Александр Конторович.

Экспедиция в завтра



скачать книгу бесплатно

Тяжелые когтистые лапы пробежались по одеялу, и мое лицо пощекотали жесткие усы.

– Василиса! Вам кто-нибудь упоминал про наличие совести?

Без толку… Котища хочет есть и недвусмысленно на это намекает. Хватит, мол, матрац пролеживать, вставай и займись полезным делом!

А с точки зрения кошки таковое дело сейчас только одно – немедленно ее накормить. И ничего тут не попишешь, Василиса у нас сейчас в положении и требует к себе особого внимания. Да, котяток ждем… И по этому поводу ко мне периодически заглядывает наш ветеринар – Олег Палыч. Руки у мужика, реально, волшебные! Во всяком случае, мой домашний (хм…) зверь от них в буквальном смысле балдеет и позволяет делать с собой, что угодно.

Смех смехом, а когда я в прошлом шутил на тему будущего предмета экспорта, то внезапно оказался прав! Наши «кошечки» неожиданно стали очень популярными и востребованными. Не в плане домашней игрушки или прикроватного пуфика, а именно как домашние звери. Это не мода, мать бы ее за ногу. Порода «старопетровская серая» получила признание именно в качестве защитника. Не говоря уже о всяких там мышах и крысах, такая вот коша бесстрашно идет в бой даже на крупную собаку – и зачастую выходит победителем. Редкостная злобность и нечувствительность к боли в ней странным образом сочетаются с преданностью хозяину. Даже маленький ребенок, доведись ему стать обладателем такой вот «кошечки», может быть спокоен – никакая бродячая собака, да и не всякий, между прочим, человек будет в состоянии его безнаказанно обидеть. Кошка с редкостной отмороженностью, ни секунды не колеблясь, нападает на любого, кто пытается причинить вред хозяину. Или ее дому – за него она тоже готова биться насмерть. Если такого вот «котеночка» принесли в ваш дом еще совсем малышом, то, окрепнув и возмужав, он считает его своим. А всех, в нем живущих, членами семьи. И за все это он пойдет в бой, совершенно не задумываясь о последствиях.

Эдакий «сторожевой кот»…

Эта ли химия, что до сих пор пропитывает наши тела и нашу землю, условия ли жизни или все эти особенности вместе вывели такую вот породу – сейчас трудно сказать. Но целая бригада ветеринаров добровольно прописалась в Старопетровске, для того чтобы изучать и развивать популяцию наших кошечек. В городском бюджете появилась даже специальная статья – «кормление домашних животных». И резко офигевший от такого «подарка» Демидыч по первости встретил подобное нововведение в штыки.

– А мышей и крыс я случайно не должен еще пока разводить? – язвительно поинтересовался он. – Чтобы, так сказать, разнообразить пищевой рацион для ваших котов?

Но когда первый мяукающий транспорт оправдал все расходы по своему снаряжению и отправке аж в десятикратном размере, приумолк даже такой прижимистый критик. Так что скоро у нас, того и гляди, даже специальную котоферму заведут – к тому все и идет. А пока всех домашних кошечек поставили на учет, и теперь наши ветеринары ни про кого из них не забывают.

Вот тебе и последствия ядерной войны… кошек на продажу разводим…

Однако – хватит спать! Раз уже и Василиса будит, то лежать долго фиг выйдет.

Вскакиваю и топаю на кухню за едой – себе и кошке.

Быстро организую нам завтрак и, закинув за плечо автомат, давно уже ставший привычным атрибутом избранной когда-то профессии, выхожу на улицу.

М-м-да… дождик.

И ладно бы конкретный ливень! Такие, слава богу, долго не льют. А мерзкий, даже и не «грибной» дождичек, эдакая морось неприятная. Вот подобная погода в здешних краях может быть очень даже затяжной, что не есть хорошо. В частности, еще и потому, что некоторое время назад у нас в городе, точнее – в пригородах, начали обустраивать различные посадки. Не какие-то там подсобные хозяйства – они-то были и раньше, а вполне конкретные, достаточно масштабные посадки всяких полезных вещей. Подсуетился даже и наш химкомбинат, обеспечивший это дело прочной прозрачной пленкой для теплиц. А что ж вы хотите – в городе населения уже под тридцать тысяч, и все время прибывает. Точнее уже почти никто сказать не может. Ибо далеко не все живут именно в городе, есть уже и окрестные поселения, неразрывно с нами связанные. Тут ведь как… устроился здесь жить, хоть и ненадолго, все – обратного хода не будет. И хватанул ты при этом какую-нибудь гадость или нет – никого особо не волнует.

Жил в Старопетровске – стало быть, такой же, как и все они там. И хода тебе в обычную общину уже не будет – только в одиночки. Ставь хутор в лесу, там и живи, если сможешь. И если выживешь.

Не любят нас и побаиваются – и причины этому есть. А уж какие из них мнимые, а какие – нет, так про то мало кто ведает. Устоялось мнение – и фиг чем теперь его перебьешь…

Да и не нужно, откровенно-то говоря.

Нам так проще.

«Боится – значит, уважает!» – давно известная истина. Не мною придумана, так и не мне ее опровергать!

Так что еда нам очень даже нужна! Вот и щиплют травку всякие там коровы и козы. С точки зрения соседей – такие же мутанты, как и мы. Хотя лично я у них никаких изменений не заметил. Не выросла вторая пара рогов, да и копыта – те же самые. И молоко вполне привычный с детства вкус имеет.

Теплицы – они очень нам к месту пришлись. Даже кур стали где-то под городом разводить!

А моя работа – она все та же. Жуткий главарь пресловутых «химиков» – полуночное пугало для некоторых непослушных детишек из окрестных городов и весей.

«Будешь плохо себя вести – Беглец заберет! И утащит в свое подземелье!»

Ей-богу, сам, своими ушами, слышал!

Дожил… теперь мной уже детей пугают…


И кстати… некоторые основания для этого все же есть.

Тут ведь как получается… Голод… он в наших краях частый гость. Нет централизованного завоза продовольствия, неурожаи всякие опять-таки случаются. Много ли ртов может прокормить какое-нибудь небольшое поселение? Если год удачный и урожайный – то все в норме. А если нет?

Город или крупная община тут в выигрыше, у них некоторые запасы имеются. Но где здесь такие города?

Общины – есть немного. Относительно успешные, но ни разу не центры благотворительности. Своих – прокормят, а вот с пришлыми… раз на раз не приходится.

Но город поблизости только один – и все хорошо знают его название.

Нет, мы не жмоты. И часто помогаем, причем совершенно бескорыстно.

Однако же – и не лохи.

Вот приходит год за годом такой «проситель». И весь-то он из себя несчастный, последнюю корову кто-то «только вчера» в лес уволок, овощи кабаны пожрали… словом – тоска! Выслушают такого, отсыплют малость – строго по количеству едоков. И сделают пометочку соответствующую.

Ан нет – и в следующем году у него ровно то же самое! И опять перед дверьми мужик стоит, плачет и рыдает.

Но все это время народ не просто так штаны просиживал. Все, что данного села или общины касается, – в отдельную папочку складывается. Слухи, свидетельства… торговые сделки даже! И всегда интересно становится – это чем же ты, мил друг, приторговывал? А еды ты таким макаром достать не пробовал?

Нет?

А отчего?

А, так ты ею и торговал?

Да, не часто. Но тебе же и самому жрать нечего – откуда тогда на продажу что-то взялось?

Вот такие и похожие вопросики весь год и собираются. Не зря у компов целая бригада аналитиков сидит – есть у них работенка.

Смотришь на такого «несчастного», и на языке всякие нехорошие выражения сами собой появляются.

Но вслух спрашиваешь совсем по-другому.

– Сколько у вас жителей, говорите?

– Семьдесят шесть человек! Это, ежели с малыми считать…

– Угу… Основной ваш доход – охота и рубка леса, так?

– Так… – не понимает вопросов «страдалец». – Ведь лес-то – его есть не станешь!

– Кто б спорил… – пожимаю плечами. – Наверное, именно поэтому вы его на ярмарку и возите… В этом году – аж десять таких поездок было!

Вот, кто поумнее, так сразу же что-то просекать начинает. И разговор под благовидным предлогом, разумеется, сворачивает быстренько. Но… попадаются и другие.

– Дык! Возим, а что?

– Да ничего, в общем… Я вот смотрю, а что же вы там такое покупаете? Оружие, патроны – ну, это понятно. Выпивка? Хм… Ткани разные, обувь… а вот это что за статья? «Предметы роскоши»?

Ну, по правде сказать, у нас тут много чего в эту графу вписать можно. Даже тривиальную гитару туда впихнуть без проблем – так она еще и стоить будет ого-го! Но всякие там красивые ткани, хорошая посуда – без этого, что, вообще никак не прожить? Мужик, у тебя вообще-то только недавно голод был! Ничто не подсказывает, что надобно хоть какие-то запасы сделать? Что ж ты еду-то не закупаешь?

А зачем?

Когда есть богатые лохи? Попросил, покривлялся, рубаху на груди разорвал – и ажур! Идут к тебе подводы с продовольствием…

Как, не идут?!

Да, вот так…

– Вы продавали на рынках консервы из наших прошлогодних поставок. Вот список. Неполный, кстати. Мы работаем над его пополнением. Ничего пояснить не желаете?

– Э-э-э… ну…

– Вот стоимость поставки в прошлый раз. Оплатите – будет разговор. Не оплатите…

– А чего дорого-то так?!

– Повышающий коэффициент. За хитрожопость.

Немая сцена…

А не надо полагать себя самым умным!

Но бывает и иначе. Когда голод – увы, пугающая реальность. Когда нет никакой возможности не то что накормить людей, но и просто выжить. И в этой ситуации главенствует железный закон – кормят тех, кто может добыть еду. Или что-то, что можно на эту еду обменять. Мне сложно осуждать жителей тех деревушек, которые руководствуются подобными правилами. Это – их жизнь. А мы, к сожалению, не настолько сильны, чтобы кормить и обихаживать всех голодных и страждущих.

И поэтому существует еще один путь…

Когда голод подходит настолько близко, что никаких вариантов попросту уже не осталось.

Или в ситуации, когда всем надо уйти – и быстро. Причины могут быть разными… И не каждый способен вынести такой путь.

Тогда каждый может привести своего ребенка не старше десяти лет на ближайший блокпост Старопетровска.

Скажи несколько слов – их тут знают все.

«Я хочу отдать своего ребенка Беглецу».

Тогда выйдет к тебе дежурный «химик». Осмотрит твое чадо – все ли у него на месте, нет ли совсем уж неизлечимых заболеваний. Поговорит с ним с глазу на глаз так, чтобы никто не слышал этого разговора.

И положит перед тобой мешок с продовольствием и лекарствами. Дробовик, два десятка патронов и две фляги со спиртом.

Установленная плата родителю, который отдает нам своего ребенка.

И все.

Больше ты не увидишь его никогда. Попавшие к «химикам» не возвращаются домой.

Можно рвать на себе рубаху, матерно крыть сотрудников блокпоста и требовать личной встречи с Беглецом. Мол, верните мне мою кровинушку!

Можно.

Но – ты отдал его сам.

Продал, если быть более точным.

И на этом – все.

Только лязгнут затворами бойцы на блоке, и мотнет отрицательно головой дежурный «химик». Кончились все разговоры, мужик…

А эти дети попадают в школу. Их откармливают до нормальной кондиции и лечат от всевозможных болячек, на которые они иногда попросту не обращают внимания – привыкли…

Это не совсем обычная школа – тут учат не только читать и писать. Кстати, многие этого не умеют… Здесь можно научиться тому, как выжить в глухом лесу или в развалинах разрушенного города. Починить сломанный механизм или собрать его заново из запчастей. Составлять растворы и производить анализы почвы.

Мы стараемся – готовим себе смену. Сейчас таких ребятишек уже почти восемьсот человек, некоторые уже и самостоятельную практику проходят.

Почти все наши научные специалисты читают тут лекции, учат парней и девчонок математике и химии, показывают, как правильно обрабатывать детали на станках, и много еще чего преподают… Увы, своих детей у нас пока рождается не так уж и много, народа постоянно не хватает. А отдать в город кого-то на обучение рискнет далеко не каждый окрестный житель. Да что там – не каждый! Никто по доброй воле не отдаст!

Только так, когда сильно припрет!

Вот и не верь после этого жутким рассказам о Беглеце…

Мало кто наберется смелости сказать, что отдал своего сына или дочь сам – всегда в этом кто-то еще виноват будет. Да и почти каждый такой лесовик считает себя куда как более хитрым, нежели какой-то там «химик»! И тут – такой облом!

Нет, это не я такой оказался бессердечный – проклятые старопетровцы обманули!

И ведь верят же!

Может, в душе-то и думают что-нибудь, но прилюдно не сомневаются ни в едином слове. Или, по крайней мере, делают вид, что верят. А что уж там у кого в башке…


Впрочем, я не мозгокопатель – на это есть другие, специально выделенные для данной цели люди. Моя же работа куда как более прозаична – торговля, разведка… и все, что этому сопутствует.

А еще нам сегодня предстоит инструктаж.

Несколько выпускников школы с нынешнего дня приступают к работе в составе мобильных групп. Наше будущее пополнение, причем выращенное с молодого возраста! Очень хочу надеяться, что у этих ребят дело пойдет куда лучше, чем у нас. Мы-то этому учились на ходу, методом проб и ошибок, а им все старались растолковать заранее.

Любой выпускник может качественно оказать первую помощь, разобраться в каком-либо сложном механизме и даже что-то починить. Ну и при попытке силового «наезда» они тоже не станут легкой добычей… И по ведомству Озерова[1]1
  Служба безопасности.


[Закрыть]
кое-что народ соображает, так что смена, надеюсь, вырастет достойная.

Всего их десять человек – первый выпуск, который предназначен именно для нас. Все предыдущие шли на производство и во всякие там лаборатории – именно там ощущался самый сильный кадровый голод. Теперь вот и до нас очередь дошла.

– Всем здравствовать!

Курсанты вскакивают и отвечают почти в унисон.

– Садитесь!

Семеро парней и три девушки. Хм-м-м… будущие «химички»? Но раз строевой отдел их пропустил, то определенными склонностями и познаниями они должны обладать. Там тоже далеко не лохи сидят, умеют правильно подобрать место каждому курсанту. Во всяком случае, серьезных ошибок за ними пока что не имеется.

– Завтра у вас первый выход на маршрут. Легенду, карту – все изучили? Кстати, старший у вас кто?

Встает русоволосый паренек. Несмотря на молодые годы, он достаточно плотно сбит и видно, что неплохо тренирован. Хотя… что теперь считать молодостью? В его шестнадцать лет сверстники, живущие в окрестных деревнях и общинах, уже имеют свои семьи. А у некоторых – так и дети растут. Такого понятия, как брачный возраст, там попросту не существует – и в четырнадцать лет девчонку могут выдать замуж. А что поделать? Людей не хватает не только у нас, да и детская смертность, увы, не как в старые времена…

Впрочем, за бывшей границей – так и вовсе тоска… Там хорошо, если из десяти новорожденных выживут уже четверо. Отравленная почва, вода, нехватка всего и вся – это как-то совсем не способствует счастливому детству. Да и бардак там… наши «князья» отдыхают! Там такие отношения только-только силу стали набирать. А до этого резали друг друга с нездоровым азартом. Пробовали, по давней привычке, и к нам с такими заходами заруливать.

М-м-да…

Большинство так в лесах бесследно и сгинуло. И концов никаких не нашлось. А мы, уже традиционно, никак не комментируем судьбу таких вот «ловцов удачи». Ушел, пропал – а мы-то здесь при чем?

А на наглые требования провести какое-нибудь расследование… Ну случается, что шальной (интересно, откуда взявшийся?) снаряд «случайно» упадет прямо в центре того самого поселения, откуда выдвинулись эти самые «ловцы». Да и не один снаряд… иногда – так и парочка… или даже больше… смотря какое поселение. И насколько часто в таких вот выходах замешанное.

У нас даже и танки «бродячие» откуда-то брались – и ничего.

Но вот желание смотреть в нашу сторону жадными глазами такие вот «случайности» отбивают очень хорошо. Сразу – годика эдак на три.

Пока не подрастут новые «искатели приключений».

Вот спрашивается, а чего вы на нас-то уставились? Что, на западе так и вовсе взять больше нечего? Ах, война… А кто ее развязал? Не помним, склероз? Сочувствуем. Но вот у нас этой болезни нет, можем кое-что пояснить. Доходчиво так…

До многих доходит с первого раза.

До некоторых (а особенно потомков всяких там «несчастных беженцев») так и с третьего-пятого никак в башку не умещается.

«Грабить – нельзя!»

Это, простите, как так? А если очень хочется?

«Русских – грабить к р а й н е небезопасно!»

Это что ж такое получается, я с соседями, что ли, воевать должен? Так ведь и они ко мне могут так вот «в гости» пожаловать… Русские – они далеко… не придут…

Придут.

И никакие расстояния тому помехой не станут. Мы всегда приходим к своим обидчикам. И вот тут уже все, реально, похрен.

Деревня снабжала грабителей? Да.

Кормила-поила-растила? Да.

Пользовалась – или рассчитывала пользоваться награбленным? Ну, а как же!

Тады – ой…

Некуда уцелевшим грабителям будет награбленное стаскивать. Новенький матрац как-то вот плохо смотрится на свежем пепелище. Тут дом стоял? Да ладно… когда это было!

Невиновных – нет.

Здесь повсюду (и у нас в том числе) давно действует закон круговой поруки. Община отвечает за все, что сделает любой из ее членов.

Не мы это придумали, да и не в наших краях это впервые возникло, но в общении с заграничными обитателями таковых принципов придерживаемся свято. Ну, а то, что доктора не любят своих лекарств… раньше надо было думать, господа! Местную бесшабашную вольницу в узде, наконец, держать. Это ваши люди – вам с ними и жить. Или будете расхлебывать последствия.

Вот и возвышаются в некоторых местах вдоль границы зловещие буквы «Х» как ненавязчивое напоминание о том, что тут когда-то кто-то проживал. И плохо себя вел… по отношению к нам.

Себя – хоть живьем жрите! Но свои порядки на нашу землю не распространяйте.

Будет больно…

У нас все же попроще. Главенствующий т а м принцип «человек человеку – волк» как-то не очень прижился в здешних краях. Было, да и есть – кто б спорил-то! Но все же не так, как за бывшими рубежами, да…

Там и зачатки кое-какого порядка стали образовываться совсем недавно. Аналоги наших «князей» в пересчете, разумеется, на местные реалии, начали возникать относительно недавно. А так – все больше общинами «вольных хлебопашцев» да всевозможных «вольных поселений» как-то перебивались. Ну с поселениями-то да еще от кого-то там «вольными» – это пусть потом какие-нибудь будущие историки разбираются, от кого там пресловутая «воля» была. А вот относительно «хлебопашцев»… тут ситуация намного интереснее!

Где пахать, в принципе было. Не все земли еще ухитрились застроить супермаркетами и «экологическими» поселками. Кстати, пресловутая «зеленая» энергетика, которой там так кичились, – это первое, что крякнулось опосля ядерной войны. Как «внезапно» выяснилось, электричество-то она дает… Да только вот далеко не в том количестве, как требуется. И ремонта и обслуживания это оборудование требует почти постоянного. Нет, какой-нибудь отдельный дом освещать – милое дело! Тут всего хватает.

А вот заводик, даже и самый небольшой… вилы…

Банальные аккумуляторы – многие из них вышли из строя уже через год-два. И новых, оказалось, взять негде. От слова – совсем. Где тот благословенный Китай, откуда все и завозилось…

Было – у нас. Не так, чтобы до фига, но кое-что делали. И когда из-за бывших рубежей притопал к нам очередной купец с заказом на вожделенные аккумы, он был неприятно удивлен категорическим отказом. Внезапно выяснилось, что некоторые виды товаров продавать ему никто не собирается. Ни за какие деньги вообще.

– А за каким хреном нам развивать вашу экономику? И способствовать восстановлению промышленности? Даже и самой мелкой… Мы что, так сильно соскучились по конкурентам? – недвусмысленно пояснили купцу.

– Но мы платим! Много!

– Другие тоже. И при этом они не создают нам никаких проблем.

И все – хоть башкой о стену колотись. Так никто и ничего не продал. Покупатели бегали жаловаться, просили войти в их положение и все такое прочее…

А вот это они зря!

Никакого сочувствия к тем, от кого к нам приходили такие вот «лихие люди», ни у кого даже и в зародыше не имелось. И просьбы понимания не нашли.

Для освещения домов вам вполне хватит всяких там солнечных панелей. А про все остальное – забудьте! Что вы говорите – свет горит только днем? Так ночью спать надобно…

И насколько я в курсе дела, такая торговая политика приблизительно одинакова на очень большом пространстве – не продавать соседям ничего, что может быть использовано нам во вред. Есть, правда, некоторые несознательные «товарищи»… Но есть и исключения – все, что имеет отношение к вычислительной технике, мы берем не торгуясь. И вот тут… Словом – все сложно.

Так вот – о хлебопашцах.

После того, как пролетела над миром война, вернувшиеся к мирной (хм…) жизни люди внезапно обнаружили, что с посевами как-то вот не того… Это корова или коза в принципе может сожрать все, что растет. А вот для того чтобы что-то выросло на поле или в огороде, надо для начала чего-то в землю бросить. Или посадить – кому что больше по нраву.

Семена были. И первый урожай получился… ну, словом, кое-что выросло. На радостях большую часть тотчас же торжественно сожрали. А остальное оставили на семена. Впрочем, лучше бы съели все сразу… было бы что потом вспоминать.

Ибо, как «внезапно» оказалось, в подавляющей массе э т о зерно для посевов не подходило. Совсем – ибо это не предусматривалось теми, кто данный сорт зерна создавал. Надо – купи семена и сажай. Все прогрессивно и в ногу со временем! Но вот новых семян «отчего-то» не завезли. А время, позабыв спросить соизволения, убежало куда-то туда… далеко, в общем. Коротковаты оказались ноги – не догнать!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5