Александр Лекомцев.

Абра + кадабра



скачать книгу бесплатно

У истоков прозвища

К двадцатитрёхлетнему крепкому, молодому, почти красивому студенту политехнического университета Абрану Кадабракину плотно привязалась нелепая и зловещая кличка «Абра + кадабра». Спортсмен, скромный парень, почти уже выпускник вуза… одним словом, положительный гражданин. Без всякого преувеличения после окончания в нём учёбы, согласно выданному документу, он станет инженером-технологом по производству мебели…

Солидный и перспективный человек, а тут такое «погоняло», нелепая «погремуха». К нему уже и папа с мамой начали обращаться не иначе, как Абра + кадабра, и ведь он на неё откликался. Хотя друзья и товарищи, в основном, входили в создавшееся положение, и, всё же, старались называть его по имени. Не то, что бы уважали, а просто знали, что чрезмерно скромный и застенчивый Абран может невзначай так ударить по зубам обидчика, что их вставлять уже и не придётся. Не получится. Но вот искусственные челюсти, всегда, пожалуйста. Тут «волшебники в белых халатах» любому носорогу пойдут навстречу. Лишь бы платил «бабки» и всегда голосовал на выборах президентских за того, кто мил сердцу всякого рода рвачам, крупным бандитам и мелким жуликам.

В принципе, вся молодёжная жизнь Абрана очень смахивала на эту самую абракадабру, полную неразбериху и абсолютное невезение во всём. Молодой человек, конечно же, прекрасно понимал, что это магическое слово, имеющее перевод с нескольких языков и выполняющее роль могучего заклинания, к нему никакого отношения не имеет. За ним на всю жизнь закрепилась совсем другая «абракадабра», та самая, которая, по сути и стала судьбой молодого и во многом застенчивого Кадабракина.

Главная его беда заключалась в том, что при колоссальном сексуальном влечении к противоположному полу, он был страшно застенчив в общении с девушками и женщинами. До такой степени, что ни о каком половом сношении с ними даже в далёкой перспективе не могло идти и речи. Можно, конечно же, пару месяцев вести с девушкой разговоры о литературе, экологии и даже политике, но потом… В тот момент, когда она уже, что называется, созревала и готова была отдаться Кадабракину внезапно и решительно даже на куче придорожного мусора, причём, принародно, он впадал в безумную застенчивость и продолжал вести дикие беседы о повышении курса доллара или там… о жизни на Марсе.

Но такое мерзкое издевательство над любой непорочной девушкой можно простить два или три раза, но не больше. На четвёртый она просто плюнет себе под ноги и, потупив взор, тихо скажет, даже прошепчет:

– Брезгуешь, скотина!

Вот и вся любовь… на основании глобальной скромности. А ведь с кем-либо из женского пола он безумно желал совокупляться, но вот не ведал, как и с чего следует начать. Может быть, думал: «Как же вот так можно таким мощным орудием долбать живого человека?». Получалось, что, в какой-то степени и гуманист. А если разобраться, то ведь половой извращенец, лишивший счастья, пусть в молодые, но уже зрелые годы, возможно, около сотни дам, желающих такового.

Откуда вот такая преступная застенчивость в нём развилась, никто и не ведал.

Даже мама с папой. Но вот и получалось, что юный гражданин Абран, очень похожий на Аполлона Бельведерского, высокорослый и физически сильный, есть самая настоящая Абра + кадабра.

Но надо быть справедливым к молодому человеку и объективно заметить, что эта самая «абракадабра» стала его судьбой задолго до его появления на свет. Нет, дело не в генах. Ведь его дед, а потом и отец в этом плане не были безумно скромны и насаживали на свои елдаки всё, что шевелится. Разумеется, тут дело касается только женского пола, причём, человеческого вида. Лошади, к примеру, в «репертуар» его предков не входили. Никаких извращений!

Мы тут тоже, в большинстве своём, до такой свободы и культуры пока ещё не доросли, и не дай-то бог, утонуть нашим потомкам в подобной толерантности. Некоторые граждане в чистой воде успешно тонут, а в густом дерьме и чемпион мира по плаванию может сгинуть. Ведь не приучены наши пловцы на тренировках среди такой дурно пахнущей жиже рекорды ставить. Хотя есть уже и в наших местах господа и дамы, уподобленные самым «продвинутым» иностранцам.

В общем, Абран был нормальным человеком, без всяких психических отклонений. Хотя ведь чрезмерная скромность, застенчивость и стыдливость тоже ведь – аномалия. А кличка его или, мягче сказать, псевдоним – это историческое приобретение.

Славная и замечательная фамилия древних волжских плотогонов Кадабракиных или поморских сказителей, а может, и каких-нибудь других слоёв дружного населения страны стала последней составной его прозвища. Подсократить текст и, будьте любезны, получается – «кадабра».

Но его дедушка, доктор физико-математических наук в былые времена Назар Прохорович Кадабракин, который в своё время чуть было ни стал лауреатом Нобелевской премии за очень смелое, можно сказать, революционное открытие, пошёл ещё дальше. Он, как истинный математик дал своему сыну необычное, но оригинальное имя – Плюс. В дальнейшем и получился – Плюс Назарович. Так вот к «кадабре» добавился ещё и «плюс». Удивительный получался расклад.

Надо сказать, замечательный дедушка Абрана, будучи преподавателем одного из столичных вызов того времени, известным профессором, очень даже часто пользовался сексуальными услугами своих студенток. А как же ему не дать… на столе, на полу, в трамвае, на лужайке, если Назар Прохорович, опираясь на неопровержимые и убедительные расчёты, сумел поставить под сомнение математические открытия отца и создателя Неевклидовой геометрии Николая Ивановича Лобачевского?

Выступая с обстоятельным научным докладом по этому поводу в Академии, дедушка Абрана очень смело и решительно заявил:

– Какого бы собачьего хрена две параллельные прямые пересекались в пространстве? Но даже если это и так, уважаемые, то за пределами пресловутого эти линии снова становятся параллельными. Не так ли? Я очень уважаю вклад в мировую науку гениального Николая Ивановича, но тут он… Короче говоря, толстый хрен с красным концом всей буржуйской науке на воротник! Слава КПСС!

После такой аргументированной и фундаментальной речи оживились и всякого рода экстрасенсы, маги, шаманы и колдуны. Они теперь смело могли называть незримые Миры и Обители параллельными… Ведь доктор самых разных наук и даже академик Кадабракин доказал, что они не пересекаются. С тех пор и расцвела полная свобода словоблудия отечественной экстрасенсорики. Всё окончательно и бесповоротно стало параллельным, и никаких других представлений и самых разных мирах и обителях.

После такого научного успеха гениального академика студентки и аспирантки начали активно отдаваться уважаемому учёному не только в придорожном овраге или, сидя на коленях у Назара Прохоровича, во время банкетов, но и во время ходьбы. Но не быстрой, а весьма и весьма неторопливой, прогулочной. Известный и всеми почитаемый учёный имел возможность теоретически доказать, опираясь на практические исследования, что половой акт не реален только в прыжке. Но в целом, если подходить творчески к данному процессу, то здесь предела совершенствованию нет.

Таким образом, всё больше и больше появлялось дам, успешно и почти мгновенно защитивших кандидатские диссертации. В разных уголках Советского Союза на свет появилось несколько сотен малышей с именем Плюс. Другого названия для своих «произведений» профессор Кадабракин не признавал. В противном случае академик категорически отказывался идти на сексуальный контакт даже с дочерьми очень уважаемых лиц. Это был принципиальный учёный. У кремлёвских стен никому даже под балалайку серенады не пел.

Так что, если вашего папу или уже и дедушку зовут не Плюс, то, явно, вам очень не повезло. Вы, как бы, не смогли соприкоснуться с элитным научным миром. Ну, да ладно. Каждому своё. Тем более, что Захар Прохорович, в конце концов, был уличён в бытовом разврате и растлении подрастающего поколения и, в конце концов, был лишён всех научных степеней, званий и наград.

Закончил свою гениальную жизнь и карьеру в одном и сельских средних школ на юге Красноярского края. Преподавал там математику и физику. Но тамошние школьники уже в те далёкие совдеповские времена основательно путали математика Лобачевского с маршалом Тухачевским. А после смерти учителя, в прошлом, академика Кадабракина юные математики пошли ещё дальше. Они были уверены, что оба этих господина – члены сборной команды России по футболу, но только вот, конкретно, этих спортсменов десятилетиями держат на скамейке запасных. Потому они и не очень известны. Полузащитник Лобачевский и нападающий Тухачевский. Только так.

А сметливый и демократически настроенный во всех отношения его папа Плюс Захарович, в настоящее время по образованию и реально – начальник одного из отделов столичного предприятия, специалист по обмотке электродвигателей, будучи молодым инженером, не советуясь с женой, дал своему первенцу не простое, но замечательное имя – Абран. Произошло это, как раз в те годы, когда по негласному распоряжению тогдашнего, очень весёлого президента в России было принято считать англосаксов всего земного мира людьми высшего сорта, а граждан своей страны полным дерьмом и отстоем. А имя Абран, как раз, английское… В ногу со смутным временем получилось. По-другому жить и действовать просто нельзя было.

Кто-то из коллег по работе Плюса Захаровича, ещё более либерально настроенный, пояснил молодому папаше, что человек с таким… светлым и звучным именем отличается от всякого сброда смелостью и неудержимой решительностью. Кроме всего прочего, он уже в молодые годы становится лидером, находчив, смел… Одним словом, там долго можно было перечислять, чем замечателен человек с таким вот именем. Таким образом, и получился двуногий продукт – Абран Плюсович Кадабракин.

Смекалистые и мерзкие людишки сложили из этой «песни» прозвище – «Абра + кадабра», которое, в целом, соответствовало характеру и устоявшемуся поведению молодого и статного Абрана. Оно примерно, в переводе на русский языка, означало: «Ни богу – свечка, ни чёрту – кочерга». Одним словом, ни рыба, ни мясо.

А в своего папу Абран ни умом, ни поступками не пошёл. Особенно это касается девичьих сердец и даже самых примитивных женских половых органов. Ведь Плюс Захарович почти с младенческого возраста сына объяснял ему, что у них там, между ног находится всякое и разное: у одной «ватрушка», у другой – «чайка», у третьей просто застенчивая, но широкая «улыбка». Своеобразная и настойчивая реклама этом направлении особенного успеха не имела. Абран остался и практически в зрелом возрасте скромным и нерешительным до… омерзения.

Но его папа при любой возможности предлагал свои сексуальные услуги всем, даже незнакомым дамам… налево и направо, и чаще всего такая решительность приводила к успеху. Редко ведь какой женщине не хочется немного полежать под самым настоящим Плюсом или, в крайнем случае, взгромоздиться наверх и немножко поруководить процессом… О таких женщинах опрометчиво не скажешь: «Не в тебе стержня». Получается, что он всегда есть, даже во время его отсутствия. Ведь остаточные ощущения тоже ведь что-то значат.

Но одно радовало Абрана, что имелся у него верный и надёжный друг, ещё со школьной скамьи, которого он звал Филик. А если полное имя, то мастер по облуживанию холодильных установок Филимон Александрович Дубоглазов. Нормальный человек и работяга. Если брать по большому счёту, то фактический ударник капиталистического труда, если точнее, то невнятных рыночных укладов и отношений. Заказов на ремонт холодильников хватало, и деньги у него пусть не такие крутые, но водились.

А сегодня они решили в выходной день, как обычно, встретиться на берегу речки Зелёная, перед огромным ромашковым полем у села Кривое. Договорились приехать сюда на электричке, а не на своих машинах по той простой причине, что задумали оторваться по полной программе – попить на природе водки. Да и Филик обещал появиться не один, а привести для Абры + кадабры, то есть для Абрана симпатичную девицу, для знакомства и некоторой разрядки… сексуальной напряжённости. Девица не совсем, как говорится, первой свежести, но способна на совершение серии поступков самой низкой морально-нравственной ответственности.

Если точнее, то девушка эта приедет сюда самостоятельно, к речке через ромашковое поле доберётся пешим ходом. По заверениям Филик она прибудет сюда стопроцентно, ибо имеется полная возможность не только выпить и на шару и закусить, но и подставить свой красный «рубец» какому-нибудь джентльмену. Разве это плохо?

В предвкушении возможного близкого счастья и неуёмной радости Абран приехал сюда почти за два часа до намеченной встречи на берегу речки. «Но если так уж получилось, – решил Кадабракин, – то немножко полежу среди ромашек». Да ведь и правильно задумал. Ведь у него с этим полем было связано немало самых добрых и всяких других воспоминаний.

Свирепая рожа

Обидно, но зачастую в повседневной жизни мы не замечаем самого главного, и примером тому тьма. Взять, к примеру, те же цветочные поля. Ведь хочется иногда наплевать на всё, сесть на электропоезд и отправиться за город, чтобы хоть, как-то, слиться с природой.

Если какому-то господину или даме приятен до устойчивого урчания в животе запах полевых ромашек, то ему или ей необходимо срочно отправиться на электричке за город, в поля. Там тьма-тьмущая этих удивительных цветов. Можно упасть в них – и наслаждаться, и наслаждаться. До изнеможения. Ведь приятно, согласитесь, ощутить себя единым целым с великим и необозримым миром, с ромашками, в конце концов.

Вы будете лежать непременно животом вниз и наслаждаться. Но при этом, конечно же, учтёте, что в таких местах сельские животноводы пасут коров, которые от страха или внезапного удивления, могут вас просто затоптать.

Но если этого по счастливой случайности не произойдёт, то у вас обязательно возникнет и конфликт с пастухом. Если он, не задумываясь, ударит пару раз хлыстом вдоль спины, то будет по-своему прав. Ведь вы своим видом пугаете представителей крупного рогатого скота и этим самым отрицательно влияете на удои молока, его качество и вводите коров в некоторое заблуждение и в неустойчивое психическое состояние. Они ведь твёрдо знают, что в ромашках никто не должен лежать, а тут… пожалуйста. Неувязка получается.

Молодой и, можно сказать, красивый парень Абран Кадабракин в ожидании встречи со своим корешем, другом детства Филимоном Дубоглазовым решил, как раз, и погрузится в мир природы, в частности, ромашек. Большая коричневая брезентовая сумка со спиртным и некоторой закуской лежала далеко в стороне, а он, Абран, примостился в небольшой ложбинке, вдали от городской суеты. Лежал на левом боку и блаженно думал про свою непутёвую жизнь. Его зёлёный джинсовый костюм по цвету так сливался с травой, что молодой и симпатичный Кадабракин был практически незаметен в густой траве.

Даже с вертолёта с помощью самых современных оптических приборов его вряд ли бы обнаружили. Впрочем, никто бы этим и никогда не стал заниматься по той причине, что он, Абран, по большому счёту никому не был нужен.

Он внимательно посмотрел на циферблат своих шикарных, почти швейцарских часов, но китайского производства. Времени было достаточно для того, чтобы побыть немного наедине с собой. Повернувшись на правый бок, Абран привычным и отработанным движением расстегнул ремень джинсовых штанов и вывалил свой огромный елдак прямо на траву, при этом напугав полутораметровую гадюку. Придя в себя, змея поспешно уползла прочь от опасного места.

Неоднократно добрые люди говорили Абрану, что такой толстый и увесистый орган, непременно, должен после смерти его обладателя находиться в одном из павильонов выставки достижений отечественного народного хозяйства. Ведь будет чем удивить иностранных гостей. А то ведь привыкли твердить: «В России ничего нет! Ничего нет!». А вот увидят такое и густо покраснеют, потом даже извинятся, может быть, и на одной из площадок ООН. Там они непременно заявят, что в России имеется самое главное, причём, огромное, увесистое… Да и своим неповторимым народом она богата.

Да и, возможно, в будущем пенсионеры нашей огромной страны, забыв окончательно свои обиды на весьма и весьма странное в своём поведении и мудрое отечественное правительство, гуртом повалят в столицу – посмотреть на чудо чудное. В долги вечные влезут, но приедут на эту самую выставку. Зачем, спрашивается. Да только с той целью, чтобы окончательно убедиться в том, что вечный образ великого фаллоса есть отныне и навсегда их настоящее и будущее. Им это показали в Москве, чтобы они в своих надеждах, планах и местах всегда отталкивались от увиденного собственными глазами. Хватит сказок! Пора мыслить реально.

Нежно погладив левой рукой конец своего «монстра», Абран проникновенно сказал: «Никому мы с тобой не нужны. Несправедливо получается».

Он вдумчиво, постепенно ускоряя темп, начал заниматься самым обычным онанизмом. Но делал это профессионально. Со стороны могло показаться, что этакая массивная игрушка находится в руках настоящего мастера своего дела, который, как минимум, успешно закончил учёбу на специальных трёхмесячных курсах в этом… направлении.

За странным процессом самоудовлетворения наблюдала любопытная сорока. Высунув голову из густой травы, она пыталась понять, что же, всё-таки, происходит. Но такая любознательность обошлась птице очень дорого. Мощная струя сперматозоидов из пениса юного Абрана Плюсовича угодила сороке в голову. Получив резкий и мощный гидравлический удар, она резко взмыла вверх. Но это были последние мгновения её жизни.

Смачно и довольно громко сматерившись на своём родном языке, гордая и свободная птица рухнула камнем вниз. Уходя в мир иной, она так и не поняла, что же с ней произошло. Но разве в минуты блаженства мог Абран обратить внимание на чьё-то горе? Нет, конечно. Он лежал на спине и смотрел в высокое синее небо, а его фаллос мирно дремал, завалившись на бок. Кадабракин от недавнего удовольствия прищурил глаза

Хотя времени до встречи с Филиком у него оставалось ещё много, но решил идти на то место, где очень скоро у речки Зелёная они поставят палатку и будут активно отдыхать эти два выходных дня. А что? Имеют полное право.

Он взял за «загривок» своего верного друга и спутника по жизни и собрался уже было бережно спрятать в штаны, как говориться, надёжно упаковать своё добро, но не успел… Абран ясно и отчётливо увидел, как над ним склонилась страшная уродливая рожа с огромными толстыми и круглыми щеками. Вокруг единственного огромного глаза и маленького плотного рта вились чёрные густые волосы.

Разумеется, Абран был отважным человеком, но тут, потерял дар речи. Даже что-нибудь несуразно промычать не мог. Он ничуть не сомневался в том, что его просто хотят сожрать живьём и непременно так и поступят.

Но тут он глубоко заблуждался. Щекастый монстр, издав рёв, как сразу пара десятков мотоциклов «EKONIK SPORT – 006», плюнуло на его лицо чем-то жидким, зловонным и, явно, марсианским. Частично задыхаясь и на полном серьёзе теряя сознание, Кадабракин, всё же, успел своё крепкой ладонью ударить его по толстой щеке.

Всё же, войдя через несколько минут в своё замутненное сознание, он вскочил на ноги и воплями бросился в сторону речки, держа свой сексуальный прибор в руках. Он стремительно влетел в мутные воды и мгновенно погрузился в них с головой. Не сказать, что бы он внезапно посчитал себя белым лебедем, но где-то, около этого. Вода вокруг него мгновенно стала буро-жёлтой. Но если бы на этом всё заканчивалось. Вокруг Абрана стала всплывать дохлая рыба. Да ещё и лягушки.

Не понимая, что делает Кадабракин начал выбрасывать на берег самых крупных карпов, сомов и щук. Ведь даже после нагрянувшей на него недавней внезапной опасности, парень помнил, что отдыхать им с Филиком предстоит здесь ещё завтра и послезавтра. Поэтому можно разжечь костёр и сварить уху. Не всё же питаться картонной колбасой, консервами и разного рода фасфудами. Сегодня была только пятница.

Но тут внезапно вспомнил, что там, в травах, рядом с опасным местом, в зарослях ромашки, находится его большая брезентовая сумка со спиртным и закуской. Надо было перебороть страх и возвращаться за ценным багажом. Подумав минут пять, набравшись смелости, он поднялся наверх, к краю поля и зашагал в сторону недавно произошедшего события.

Он шёл по полю на цыпочках, осторожно, как великан, но с перебитыми ногами… Расстояние, которое ему пришлось ему преодолеть, показалось ему долгим многокилометровым походом сразу с десятью нагруженными рюкзаками на спине. Однако Абран нашёл сумку со спиртным и продуктами. Вздохнул с облегчением и отправился назад, к реке, в условленное место. Ведь совсем скоро там должен появиться Филик и, конечно же, с ним… замечательная, прекрасная девушка. В принципе, ничего страшного не произошло. Не съел же, в конце концов, его страшный гуманоид, который, наверняка, явился сюда с недавно открытой американцами планеты Кеплер. Явно, намерения этого жуткого инопланетянами было не дружественными. Кадабранова радовало и то, что одежда на нём почти высохла. Правда, активно попахивала чем-то мерзким, абсолютно инопланетным.

Вернувшись к реке, Абран в спешном порядке достал тонкое одеяло, разложил на нём продукты, раскрыл консервы, порезал колбасу и сало, достал пару бутылок с водкой, фруктовую воду, пластмассовые стаканчики. Наполнил один из них и выпил залпом. После пережитого он имел на это право.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2