажа «Гермеса», планетолёта системы и серии «Фаэт». Оказался способным пилотом и руководителем.

А теперь, сразу же после командировки в Австралию, он, наверняка, должен будет готовиться к старту. Правда, тут заранее ничего нельзя предугадать. Даже плановые космические старты могут быть отменены или перенесены на другой срок. А космический корабль «Гермес» теперь он знал досконально, образно говоря, потрогал руками на нём каждый болт, изучил почти до сантиметра полезную и «бесполезную» площадь…

– Так ты, Володя, собираешься лететь на Фауст? – Спросила его уже не в первый раз жена. – Или ваша дорога выпадает на какую-нибудь другую планету?

– По моим предположениям, летим туда, на планету Фауст. Но я ещё вернусь в Москву после конференции. А потом, если всё сложится удачно, отправлюсь в Амурскую область, на космодром «Восточный».

– А ты знаешь, Володя, немного подумав, сказала она, – я тебя полюбила ещё больше.

«Мне-то и сказать нечего, – с грустью подумал он. – Нечего. А врать я не могу». Он обнял её.

– Лены уже давно нет в живых, – прошептала Мария, – а я тебя ревную к ней. Мне кажется, что она разлучит нас…

– Глупости! Я умирать пока не собираюсь, – отшутился Владимир, – это глупости. Нашла о чём… думать и говорить.

– Нет, не глупости, – возразила она бесстрастно. – Ты не умрёшь, Володя. Но чувствую, что я говорю не глупости. Над нами царствует великое и безответное Нечто. Оно… повелевает. Сейчас уже многие люди чувствуют это, но объяснить не могут.

Буланов успокоил жену, обнял её и детей и вышел с небольшим чемоданом за порог квартиры. Его ждала Канберра, столица Австралии


Именно, к середине двадцать второго века экологические проблемы, накопленные ни за одно столетие, заставили, в конце концов, жителей Земли обратить на них внимание. Так называемый конец света был не за горами. Отравленные производственными отходами, генными модифицированными организмами воздух, вода, почва породили множество, к сожалению, пока ещё, в основном, неизлечимых болезней. Повысилась катастрофически смертность и упала рождаемость. Причина её – бесплодие. Одним словом, планету надо было спасать, а вместе с ней – и человечество.

Давнее и древнее предложение снять Землю с её орбиты и отправить путешествие, наугад, в поисках лучшего места, не выдерживало никакой критики. Прежде всего, по той простой причине, что, всё-таки, технический прогресс на планете ещё не достиг такого уровня, чтобы безрассудно и безоглядно рисковать.

Естественно, планета должна будет отправиться в далёкий космический полёт со своей имеющейся атмосферой. Потом в самых благоприятных местах, скорей всего, в нашей галактике, которая называется Млечный путь, она «станет на якорь». По мнению некоторых, наивных и… невежественных учёных, не так и сложно будет ей найти укромное местечко в системе какой-нибудь мощной звезды, обновить атмосферу и, очиститься, восстановить за счёт обновлённого и продуктивного климата «вылечить» Землю, привести её в полный порядок. Для таких «удальцов» от науки – главное внезапно стать популярным, то есть прокукарекать, а там уж пусть и утро не наступает.

Спонтанная идея нелепого путешествие Земли – опасна, если не сказать, что бредовая… по сути. А если за ней стоят ещё и двуногие «денежные мешки» (иначе и быть не могло), то явно здесь речь идёт только об очередном растущем благосостоянии «особенных» людей. Они наивно полагают, что и там, за гранью земного бытия их ждут многочисленные лакеи с хлебом-солью.

Естественно, что эта глобальная экологическая проблема волновала и Буланова, как жителя Земли, как гражданина России. Но многое зависело, как раз, не от старания людей, а воли этого самого безответного Нечто. Оно заставляло жить не только землян, но и представителей других цивилизаций по неписанным законам, авторами которых были Высшие Силы.

Но, в целом, Вселенная или даже Мироздание, в слиянии с Всевышним и этим безответным Нечто, не дают никаких ответов на тысячи и, пожалуй, миллионы вопросов, которые задают им на протяжении многих тысячелетий человечество. Не потому люди не получают ответов от Бога, что он суров и решил многое держать в тайне. Причина заключается совершенно в ином… Все ответы на заданные вопросы не сможет постичь и понять ни один земной разум, то есть вопросов появиться ещё больше.

Никогда мы не будем способны понять того, что происходит в беспредельном и вечном пространстве. Нам только и остаётся всё, что непостижимо нами, загонять в рамки законов, правил, условностей, нашего понимания и восприятия происходящего. Попытка – не пытка, но она ничего не даёт. Всё, что невозможно здесь, на Земле, реально за её пределами. А это и микро– и макромиры в самых «невероятных» состояниях и даже их энергетическая суть… Человеку дано путешествовать и познавать мельчайшие крупицы Истины, «умирая» и «рождаясь». Но при этом он не в состоянии осознать, что в Мироздании нет ничего мёртвого, всё существует всегда и везде.

Смешно и нелепо отправляться в космическое путешествие только затем, чтобы переселится на какую-нибудь планету, присвоить себе (отдельным олигархам) её природные запасы, построить там военные базы… Космическая суета. Не больше.

Не проще ли дождаться своей, к примеру, земной «смерти», чтобы вновь где-то «родиться» и продолжить свой путь?


По пересечённой местности в лёгком космическом скафандре с двумя учебными скорострельными пистолетами, действующими по типу обычных лазёрных космических «огневиков», бежал космонавт Владимир Буланов. Он «отстреливался» от двух преследующих его роботов, внешне похожих на людей.

Владимир ловко маневрировал во время бега, усложнял своё передвижение – то резко останавливался, то приседал, то менял направление и скорость передвижения, поэтому лучи условных лазеров не поражали его. Но вот Буланов упал на землю и неожиданно «выстрелил» в одного из роботов. Раздался резкий сигнальный звонок. Вторую интеллектуальную человекоподобную машину он «поразил» в прыжке, выбив ногами из цепких механических рук робота учебный «огневик». Снова раздался звонок.

– Молодец, Буланов! – Послышался по громкой связи голос одного из инструкторов Учебного Космического Центра (УКЦ). – Счастливого тебе полёта в Австралию!

– А может быть, на всемирном заседании-конференции обойдутся без меня? – Спросил Владимир. – Не лежит у меня душа к встречам с иностранцами.

– Но куда же от них деться, Володя? Надо общаться и с ними, по мере возможностей.

– Они там хотели, чтобы на конференции присутствовал, именно, ты. Впрочем, тебе-то известно больше, чем нам служащим УКЦ. Лишних вопросов не задаём.

Да все эти конференции обычно и происходят перед дальними космическими полётами. Никакой тут тайны нет. А он, Буланов, готов к ним всегда, потому его и приглашают… пообщаться. Но больше, чем положено, космическим активистам и общественникам знать не следует. В каждой космической экспедиции выполняются свои конкретные задачи. О них знает только узкий круг людей. У России, разумеется, свои интересы. Так было, так будет…


Над океанскими просторами стремительно летел сверхзвуковой пассажирский самолёт, в салоне которого в относительно приподнятом настроении среди множества незнакомых попутчиков находился и Владимир. Смотрел в окно-иллюминатор.

– А вы часто бываете в Канберре? – Спросил у него пожилой пассажир. – Как вам Австралия?

– Честно скажу, никогда эту страну не посещал, – признался Буланов. – Дальше приходилось летать, а сюда вот не довелось.

– Куда же ещё дальше? В Антарктиду?

Владимир таинственно указал пальцем вверх, подмигнул собеседнику. Нет смысла скрывать, кто он на самом деле. Подобных ему людей теперь на Земле не так уж и мало. Многие тысячи «покорителей» Вселенной.

– А-а, вы – космический лётчик! – Флегматично зевнул пассажир. – Дел и на Земле хватает. Проблема на проблеме. Земля в опасности… Не понимаю, чего вы там, в космосе, забыли или потеряли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3