Александр Конторович.

Страж



скачать книгу бесплатно

1

Надо сказать, что Кимора оказалась куда как более основательным городком, нежели покинутый нами Кредель. И замок здесь имелся намного более представительный, да стены вокруг города выглядели достаточно внушительно.

А вот что сразу бросилось в глаза – так это порядок при въезде.

Никакого особого шума и гама, толчеи и бардака.

Все повозки направлялись налево, выстраиваясь там «в затылок» друг другу, всадники следовали своим путем, а пешеходы и вовсе проходили в калитку в других воротах.

Каждому возчику задавался вопрос о цели поездки. И если таковой являлась торговля – требовали предъявить товар. Быстрый взгляд – и невзрачный человечек в сером объявлял сумму сбора. Она тут было относительно невелика – но брали со всего. Как я понимаю, этим не заканчивалось, на рынке наверняка и свои платежи имелись.

Всадников, за редким исключением, обычно не расспрашивали, ограничиваясь поверхностной оценкой внешности. Если не оборванец на кляче – то и проезжай себе спокойно.

Мы вообще прошли почти без заминки, стоило только Дане назвать своё имя и профессию. Меня она охарактеризовала коротко – помощник и охранник.

Стражник коротко кивнул и сделал разрешающий жест – можете следовать дальше.

Пришлось подождать Ларса, повозки двигались намного медленнее всадников. И здесь девушка оказалась на высоте – увидев, что к повозке направляется человек в сером, подъехала к нему и сообщила – мол, это мой человек, везёт наши вещи.

Всё ограничилось мелкой монеткой – хоть что-то же с нас должны были взять?


Ларса мы встретили на постоялом дворе в двух часах пути от города – именно там он и должен был ждать нашего прибытия. Увидев нас оба – и парень и собакин, бросились навстречу, буквально сломя голову. Да и то сказать, видок у Даны был… далеко не самый цветущий. События последних дней дались ей очень непросто. Но сделав приветливое лицо, она дружески кивнула моему помощнику и потрепала за холку Края. Собак был этим чрезвычайно доволен и ободрительно что-то проворчал.

Ларс к тому времени весь извёлся – заклятие спокойствия, наложенное на него магичкой, уже прекратило своё воздействие, и он судорожно считал дни, прошедшие со дня его отъезда из Кределя. И с каждым новым рассветом он впадал во всё более тяжелую депрессию. Так что наше появление реально вернуло его к жизни.

Носясь как угорелый, он моментально организовал нам перекус и две комнаты для ночлега. Ибо ехать в город порешили с утра. На ночь глядя, искать там пристанище никто не собирался.

Девушка почти тотчас заперлась в комнате, и спустилась только для того, чтобы наскоро поесть. А вот вина она затребовала почти пол-литра…

– Ты меч за её спиной видел? – спрашиваю я у удивлённого Ларса.

– Да…

– Это оружие Хлуда Косы.

Более ничего объяснять не потребовалось – парень аж с лица сбледнул.


И вот мы на улицах города.

– Найди постоялый двор, – озадачиваю я парня. – Договорись о ночлеге – на троих.

– На двоих, – бросила реплику девушка.

– Э-м-м… а как же ты?

– Ищите место для двоих, – и она, повернув коня, скрывается в толпе.

Мы с Ларсом переглядываемся.

Ну… похоже, эта страничка наших совместных странствий завершена, надо как-то встраиваться в новую жизнь.

Ладно… кузнец я или кто?

На жизнь этим ремеслом вполне можно зарабатывать и в здешних условиях.

Тем более, что имеющиеся средства вполне могут обеспечить безбедное существование на весьма приличный срок. Так это я ещё к монахам не заезжал!

Ну, постоялый двор оказался почти точной копией такового же в Кределе. Конюшня, сарай для товаров, клетушки для обычных постояльцев. Парочка более приличных комнат для «чистой» публики.

И здоровенный полуподвал обеденного зала. С непременным очагом и вертелом над ним.

Выпендриваться, требуя себе «чистую» комнату, я не стал. Не самая здравая идея – оповещать таким образом о прибытии платежеспособного лопуха. А вот сославшись на наличие собаки, занять втроём целую клетушку – это было принято без возражения. Тем более что я, не торгуясь, заплатил за всю комнату. И за три дня вперёд.

«Ничто так не способствует взаимопониманию, как своевременно внесённая предоплата» – это правило я ещё с прошлой жизни помню.

Перекус, краткое повествование Ларсу обо всём произошедшем – и спать. Впервые – спокойно, раздевшись и без доспехов. Вымыться бы ещё… но это уже завтра!


А поутру – разделяемся.

Ищем будущий дом.

Ларс пока обиходит лошадей, а потом потолкается на рынке. Послушает новости и вообще… принюхается тут ко всему.

Ну и я жалом повожу…

Кстати, не раз задаюсь вопросом – а на каком, собственно, языке я разговариваю? По-русски?

Фиг там… по-русски я думаю. А вот говорю… хрен вообще разберёшь по-каковски. Почему и отчего я вдруг стал понимать местные наречия – тайна сия велика есть. И уж точно – не для моего ума. Но я уже не раз замечал, что некоторые мои собеседники друг друга понимают далеко не сразу. В то время как мне их слова пояснять не нужно. Всё понятно без лишних толкований. Загадка! Но – и преимущество…

Первый день никаких особых новостей не принёс.

Второй…

Парень приволок новость – на базаре пронёсся слух о смерти Хлуда Косы. Пока – глухо и из-под полы.

На третий день слух стал уже новостью – и новостью неожиданной. Большинство народа в этом сомневалось – и вполне обоснованно.

Снова вношу предоплату хозяину постоялого двора. Он – само радушие и предупредительность.

А между тем удалось подыскать подходящий дом. Не супер, естественно – но вполне себе нормальный. Со многих точек зрения. Имелась при нём и кузница – даже в более-менее приличном состоянии. И даже лавка своя была!

Всё имущество выморочное – тут когда-то жил мой коллега-кузнец. Но болезнь унесла его близких, и мужик ушёл в запой. Все дела забросил, и закономерно окочурился через некоторое время. Так что все постройки и земля под ними перешли в собственность города.


Вот чем мне по душе здешние порядки – так это отсутствием колоссальной бюрократии. И тем, что никому нет дела до того, откуда у покупателя деньги. Хочешь купить? И средства есть?

Так в чём тогда вопрос?!

Сделку оформили в рекордно короткий срок, пара монет сверху – и с меня никто не потребовал никаких подтверждений личности. Более того – даже и подсказали некоторые дальнейшие шаги…

И явившийся в качестве моего представителя Ларс, после уплаты некой, не сильно для меня обременительной суммы, получил на руки все положенные по закону бумаги. На собственно дом, на него – как проживающего в данном доме, и самое главное – на хозяина! И с этого момента я стал вполне себе официальным горожанином. Более того… в записях появилось упоминание о том, что оный Лекс Гор, оказывается, достаточно давно известен городским властям! Как исправный налогоплательщик и почтенный гражданин. Ни в чём таком неправильном не замеченный.

Что ни говори, а некоторые вещи, по-моему, вообще никак не связаны ни со временем, ни с национальностью. Любой чиновник не прочь поправить своё благосостояние. Тем паче, что ничего явно противозаконного от него и не требуется. А раз так…


Плюсами моего приобретения можно было считать божескую цену, близость к источнику воды в виде колодца на соседней площади, и общий размер помещения. Из минусов – пожалуй, самым главным было соседство с мастером Лехом. Мастером назвать его было сложно, он очень успешно эксплуатировал за копейки двоих работников, работавших в кузне за городом, и скупал также, пользуясь нуждой соседей по цеху, их продукцию по неприлично низким ценам. Наш соседушка из кожи лез, чтобы ободрать других и нажиться самому, и почему-то сразу воспылал недобрыми чувствами к моему появлению, да и ко всем нам. В первый же день он пришел с «добрыми намерениями» к нам в лавку. В ней пока никто и ничем не торговал, мы её только в порядок начали приводить. Вымели кучу всевозможного мусора, подняли грандиозную пылюку – чем и привлекли внимание соседей.

Лех тут же начал все вынюхивать, рыскать недобрым взором по стенам и пустым полкам, попытался заглянуть за занавес на склад, сунулся под прилавок. Краю хитрый мужик сразу не приглянулся, пес оттопырил нижнюю губу и продемонстрировал гостю клыки. Дядька хрюкнул от возмущения и, произнеся приветствие, тут же пожаловался:

– Что это у вас, сосед, собака без привязи такая злобная в лавке? Не ровен час, набросится на гостя, вы бы ее привязали, а еще лучше – за город отправили. Да и поучить ее палкой не мешает, вон как на меня зарычала!

Я даже спиной почувствовал, как напрягся Ларс и занервничал Край.

– Не беспокойтесь, мастер Лех, – лениво отвечаю ему. – Наш пес своих не тронет, и гостей тоже, если будут себя прилично вести.

И добавляю:

– Он только соглядатаев и воров не любит, как увидит, сразу бросается. У магов на обучении был, заклятие такое на него наложено.

И так сокрушенно вздыхаю, дескать, беда просто с этим псом, но поделать ничего не могу.

Лех опять злобно хрюкнул, подобрался на кривых ножках и возмущенно выкатился из лавки.

Ох, чую я будут у нас с ним тёрки…

2

А вот теперь можно и к монахам. Тем паче, что монастырь мы уже нашли, я даже подступы к нему внимательно осмотрел.

Кстати, вполне себе стандартное расположение построек, даже внешне очень похож на своего собрата в покинутом нами городе. Любопытно… надо будет взять на заметку!

Имя того, к кому я должен обратиться, мне известно.

Называю его монаху-привратнику. Тот, кивнув, отсылает меня во внутренний двор.

– Прямо, направо – а там тебя встретят.

И вот я уже сижу в небольшой полутёмной комнатушке. За столом восседает худощавый монах, с интересом разглядывающий посетителя.

– Можешь называть меня – брат Нове. Собратья из Кределя предупредили нас о вашем появлении, но я ожидал двоих…

– Дана Бакли покинула нас. Она, сразу по прибытии в город, направилась, как я полагаю, в местную гильдию магов. Думаю, что за своей частью денег она прибудет самостоятельно.

– Вы расстались?

– А что я потерял в гильдии магов? Это она обязана туда всё доложить, а мне никто таких поручений не давал.

– Мы уже слышали о смерти Хлуда Косы… Это так… неожиданно…

– Я убил его своими руками. Его меч Дана должна предъявить в качестве доказательства.

– Она уже сделала это.

– Ей, что – не поверили?

Монах поджимает губу.

– В смерти Хлуда никто не сомневается. Но Дана Бакли – не боевой маг. А Хлуд никогда не странствовал в одиночку. Как могла… хм-м… хрупкая девушка победить нескольких вооруженных громил?

Коротко поясняю обстоятельства произошедшего.

– Она сказала то же самое. Туда уже выехали несколько членов гильдии – чтобы проверить всё на месте. Слишком уж всё…

– Сомнительно?

– Так никто не говорит. Но ранее подобного не случалось. Поэтому, я вполне понимаю тана Ферре – данный случай требует тщательного расследования.

– Ну, могли бы и у меня спросить…

– Ты – не маг. Извини, но твои слова здесь будут иметь очень небольшой вес. У гильдии магов свои законы, не касающиеся обычных людей.

М-м-да… сурово у них тут…

А если ещё вскроется факт коллективного поджаривания семейства трактирщика… Фиг знает, но по башке ей могут дать качественно! Ладно ещё сам трактирщик и его дочь… но ведь там были не только они! Хотя, с другой стороны – она шарахнула очень даже нехилым заклятием, и это тоже могут принять во внимание. Как она сама говорила – боевыми магами не разбрасываются.

Могут.

А могут – и не принять.

Не зря же монах говорит о каких-то там своих правилах среди магов.

А тут ещё и крайне мутная личность среди помощников…

– И что же мне теперь делать?

– А что ты можешь сделать? Бери свои деньги – и живи. Хватит надолго. А свою часть она заберёт сама.

Если заберёт.

Но монастырь не станет в это влезать – не его дело.

– Ну, надеюсь, ей и за смерть Косы чего-то там перепадёт… Насколько я в курсе – его искали.

– Более того – он входит… входил в список коронных преступников.

Это ещё что за список такой?

Увидев моё замешательство, монах кивает.

– Я и забыл… ты же потерял память!

Как он пояснил, коронные преступники – это особый вид злодеев. Независимо от места его обнаружения, он подлежит немедленному задержанию. И судить его должен специальный королевский суд – как правило, выносящий весьма суровые приговоры. Дело в том, что за одни и те же проступки, в разных местах могут наказать по-разному. А вот у коронного судьи свой взгляд, от местных реалий никак не зависящий. По всем делам, связанным с таковыми злодеями, существует специальная процедура дознания. И факт смерти такового персонажа обязательно должен быть подтверждён. Ибо суд выносит специальное решение – данного «товарища» считать покойником с такой-то даты. Все дела, так или иначе, с ним связанные, прекращаются, и его снимают с розыска.

Есть и нюанс – в случае оправдания коронным судом, все прегрешения, совершённые до этого момента, преступнику прощаются. Даже, если о них никто и не вспомнил непосредственно на суде.

Хм, любопытная трактовка… Типа – коронный суд непогрешим? Раз сказал «белое» – все должны принять подобающую позу и произнести «ку»?

– Понятно… А что сама Дана? Её задержали? В смысле – до выяснения?

– Она не может покидать отведённые для неё комнаты. Стражи, в твоём понимании, к ней никто не приставлял.

– А…

– Гостей она принимать не может.


Весело…

Домашний арест в местной интерпретации?

И, в принципе, я как-то даже понимаю всех этих великих колдунов…

Гильдия магов – в лице Даны, столкнулась с беспрецедентным случаем в своей практике. Как я теперь понимаю, еще никогда в истории гильдии маг, скажем так, «узкого следственного профиля» не мог использовать свое владение магией для реальных боевых действий, т. е. наносить физический урон живой силе врага. Допускалось, что он применит какое-нибудь заклятие из имеющегося арсенала, чтобы запутать следы, сбить со следа преследующих его преступников, или укрыть кого-то от нежелательной встречи, но вот так… чтобы поразить противника силой своих заклятий, без специального обучения и тренировки – это, как я понимаю, произошло впервые. Поэтому все, что касалось Даны, начиная от ее слов и той роли, которую она играла в истории с Хлудом Косой, вплоть до реальных доказательств в виде оружия злодея – воспринималось магами гильдии с превеликим подозрением и крайней настороженностью.

Оно и понятно. Ведь если каждый обученный маг бросится дополнять имеющиеся навыки ещё и способностью к убийству людей, прослышав про случай с Даной, то один бог знает, что может получиться. А желающих «приподняться» тут сразу найдется уйма, это и к бабке не ходи.

Кому самый большой почет и уважение? Боевым магам. Опять же – высокое жалованье и особое положение в обществе – им же. Вот и начнется, выражаясь современным языком, на «рынке» магии разброд и шатание. Каждый станет воображать, что ему вздумается, а это прямой путь к потере стабильности в обществе, а от нее рукой подать до всяких там волнений и беспорядков.

Мне, конечно, сомнения экспертов из гильдии глубоко понятны и даже где-то близки. Я сам, честно говоря, офигел, когда милая девушка спалила одним движением руки дом трактирщика. Если бы я не видел потом ее реакции на содеянное, то никогда бы не поверил, что она раньше так не умела. Поселившись в Киморе, я частенько вспоминал о своей напарнице, уж больно девушка попалась боевая и настырная. И смелая к тому же. Кому как, а мне такие раньше не попадались, и поэтому Дана никак не выходила из головы.

Что так кардинально могло повлиять на ее способности к магии? Чувство опасности да потрясения, которые она испытала в плену у Хлуда? Сомнительно. У нас и до этого были не менее опасные моменты, но огненные шары, которые она швыряла в разбойников, не наносили им особых увечий. Чувство обиды или мести? Да… сомнительно, не верю я в это. А вот то, что она попала под мощнейшее воздействие магического амулета в доме Одноглазого… пожалуй, стоит учесть. Мое присутствие спасло Дану от гибели и своеобразно «искривило» воздействие амулета. И вполне можно поверить, что именно благодаря этому, у нее проявились новые способности. Возможно, и сама Дана – не совсем уж рядовой маг, а имеющий какой-то особый талант к этому делу. Много ль я про нее знаю? Столько времени провели вместе, а толком и ничего о ней не известно.

Подумав об этом, невольно вздыхаю. По совести говоря, выспрашивать у Даны о её прошлом я тогда посчитал неправильным. Ведь и сам за пазухой ого-го какой булыжник прячу! А ее откровенность подразумевала бы встречную открытость уже с моей стороны, чего я пока позволить себе не могу. Вот и выходит, что жить приходится с кучей недомолвок и недоговоренностей, ограничиваясь намеками и полуправдой. Настроение вконец испортилось, и я заставил себя переключиться на другую тему.

Хочешь не хочешь, а надо начинать работать и как-то налаживать жизнь. Для начала я мог бы продавать хотя бы те изделия, которые вез с собой еще для Этномира. У меня добра всякого – полный фургон, даже готовиться специально не надо. Заодно проверю рынок, так сказать. Сориентируюсь на спрос, купим материалы, и пойдет потихоньку работа. Надо только применить, так сказать, научный подход.

За пару дней разложили мы свой товар по полкам, навели порядок, покрасили дверь, прибили вывеску – можно уже и торговлю начинать. Но для начала надо было разделить обязанности.

Края назначили охранником помещения, тут все просто. Собак расположился в углу комнаты за прилавком, откуда ему хорошо была видна входная дверь, в то время как сама собака оставалась практически незаметной. Пес стал совершенно здоровым и упитанным зверюгой с миролюбивым характером и немного дурашливой внешностью. Если бы не смертоносные клыки в громадной пасти, то можно было бы считать его самой безобидной собакой на земле.

Я единолично назначил себя финансовым директором, маркетологом и начальником производственного цеха. При этом подумалось, нет ли у меня мании величия? Решил, что нет, ведь я же не приписал себе еще и функции отдела продаж! На эту позицию из кожи вон лез Ларс. Просительно заглядывал мне в глаза, делал умоляющее лицо и многозначительно вздыхал, поглаживая рукой отполированный за годы использования деревянный прилавок. Я великодушно отрядил его на должность продавца, а заодно и повесил на него снабжение. Радости парня просто не было предела. На моих глазах Ларс начал преображаться. В нем появилась некая степенность и уверенность в себе. Он приоделся в добротный камзол, обзавелся приличной шляпой, а светлые кудри стал завязывать в тугой хвост. Благо, что наших средств хватило бы ещё и не на такие траты… К слову сказать, повезло мне с напарником – он оказался деловитым, бойким и сообразительным парнем. И прямо на ходу перенимал некоторые мои нововведения и ловко внедрял их в нашу реальность.

По моему указанию Ларс в кабаке «шепнул», что новый мастер, мол, ищет работников, и у нас на следующий день буквально стояла очередь из желающих. На должность «рекламного агента» в результате многочисленных собеседований был выбран самый красноречивый из всех претендентов. К слову сказать, найти такового оказалось не очень-то и просто – многие соискатели красноречием не отличались, а некоторые и два слова толком связать не могли.

За небольшую плату новый сотрудник, молодой и шустрый парнишка, должен был слоняться по улице и расхваливать мой товар. Признаться, именно к этой затее Ларс отнесся с недоверием и считал ее пустой тратой денег. Мыслимое ли это дело – платить деньги за разговоры! Я только усмехался про себя, слушая его возмущенные стенания. Однако, покупателей в лавке прибавилось буквально на следующий день. Ларс притих, когда стал подсчитывать дневную выручку.

Но счастье продлилось недолго. Впрочем, маркетинговые новинки долго в одиночестве не живут, на них патент не навесишь. Естественно, в нашем поле зрения моментально нарисовался мастер Лех. По-моему, так он совсем перестал работать и только торчал в дверях своей мастерской, умирая от любопытства и зависти.

Надо отдать должное соседу – он тут же перенял этот маркетинговый ход. Наш ответ последовал незамедлительно – рекламного агента срочно «переквалифицировали» в зазывалу у входа в лавку. Тут же последовала немедленная реакция со стороны Леха. Наглый торгаш воровал идеи прямо на ходу.

Что бы я ни придумывал, Лех буквально к вечеру уже внедрял у себя.

На этом ты и поплатишься, дорогой, ехидно подумал я. Разработал одну многоходовку, авось сработает – запомнил из одной книги по маркетингу, как раз для нашего случая подходит.

Стенания Ларса по поводу ненужных трат перешли в вопли, когда я купил отлично выделанный кусок свиной кожи и сделал под вывеской лавки щит с надписью «Ножи – 3 монеты». Вешая щит, я громко и сокрушенно жаловался, что не могу себе позволить сделать такую надпись прямо на фасаде здания, мол, нет денег на более солидную вывеску.

У меня в лавке были ножи по совершенно разным ценам, и три монеты – это низкая цена. Невыгодно продавать, конечно. Но тут уж мое дело дальше – продать покупателю дешевый нож или уговорить его купить более дорогой товар. Риск есть, но без него от конкурента не отделаться, это я понимал.

На следующий день в лавке постоянно толпился народ, так я думал, дверь с петель снесут. Много спрашивали, кое-что и купили. Реклама все-таки, сильная вещь. В конце дня я как бы случайно не закрыл дверь, входя в лавку, и нарочно громко сказал, еще не войдя внутрь:

– Если так дело пойдет, то мы скоро разбогатеем. Ну и выручка у нас сегодня! Жаль, вывеска маловата, несолидная! А то еще больше бы продали!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении