Александр Кротов.

Венхра. Книга первая. О плохих людях и странных обстоятельствах



скачать книгу бесплатно

– Хотя бы, – не верил ей Влад. – Спать пока как-то не хочется. Может, я дома посплю?

– Здесь. Или уйдёшь. Да, – сказала бабка. С её губ обильно потекли слюни, и она поспешила их вытереть рукавом.

– Ладно, извините. Я всё сделаю. Спасибо вам!

– Сиди здесь, да, – старуха вышла из кухни, прихватив пустую стеклянную банку, ёмкостью в один литр.

– Да, спасибо, постою, – Влад стеснялся и немного боялся ведьмы.

Та вскоре вернулась. В банку было налито немного тёмно-зелёной жидкости. Бабка разбавила её водой из крана. Потом она положила ёмкость перед Владом на стол.

– Пей.

– Спасибо, но не хочется, – брезговал Влад. Его продолжали смущать капающие на пол слюни старухи.

– Значит, тебе не хочется знать про свою дочь, да! – сказала ведьма и медленно протянула свою костлявую руку к банке. Но мужчина опередил её. Он залпом выпил противное зелье и вернул пустую банку на стол.

– Хочется знать! – сказал он.

– Пройди в комнату, ляг спать, да, – сказала ведьма, показав ему на дверь.

– Спасибо, но пока не хочется, – сказал Влад, но в этот же момент у него сильно закружилась голова.

По стенке он проследовал в комнату, где лёг на старый диван. Что делала бабка, он не видел. Лишь только он лёг, не сняв куртку и даже не разувшись, то быстро начал проваливаться в бессознательность.

На стене он увидел огромный символ. Такой же он обнаружил на своей входной двери сегодняшним утром. Значит, это был знак.

Влад уснул тяжёлым сном.

Его организм привык просыпаться рано утром без будильника. В этот раз он проснулся тяжелее обычного. Но за окном ещё было темно, значит, привычка работала исправно.

Было утро субботы, на работе был выходной. Влад не сразу вспомнил, зачем он спал в чужой мрачной квартире. Теперь настало время всё узнать.

На кухне было так же темно, как и в комнате. Бабка сидела за столом и не двигалась. Влад очень напугался. Когда старуха заговорила, он напугался ещё сильнее. К её хриплому, булькающему голосу было сложно привыкнуть.

– Рано встал, да. Но, не важно, нет. Всё равно немного узналось, – сказала она.

– Что узналось? – спросил Влад. Во рту его пересохло, и он очень хотел домой.

Он не верил, что старая женщина скажет что-то толковое. Так и получилось.

– Свою дочь Агату в этой жизни ты не увидишь. Нет. Но она пока живая, она в этом мире. Да. Она проживёт дольше тебя. Дольше. Время быстрое, твоё здоровье плохое. Да, – сказала ведьма и замолчала.

– Если это всё, то я пойду? – разочарованно сказал Бекетов.

– Да, – повторила старуха.

Мужчина медленно вышел из квартиры. Его воображение рисовало ему страшные гримасы, которые были на лице старухи, когда она сидела на кухне в темноте. Ему казалось, что с ней точно было что-то не так.

С другой стороны, то, что она сказала, выглядело обычным шарлатанством. Но он не жалел о том, что пошёл к ней и отнёс продукты – так он хоть немного помог малоимущей пенсионерке.

Но её словам была грош цена.

Мужчина поднялся на свой этаж, вошёл в пустую квартиру. Избавился от верхней одежды, сходил в душ. Сонливость его не отпускала, и, немного перекусив, он решил немного вздремнуть.

О старухе он вновь ненадолго вспомнил лишь перед сном. Она сказала, что его дочь зовут Агата, но Влад не называл её имени. Впрочем, они жили в одном доме много лет, она просто могла знать эту информацию.


* * * *


Субботним вечером в кафе встретились два брата: Рома, улыбчивый парень спортивного телосложения, и Антон, худощавый юноша, который иногда носил очки, которых ужасно стеснялся. Его зрение позволяло не использовать их в повседневности, если не нужно было писать лекцию, работать с компьютером или делать какую-нибудь работу с мелкими предметами, но сегодня его брат настоял на том, чтобы тот надел «свои окуляры», ведь в них он, по мнению Ромы, выглядел «старше и солиднее». Антон послушался, но чувствовал некоторый дискомфорт. Зато в них он реально лучше видел этот хмурый мир, в котором на время поселилась поздняя осень. Здесь всё приходит на время и очень редко остаётся навсегда.

Девушки немного запоздали. Подруга Ромы, и сокурсница Антона по учёбе в меде, стройная брюнетка Инна, привела на встречу свою подружку-ровесницу, тоже не менее стройную и симпатичную блондинку Анну. Свободную девушку хотели познакомить с Антоном и оторвать его от компьютера, которому тот стал посвящать слишком много своего времени. Парень был не против, да и Аню тоже интересовали новые знакомства. Подруги были чем-то похожи в своём поведении – обе вели себя позитивно, много шутили и смеялись. Парни тоже вскоре стали чувствовать себя раскрепощено, когда выпили немного пива, и влились в общее течение разговора, в котором девушки доминировали, наперебой рассказывая об особенностях своей учёбы. Если Инна, так же как и Антон, пыталась получить медицинское образование (обоим учёба давалось достаточно успешно), то Аня училась на экономиста. Роман вклинился в беседу, вызвав интерес к своей учёбе на юридическом факультете, желанием служить в полиции. Антон же изредка вставлял свои комментарии, особенно дополняя рассказ Инны о том, как они всей учебной группой ходили на вскрытие трупа, и им не стало плохо от этого зрелища, как некоторым однокурсникам, которые не смогли полноценно изучить эту процедуру.

Несколько позже предмет разговора с учёбы сместился на личность Антона, когда девушки стали интересоваться его жизнью и увлечениями. Тогда Рома не преминул воспользоваться случаем, чтобы лишний раз не посмеяться над братом. Шутить над ним он любил, да и тот не особо обижался, и редко позволял себе обратные колкости в адрес брата. Конечно же, Ромка рассказал ту историю с соседкой и стихами Антона. Все в очередной раз посмеялись, особенно Аня, которая слышала эту историю впервые. Её заинтересовало хобби парня. Она начала расспрашивать его о том, как часто он пишет стихи, на какие темы. Поинтересовалась о том, каким образом у него происходит этот процесс. Антон стеснялся, пытался отшучиваться, но ему льстило такое внимание к творчеству. Инна поддерживала интерес подруги, а Рома дополнял беседу своими юмористическими комментариями. В конечном итоге, вся небольшая компания стала просить о том, чтобы Антон Кошкин рассказал какое-нибудь стихотворение из своего репертуара. Его брат в очередной раз очень хотел увидеть то, насколько неловко себя чувствует молодой поэт, и хватит ли у него духу вообще что-нибудь рассказать. Сами стихи его совершенно не интересовали. А у девушек было простое любопытство, ведь литературную ценность стихотворений они вряд ли бы оценили по достоинству. Сам Антон всё это прекрасно понимал, как и понимал он то, что стихи его это откровенный шлак, который нельзя назвать полноценным творчеством. Но, несмотря на все эти факторы, включая личную застенчивость, он решился на то, чтобы продекларировать своё произведение. То, которое несмотря ни на какие шероховатости и кривизну повествования, ему нравилось. И которое он помнил наизусть. Тихо, чтобы люди, сидящие за соседними столами, его не услышали, он произнёс текст с выражением и без запинок:

Ветром холодным зима

Запутала ветви деревьев,

И осталась молчать до утра,

В мои слова не поверив,


Что кричал в пустоту,

В темноту, захлёбываясь горем –

Верните мне мою мечту!

Хоть её я не достоин…


Тихо смотрела луна,

Как душу рвало на части,

Где белой проседью льда,

Замерзало чужое счастье.


Прятали звёзды глаза

Веками серых облаков…

Как душил в себе облики зла,

Как ждал я в себе холодов!


Но болезненно таял лёд,

Оставляя на сердце шрамы,

Их весна теплотою сотрёт,

Но далека она и не желанна…


Разумеется, никаких аплодисментов, и даже одобряющих возгласов он не услышал. Все воздержались от комментариев по поводу услышанного. Может только кто-то из девчонок сказал: «молодец, хорошо». Зато разговор постепенно поменялся на более приземлённые темы, чем поэзия обречённости, что, в принципе, порадовало Антона – ему не нужно было больше краснеть от внимания к своей творческой личности.

На самом же деле каждый воздержался от каких-либо оценок творчества Антона по своей причине. Роману было скучно, он стихотворение не слушал, а шутить по этому поводу ему надоело. Инна тоже практически не слушала, она отвлеклась на свои мысли, да и в целом, упадническое настроение услышанных строк ей было совершенно не интересно. Аня выслушала всё целиком, но не смогла состыковать в своём разуме идею повествования с какими-нибудь своими мыслями, и ей не захотелось спрашивать, о чём именно это стихотворение.

После короткой паузы, все принялись обсуждать последние новинки кинематографа и личные предпочтения в еде. Договорились через неделю всей компанией сходить на какой-нибудь фильм, а после снова продолжить общение в кафе. И вот, когда дружеская посиделка подошла к концу, молодые люди разделились на две пары – Рома с Инной пошли пешком до дома девушки, а Антон с Аней отправились на трамвайную остановку.

Анна жила значительно дальше, чем её подруга, и Антон не мог её не проводить, тем более девушка ему понравилась. Она действительно была хороша собой – пепельные длинные волнистые волосы, зелёные глаза, очаровательная улыбка и ямочки на щеках. Парень успел оценить и фигуру, когда они заходили в быстро подоспевший к остановке трамвай. Но, несмотря на то, что Аня была положительно настроена на общение с Антоном, он не спешил выбрасывать из своего сердца Инну. Девушка родного старшего брата больше тревожила его разум, как бы молодой человек не пытался забыть про неё. Разумеется, у него ничего не выходило, ведь Инна постоянно была в поле зрения юноши – они учились в одной группе на очном отделении, к тому же она часто бывала у них в гостях. Но что он мог сделать? Девушки не обращали на него внимания, да и он не пытался завести новые знакомства.

Но сегодня судьба преподнесла ему подарок – невероятно симпатичную девушку, которая охотно смеётся над его нелепыми шутками и умело поддерживает интерес даже в самом формальном разговоре. Ещё она постоянно поправляла волосы, хотя те не мешали ей. Отводила взгляд, когда Антон осмеливался взглянуть на неё. Трогала его за рукав, когда вела с ним беседу. Непринуждённо теребила в руках махру шарфа. Судя по всем этим факторам, которые успел зафиксировать парень – он ей нравился. Это было приятно осознавать, ведь ещё никто к нему не испытывал такого явного интереса. Были знакомые девушки, с которыми он даже целовался пару раз, но это всё осталось в старших классах школы. Как только он поступил в медицинский, всё изменилось. Старые знакомства потеряли перспективу и забылись. Зато его интерес к сокурснице, и, по совместительству, старосте группы, усилился до небывалых высот. Инна, не догадываясь об этом, одним лишь своим присутствием вгоняла его в крайнее смятение, одновременно являясь самой главной отрадой его глаз. С самых первых предпосылок возникновения серьёзных чувств к юной особе, он пытался осмелиться и придумать хороший план, который бы позволил сначала завести дружеские отношения, постепенно переходящие в любовные. Или хотя бы всё не испортить. Сколько глупостей тогда было в его голове! Он пытался понять, изучая литературу по психологии отношений между мужчинами и женщинами, нравится ли он хоть немного этой милой длинноногой брюнетке. Зато благодаря этим знаниям, он смог определить симпатию Ани к нему, ну а за Инной он подобного поведения не замечал. Да и не было повода – девушка была всегда одинаково приветлива со всеми, но не давала никаких намёков на симпатию. Антон её ужасно боялся, хоть со временем понял, что она не только красивая девушка, но и хороший человек, не способный поднять на смех его внезапно открывшиеся чувства. Но он их надёжно держал взаперти, не давая поводов для того, чтобы хоть как-то обозначить наличие столь трепетных переживаний в его душе. По крайней мере, так ему казалось.

Так он и прожил полтора года, пока однажды судьба не дала ему шанс – преподаватель дал серьёзную лабораторную работу, которую было необходимо выполнить в паре. Пары составил он сам лично, и получилось, что они с Инной оказались вынуждены проделать большое исследование и сделать совместно отчёт. Радости парня не было пределов, но, разумеется, внешне он никак на это не отреагировал. Девушка сама предложила выбрать, где именно они допишут ту часть работы, которую не успели сделать на парах. В вариантах ответа было кафе, либо у кого-нибудь дома. Здесь Антон допустил роковую ошибку, пригласив Инну домой. Ведь денег на кафе у него не было, а дома было пусто – родители допоздна на работе, а брат собирался на вечеринку. Пойти к ней он постеснялся. Девушка, не смущаясь, приняла предложение, и они отлично провели время. Он напоил её ароматным чаем, сделал бутербродов, угостил печеньем. Они много смеялись, попутно успешно выполняя задание. Ласковое солнышко ранней весны всё время ярко освещало комнату, но потом совершенно незаметно наступил вечер, и Инна с готовым отчётом собиралась домой. Тогда и вернулся с гулянки Рома. Немного пьяный и очень весёлый. Видимо этим он и покорил сердце девушки. Он сразу завоевал её внимание, и вот, с первых чисел марта до этих холодных ноябрьских дней они вместе, а Антон остался в досадном одиночестве со своим невостребованным чувством. Он злился на брата, на Инну, на судьбу, на себя… но внешне оставался дружелюбным, спокойным парнем. Чувство злости и досады притупилось, он уже даже привык к тому, что его любовь является самым ненужным атрибутом этого грубого мира. Но его чувство не угасло, не испарилось, продолжало полыхать ярким пламенем в его груди.

Ко всему можно было привыкнуть, и теперь у него появился хороший шанс изменить свою ситуацию на личном фронте, пусть даже если радость первой настоящей близости ему придётся ощутить с другой девушкой, которая понемногу начинала ему искренне нравиться. Он был готов испытать новые чувства, пусть даже милая брюнетка Инна не переставала настойчиво требовать своего внимания в его сокровенных мыслях.

– Почему ты такой грустный? – внезапно спросила Аня, когда они с Антоном оплатили проезд и встали на пустующей задней площадке трамвая, не найдя свободных парных мест.

Вопрос удивил парня, ведь ему казалось, что сегодня он совершенно точно грустным не был, а наоборот, пребывал в весьма приподнятом настроении. Если только его общее состояние не выдали его стихи. Но стоило отдать должное его смелости, и без настроения он не стал бы ничего читать, отшутился бы кое-как. А теперь и Ане он показался мрачным. Именно мрачным его и называла Инна, когда они начали общаться чаще, ввиду её близких отношений с его братом.

Антон не сразу нашёл подходящие слова для ответа:

– Я не считаю себя грустным, но если ты так думаешь, то пусть и буду таковым. Есть люди по своей природе весёлые, а есть грустные. И не обязательно на это есть какая-то веская причина.

– Просто ты какой-то задумчивый, когда отвлекаешься от разговора, вдруг тебя что-то сильно тревожит, а рассказать некому, – кокетничала Аня.

– Да нет. Все мои тревоги на поверхности – учёба, мысли о будущем. Совершенно ничего особенного, – отмахнулся Антон. Свою душу открывать ему совершенно не хотелось, но если разговор принял бы более развёрнутый характер по данной теме, то он нашёлся бы о чём соврать, не вдаваясь в подробности более глубоко осевших в сердце переживаний.

– Ну, если все твои тревоги на поверхности, то, получается, тебе нечего скрывать?

– Скелетов в шкафу у меня нет. Разве только есть старая свихнувшаяся бабушка, которая по ночам подходит к моей входной двери в квартиру и тусуется там.

– Та самая, что в мусоре ковырялась? Ого, зачем ей это?

– Да, она. Не знаю. Она просто стоит и ничего не делает, аж жуть берёт. Видно, задели её мои стихи, – сказал Антон.

Девушка удивилась поведению пенсионерки, посетовала на её старческое слабоумие. Она посоветовала Антону, что когда в следующий раз её застукает посреди ночи за тусовкой у его двери, спросить прямо в лоб – какого чёрта она здесь делает? Парень согласился с этой идеей, но ему не хотелось говорить о том, что ему было очень жутко, когда он застал её за этим занятием.

Некоторое время они проехали молча. За окном мерцал огнями вечерний город. Они ехали по самым живописным местам исторического центра, но что-либо разглядеть, кроме огней, было сложно – мешало тусклое освещение салона трамвая, которое отражалось в чёрном окне транспортного средства. Ещё в этом своеобразном зеркале виднелись две фигуры – парня и девушки. Трамвай немного покачнулся, и они ненадолго соприкоснулись на поручне пальцами рук. Чтобы немного снять неловкость ситуации, парень тут же одёрнул свою руку и поправил съехавший в бок капюшон на куртке девушки. Она спросила:

– Тебе нравится Инна?

Этот вопрос заставил немного замешкаться Антона, но он решил говорить только правду, не вдаваясь в более глубокие подробности. Он ответил, не выдавая никакого волнения:

– Да, она очень красивая девушка.

– А я? – Аня улыбалась.

– И ты очень красивая, милая и очаровательная, – улыбался в ответ Антон.

– Я сейчас раскраснеюсь, – говорила, и совершенно не краснела Анна. – А кто из нас красивее?

Вопрос показался Антону наивным и глуповатым. Он решил не отвечать на него, а задал встречный вопрос:

– А кто из нас красивее, я или Ромка?

– У вас похожие черты лица. Но твой брат более спортивно развит, это нравится девушкам. Но если судить по его разговорам, то он кажется немного поверхностным человеком. Я не говорю о его умственных способностях, просто у него какие-то прямолинейные и жёсткие взгляды на жизнь. А ты кажешься более мягким, более душевным, более вдумчивым человеком. Тебя интересует жизнь во всех её проявлениях. Поэтому ты пошёл учиться на врача, а не как брат. Ты более лояльно относишься к людям, из тебя получится хороший специалист, который к каждому пациенту будет относиться внимательно.

Когда Антон дослушал эту ахинею с его психологическим портретом, объявили их остановку, и они приготовились к выходу. Про свой первоначальный вопрос девушка забыла, что не могло не порадовать парня.

Он проводил её до дома – от остановки он находился совсем недалеко. Аня закурила и предложила парню тоненькую сигарету. Он не отказался, потому что сам иногда этим баловался, но очень боялся, что это баловство перерастёт в серьёзную привычку. Как-то так само получилось, что на прощание они поцеловались в губы. Сам поцелуй был недолгим, но для Антона это была целая вечность. Ему было очень приятно и как-то неловко. Девушка первая отпустила его из своих объятий, попросила его быть осторожным и поторопиться, ведь трамвай скоро должен был развернуться и поехать обратным маршрутом, а следующего за ним можно было не дождаться, ведь было достаточно поздно. Они договорились созвониться, когда он приедет домой.

Обратно парень ехал в очень хорошем настроении в практически пустом трамвае. Он слушал музыку в наушниках и думал о возможном будущем с Аней. Его светлые мысли прервали воспоминания об Инне. И о том, как он придёт домой, а брат с довольной улыбкой будет лежать на кровати и чем-нибудь заниматься в планшете. Он ненавидел эту его довольную улыбку, которая всегда появляется на его лице, когда он долго провожает Инну до дома. Гостит у неё допоздна. И сегодня должен быть такой же вечер, когда после всех неприятных переживаний, Антон в очередной раз будет подолгу и с особенной злостью убивать врагов в своей любимой компьютерной игре под жёсткую и агрессивную музыку. Эти мысли омрачили ему настроение, и он зашёл в круглосуточный ларёк, чтобы купить сигарет. Сегодня он разрешил себе покурить. А Инна ведь не курит.

Приобретя отраву, после нескольких минут раздумий, он направился домой, радуясь, что не привлёк внимание местной гопоты, которая всегда крутилась у этого злачного места. Более крепкая сигарета расслабила его разум, и на некоторое время он погрузился в приятное состояние любования окружающей его мрачности. Пустая скамейка у подъезда, чёрные окна первых этажей. Голые деревья, мусорные баки, припаркованные автомобили. Всё знакомо и привычно. И всё нормально.

Он вытащил из-за пазухи снятые ещё в трамвае очки, надел их. Мир вокруг преобразился, став более чётким. Появились новые детали, которых раньше он не замечал. Всё-таки стоит иногда начинать новую жизнь. Выкурив вторую подряд сигарету, он направился домой.


В это же самое время Влад лежал в своей кровати и не мог уснуть. Утром, вернувшись от старухи, он проспал ещё несколько часов, поэтому сейчас было не просто вновь погрузиться в пучину сновидений. Вообще, весь вчерашний вечер и сегодняшнее утро были какими-то не реальными.

И ещё никогда раньше знакомая домашняя обстановка не была такой жуткой. Тикали настенные часы, мешая сконцентрироваться на чём-то спокойном и приятном. Было очень тревожно. Появились какие-то новые шумы и скрипы в том доме, в котором он прожил основную часть своей жизни. Самый счастливый период. Они с женой приобрели эту квартиру, когда дом ещё считался новостройкой. С неописуемой радостью и чувством полного восторга они переехали сюда из коммуналки. Это был такой грандиозный праздник. Через несколько лет родилась Агата. Позже они смогли приобрести первый автомобиль. Это были самые счастливые годы, которые закончились в тот момент, когда он узнал о страшном диагнозе его жены. Дочь была достаточно взрослой, чтобы всё понимать, но она до конца не верила в то, что должно было неизбежно произойти. Ей было очень тяжело, она даже не смогла поехать на кладбище, потом долго об этом жалела. Старалась как можно чаще ездить на могилу к матери. Они приезжали на дачу, она, предупредив отца, брала велосипед и уезжала. С самой ранней весны до поздней осени навещала она могилу на старом кладбище на окраине соседней деревни Ближняя Топь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12