Александр Кужелев.

Жёлтая кирпичная дорога. Чёрная чайка



скачать книгу бесплатно

– Правильно, Джим! Именно это он собирается сделать! – капитан одобрительно похлопал меня по плечу.

– Садись. Если помните, на карте было три красных крестика – три клада.

– Я сделал копию, – сообщил Трелони.

– Это хорошо. Мы видели только одно место – когда освобождали Джима. Нашёл ли Бен Ганн два других – неизвестно? – Собравшиеся переглянулись.

– Зачем Сильверу карта? – задумчиво произнёс Ливси.

– Координаты острова мерзавец знал. После того, что случилось, мы, можно сказать – не успели достаточно убедительно допросить Бена про оставшиеся клады. Если он их нашёл – куда перепрятал? Бен Ганн пират. Этим подонкам верить нельзя! Смотрите, как он распорядился своей долей сокровищ!.. Прогулял за две недели! Бросал золото на ветер, словно он наследник лорда, а тысяча фунтов для него – тьфу! Десять пенсов!

– За девятнадцать дней, – негромко произнёс Трелони.

– Что – за девятнадцать дней? – повернулся к сквайру доктор.

– Тысячу фунтов он потратил за девятнадцать дней, – пояснил Трелони. Не каждый герцог может себе такое позволить!..

– Он сам пришёл к вам с просьбой взять его на работу? – поинтересовался Смоллетт. Трелони утвердительно кивнул. Ливси снял парик – верный признак, что он сильно взволнован.

– Этот Бен Ганн – тот ещё гусь! – доктор подошёл к окну.

– Он специально отпустил Сильвера в Испанской Америке!.. Они договорились!.. У одноногого «джентльмена удачи» не было возможности быстро возвратиться в Англию… Но он вернулся!.. Зная, что здесь его ждёт виселица! – Ливси умолк. Мы потрясённо ждали продолжения.

– Возможен и другой ход событий, – неожиданно произнёс он, обернувшись.

– Бен Ганн разбойник! Это особая категория людей любящих риск и лёгкие деньги. Им не важно, какой ценой они достаются. Преступники не любят делиться добычей. Я уверен: меньше всего он хотел бы встретиться с Сильвером. Бен пришёл к сэру Трелони и просил взять его на работу. Свою долю, по его словам, он истратил. Это могло быть уловкой!.. Не исключено, – он уже тогда задумал выкрасть карту. Если Бен Ганн нашёл и перепрятал оставшиеся клады, ему были нужны только координаты острова!

– И сообщники, – проворчал сквайр.

– За ними дело не станет! В любом притоне хватает отрепья жаждущего лёгкой наживы! И на кораблях их полно! – поддержал Трелони Смоллетт.

– Что касается Сильвера… – Ливси нервно забарабанил пальцами по стеклу.

– У него была карта, он также мог её скопировать.

– Я на все сто уверен в этом! – сквайр тоже забарабанил пальцами по столу.

– Судя по всему, – продолжил доктор, – Сильвер побывал на острове, не нашёл клады там, где они были обозначены на карте, и где ему, возможно, указал Бен Ганн.

– Он вернулся в Бристоль, чтобы найти Бена! – опять сорвался я.

– Успокойтесь, Джим, – строго глянул на меня Трелони.

– Не всё так просто!.. Да!.. Такое возможно! Теперь многое зависит от сведений, что принесёт знакомый моряк капитана. – Я смотрел на обескураженных джентльменов.

Первым взял себя в руки Смоллетт.

– Теперь, наши действия!..

– Сообщаем в полицию. Их арестуют и отправят на виселицу! – предложил Ливси.

– На виселицу, положим, можно отправить одного Сильвера, и только после наших показаний. То, что Бен украл карту – не доказано. Я не хочу бросать тень, – капитан на мгновение умолк, – на слуг, которых сэр Трелони набрал вместо погибших на острове… – Сквайр промолчал.

– Стоит ли поднимать шум вокруг карты?.. Зачем нам вопросы от чиновников из Лондона?.. Сколько появится желающих отправится за легендарным золотом Флинта?.. – Тишина свинцовой плитой навалилась на присутствующих.

– Может, Бог с ним!.. – Этим серебром?.. – предложил я.

– Нет, Хокинс! – Смоллетт резко обернулся ко мне.

– Дело не в серебре! Сильвер должен ответить за погибших на «Испаньоле»! И я не успокоюсь, пока своим глазами не увижу, как он и его шайка, болтаются в лондонской петле!

Сквайр встал и пожал Смоллетту руку. Тоже сделал доктор Ливси. Я также подошёл к капитану. Приятно ясё – таки находиться в обществе истинных английских джентльменов.


4


Дневник

…Всё пошло не так… Ночью «Синяя птица» вышла на рейд, утром снялась с якоря и скрылась в неизвестном направлении. Судя по всему, они кого – то или что – то взяли на борт прямо в море. Смоллетт встретился с пожилым матросом и принёс ещё парочку скверных новостей. Одноногий действительно оказался Джоном Сильвером. Его и ещё трёх подозрительного вида бродяг, видели в одном из злачных мест города. Бена Ганна среди них не было. По описанию, я узнал двух: «Трёхпалый с одутловатым лицом – «Чёрный пёс». Он приходил к нам в трактир "Адмирал Бен Боу"

Второй: седой, сильно загорелый моряк, – похож на Тома Моргана. Они с "Чёрным Псом «сидели за одним столом, когда по просьбе Трелони, я относил записку Сильверу.

Но Морган, – если это был он, остался на острове! Всё это я сообщил джентльменам, собравшимся у сквайра.

– Не исключено!.. Им действительно удалось вернуться, – проронил Смоллетт.

– Итак! – Трелони вял беседу в свои руки.

– Подведём наши, к сожалению, неутешительные, итоги. Собрав очередную банду мерзавцев, с нашей картой и, возможно Беном Ганном, Сильвер отправился к острову. Предлагаю! Быстро загрузить продукты, воду и оружие на «Испаньолу», и плыть за ними. Корабль в хорошем состоянии, мелкий ремонт делаем в море. Команду наберёт Смоллетт. На всю подготовку – два дня, максимум три. Да поможет нам Бог, покарать гнусных негодяев! – закончил сквайр напыщенно. Обернувшись ко мне, он изменил тон и озабоченно вздохнул.

– Джим, это плавание может быть опаснее, чем прошлое! Может ты останешься?..

Непонятные картины замелькали у меня перед глазами. Наш «Адмирал Бен Боу»… Красивый дом на морском обрыве… Величественные сосны… Дождь… Невысокая девушка… Яркая вспышка света… Мама, ругающая меня, и хватающая за руки… Я тряхнул головой и потёр виски.

– Можно мне с вами? – На секунду в комнате повисла вязкая тишина, но тут же раздался одобрительный голос капитана Смоллетта.

– Конечно! Ты взрослый мужчина, Джим Хокинс. – И все зааплодировали!..


Кто не путешествовал под парусами – лишился одной из волшебных страниц своей жизни. Кататься на яхте – не то! Это как дегустация столетнего вина. Сделал глоток, начал ощущать букет, вкус и аромат, – и всё! Вино закончилось!.. Аромат почувствуешь, но истинное удовольствие – не получишь! Так и под парусами! Только после трёх дней, а лучше недели, начинаешь понимать, – что такое Море!

При свежем ветре яхта, чуть поскрипывая, летит над синей бездной прекрасной белой птицей! Все на палубе в непромокаемых костюмах (непромоканцы) или за леерным ограждением (открениваем). И ты паришь над морем в облаках водяной пыли, периодически отворачиваясь, чтобы вдохнуть солёного морского воздуха! Иногда попадаем в «лужи» – когда на 360 градусов море, как оливковое масло на холодной сковородке… Ни ветерка, ни птиц, ни дельфинов – никого и ничего! В такие мгновения понимаешь – наша Земля – великое, бескрайнее море, а мы – лишь пылинки в солнечном свете.

В свободное время: шахматы, нарды или покер. Купаемся, катаемся на волнах, прыгаем в море с вант.* В обед – сухое вино. Палуба сильно нагревается, – периодически поливаем её забортной водичкой. Искупать разомлевшего под горячим солнцем друга ведёрочком «морской свежести» – святое дело! Ночью – свои удовольствия – поглазеть на звёзды и спутники. Иногда видишь – мерцает красивая звезда! Присмотришься – она медленно плывёт. Спутник. А сколько звёзд падает!.. Бредёт по небу с дырявым мешком, полным мелких серебряных монет сказочный богач, а за ним монеты – звёзды падают, падают, падают…

После ужина, «командиры» садятся расписывать «пулю»,* а мы…. Что делать? Такова матросская доля – мыть посуду. Забрасываешь на фале* по ходу яхты пустое ведро, – поднимаешь полное серебра. Вода светится. Мы с Игорем спим в форпике* на парусах. Они пропитались солёными ветрами, морскими дождями и памятью о дальних походов. Корабль ныряет вверх – вниз, как поплавок при хорошем клёве, убаюкивая за пару минут. Огромным, сонным животным трётся о борт вода. За несколькими сантиметрами обшивки – бездна. Иногда физически чувствуешь, как паруса под тобой напрягаются, пытаясь удержать свежий ветер, или изнывают от палящего зноя в долгие часы штиля.

Ночью прохладно. Нужно одеться тепло, как минимум, завернуться в плед или одеяло. Слушаем радио, музыку, изучаем МПСС* (морские правила движения). Блюзы и рок я слушаю в наушниках. У нас с командирами и Гошей вкусы разные. Праздник начинается, когда приходим в новый порт. Местные достопримечательности, походы в гости на другие яхты и главное!.. Пока старшие на берегу, мы приглашаем на шхуну новых друзей или «туземных» красавиц. Тогда уже звучит моя музыка!

В чужих странах много интересного, но главное – знакомства! А какие девушки!!! Каждой первой нравятся молодые, загорелые моряки, каждая вторая – свободна! Тем более, парни с такого романтического парусника предлагают угостить холодным шампанским и крутым, пиратским коктейлем!

Есть прекрасный фильм – «Капитан Рон». Многое из него случалось и с нами. С такой вот песней, бронзовые от загара, мы путешествовали вторую неделю. Жгучее солнце и частые штили не омрачали отдых …

Но однажды, всё изменилось. Грязно – фиолетовые тучки появились на горизонте ближе к вечеру. В темпе перекусив, мы убрали бизань,* поставили малый грот* и трисель.* Одели непромоканцы, спасательные жилеты, пристегнулись к леерам* и, разговаривая в пол – голоса, приготовились встречать незваных гостей. Через пять минут подошёл свежий ветер…


Дневник

В море мы уже две недели. Смоллетт и Абрахама Грей – наш бывший матрос, а теперь помощник капитана, быстро набрали команду. Будем, надеется: среди них не отыщется ещё один «Сильвер». Досконально проверять биографии матросов времени не было.

О цели экспедиции никто не знает. Даже Грею мы решили сказать, когда будем недалеко от острова. То, что «птичка» опередила нас на три дня – не важно. В море всё бывает: и шторма, и штили. Да и профессиональная прокладка курса, и управление кораблём играют немаловажную роль! Капитан Смоллетт – настоящий морской волк, прошедший на флоте Его Величества, огонь, воду, и медные трубы! Мы, не сильно расстраиваемся, что шайка Сильвера опережает нас по времени, спокойно делаем каждый своё дело.

Джентльмены стоят вахты, обсуждают корабельные дела, иногда спорят о международной политике, играют в карты, читают книги. Грей штудирует капитанскую науку. Я сначала вертелся около него, но меня быстро отправили на камбуз, помогать коку – китайцу Чжэнь Чану. На «Испаньоле» все его называют Жан. Разговаривая, он сильно картавит и постоянно улыбается. Выглядит, хоть и щуплым, но крепким мужчиной. Сколько ему лет на самом деле, никто не знает. Однажды, молодой и здоровый, но дурной, как юферс* матрос Дик Блейк, ради шутки, попытался дать ему оплеуху. В одно мгновенье, улыбающийся повар перехватил руку Блейка и завернул его в такой узел, правда, сразу отпустив, что команда долго потешалась над Блейком. К чести Дика, он не стал держать на китайца зла. Они пожали друг другу руки и всё пошло своим чередом.

Я же пристал к Жану с просьбой: научить меня таким штучкам. Он долго отказывался, ссылаясь на то, что занят, но, видя моё упорство – согласился. В промежутках между готовкой пищи, кок учит меня «китайским штучкам», а я, выбрав укромное местечко, их отрабатываю. Затем показываю ему. Он объясняет – что не так, – я снова тренируюсь. Тяжёлое занятие, но когда – нибудь оно мне пригодится.


5


Резко потемнело. Пространство вокруг шхуны сжалось до размеров баскетбольной площадки.

Свет прожектора с трудом пробивал серо–фиолетовый кисель Ходовые – подсвечивали воду у бортов и, с той стороны, где горел красный, она была цвета запёкшейся крови. В стоячем такелаже* начал посвистывать ветер.

– О!.. Свистодуйчик нарисовался, – беспечно, ляпнул я. Боцман Ульяныч, сидевший напротив, бросил на меня осуждающий взгляд. «Кажется, не вовремя…» – подумал я. Капитан неожиданно крутнул штурвал, становясь в левентик.*

– Убрать грот!* – распорядился он. Я бросился к мачте и повис на парусе,* Игорь – отдал грота – фал.*

– Ни хрена, себе!.. – вырвалось у меня, когда я невольно глянул вперёд. Море медленно надувалось, превращалось в гигантский, водяной дирижабль! Свет прожектора, как затравленный кролик, прыгал по его жуткой, зеленовато – фиолетовой в белых прожилках, поверхности. Словно в кошмарном, неземном бильярде, огромная малахитовая волна неумолимо катилась на нас!..


Дневник

Я долго не делал записей, так как ничего особенного не происходило. Но вчера – произошло! И такое!..

С утра подул холодный, западный ветер, небо затянуло, заляпанным фиолетовыми кляксами облаков, серым полотном. После завтрака капитан Смоллетт приказал убрать все паруса, оставить лишь грот и первый кливер. Клубящиеся тучи опустились так низко, что казалось они хотят вцепиться в мачты и остановить корабль. Само провидение пыталось удержать нас от дальнейшего плавания. Приближался шторм. Матросы крепили вещи, мы с – коком кухонные и столовые принадлежности. Внезапно море озарила яркая вспышка. Все, находящиеся на палубе, включая капитана, прикрыли глаза рукой! Затем ударил такой ужасный гром, словно взорвались наши бочки с порохом! Гигантская молния с душераздирающим треском вырезала перед нами огромную чёрную дыру. Светящийся ультрамарин по её краям закручивался в кошмарную спираль, исчезая в зловещей глубине провала. "Испаньолу", словно магнитом потянуло к этой жути.


Покорить «Килиманджаро» нам удалось, но, под холодный душ – гребень волны, мы всё же попали. Он с рокотом пролетел от бака* до кормы, искупал команду с головы до ног, а шхуна, набирая скорость, уже летела с этой вершины в грязно – зелёную пропасть. Ударилась о воду, зарылась по мачты, но вынырнула и закачалась из стороны в сторону, стряхивая с себя море, как недовольная кошка. Раздражённо урча, стихия выпустила верную добычу. Следующее испытание порадовало более скромным купанием. Началось, такое себе катание на морских «американских горках». Пошёл дождь. Ближе к трём ночи, усилившийся до крепкого, ветер, уже срывал с головы капюшон непромоканца и ледяными струями, словно колючими ветками, стегал по лицу. Шквалистые порывы угрожающе кренили судно, паруса черпали воду. Укачался командный состав.

И тогда случилось – это! В абсолютной тишине, небо и море от края до края, озарила непередаваемой, жгучей белизны, вспышка. Яростная молния ослепительным мечом вонзилась в волну перед нами. До раздирающей боли в затылке, кошмарный рокот – рычание порвал море и небо на две части! Корабль закачался на краю грязно – зелёной бездны. «Ну, всё! Кердык!» – пронеслось у меня в голове. Вцепившись в леер* обеими руками, я зажмурился, а шхуна полетела в пропасть безвольным осенним листочком…


«Морская леди»

Командиры назвали её "Морская леди" и «аристократка» не подвела. Мы не пошли на корм рыбам. Свет, пробившийся через мои сомкнутые веки, зажёг разноцветные искры, танцующие восхитительное фанданго. Я выждал пару секунд и открыл глаза. Ничего не изменилось!

Ослеп?!. По спине скользнула ледяная змейка. Я осторожно потёр глаза пальцами. Результат последовал мгновенно. Появились контуры сидевших и стоявших людей, мачта, вторая… Снова закрыл глаза и сосчитал до десяти. Новая попытка увидеть свет оказалась успешной. Корабль и команда вернулись в прежние формы. У штурвала стоял, пристально вглядываясь в клубящуюся мглу капитан. Ртутный кисель постепенно таял, растягиваясь, как воздушный шарик. Местами, сквозь него проглядывала спокойная, лазурного цвета, вода.

Я посмотрел на экипаж. Все находились… в ступоре, что – ли, наблюдая исчезающее "Нечто!" Резкий хлопок триселя, поймавшего ветер, вернул всех на землю, вернее на палубу.

И, как в шоу Коперфильда, прямо из воздуха, материализовался остров. Клочки белёсой жути смешались с запахами неизвестных трав, и ещё чем – то острым и пряным. «Морская леди» дрейфовала в узкой, похожей на носок, бухте.

– Георгий – на руль! Геральд – глубины мерить! – раздался повеселевший голос капитана.

– Игорь, Саша, – грот ставить!

– Что это за Терра инкогнито?..* – пробормотал наш шкипер, рассматривая в бинокль, неизвестный берег…


Дневник

Смоллетт скомандовал, – поворот, рулевой выкрутил штурвал до упора, но шхуна, не меняя курса, ускоряла ход, продолжая двигаться к вратам в ад! На краю бездны вспышка неземного, ослепительного света заставила всех, включая капитана снова прикрыть глаза рукой, а я ещё и зажмурился.

«Испаньола» не исчезла, превратившись в пыль Мироздания. Ничего не произошло. Открыв глаза, я увидел расплывшуюся тень китайца. Усиленно заморгал. Кок ожил и, бурно жестикулируя, показывал на что – то у меня за спиной. Словно морской дьявол из-под воды всплывал большой, зелёный остров.

– Боцман! – раздался твёрдый голос капитана.

– Глубины мерить, фока – стаксель ставить!

Тишину взорвал пронзительный боцманский свисток.

– Куда это нас занесло? – услышал я негромкое бормотание Смоллетта, смотревшего в подзорную трубу на остров.


Бухта была превосходно закрыта со всех сторон. ** Железной анакондой скользнула в море якорная цепь. Целые тучи птиц, кружась и крича, поднялись из леса. Через минуту они скрылись в ветвях и всё смолкло. Дно было чистое и песчаное. Плоский берег терялся среди густых, тёмных лесов. Вдали, амфитеатром поднимались холмы.

Две болотистые речонки впадали в бухту, казавшуюся тихим прудом. Растительность, возле этих речек, поражала какой – то ядовитой яркостью. Однообразный серый цвет прерывался кое – где в ложбинках желтизной песчаного берега, и зеленью каких – то деревьев, похожих на сосны.

На вершинах, каждого их трёх холмов, торчали острые голые скалы. Меня поразила странная форма их очертаний: отвесные склоны и срезанная, плоская вершина. Как пьедестал для статуи. И хотя солнце сияло горячо и ярко, хотя морские птицы вились вокруг и с криками ловили в море рыбу, остров мне не понравился.** Впоследствии, мои опасения, самым печальным образом, подтвердились.


«Морская леди»

Мы бросили якорь метрах в двадцати от берега. Ветер стих. Через кристально прозрачную воду, словно под микроскопом, просматривалось дно – песчаное и чистое. **Большую часть острова покрывали тёмные леса. Какие – то высокие зелёные деревья, поднимались над уровнем леса, то купами, то по – одиночке. Вдали, на юго – западе виднелись два низких холма на расстоянии примерно двух миль, один от другого. За ними третий, повыше, – окутанный туманом. Все три правильной конической формы. Воздух неподвижен, и лишь один звук нарушал тишину – отдалённый звук прибоя, разбивавшегося о невидимые скалы. Запах гниющих водорослей, с целым букетом незнакомых, витал над бухтой и стоял вокруг корабля.**

Жора настойчиво крутил радио, но кроме «белого шума», поймать ничего не удавалось.

– Убрать паруса, готовить завтрак,– устало скомандовал капитан. Все занялись парусами. Я снял сапоги, спасательный жилет и «непромоканец», и развесил их сушиться на леерах.

– Шурик! – дуй на камбуз! – крикнул мне боцман.

– Есть! – бодро ответил я, ныряя в каюту. Достал хлеб, банки с тушёнкой и болгарским перцем; поставил на газовую плиту чайник и предупредил капитана, что картошка будет в "мундире".

– Хорошо, только в темпе! – кивнул дядя Миша, проходя в каюту. Нарезав хлеб, я поднял пайолу (пол на яхте, служат для хранения воды и в качестве холодильника).

«Одно вино достать, или два?» – Тут, словно угадав мои мысли, раздался «голос небес» – капитана:

– Саня! Три вина, прихвати! Два красного и белое!

– Сегодня гуляем! – радостно потирая руки, на камбуз ввалился Гоша.

– Тише ты! – приложил я палец к губам.

– Не спугни! Помогай! Руби салат!

Через минуту мы уже тащили «завтрак морского туриста» в кают – компанию. Появился Геральд Петрович. Он, как Игорь, потёр руки, подвинул нас с Гошей и уселся в центре.

– Виночерпием сегодня буду я! – поставил он всех перед фактом, выкручивая штопором пробку из бутылки красного вина. Дяди Миша промолчал, нам с Гошей было равнобедренно – мы навалились на картошку с тушёнкой.

Пересказывать короткий обмен мнениями во время завтрака не буду. Все находились под впечатлением стресса пережитого ночью. Вино, под хорошую закуску, быстро сняло напряжение. Перекусив – вышли на палубу. Поделились впечатлениями о шторме, демократично дёрнули спички, (кому стоять вахту), и расположились отдыхать.

Нам с Игорем повезло: короткие, выдернули два «Г» – Георгий и Геральд, но за пару банок пива, предложили нам поменяться. Довольные, и почти счастливые, мы тут же смылись на бак*. Туда же вытащили картошку. Её надо было чистить к обеду.

– Так жить можно! – Гоша потянулся и сыто икнул. Мы спрятались от солнца и глаз команды за приспущенным триселем.

– Ну, что! Поднимем наши железные бокалы за приход!

– Интересно, куда?

– Ты что! Это же «Терра Инкогнито!»* «Остров Сокровищ!»* «Земля Санникова!»* – зашептал я таинственно. Гоша хмыкнул. Мы сделали «чин – чин»* банками с пивом, выпили, закурили и, с не детским любопытством, буквально впились тревожными взглядами в заросший буйной растительностью остров.


6


Дневник

«…Это оказался остров с кладами Флинта. В прошлый раз мы решили не брать с собой оставшихся в живых разбойников – присоединившихся к Сильверу. Один из них стрелял в нас и чуть не попал в «одноногого». А жаль! Тогда бы не было сегодняшних проблем! Возможно, эти бедняги ходят сейчас где – нибудь недалеко и могут встретить нас так, как и провожали – выстрелами из мушкетов. **Мы оставили им большой запас пороха и пуль, груду солёной козлятины, немного лекарства и других необходимых вещей; инструменты, одежду, запасной парус, несколько ярдов верёвок и, по особому желанию доктора, изрядную порцию табака.**



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3