Александр Ладожский.

Посланник небес



скачать книгу бесплатно

– Выходит, мы друг другу помогли, ведь если бы я не услышал твой смех, то прыгнул бы в воду и неизвестно ещё, выплыл бы потом, а ты если бы не услышала мой голос, то тоже неизвестно, чем бы это закончилось.

– А ведь мне было очень хорошо с ней. Я вспомнила, почему пошла на реку, мне не спалось, и я зашла на кухню, открыла окно, прямо передо мной на небе светила полная луна, было тепло и тихо. Я стояла и смотрела на луну, она меня просто завораживала, послышался, какой-то шёпот, это было похоже на шёпот матери, которая убаюкивает своего ребёнка. Затем я стала различать какие-то голоса и девичий смех, мне стало интересно, и я вышла на улицу. С реки доносилось «иди к нам, иди к нам». Подойдя к этому омуту, я увидела её, она смотрела на меня и манила к себе руками, её тело переливалась под свет луны, это было так прекрасно, что нельзя было отвести глаз, я никогда не встречала такого.

– Пошли купаться, – сказала она и побежала к реке, я сняла всё с себя и побежала за ней. Она прыгнула и погрузилась с головой под воду, я забежала за ней, её долго не было на поверхности, наконец, она вынырнула и засмеялась.

– Ныряй Танюша, не бойся, – говорила она. И тогда я увидела у неё хвост, я гладила её по хвосту и восхищалась им, а она говорила, что и у меня непременно будет такой же, а сама тянула меня всё глубже и глубже, а затем я услышала тебя. В принципе, всё понятно, она просто утопила бы меня, – сказала Татьяна.

– Никто и никогда не причинит моей девочке боль, пока я рядом. Ни русалка, ни привидение, ни сам чёрт, и так будет всегда. Давай уже спать, русалочка моя, – сказал Александр и обнял жену. Татьяна уткнулась ему в грудь и тут же засопела во сне. «Намаялась, бедная. Спасибо тебе, Господи, и конечно же спасибо Ваське!» – подумал Александр и тоже заснул.

– Васька, слезь с меня, – сказал Александр коту, который запрыгнул на него и всячески пытался его разбудить. Что он только не вытворял: и жалобно мяукал, и ластился к нему, и одеяло с него стягивал своими лапками.

– Васька, ну потерпи немного. Вообще, иди к маме, – говорил Александр коту, гладя его по голове. Васька развернулся и перешёл на Татьяну.

– Ой, Василий, только не сейчас, приходи через часок, – сказала Татьяна.

– Иди лучше к папе, папа приехал, он тебе твои любимые консервы привёз, он тебя и покормит.

– Не надо ко мне идти, – сказал Александр и посмотрел на часы.

– Господи Ты Боже мой, ещё только семь часов. Васька подходи через часок, дай мне хоть в воскресенье поспать.

Васька лёг между ними прямо на одеяло и растянулся, довольно мурлыкая. Александр уже знал, что он не уйдёт и то, что при нём нельзя пошевелиться: кот тут же хватал своими лапками любую пошевелившую часть тела, будь то рука или нога. Васька прыгал по ним, явно мешая спать.

– Надо вставать, иначе не отстанет, – сказала Татьяна. Она встала с кровати и обула тапочки, Васька спрыгнул вслед за ней и посмотрел на неё. – Пошли, паразит, ни днём, ни ночью от тебя покоя нет.

Кот гордо задрав хвост, побежал впереди неё на кухню.

Татьяна положила Ваське поесть и крикнула мужу.

– Саша, тебе кофе налить или чай.

– Танюшка, давай лучше поспим, ещё даже восьми часов нет.

– Я уже всё равно не усну, тем более скоро Вадим придёт, – сказала Татьяна.

– Сегодня же воскресенье, неужели он так рано проснётся? – спросил её муж.

– Ты плохо знаешь своего сына, это его в школу разбудить нельзя, а в выходной он сам просыпается и довольно-таки рано. Даже бабушка его не может удержать у себя.

Александр потянулся в кровати и снова расслабился, закрыв глаза. На него опять запрыгнул Васька и заглянул прямо в лицо своими зелёными глазами.

– Ах, ты ж проказник, – трепал его Александр. – Всё, уже встаю, пошли на кухню, Василий, покурим, пока мама не видит.

Александр умылся, почистил зубы, надел домашний халат и зашёл на кухню. Татьяна готовила яичницу с ветчиной.

– Саша, наливай чай, я только что свежий заварила.

– Спасибо, дорогая, – сказал Александр и нежно обнял жену, поцеловал в шею. Затем налил себе чай и подошёл к окну, облокотившись на подоконник. Он и сам не знал, откуда у него эта привычка. Александр никогда не садился к столу, когда пил чай, он любил стоять у окна и смотреть вдаль, при этом выкуривая сигарету. Он, конечно, знал, что нужно бросать эту пагубную привычку, но если он не выкуривал с утра сигарету с чашкой чая или кофе, то чувствовал себя как-то не комфортно, вот что-то ему не хватало. А так, не торопясь, выпивая свой чай и выкуривая при этом сигарету, он приводил свои мысли в порядок и наслаждался пейзажем за окном. На подоконник запрыгнул Васька. Александр достал сигарету и поднёс её ко рту Васьки. Кот стал тереться о сигарету, при этом издавая какие-то хрюкающие звуки.

– Василий, ты что, куришь? – крикнула Татьяна, увидев эту картину. – Ты что, с ума сошёл? Ну-ка брось сейчас же, не смей курить, – говорила она, смеясь над этим зрелищем. Васька тихо и протяжно мяукнул, глядя в глаза хозяйки.

– Ах ты крокодильчик такой, ещё и умоляет, сидит, – смеясь, говорила Татьяна. Затем подошла к коту и стала теребить его за уши, при этом она завизжала от удовольствия тонко и протяжно. – Иии… ну как можно не любить этого паразитика? Это восьмое чудо света.

– Танюшка, ну что ты не даёшь мужикам покурить и пообщаться спокойно? Ты же сама знаешь, что как я только приезжаю, он тут же мне всё рассказывает.

– Конечно, знаю. Ух, ты предатель такой, ты мой диверсантик маленький, – говорила она, гладя кота. Васька, разомлев под ласками хозяйки, спрыгнул с подоконника и подошёл к миске, гордо подняв хвост.

– Ты смотри, что делает этот подлиза… опять есть пришёл.

– Ну, дай ему поесть, Танюша, ему просто невозможно отказать. Посмотри, какие умоляющие у него глазки.

– Ох уж эти глазки у него, эти глазёночки, – говорила Татьяна, давая Ваське поесть. – Садись к столу, Саша. Хватит тебе курить, когда ты уже бросишь? Только здоровье своё портишь.

– Танюшка, я же не часто курю, но с утра мне это просто необходимо. Не знаю, почему и откуда это пошло, но без выкуренной сигареты утром я себя ощущаю каким-то неполноценным.

– Давай завтракать, неполноценный ты мой, – нежно сказала Татьяна. Только они сели к столу, как раздался звонок в дверь.

– Это, наверное, Вадим пришёл. Я же говорила, что в выходной он рано просыпается, – она вышла из-за стола и пошла открывать дверь.

– Ура! Папка приехал, – закричал сын и повис у него на шее, крепко обняв её руками. Александр потрепал его по волосам и сказал:

– Привет, сынок. Ну, рассказывай, как дела, как учёба.

– Всё нормально, папа, я почти отличник.

– Вот и молодец, а я тебе подарочек привёз за твою отличную учёбу, – сказал Александр и достал из сумки диск, на котором были любимые мультфильмы Вадима про Гуфи и Дональда Дака.

– Ура! Дональд! Спасибо, папа, давай смотреть, – крикнул Вадим и побежал включать DVD-проигрыватель. Он включил его, поймал Ваську и сел в кресло, держа кота на руках.

– Иди, завтракай, сынок, – сказала Татьяна, заходя в зал.

– Я не хочу, мама, я у бабушки поел, давай лучше посмотрим мультфильмы, – говорил Вадим, теребя при этом кота. Васька хватал его лапками, кусался и пинался, хотя было отлично видно, что он это делает не в полную силу. Вадим просто обожал своего кота. Они и минуты не могли друг без друга. Надо признать, что и Васька тоже был неравнодушен к Вадиму. Иногда он сам провоцировал Вадима на игру, при этом убегая и прячась от него, а ещё они очень любили играть с ним в бильярд. У Вадима был небольшой бильярд, обычно он собирал его на полу, Васька при этом залезал под бильярд и хватал шарики лапками, а иногда сидел рядом и не давал Вадиму забить шарик в лузу. Он словно вратарь отбивал все шарики, пущенные Вадимом в его сторону. Даже тогда, когда Вадим делал уроки, кот запрыгивал на его письменный стол и сидел рядом. А когда ему надоедало сидеть просто так без дела, он начинал откровенно мешать Вадиму. Он хватал тетрадки, ручки или просто начинал кусать его за руку.

Татьяна и Александр смотрели на их любовь и привязанность друг к другу и мило улыбались. Васька заменил Вадиму и друга, и брата, и сестрёнку… эта парочка всегда была вместе.

Глава 7

Как-то раз, Вадим сильно простудился. Он вообще был склонен к простудным заболеваниям. Александр и Татьяна вызвали врача на дом. Врач осмотрел Вадима и констатировал тяжелейшую ангину. Он говорил, что его просто необходимо госпитализировать, так как ему необходимы процедуры, которые недоступны в домашних условиях. Вадим заплакал и сказал:

– Мама, я не хочу в больницу, я обязательно выздоровею, но только дома, я буду делать всё, что ты скажешь. Мамочка, пожалуйста, не отдавай меня в больницу.

– Скажите, доктор, неужели нельзя вылечить его дома, – спросил Александр.

– Конечно можно, но болезнь будет протекать, намного дольше. В больнице он походит на физиотерапию, полежит под восстанавливающими капельницами, ему поколют необходимые его организму витамины. Всё же в домашних условиях это недоступно, он будет болеть намного дольше, и его организм сильно ослабнет, и будет долго восстанавливаться. В любом случае решать вам.

– Я всё же настаиваю, чтобы мой ребёнок остался дома, – сказал Александр.

– Хорошо, сейчас я вам выпишу рецепт необходимых лекарств. И ещё, я вас убедительно прошу, если вдруг, не приведи Господь, вы заметите ухудшения его состояния, немедленно сообщите мне.

– Спасибо вам, мы всё поняли.

– До свиданья, – сказал доктор и вышел. Александр и Татьяна зашли в комнату сына. Вадим лежал под одеялом. Растянувшись на его груди, лежал Васька.

– Василий, ну ты что залез на него, ему и так тяжело, – сказала Татьяна. – Слезай сейчас же, ты что, не видишь? Вадим заболел и ему сейчас не до тебя. – Васька повернул к ним свою голову и часто замяукал. Создавалось такое впечатление, что он что-то рассказывает: какие только звуки он не произносил! Это было похоже на какую-то инопланетную речь.

– О, Господи! Хорошо, лежи Василий, лежи, грей его, мы не будем мешать, – сказала Татьяна. – Ты смотри на него, недоволен ещё.

– Пусть они вместе будут. Я где-то читал, что коты, либо кошки, очень помогают своим заболевшим хозяевам, они чувствуют эту боль и каким-то образом воздействуют на неё. – Татьяна, опять заглянула в комнату Вадима. Васька посмотрел на неё и замяукал.

– Ухожу, Василий, ухожу, не трогаю я его, не беспокойся.

– Что, не пускает? – спросил Александр.

– Вообще не даёт даже прикоснуться, ты смотри, какой заботливый. Ну Василий, кто бы мог подумать?

– Прямо не кот, а терапевт какой-то, – засмеялся Александр. – Ладно, пусть спят, не будем им мешать.

Три дня Васька не отходил от Вадима, лишь изредка выбегал попить и сходить в туалет, он даже не просил еду и ничего не ел. На четвёртый день Вадиму стало заметно легче, горло стало чистеньким, температура была в норме, от болезни не осталось ни следа. Конечно, он был ещё слаб, но болезнь отступила. Васька вышел из комнаты и первый раз за эти четыре дня поел, затем залез под плед, лежащий на кресле-кровати, и уснул. Как его только не тормошил Вадим, Васька не отвечал на его притязания.

– Мама, а что, Васька заболел что ли? – заплакал Вадим.

– Нет, сыночек, Васька здоров, он просто немного устал и хочет спать, ты его не трогай. Он выспится и сам прибежит к тебе.

– А почему он устал, он же не работает, чтобы уставать?

– К сожалению, нам этого не понять, но я уверена, что и у Васьки есть обязанности по дому, и он их выполняет.

– Мне скучно без него, – сказал Вадим.

– Давай Дональда посмотрим, только ты ложись на диван и укройся одеялом, – сказал Александр. – Ты только после болезни и ещё слабенький, завтра тебе станет намного легче, и Васька опять будет играть с тобой.

– А что, Васька не играет со мной, потому что я заболел, что ли? Он, наверное, боится заразиться от меня.

– Нет, сынок, не поэтому, разве ты не помнишь, что все три дня, что ты болел, Васька вообще не отходил от тебя.

– Нет, не помню. По-моему, я только и делал, что спал… нет, я вспомнил, Васька лежал прямо на мне.

– Я уверен, что это именно он помог тебе избавиться от своего недуга. А сейчас ему надо немного отдохнуть. Я уверен, что завтра вы будете оба здоровы и веселы.

– Васька помог? А как он мне помог? У него же нет лекарств.

– Вот этого я не знаю, как он помог. Просто помог, без всяких лекарств, это примерно так же, как, например, всякие ведуньи снимают порчу или сглаз.

– Значит, Васька у нас ведун?

– Все коты ведуны, сынок, и Васька не исключение, тем более он очень любит тебя. Ну, давай будем смотреть мультфильмы, а Васька сегодня пусть отдохнёт.

– Сыночек, вот, поешь горячие блинчики с тёплым чаем и малиновым вареньем, а потом ложись и укутывайся одеялом, – сказала Татьяна. – И постарайся уснуть.

– Смотри, Васька, какой худой и измотанный стал, вот так, хочешь, не хочешь, а поверишь в потусторонние силы. Я уверен, что это он помог Вадиму выздороветь, он забрал его болезнь.

– Я, кстати сказать, тоже в это верю. Надо же, он три дня не отходил от Вадима, даже не ел, что ему не свойственно. И сейчас, залез под плед и никого не хочет видеть.

– А ведь доктор говорил, что Вадим будет долго болеть, что такую ангину не вылечить в домашних условиях. – Я вам уже говорил, что наш Васька необычный кот, и если верить в переселение душ, то тогда бы я со всей уверенностью сказал, что в нём душа человека. Причём человека, не чужого нам.

– А вдруг это твой отец, а, Саша? – серьёзно спросила его Татьяна.

– Всё может быть, Таня, исключать нельзя ничего, хотя я не верю в переселение душ, тем более что после смерти отца прошло восемь лет, потом только Васька родился.

– Ну, и что? Может душа твоего отца всегда была рядом, может она не вознеслась на небеса.

– Ой, Танюша, ты вообще уже какую-то мистику начала говорить, неужели ты веришь во всё это.

– Я, конечно, верю, я не просто верю, я просто уверена, что существуют высшие силы над нами, которые мы привыкли называть потусторонними.

– Ты опять смотрела свой любимый канал «ТВ-3», и поэтому так говоришь.

– И не только поэтому. Я знала про эти силы ещё, когда была маленькой, ну, не совсем маленькой, мне было, наверное, лет тринадцать-четырнадцать, когда я точно стала знать про то, что мы не одиноки на этой земле.

– А как ты узнала? А я знаю, что в то время любили говорить и писать про «НЛО», о гуманоидах и прочее космическое вмешательство, вот ты и поверила в эту теорию про параллельные миры, про инопланетный разум, про высшие силы. Ну, Танюша, это же всё нереально, никто никогда не предоставил никаких доказательств.

– Я вообще-то не это имела ввиду. Я тоже не очень-то верю в этих гуманоидов. Высшие силы – это вовсе не НЛО, это те силы, которые влияют на наше духовное существование. Это не так-то просто объяснить.

– Ну, Танюша, давай объясни, раз начала.

– Ничего я не начинала, и вообще, я ничего не знаю, просто верю, что существуют ангелы и демоны, и прочие сущности.

– Нет, Таня, ты не увиливай. Я помню, как ты сказала, что поверила в это в какой-то определённый период своей жизни, а значит, с тобой что-то произошло. И я хочу знать что.

– Саша, ну перестань, я не хочу обсуждать всякую нечисть, да и нельзя про это говорить.

– Почему это нельзя?

– Ну, нельзя и всё, могут быть плохие последствия, непоправимые последствия. И вообще, выбрось это из головы.

– Танюша, слово ведь не воробей, вылетит – не поймаешь. Я же всё слышал… как я могу теперь это выбросить. Хорошенькое дельце, моя жена знается с всякими чертями и духами, а я про это ни сном, ни духом. Танюшка, ну расскажи, что было, мне же интересно. Ну, пожалуйста.

– Ну, что было-то? О чём ты спрашиваешь меня, Саша? Ничего со мной не было. Я – обычный человек, как и все остальные люди, во что-то верю, во что-то нет. Всё как у всех, Саша: и мысли, и строение организма такое же, как и у тебя. Ну, не совсем такое, конечно, у тебя-то строение немножко другое, – она понизила голос, переходя на шёпот. Подошла к Александру и погладила, по тому самому месту. – Какое интересное строение организма. – прошептала она ему на ушко. – А интересно, подойдёт ли твоё строение организма к моему? Что если попробовать соединить их воедино?

– Я, конечно, не против этого эксперимента, но не сейчас же. Давай дождёмся позднего вечера, уложим Вадима спать, и тогда проделаем этот опыт по воссоединению строений наших организмов в целом, так же, как и отдельно взятых частей.

– Я согласна. Жду с нетерпением… это будет наиважнейший опыт в истории человечества. – зашептала она ему на ухо с каким-то зловещим акцентом.

– У меня от тебя мурашки побежали по коже… ты и, правда, ведёшь себя так, словно ведьма.

– Да, ещё какая? И сегодняшней ночью ты в этом убедишься, – сказала ему Татьяна.

– Похоже на то, что поработать придётся, как следует. – Я готов проделать этот опыт, но при одном условии, если ты расскажешь мне, о чём я прошу, – сказал Александр.

– Ну, что ж, ты сам этого захотел, ночь самое подходящее время для таких рассказов. Но, у меня тоже будет условие: обещай, что ты никому не расскажешь то, что услышишь от меня, это должно оставаться тайной, покрытой мраком, – зловеще шептала Татьяна, а затем весело рассмеялась, глядя на Александра.

– Да ну тебя, Танюша, я с тобой серьёзно, а ты смеёшься надо мной.

– Саша, ну что я тебе расскажу, я и сама ничего не знаю. В детстве происходили какие-то странности несколько раз. Но это обычное детское воображение, что об этом болтать?

– И всё же, я бы хотел услышать рассказ об этих странностях, я настаиваю на этом.

– Ну, хорошо, я расскажу немного о том, что, как мне показалось тогда, являлось странностью, только обещай мне, что не будешь смеяться после этого.

– Я тебе обещаю и торжественно клянусь не разглашать никому нашу тайну, и если я нарушу данную мной клятву, то пусть меня постигнет всеобщая кара трудового народа, гнев и презрение моих товарищей и братьев по оружию, – сказал Александр.

– Давай-ка, брат по оружию, приготовим лучше что-нибудь на обед, – засмеялась Татьяна.

– Уснул наш Дональд, он ещё слабенький, – сказал Александр. Поправив одеяло сыну, вышел из комнаты.

Когда Вадим проснулся, на часах уже было пять часов вечера. По нему ещё было заметно, что он очень слаб, хотя болезнь отступила. Он подошёл к креслу, на котором спал Васька.

– Мама, а что Васька ещё не просыпался?

– Пусть он поспит, сынок, не буди его, займись чем-нибудь без него.

– А давай с тобой в хоккей поиграем, – сказал Александр.

– Давай, сейчас я тебя разобью, как когда-то Александр Македонский разбил греков! – крикнул Вадим.

– Это мы ещё посмотрим, кто из нас Александр Македонский, – ответил Александр, доставая настольный хоккей. Александр любил играть с Вадимом, он сам, словно подросток громко кричал и спорил, радовался забитому голу и был не согласен, когда пропускал. Ну, в общем, вёл себя так, как обычно ведут себя играющие пацаны.

– Папа, так не честно, ты держишь моего игрока.

– Всё честно. Это – силовой приём.

– Ага, приём, за такие приёмы удаляют на две минуты в настоящей игре.

– У нас же нет судьи, удалять некому, – сказал Александр. Васька вылез из-под пледа и сел рядом с ними.

– О, Вася проснулся. Давай, Васька, сиди тут, будешь судьёй, а то папа жульничает, – Васька сидел и внимательно наблюдал, как они играют. Затем он лапкой остановил шайбу взял её в зубы и побежал в комнату Вадима.

– Васька, стой, ты зачем шайбу забрал? – закричал Вадим и побежал вслед за котом. Из комнаты доносились смех и визг Вадима.

– Ну, всё, теперь их не уймёшь до самой ночи, соскучились за эти четыре дня, – сказала Татьяна.

– Пусть побесятся, им обоим пойдёт это на пользу. Васька знает, что делает, он теперь вообще не отойдёт от Вадима.

– Да, вот тебе и Василий… кто бы мог подумать? А ты не веришь, что есть такие силы, которые не подвластные пониманию человека, – сказала Татьяна.

– Но ведь ты же мне расскажешь об этих силах, правда, дорогая? – замурлыкал ей на ушко Александр.

– Ты опять начал? Мы же с тобой договорились, только после нашего опыта. – И то, если вдруг опыт не удастся, или пройдёт не очень удачно, то из меня не вытянешь ни слова, – тихо прошептала ему Татьяна, и начала гладить его по груди. Александр остановил её руку и сказал:

– Я приложу к этому все свои силы, и я уверен, что наш эксперимент пройдёт благополучно. Я просто уверен, что некоторое различие в строении наших организмов отлично сочетаются друг с другом и созданы именно для этого. Это то же самое, что болт с гайкой созданы друг для друга.

– Ну, что ж, посмотрим, насколько подходит твой болт к моей гайке, а то вдруг резьба не та, – нашёптывала ему на ухо Татьяна.

– Зачем же делать поспешные выводы, ведь эксперимент ещё даже не начался. Как говориться, поживём-увидим, – сказал Александр, нежно обняв жену.

– Жду с нетерпением, – ответила она.

– Вадим, Василий, идите ужинать, – крикнула Татьяна. Они заскочили в кухню практически одновременно.

– А что у нас на ужин? – спросил Вадим.

– Манная кашка, ты же любишь кашку, и чай с малиновым вареньем?

– Ура, моя любимая манная кашка.

Под ногами вертелся Василий и настойчиво мяукал. Он встал на задние лапки, а передними держался за стол и, посмотрев на Татьяну, мяукнул:

– Мяк-вай. Мяк-как-ка.

– Молока нет, но зато есть твои любимые консервы. Саша, ты слышал, он сказал молока.

– У нас Васька не то ещё может, мы каждое утро с ним разговариваем, он всё прекрасно понимает и сам старается отвечать. Он даже время понимает, и я в этом убедился сам. Как-то я встал, половина седьмого, вернее, не сам встал… Васька разбудил. Ну, как обычно попил чай и стал готовить Вадиму завтрак. Васька лазил рядом и выпрашивал поесть, тогда я ему сказал, чтобы он подождал до семи. И представляешь, что произошло дальше? Он сел на угловой диван и стал ждать. Ну, я тем временем поджарил яичницу, сделал бутерброды и стал собирать на стол. Васька встал на ноги, посмотрел на часы, затем спрыгнул на пол и мяукнул, да не просто мяукнул, а сказал, что-то вроде: «Мемь или вемь». Я посмотрел на часы: было ровно семь. Он чётко знал, сколько время и сказал, что уже семь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7