Александр Крылов.

Хроники ларгов: Некромант



скачать книгу бесплатно

– Твоя в своем уме? – сердился старейшина, – Что твоя видел?

– Наш брата дружить с ушастый девка из лес, – Похожий на охотника орк начал плевать себе под ноги, – Моя видеть, как они обнимать и целуй губы.

– Такой не бывать, – нахмурился старейшина, – Почему же твоя не убить обезумевшая орка? Как звать твоя?

– Моя охотника зови Никогда, а эта орка сильный воин. Моя выбирай сказать вся деревня, охотника не искать слава в бою, моя убивай белка и кабан.

– Странная твоя имя. Хорошо, укажи мне безумный орка? Моя будет говорить с ним.

– Нет орка. Среди вся куча орков этой орка нет. Я не видеть его.

– Здесь моя, – Вперед в центр круга вышел сам Крумш. Он был в толпе и прятаться не намеревался, – Да, моя дружить с умный девушка из лесная деревня.

Добрый орк так полюбил прелестную Энриэль, что был готов отважиться на любые подвиги ради нее. Ему ничего не оставалось, как заявить о своих запретных чувствах к эльбийке. Пусть лучше его убьют на месте, чем жить в страхе и прятаться, но без этой девушки жизнь ему казалась бессмысленной. Если же найдутся смельчаки и несогласные с законами Агарзука, то Крумша поддержат, а ничего другого ему и не надо. Ведь он давно мечтал высказаться во всеуслышание. Лучшего шанса, как сейчас, ему не представиться.

Твоя сумасшедшая. Как твоя не тошнить от эльб? Уж лучше бы Тлю сожрал твоя, чем твоя вернулся в деревня, – старейшина сердито смотрел на Крумша и ждал объяснений.

– Ходи ради любовь – лети, как птица. Тлю не ест птиц, – пошутил добрый орк.

– Какой любовь? Какой птиц? Ты охотник! – покачал головой старейшина, – Отправляйся в Кругар, пусть Бурша и Агарзук решат твой судьба. Отведите его в столиц, чтоб он не летай, как птиц.

К Крумшу подбежали несколько воинов орков, и повели его. Добрый орк даже не пытался вырываться, поэтому его сразу же отпустили, и он пошел самостоятельно. Сопровождающие его орки двинулись следом. Толпа начала расходиться и старейшина уже не нашел глазами охотника со странным именем Никогда.

Тем же днем и в Зеленом городе появился загадочный грибник по имени Нигде. Он сообщил Каэджадару, что видел эльбийку Энриэль в объятиях орка, целовавшую его в губы. Вождь нашел ее возле своей хижины и не желал слушать оправдания девушки. Он отругал ее и запретил ей покидать пределы города. Конечно же, ни о какой дружбе с орками и речи быть не могло. Энриэль убежала от него в слезах. Когда Каэджадар вспомнил про грибника по имени Нигде, его уже и след простыл.

Два любящих сердца разлучили в один миг с такой легкостью и жестокостью. Энриэль непрестанно плакала, не зная, как ей поступить. Ведь если она не придет завтра на встречу, не расскажет о том, что произошло Крумшу, то, скорее всего, они больше не увидятся никогда.

Если бы она знала, что тот, кому принадлежит ее влюбленное сердце, находится в большей опасности. Соплеменники вели Крумша в Кругар, чтобы Бурша и Агарзук, правители столицы, решили, как поступить с нарушившим закон.

Каждый орк знает, что эльбы – враги и, увидев, их необходимо убивать. Даже если убить врага не удастся, то незачем всем и каждому рассказывать о невероятной любви, которая так пылко возникла из-за колдовских чар чужачки. За подобный проступок Крумша ждала смерть.


Глава 16. Цена любви


Огненным оком взирало уходящее за горизонт солнце. Жители Кругара собрались на площади, чтобы лицезреть, как поступят с бунтарем Крумшем. Он предал свой народ и заслуживал смерти.

Бурша и Агарзук сидели на своих тронах и, советуясь между собой, принимали решение. По обе стороны от них стояли шаманы, и их решение было однозначным. Они настаивали на том, чтобы простить предателя, но запретить ему покидать свой оазис, не слушая никаких оправданий. Однако от их требований мало что зависело. Вождь хмуро посмотрел на Крумша, который стоял посреди этого кольца осуждающих его соплеменников. Никто не удерживал его, он не был связан по рукам и ногам. По обычаям орков воин должен смело принять свою судьбу и не трусить перед лицом смерти, что и делал несчастный влюбленный.

– Крумш, ты сражайся с эльбами и знать, что они наша враг, – начал Агарзук, поднявшись с трона, – Как твоя посметь, нарушай закон, и не убивай ее. Что остановил твоя?

– Нельзя убивай тот, кто бежать в страхе, вождя, – гордо подняв голову, ответил Крумш, – Этот слабый девушка не виноватый в войне, она такой красивый, что я готов умирать за она. Познавай ее поцелуи и теплота нежный руки, я желай ее жена и просить твоя принять наша семья. Мы любить друг друга.

– Безумец,– закричал Агарзук и схватил свой меч, лежавший у трона, – Моя думать, что ушастый ведьма околдовать воин, что твоя не в своем ума!

– Нет, вождя, я любить этот милый девушка. Я всегда служить твоя и с честью умереть за наш народа, но Энриэля дорог мой сердце. Она добрая эльб и прекрасный женщин.

– Твоя околдован, – Агарзук двинулся на предателя с мечем в руке, – Моя должен убить твоя. Чтоб умирай с честью, прими бой. Это все, что моя может сделать для глупый и смелый орк.

Кто-то из толпы швырнул Крумшу в руки меч. Но это ничего не меняло. Сражаться один на один с Агарзуком представлялось безумием равносильным смерти. Вождь был непобедим в бою.

– Моя готов умереть в бою за вождя, но не против твоя, – испуганно закричал Крумш и, взмахнув ногой вверх, швырнул в лицо Агарзука горсть песка. Добрый орк сам не понял, зачем сделал это. Скорее всего, он хотел показать Агарзуку, что не боится его. Крумш не желал умирать, не попрощавшись с Энриэлью. Он прыжком отскочил от вождя, развернувшись в воздухе, и побежал в толпу. Некоторые воины попытались остановить его, но он парировал их удары мечом, который, к счастью, у него не успели отобрать. Толпа расступалась перед предателем. Это был его выбор, и собратья не желали препятствовать ему, но замешкались, не зная как им лучше поступить.

– Пусть бежит, отпустите его, – грозно приказал Агарзук, стряхивая с лица прилипшие песчинки, – Трус, Тлю сожрать твоя! Эльбы убить твоя! И не возвращайся, предателя!

Воины отступили от Крумша, и он побежал дальше. Назад пути не было, но беглец не сожалел об этом. Уж желание снова увидеть прелестную эльбийку было сильнее страха перед смертью и ущемленной гордости. Там где-то впереди его любимая и если не успеть на назначенную встречу вовремя, то возможно они никогда больше не увидятся.

Однако позади до Крумша доносилось сопение орков и шорох песка. Не останавливаясь, он резко обернулся и увидел несколько воинов, которые преследовали его. Видимо, они испытывали личную неприязнь к поступку беглеца и хотели прикончить его. Крумш мог бы вступить с ними в бой, так как орки нападали бы по одному, желая убить его честно. Рисковать не стоило, тем более у влюбленного беглеца сил было предостаточно. Крумш на всякий случай не выпускал меч из рук и продолжал свой побег. Главное чтобы преследователи оставили свою затею до оазиса, иначе у Крумша пересохнет в горле от жажды, и он ослабеет от усталости. Видимо на это то и рассчитывали орки, не отстающие от него ни на шаг. Скоро солнце сядет и в темноте за ним будет труднее угнаться. Возможно, удастся значительно оторваться от погони. Крумш надеялся добраться до родного оазиса несколько раньше преследователей, чтоб воспользоваться неведением местных жителей о принятом решении Агарзука. В таком случае у него будет время набрать воды для дальнейшего пути.


Глава 17. Крик о помощи

Когда начало темнеть, появился прохладный ветерок, и у Крумша открылось второе дыхание. Бежать стало легче. Орки тоже не отставали, хоть иногда и теряли его из виду. Беглец все больше склонялся к тому, что в оазис они его не пропустят или что несчастного сына изрубят мечами на глазах у старой матери. Он настраивал себя на то, что будет вынужден бежать всю ночь. В пустыне на песке спать крайне опасно, ведь для Тлю это излюбленное время для охоты. Ему остается только терпеть и не останавливаться ради встречи со своей возлюбленной, возможно и последней.

– Крумш, помоги, – неожиданно доброго орка позвал один из преследователей. В голосе он сразу признал своего друга Ур Баракша. Неужели он гнался за ним, чтобы убить его.

Беглец замедлился и остановился. В темноте орки бегали по пустыне, забыв о погоне. Удивление Крумша сменилось испугом, когда он увидел взмывающего вверх из песка Тлю. Один из орков, которого гигантский червь подшвырнул над собой, угодил ему в пасть. После чего чудовище вновь ушло под землю, как обычно, готовясь к новому заходу. Преследователям Крумша грозила беда, и он, недолго мешкая, поспешил им на помощь.

– Моя помогать ваша с Тлю и сражаться после с оставшийся. Моя не трусливая предатель, я любить эльбийку, – словно боевой клич прокричал Крумш, подбегая к Ур Баракшу и держа меч наготове.

– Твоя не трус, никто так не считать, – внимательно вглядываясь в песок, заявил ему друг, – Агарзук приказал, чтобы мы не допускай твоя в оазис, чтоб твоя не сообщай жителя, что ты ушел к эльба. Теперь твоя чужак для орка.

Крумш засмеялся и понял, почему Агарзук отпустил его. Получается, вождь не желал убивать и выгонять доброго орка, но должен был наказать его. Он сделал то, что должен был сделать. Закон нарушать нельзя, иначе не будет порядка.

Когда песок снова заскользил навстречу к оркам, они приготовились, занеся мечи над головами. Как и предполагалось, гигантский червь с разгону вырвался из песка под ногами Крумша, но он, оттолкнувшись ногами от Тлю, полетел в сторону. Оставшиеся два воина прыгнули на чудовище, вонзив в его тело мечи. Разрезая плоть острыми лезвиями, они причинили ужасную боль гигантскому червю. Крумш быстро вскочил на ноги и тоже вонзил свой меч в его плоть. Тлю испугался и, трепеща, поспешил в безопасную среду. Разбрызгивая коричневую кровь, чудовище ушло в песок, утащив с собой пару орочьих мечей.

– Слава богам! – воскликнул Ур Баракш, у которого оружие осталось в руках, – Тлю уже не возвращаться, оно зализывай раны. Мы радуйся!

– Что ж тогда я продолжай путь, – сказал Крумш, – если ваша не убивай моя, то моя спешить на встречу. Я навестить мать, попей, иначе моя мучайся в пути без вода. Ночь и дорога длинна.

– Не говори так. Ты помогай наша, наша помогая твоя, – ответил Ур Баракш, и по приятельски похлопал его по спине, – Мы идти в оазис вместе. Мы не замечай твоя. Кушай и пей, потом уходи. Мы потом говорить всем орка о твой глупый выбор. Я твой друга всегда.

– Моя рад. Согласный, – улыбнулся беглец. Он был доволен, что помог своим преследователям, и они не желают ему зла.

Крумш родился в оазисе, там у него жила мать. Если ему не позволили бы проститься с ней, то он рано или поздно вернулся бы туда, чтобы навестить ее. Но теперь он был поистине счастлив, раз Агарзук отпустил его, а друзья позволят ему беспрепятственно отдохнуть у себя дома и продолжить свой путь. Свобода! Теперь добрый орк не боялся умереть от жажды в пустыне. Он возьмет с собой воды и еды, сколько понадобится на первое время. Мысленно Крумш обнимал Энриэль и рассказывал ей о случившемся с ним с момента последней встречи. Как же ему сейчас не терпелось узнать, что скажет его любимая девушка, когда узнает о том, что орки изгнали его. Он воодушевленно фантазировал о предстоящей жизни в лесах, населенных враждебными эльбами, и о тайных встречах с возлюбленной. В его голове постепенно появлялась картина, как он строит себе хижину в глухой непролазной чащобе, как ему придется ловить рыбу, собирать грибы и, конечно же, как ему предстоит подружиться с эльбами, если такое возможно. Крумш сделает для этого все возможное, лишь бы быть как можно ближе к любимой Энриэль.

Отважные орки, отдыхая после изнурительного бега и боя с Тлю, брели к оазису с песнями и шутками. Они расскажут об удачной битве и вдохновленные такими успехами охотники этой же ночью, решат прогуляться в окрестностях оазиса, чтобы убить одного из гигантских червей. Хоть их мясо источает тошнотный запах и быстро портится, но все орки очень любят его есть, ведь если мясо Тлю умело приготовить, оно вполне даже вкусное. Для пропитания на них охотились деды Крумша и Ур Баракша, когда еще не было общего вождя и большинство орков жило кланами. Так что ничего необычного и страшного для орков, идущих из Кругара в оазис, не произошло. Все жители Пустошей давно привыкли к их неожиданным нападениям и не боялись, когда навстречу путникам приближалось гигантское чудовище, волнуя песчаное море. Встречи с Тлю здесь были обычным делом.


Глава 18. Свет в ночи

Мать Крумша Тракка, несмотря на ночной визит сына, очень обрадовалась ему, но узнав о том, что его изгнали, не смогла сдержать слез. Во всяком случае, Агарзук не стал убивать ее сына. Вот только на доброго орка будет вылито еще больше грязи, а старая орчиха больше всего не могла терпеть в его сторону плевки и оскорбления.

После душевной беседы с Траккой изгнанник поспешно перекусил и собрался в путь. К его удивлению все жители оазиса вышли проводить его. К тому же Ур Баракш и менее знакомый Крумшу воин Варгош, с которым они одолели Тлю, предложили доброму орку проводить его.

– Не волновайся, друга, – проговорил изгнанник, – Моя словно неуловимый бабочк пролетать над Тлю. Один идти тише. Не в первый раз.

– Черный лес встретит бабочк паутиной арахна, – отвечал ему Ур Баракш.

– Моя всегда удавалось проскочи мимо арахна. Моя не пропадать.

– Прими помощь друга без лишний разговора, – вмешался Варгош, протягивая зажженные факелы воинам, – Всегда помогай друга, не откажи друга.

Крумш согласился, и три орка покинули оазис, озаряя ночную пустыню ярким светом. Они бесстрашно бежали вперед.

Когда-то на месте Черного леса располагалась большая деревня орков, самая ближняя к лесам эльбов. Охота и угнетение соседей здесь были особыми развлечениями. Воины орков занимались этим ради забавы, хвастая своим собратьям из других поселений, как весело им живется. Деревня росла, а развлечения переходили в традиции, призывая остальные кланы следовать их примеру. Сатир не простил оркам этого и наказал их. Он наслал на нее засуху и гигантских пауков, чтобы таким образом разделить земли врагов и наказать зачинщиков войны. Бог был так жесток к ним, потому что воины деревни беспрестанно досаждали соседям, излишне убивали диких зверей и вырубали лес. Немногие воины, защищая свои дома, выжили после сражения с арахнидами, уцелевшие ушли в Кругар, куда в страхе бежали их жены и дети.

Однако, как ни надеялся Сатир вразумить непокорных его воле орков, они продолжали уничтожать лесные массивы, воевать с эльбами и охотится на зверей без особой нужды. Арахниды и Тлю не остановили деяний кровожадного народа, лишь только стали новой забавой для путников и охотников.

Бескрайней пограничной полосой встретил орков Черный лес. Высокие трухлявые деревья, скрипя, покачивались от ветра. Маленькие искорки то и дело вспыхивали среди витых корней и ветвей, незримо соединенных между собой тонкими нитями паутины. Арахниды ждали, когда путники войдут в их владения, но видимо кто-то немного раньше решился сделать это. Лес разразился жутким визжанием и шипением. Ненавистным скрежетом наполнялась тишина, и орки встревожено обнажили мечи. Они услышали испуганный крик, раздавшийся в гуще деревьев, и поспешили туда.

– Кто-то нуждаться в наша помощь, – на бегу радовался Варгош, – Сегодня у моя добрая день. Даже если эльба в беда, я спасай, а потом убивай его!

– Будем осторожный. Там могут быть много врага, – добавил Ур Баракш.

Лес озарила яркая вспышка. Стихли скрежет и визжание.

– Что это быть? Друиды идти на нас война? – насторожился Варгош, – Мы должен вернуться, чтоб собрать наша орда!

– Не спешай, сначала посмотряй, – прошептал Ур Баракш и потянул его за собой, схватив воина за руку.

Они услышали в глубине леса чей-то разговор и, затушив факелы, осторожно подкрадывались ближе. Гигантские пауки попрятались или испарились. Орки были очень удивлены происходящим и любопытство росло.

Скорее всего через Черный лес пробирались разведчики Каэджадара, который решил пойти войной на орков, и огромная армия эльбов на подходе. Крумш боялся сражения с соседями больше, чем его спутники, ведь он надеялся подружиться с ними, а теперь ему придется убивать их, чтобы увидеться с Энриэлью. Быть может, Агарзук все-таки решил избавиться от доброго орка и тайно отправил шаманов, чтобы убить его или доставить к Азарзуку в Крушгар. Он представил, что шаманы переместились при помощи магии в Черный лес, и поджидают его в темноте. В любом из этих случаев, изгнанник обречен и ему уже больше не увидеть прелестную эльбийку. Крумш не собирался отступаться от своей мечты. Он храбро погибнет, пробиваясь сквозь ряды неприятеля. Бедная Энриэль придет на поляну и, не дождавшись его, уйдет. Так она и не узнает, как он спешил к ней. Для Крумша не было ужаснее мысли, чем страх подвести любимую девушку.

– Моя будет сражаться с кем бы то ни было, уходите други, я прикрывать ваша, – прошептал Крумш, обращаясь к своим спутникам, – Сообщите вождя, что на нас идет эльба!

– Помолчай, сумасшедшая орка, я так не слышать, – огрызнулся Ур Баркаш и показал другу кулак. Воины прислушались к тем, кто беседовали в темноте леса.


Глава 19. Встреча изгоев

Куззола покинул Зеленый город и направлялся в Пустоши орков. Он боялся, что Габриэль не переживет его ухода, но решил не ставить ее в известность о своих планах. Измученный одиночеством горбун не видел своей жизни среди эльбов. Быть может орки будут ему более близки, ведь они не так исступленно относятся к внешности и красоте. Куззола попытает счастье среди них, а если его ждет смерть, то и не велика потеря. Совершенно бездумно он брел по лесу навстречу своей судьбе.

Предусмотрительно он срезал в лесу длинный посох и шел, опираясь на него. Уже смеркалось, когда он ощутил под босыми ногами горячий песок. Под ноги не попадались сухие ветки и опавшие с кустов колючки, что, безусловно, было приятно. Несмотря на усталость в ногах и податливость песка Куззола двигался легко и непринужденно. В бескрайней пустыне он ощущал себя свободным и довольно значимым. С появлением ночного ветерка горбун, расправил руки в стороны и остановился. В лесу он еще никогда не испытывал такого чувства как сейчас. Ему хотелось полететь над землей, как птица, но даже от подпрыгиваний, этого не произошло. Куззола не расстроился и двинулся дальше. Когда-нибудь ему это удастся, но для начала он должен пройти мрачный лес, который неожиданно вырос впереди. Видимо он так сильно хотел полететь, что замечтался и видел лишь желаемое. Корявые сухие деревья напугали горбуна, вернув его к реальности.

Куззола отбросив все страхи, пошел сквозь мрачный лес, иссеченный вдоль и поперек прозрачными нитями паутины. Со всех сторон донеслись жуткие звуки, и множество гигантских пауков, которые издалека заприметили свою жертву, устремилось к нему. Вечно голодные арахниды, обитающие в Черном лесу, зачастую не отваживались нападать на орочьих воинов, вооруженных острыми мечами, а вот от безобидного горбуна достойного отпора они не ожидали. Еще одно мгновение и ничего не подозревающий Куззола оказался бы в лапах чудовищ.

– Прочь! – громогласным эхом прозвучал голос Сатира, и он появился перед сыном яркой вспышкой, освещая вокруг себя жуткий Черный лес. Божественный свет распугал арахнидов, и они попрятались во тьме. Куззола, осматриваясь, пытался осознать, что происходит.

– Что тебе нужно от меня? – выпалил он, обращаясь к отцу, который только что спас его от неминуемой гибели.

– Только хотел поинтересоваться, куда ты держишь путь? Этот лес не безопасен, так же как и прочие уголки Пустошей, – ответил Сатир улыбнувшись.

– Я иду к оркам. Даже если ты и дальше будешь пугать меня подобным образом, я не поверну обратно! – Куззола важно оперся на свой посох.

– Думаешь, они тебя ждут с распростертыми объятиями? Они убьют тебя, ты же эльб, – выпалил Сатир, хорошо знакомый с обычаями орков.

– Думаешь, я похож на эльба? Тем более меня изгнали из Зеленого города.

– Сынок, Каэджадар только предупредил тебя. С ним легче договориться, чем с Агарзуком. Все образумится. Ты ведь сам виноват, что вождь рассердился. Зачем тебе понадобилась Книга друидов?

– Почему они учат только своих внуков, разве я не способен овладеть их магией? Ведь их род вымрет скоро, их почти не осталось. Почему Луна вырастет и Друанна обучит ее? Если я твой сын, почему они запрещают мне делать хоть что-то, что мне по душе? Я хотел овладеть магией, – слукавил горбун.

– Так заслужи их доверие вместо того, чтобы пытаться украсть у них Книгу Знаний. Возвращайся, сынок, прошу. Мать при смерти, – прошептал Сатир и потянул руку к сыну, но Куззола сердито отпихнул ее в сторону своим посохом.

Узнав о болезни матери, горбун растрогался, но назад пути не было. Уже ничего не поправить, что сделано, то сделано. Со слезами на глазах он двинулся вглубь леса. Конечно, ему стало больно и жалко Габриэль. Расчувствовавшийся сын в душе порывался вернуться к матери и оказаться полезным для нее, но он боялся причинить ей больше вреда, нежели пользы. Глупые обиды и ущемленная гордость закрались в душу Куззоле, и ему никак не удавалось разрушить стены отчуждения, которыми он отгородил себя от своей семьи и любящих его эльбов. Да, на него сердились Каэджадар и Драгоспир, но в силу своей доброты они уже простили ему все провинности. Горбун должен был вернуться обратно в Зеленый город, но не желал понимать этого в силу своего упрямого характера.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6