Александр Крылов.

Война ларгов: Мятежные болота



скачать книгу бесплатно

В далеких землях, покрытых искрящимися на солнце снегами, где веют морозные ветра, под высокими устремленными ввысь горами, в своих пещерах забыв о печали, процветал народ краглов. В отличие от жителей Кругара, они избежали тяжелых испытаний и множество кровопролитий, которым подвергли себя орки, когда ими правил воинственный Руш Крушгар. Однако у краглов всегда оставались родные в лесах эльбов и Кругаре, поэтому они также разделили с жителями этих городов всю боль страданий, которые принесла им долгая война. Пусть даже краглам выпала доля принять бой с каменными големами, созданными друидом Савелием, и участвовать в схватке с армией нежити лорда Нотингхорфа, но их потери в итоге остались незначительными. Теперь краглов стало так много, что они были вынуждены селиться по берегам реки и на заснеженном поле перед горами, так как рыть новые пещеры для них становилось опасным, ведь многие своды могли не выдержать такой тяжелой нагрузки и обрушиться. Неосторожность и самонадеянность старателей способна привести ужасной трагедии, оставив город краглов навсегда погребенным под грудами камней и земли. Успевший возмужать Горгонза, вождь сурового северного народа, последние годы думал только о своих подданных, позабыв о себе. Он не спешил выбирать себе спутницу жизни и редко принимал участие в забавах и на праздниках, предпочитая оставаться в одиночестве. Энриэль, которая сохранила свою эльбийскую красоту и выглядела моложе Горгонзы, понимала его печаль, но ничем не могла утешить сына. Вождя краглов до сих пор не покидала закравшаяся в сердце жажда отмщения колдуну Куззоле за смерть Крумша. Он не простил себе, что слепо верил тому, кто предательски заколол его отца в спину и намеревался развязать войну между краглами и ларгами. Придет время и Горгонза узнает, где скрывается Куззола, тогда он доберется до него и собственными руками убьет этого предателя. Вождь краглов ни с кем не делился своими переживаниями, но проницательная эльбийка Энриэль хорошо знала, о чем думает ее сын и боялась того, что произойдет, если Куззола объявится вновь. Однако о судьбе колдуна ничего не было известно долгие годы, и мать вождя краглов надеялась, что его загрызли дикие звери или он утонул в непролазных болотах.

Получалось так, что самым несчастным на Этриусе оставался Горгонза, ведь у ларгов и эльбов положение дел обстояло, куда уж лучше, чем у орков, безнадежно ожидающих смерть Улу Гуруша, и краглов, вождь которых невольно помышлял о том, чтобы расквитаться с колдуном Куззолой.

В Зеленом городе как всегда время шло размеренно, и все его счастливые жители созерцали первозданную красоту природы своих лесов, гармонируя с ней, как одно целое. Здесь всегда царствовало умиротворение и покой, нарушаемые только чириканием птиц в листве деревьев и шумными появлениями орков, от безделья приходящих в гости к эльбам. Их шутки и причуды особенно веселили жителей Зеленого города, поэтому они охотно встречали соседей из жаркой пустыни. Частые визиты орков не удивляли добродушных эльбов, ведь в тени деревьев было прохладно и свежо.

Тем более гостям из пустыни пришлось по душе собирание грибов и ягод, чего в их краю не представлялось возможным. Хоть орки не проявляли особого умения в этом деле, будучи невнимательными и неповоротливыми, но их упрямству мог позавидовать каждый эльб. Они часами бродили по лесам и умудрялись насобирать достаточное количество грибов и ягод для своего успокоения, чтобы преисполненными радости вернуться домой.

Тем временем Ларгиндия процветала. Ее жители забыли все свои печали и радовались мирному времени, благодаря которому они чувствовали себя свободными и счастливыми. Никто ни кого не принуждал к работе и не стремился доказать свою значимость перед другими. Все охотно занимались любимым делом и, если добивались в нем успеха, то помогали остальным, чтобы они тоже не отставали. Такая слаженность в жизни между дружественными ларгами обеспечивала им хорошее расположение духа и значительные результаты в общих интересах. Больше никто не голодал, не имел нужды воровать и грабить других. Все жители Ларгиндии без труда находили занятие для себя, что шло на пользу каждому.

Стражники и войска были расформированы, так как теперь в их службе королевство не нуждалось. Даже Боб Трогл охотно вернулся на старую лесопилку, где работал в юности. Тут ему также представилась хорошая возможность помахать топором, а его молоденькой жене стало повседневной заботой хорошо кормить его, ведь будучи голодным, он ленился идти на работу и становился очень ворчливым.

Что же касалось, любящих друг друга Александра и Луны, то они все эти годы души не чаяли в своей прелестной дочке, которая родилась у них буквально через год после разгрома армии лорда Нотингхорфа. Девочку назвали Лидия, и она успешно училась в школе Рединфорта, где одними из учителей являлись ее мать и отец.


Глава 2. Лидия


В Ларгиндии все были равны между собой. Все образовавшиеся в королевстве гильдии не принуждали следовать каким-либо правилам, ведь каждый желающим всегда имел возможность сменить свое ремесло, главное, чтобы оно приходилось ларгам по душе. Такие нововведения вскоре распространилось у дружественных соседей, что позволяло выбирать себе даже край на Этриусе, в котором хотелось трудиться тому или иному привереде. Кому-то нравились северные морозы, будоражащие кровь, и они отправлялись в город краглов, а другие предпочитали зной пустыни и лучи палящего солнца, тогда Кругар встречал своих новых жителей.

Лидия наравне с остальными учениками постигала новые знания в школе Рединфорта, которая считалась самой лучшей на всем Этриусе, ведь в ней детей просвещали всеми наслышанные и любимые Александр и Луна. К ним в обучение мечтали попасть многочисленные страстные почитатели знаменательных приключений отважного стражника и эльбийской волшебницы, о которых на планете Сатира только и говорили. Героям Этриуса приходилось нелегко отказывать тем, кто приходил в школу слишком поздно, когда группы учеников были собраны. Как ни хотелось Александру и Луне донести свои знания и умения до всех желающих, но приходилось разумно рассчитывать свои силы.

Дочь легендарных героев Этриуса тоже вызывала особый интерес у учеников школы. Не смотря на прославленность своих родителей, девочка также унаследовала от них только самые лучшие качества. Ничего удивительного в поведении детей не наблюдалось, ведь Лидия росла жизнерадостным, искренним и отзывчивым ребенком. Она охотно участвовала во всех играх своих сверстников и зачастую проявляла задатки лидерства. Несмотря на такую активность, девочке нравилось побыть в одиночестве и помечтать. Многие желали с ней сблизиться, но Лидия не стремилась находиться в центре внимания и осмотрительно выбирала себе друзей. Особенно ей приглянулся мальчик по имени Брагус, который был излишне добрым и доверчивым, что служило частой причиной подшучиваний над ним. Родившийся в семье краглов на севере, мальчик отличался крепкой закалкой и силой. Однако Брагус не сердился на смешки и шутки детей, считая их не оскорбительными и не достойными для того, чтобы остановить это ребячество. Видимо эти положительные черты в характере мальчика заинтересовали Лидию, и она решила, что Брагус будет надежным и преданным другом. Чем больше она проводила времени с этим необычным мальчиком, тем больше убеждалась в верности своего выбора.

После шумных игр и утомительных, но захватывающих рассказов учителей, девочка предпочитала побродить по лесу в сопровождении своей бабушки Друаны, которая навсегда обрела медвежий облик. Девочка рисовала первозданные красоты леса и его различных обитателей. От ее проницательных голубых глаз не ускользали любые мельчайшие детали, которые она с точностью переносила на холсты. Картины, нарисованные Лидией, передавали всю живость и неповторимость увиденного на прогулке в лесу, чем зачарованно любовались ценители ее творчества.

Для Друаны у леса построили колонную ротонду, украшенную вьющимися лозами виноградника. Александр и Луна назначили прислугу, чтобы она следила за всем необходимым, в чем нуждалась медведица. Лидия и Брагус очень любили проводить время с Друаной и при первом удобном случае спешили навестить ее.

Они все вместе часто гуляли по лесу, что не вызывало опасений у родителей, ведь лучшего гувернера и охранника для детей, чем бабушка девочки, невозможно было представить. В ее сопровождении Лидия и Брагус позволяли себе бесстрашно бродить в самых непролазных чащобах лесов Ларгиндии. Даже если на пути появлялись дикие звери, то они зачастую убегали прочь, завидев массивного мохнатого спутника малышей. Конечно же, находились кровожадные хищники, у которых возникало неотвратимое желание полакомиться Лидией и Брагусом, но Друана с легкостью отбивала у них такое недоброжелательное намерение могучим ударом когтистой лапы. Дальнейших назиданий с ее стороны хищникам не требовалось, и они поспешно ретировались из поля зрения бдительной медведицы. После подобных подтверждений своей безопасности, дети намеревались пробраться вглубь неизведанной ими местности, но Друана отказывалась идти еще дальше и настаивала на необходимости возвращения в сторону Рединфорта. Медведицу не страшили хищники, и она превосходно ориентировалась в чаще леса, но вероятнее всего ее просто беспокоило, что дети устанут и проголодаются. К тому же, если они не успеют выйти к городу до заката солнца, то Лидия и Брагус могут пораниться, ударившись об ветку или споткнувшись в темноте об корягу. Не стоило заставлять волноваться их родителей, даже если ничего плохого не случится.

Однако любознательности и решительности у малышей с приходом нового дня не убавлялось, и они снова тащили Друану в самую гущу леса. Дети придумывали разные подвижные игры, представляя себя героями, сражающимися с чудовищами и спасающими друг друга из западни, что затрудняло для медведицы возможность уследить за ними. Хоть эти беспечные путешествия и приключения для Лидии и Брагуса заканчивались увеселительными прогулками, благодаря пристальному надзору Друаны за озорными сорванцами. Все же для медведицы такие испытания оставались изнурительными, и ей все труднее становилось набираться сил перед новыми походами в лес. Вскоре Лидия и Брагус начали замечать накопившуюся усталость у бабушки, впредь стараясь умерить свои неуемные желания. Теперь только Друана решала, когда следует отправиться в лес и когда вернуться обратно, а дети беспрекословно слушались ее, после чего все оставались довольны такими прогулками.


Глава 3. Брагус


Лучший друг Лидии Брагус, рожденный в семье краглов на севере, с колыбели проявлял присущую эльбам чуткость и орочье упорство в характере, не оставляя сомнений молодым родителям, что их ребенок особенный. Он рано научился ходить и говорить. Мальчик рос не по дням, а по часам, заметно прибавляя в росте и весе. Брагус быстро вникал в происходящее вокруг него и не желал оставаться безучастным. Он спешил оказаться полезным родителям и своему народу, но от него не требовали ничего невероятного. Узнавая все больше о мире и истории Этриуса, мальчик начал понимать, что он слишком мал, и для него еще не пришло время геройских поступков. Прежде всего, чтобы стать сильным и умным, таким как Александр и Луна, к которым он жаждал поступить в ученики, Брагусу предстоит закончить школу. Родители мальчика не желали разрушать его грандиозные мечты, и были вынуждены переехать в Рединфорт из подгорного северного города.

Столица Ларгиндии приняла семью краглов с распростертыми объятиями. Мать и отец Брагуса без труда нашли себе работу в шумном городе. Их переполняла радость от того, что после долгого пути они так хорошо устроились в далеком Рединфорте, и их мальчик поступил в школу, чего не всем удавалось.

Брагусу так понравилось учиться, тем более у легендарных Александра и Луны, на встречу с которыми он и не надеялся, что теперь его глаза светились от счастья. Еще большим потрясением для него стала дружба с их дочерью, которая училась в его группе, ведь, не совершив ничего невероятного, он обрел все, о чем так мечтал, благодаря своим заботливым родителям. Мальчик проникся признательностью ко всем тем, кто так много делал для него и надеялся когда-нибудь оказаться полезным для них и доказать на деле, что на него не напрасно возлагаются такие надежды. Александр и Луна дарили Брагусу драгоценные знания, Лидия верила в его искренность, а родители жили ради своего сына, не требуя от него ничего взамен. Мальчик ценил каждое мгновение этого счастья.

Только поэтому Брагус пропускал мимо ушей все колкости и шутки, которые были обращены в его сторону. Он понимал, что дети завидуют его дружбе с Лидией и пользуются тем, что он не хочет омрачать ни ее, ни учителей, ни своих родителей подобными выходками. Мальчик особенно избегал рукоприкладства по отношению к сверстникам, хотя порой они напрашивались на это, понимая, что только усилит неприязнь к себе. Его поведение настораживало детей и удивляло, ведь он вполне мог постоять за себя. Многие понимали Брагуса, прекращая нападки, но с ним учились орчата, которые решительно не желали оставлять в покое друга Лидии.

Воранг и Морра, прибывшие в школу Рединфорта из Кругара, жили в детском гостевом доме, как и многие другие ученики, родители которых не пожелали переезжать в столицу Ларгиндии. В целом они не позволяли себе вольностей и проявляли уважение и доброту по отношению к окружающим, но Брагуса невзлюбили с первых дней знакомства, что, собственно, его не сильно огорчало.

Попытки добродушного крагла словами убедить Воранга и Морру прекратить свои нападки не приводили к желанным результатам, и он просто решил не обращать на них внимания. Остальным детям тоже вскоре надоели однообразные и недалекие шутки орков, что вынуждало Воранга и Морру прибегать к другим способам сломить стойкий характер Брагуса и заставить его прекратить дружбу с Лидией. Они исподтишка позволяли себе толкнуть крагла в спину или бросить в него остатками завтрака, принесенного с собой в школу, но он лишь безобидно улыбался в ответ и не проявлял враждебности. Орков озлобляла тщетность задуманного, и они не знали, что предпринять еще, превращая свои нападки на Брагуса в каждодневную рутину.

Крагл порядком устал от досадной деятельности приставучих Воранга и Морры, не раз порываясь отлупить их поодиночке, но не желал марать об них руки. Когда заканчивались занятия в школе, Брагус отправлялся домой, а плотно покушав вместе с родителями и рассказав им о том, что он узнал в этот раз нового, он отправлялся к Друане в ротонду, где его обычно дожидалась Лидия.

Как-то раз Брагус возвращался домой после школы, но на одной из улочек его догнали Воранг и Морра. Они швырнули в него камнями, и один из них угодил ему в голову. Крагл устоял на ногах, но прижав к ней руку, он ощутил, как она плавно увязает в липких волосах. Отдернув ее обратно, Брагус увидел, что она покрыта разводами алой крови, что нарушило его непоколебимый нрав. Выходки этих двоих перешли все границы дозволенного, и краглу следует их отучить, чтобы такое больше не повторялось. Он схватил лежащий под ногами окровавленный камень и намеревался вернуть его своему обидчику, но орки кинулись наутек довольные проделанной работой. Все-таки им наконец-то удалось причинить весомый вред Брагусу и пустить ему кровь, чего им так давно хотелось. Преисполненные радости голоса Воранга и Морры еще слышались за поворотом улицы, но крагл, опустив камень на брусчатую дорожку, продолжил свой путь домой.

К удивлению орков, на следующий день Брагус вел себя по-прежнему, и, как выяснилось, он никому не рассказал о вчерашнем происшествии. Как обычно все учителя и дети не придавали особого значения нападкам на крагла и грубым выходкам по отношению к нему. Александр на одном из занятий единожды пристыдил Воранга и Морру и больше не заострял на них своего внимания, продолжая рассказывать истории из жизни ларгов, которые с интересом слушала вся группа. Сидевшая с Брагусом в первом ряду Лидия даже не обернулась, чтобы посмотреть на недовольные выражения лиц орков, рассерженных на учителя, выразившего недовольство их непристойным поведением в школе. Воранг и Морра решительно покинули зал, показательно хлопнув дверьми. Александр даже не отреагировал на подобный протест с их стороны и спокойно продолжил свой рассказ.


Глава 4. Драка


День выдался солнечный. На небе не было ни единого облачка. По своему обыкновению Брагус, отобедав с родителями после занятий в школе, отправился в ротонду к Друане, чтобы погулять с ней и Лидией по лесу.

Жизнь на улицах Рединфорта кипела, и жители города спешили по своим делам, приветливо встречая каждого прохожего. Рыночную площадь наводняли торговцы и покупатели, которые настойчиво обступали палатки и шумно спорили между собой. Учитывая, что деньги вышли из обихода, а ставки на товары пока что все устанавливали на свое усмотрение, то стоило побродить по рядам и прицениться, чтобы не продешевить. По сути, все жители города являлись торговцами и покупателями в тот или иной момент, так как каждый расплачивался за товары плодами своего труда.

Брагус пересек рыночную площадь Рединфорта и, пройдя через тихий переулочек, чтобы срезать дорогу, вышел к центральным воротам города. С недавних пор даже здесь отсутствовала стража, и жители сновали туда-сюда, не спрашивая ни у кого разрешения на проход. О годах кровопролитной войны напоминали лишь высокие крепостные стены, которые окружали столицу Ларгиндии.

Мальчик прошел через ворота Рединфорта и очутился на широкой пыльной дороге, устремленной к чернеющему на горизонте лесу. По ее сторонам расстилались густые пшеничные поля, золотом переливающиеся на солнце. Сарайчики и лачуги рабочих по обочинам дороги несколько коробили взгляд, но со временем они обретут более желанный вид, так как их строили на скорую руку, чтобы расселить новых горожан, которым уже не хватило места для жилья по другую сторону крепостных стен Рединфорта. Столица быстро росла, и никого не удивляло, что на пути к ней возникают такие неприглядные постройки из старых высохших досок.

Не успел Брагус свернуть с дороги в поле, чтобы напрямик выйти к ротонде Друаны, как услышал позади себя окрик. Он обернулся и увидел перед собой Воранга и Морру, которые быстро приближались к нему.

– Ну что, подхалим, снова собирайся к Лидия? – обратился к нему один из орчат.

– Мне все равно, что вы думаете обо мне. Идите своей дорогой, – ответил Брагус, махнув на них рукой, и собирался уйти, но Морра подскочил к нему и неожиданно ударил его в скулу.

– Тогда наша заставляй твоя задуматься, – прокомментировал происходящее Воранг, оставаясь на расстоянии.

Морра тем временем намеревался еще раз ударить крагла в лицо, но Брагус резким движением головы устремился вперед и разбил ему переносицу. Орк закрыл лицо руками и отскочил назад, но на него обрушился град ударов, он пытался уклониться от них, шмыгая носом, из которого текла кровь. Морра почувствовал, что теряет равновесие, не способный уйти из-под атаки Брагуса, и рывком ухватив его двумя руками за шею, со всей силы потянул к земле. Они рухнули на землю, и Морре удалось оказаться сверху. Теперь он пронялся молотить крагла кулаками, который с трудом сдерживал натиск орка, защищая свое лицо, но большая часть ударов проходила сквозь заслоны рук Брагуса. Чтобы не потерять сознание и остаток сил в бесполезных попытках остановить избиение, крагл подался вверх всем телом, помогая себе ногами, чтобы схватить противника. Несмотря на то, что Морра продолжал колотить его в лицо и отклонялся назад, чтобы не позволить Брагусу достать себя, крагл поймал орка за ворот рубахи. Притянув его другой рукой за шею, он прервал шквальную атаку Морры, вынуждая его сопротивляться, чтобы оставаться сверху. Тем же приемом, которым орк поверг Брагуса на землю, крагл накренил в сторону своего противника, и, помогая ногами, скинул его с себя. Почувствовав свободу, но, не отпуская Морру, он навалился на него. На удачу, рука орка оказалась под Брагусом, а шея орка зажатой в локте крагла. Не теряя ни секунды, он прижал свободную руку Морры и перехватил ее, отпустив захват головы. В довершении всего, предприимчивый Брагус, накинул ноги на сопротивляющегося противника, чем полностью обезопасил себя от его атак. Перед отекающими от многочисленных ударов глазами крагла открылось шевелящееся туловище Морры, и он незамедлительно принялся бить его в живот.

– Помогать! – прокричал орк, понимая всю безнадежность своего положения, и стоявший в стороне Воранг набросился на Брагуса.

Крагл, удерживающий Морру и осаждающий его увесистыми ударами по корпусу, не успел ничего предпринять, как получил в лицо удар ногой от другого орка. Брагуса отшатнуло назад, что позволило Морре освободить руку и сразу же влепить краглу в лицо кулаком.

– Получай, подхалима! – послышался сверху голос Воранга, и новый удар опрокинул Брагуса на землю. Следом полетели удары от Морры, и крагл, уже не способный защищаться, запечатлел перед глазами мгновение густой красноватой пелены и мелькающих в ней кулаков. Он услышал где-то вдалеке протяжный крик рабочего, который, видимо, заприметил дерущихся на обочине детей. Удары прекратились, и Брагус теперь чувствовал только боль, усталость и свое сердцебиение. Тьма окутала его. Вспыхивающие и гаснущие в ней искры казались ночным небом над Рединфортом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное