Александр Кондратов.

Новый мир. Правила жизни



скачать книгу бесплатно

– В полной мере, – ответил я, внимательно вслушиваясь в слова гнома.

– Вся крепость уже гудит о том, кто решил нас «посетить». Это значит, что скоро об этом могут узнать не только другие гномы, но и разведчики от других государств. И если гномы предоставят защиту тебе практически наверняка, так как люди всегда были почитаемы гномами, то те же эльфы захотят разобрать тебя на части. Поэтому тебе выгодно и жизненно важно слушаться меня, хоть немного.

– Я все понимаю.

– Тогда слушай правила, – гном стал загибать пальцы, – нахлебники нам не нужны, поэтому найдем тебе работу, чтобы ты сам оплачивал крышу над головой и еду. Во-вторых, тебя нужно будет вооружить. Тут уже я помогу, оплачу работу кузнеца. Он сделает для тебя подходящий меч…

– Есть одна проблема, – прервал я гнома, – я совершенно не владею ни мечами, ни чем-либо еще из холодного оружия. Разве что ножами немного.

– Это как?! – опешил гном.

– У нас совершенно другое оружие, да и не разрешают его носить гражданским. Так что мечом я смогу орудовать только как дубинкой, – пояснил я.

– Ладно, с этим потом разберемся, в любом случае меч ты получишь, завтра с утра зайдешь к кузнецу, чтобы он взял нужные параметры с тебя. Еще я дам прямо сейчас тебе три золотых серебром, их ты отработаешь позже. Ах да, забыл. Деньги у нас считают так – один золотой равен двадцати серебра или двум тысячам меди. Потом сам разберешься. Вот, – гном достал из ящика стола туго набитый мешочек и протянул мне, – одежду купишь сам, какая подойдет. Вот, возьми плащ. А то ты в какой-то уж очень тонкой и короткой одежде, замерзнешь, уже осень.

После недолгих размышлений решил сразу накинуть плащ, чтобы хоть немного привыкнуть к местной одежде. Он был неказист на первый взгляд, но довольно удобен, хоть и был немного коротковат, для меня как кожаная куртка. Плащ отличный, удобный, с капюшоном, который я, к сожалению, не смог натянуть на голову. Ладно, с одеждой разберусь, а в шортах и футболке, которые имел в виду гном под «короткой одеждой», я был только потому, что шел с тренировки, когда меня сюда занесло. Так-то у меня в сумке…

– А где моя сумка? – спросил я, вспомнив о ней.

– Здесь, – сказал гном, указав на большой железный глухой шкаф, – в ней нет ничего опасного?

– Нет, только немного одежды и еще по мелочи, – ответил я.

Покосившись на меня, гном подошел к шкафу и отпер его массивным ключом, достал оттуда большую спортивную сумку. В ней было немного: ветровка, джинсы, сменная пара обуви, перчатки для тренировок и бутылка с водой, и еще по мелочи. Вот и весь набор. Теплую одежду я надену чуть позже, сейчас дослушаю гнома.

– Так, ладно, с этим разобрались. Что еще? – гном почесал макушку, – Ах да, на нашу деревню часто нападают все, кому не лень. Обычно разная шелуха, но бывают и подготовленные диверсанты. В общем, если услышишь звон колокола, то не высовывайся и не выходи на улицу. Нельзя, чтобы о тебе узнали возможные враги.

– Ясно, – кивнул я, – это все?

– Пока да.

Кстати, мое имя Доринер. Я сотник и по совместительству комендант деревни Рикавис. А тебя, если я правильно понял, Глебкалинин?

– Глеб – это имя, а Калинин – фамилия. Ну, вроде принадлежности к роду, – пояснил я.

– Понятно, значит, Глеб, – кивнул Доринер, – не буду тебя утомлять всем остальным, и так вижу, что хочешь отдохнуть. Да и поесть тебе не помешает.

На слова о еде мой желудок немедленно откликнулся требовательным урчанием. Да и вспомнилось, что пить тоже хочется. За разговором я старался особо не обращать на жажду внимания, но теперь стало довольно неприятно от ощущения голода.

– Доринер, а какую работу ты хочешь мне дать?

– Пока не знаю, тут надо с остальными посоветоваться. Я, честно говоря, не рассчитывал на то, что нам удастся договориться. Кто знает, что у человека в голове твориться, вдруг бы ты стал нас пытаться убить? Вот и не стал загадывать.

– Ясно, – хмыкнул я, – так что, куда мне идти-то? Я же у вас совсем не ориентируюсь.

– Не волнуйся, тебя проводят до трактира, – ответил гном, а потом повернулся к так и стоявшему неподалеку гному, – Гринор, сопроводи нашего гостя. В трактире тоже ему помоги, а то с непривычки растеряется, – гном усмехнулся.

– Хорошо, – немного дрожащим и довольно молодым голосом ответил закованный в латы гном. Я удивился, каким образом его понял, но заметил у него на шее амулет, такой же, что и у Доринера.

– Доспехи можешь снять, они уже ни к чему, – великодушно разрешил Доринер, – а теперь ступайте, мне еще кое-какие дела нужно решить.

Гном по имени Гринор, что-то сказал мне, а потом махнул мне рукой и пошел к двери. Теперь понятно, зачем он вообще мне нужен. Я же даже на пальцах ни с кем объясниться не смогу, уж слишком гномы другие и вряд ли поймут моих жестов.

Я молча побрел за гномом. Вот сколько читал книг про попаданцев, всё не любил, когда главному герою сразу все по полочкам раскладывают, говорят, какой он уникальный и все такое. Вот только теперь все это смотрелось в другом свете. Мне, возможно, очень повезло оказаться у гномов. Если верить Доринеру, другие, вроде эльфов, меня на запчасти бы разобрали, а он, такой хороший, не только не убил, но и разъяснил все и понятно намекнул, что лучше мне не выпендриваться и слушаться добрых и хороших гномов. Ох, дела…

Жаль, что в этом мире нет людей. Так бы я мог хоть попытаться затеряться среди них, а тут я как яркий вымпел – сразу видно издалека, что идет ЧЕЛОВЕК. Интересно будет еще узнать, какими тут людей знают. А то вдруг они вообще по легенде младенцев ели, а тут я такой красивый появился! Вот и отыграются. Точно нужно выпить чего-нибудь градусов под сорок, желательно, литр.

Гномы за дверью дернулись было, когда мы вышли, но мой «конвоир» на них рявкнул, и они успокоились. Гном дальше повел меня в «большой мир». Он подошел к большой двери и толкнул ее, выходя наружу. В глаза ударил яркий свет закатного солнца, на мгновение ослепив. Но вот глаза снова видят, а я получил возможность осмотреть место, куда я попал.


Отступление.

Сразу после вышеизложенного.


Доринер смотрел стеклянным взглядом прямо перед собой. За этот бесконечно долгий день, пока гном ждал прихода человека в сознание, пока говорил с ним, он ужасно устал. Сотник даже и припомнить не мог, когда последний раз так волновался.

– Господин сотник, можно? – на пороге показался крепкий гном. Это был заместитель Доринера, по совместительству его добрый друг.

– Шинд, что ты как у чужого? – обиделся сотник на такое обращение друга, – Уже вечер, можно все эти формальности отбросить.

– Как скажешь, Доринер, – усмехнулся гном, присев на стул напротив коменданта, – ну что, как все прошло?

– Вроде бы нормально, – ответил сотник, – человек понимающий и разумный. Если не начнет чудить, то, возможно, все обойдется нормально.

– Ты так в это веришь? – скептически усмехнулся собеседник, – Ты же сам понимаешь – старейшины, едва узнают о человеке, сразу его прикончат. Не хотят они, чтобы что-то меняло сложившийся порядок вещей. И плевать они хотели, человек он или нет. Ему не выжить.

– Думаешь, я сам не понимаю? – огрызнулся Доринер, – Но это… неправильно. Чем этот человек заслужил смерти?

– Пока что ничем, – согласился Шинд, – честно говоря, лучше бы он ее чем-то заслужил. Так бы проблем меньше стало.

– Кровожадный ты, – покачал головой Доринер, – веришь, нет, но я действительно хочу помочь этому человеку.

– Я так понимаю, что тебя уже ничем не переубедить? – задал риторический вопрос Шинд, – Ладно, выкладывай свой гениальный план.

– Гринор наверняка напьется, – начал сотник, – проверим реакцию человека на это. Что он будет делать. Еще поговори с Торклу Меем.

– С этим старым грибом? – усмехнулся Шинд, – Поговорю. Даже знаю, о чем именно с ним говорить.

Доринер мысленно усмехнулся. Они понимали друг друга с полуслова. Гном был рад, что его друг поддержал стремление сотника помочь человеку. А еще эти три золотых, что сотник дал человеку… мелочь, но можно проверить, как человек будет распоряжаться деньгами. И как он будет работать.

– Доринер, а что насчет коня? – спросил Шинд.

– Того самого? Думаешь, он дастся человеку? Эту зверину мы всей сотней унять не могли, – с сомнением покачал головой Доринер, хотя мысленно лишь усмехнулся своему актерскому таланту.

– Я чую, что этот конь не прост. Да ты и сам видел – огромный, черный, как смоль, мускулистый. Таких я не встречал, хотя повидал много.

– В любом случае, попытка не пытка, – заключил гном.


Конец отступления.


Дом, в котором я только что был, стоял на холме. Ниже находились разнообразные каменные дома. Крыши у них были черепичными. Все дома были приземистыми, маленькими, с узкими оконцами, как бойницы. Всего домов было десятка два, не больше. С одной стороны деревни поднимался черный дым, там, видимо, кузница.

Всю деревню опоясывала высокая каменная стена, на которой стояли небольшие фигурки, закованные латы. Коротышки, особенно издалека были похожи на пивные бочонки – низкие и крупные. Все вокруг было настолько реальным, что даже опешил. В голове никак не укладывалось, что я не в своем городе, не в своей стране и не на своей планете.

По улицам деревни шатались гномы. Их было немного и практически все закованы в латы. У всех гномов, в том числе и у тех, кто меня вел из тюрьмы, латы были абсолютно одинаковыми. И если следовать логике, то все эти гномы – солдаты. У каждого из них было по два коротких топора на поясе, плюс длинная алебарда в руках. Вот это я понимаю – воины! Даже близко не похожи на голливудских рыцарей – никаких лишних и глупых деталей, все выглядит внушительно и грозно, а отполированное до зеркального блеска оружие даже близко не напоминает игрушку.

Я так и не переоделся, решив сделать это уже там, где буду спать. Поэтому сейчас я выглядел весьма комично – ноги в кедах, выше короткие шорты, на торсе плащ, который явно мал. Хорошо хоть на голову ничего не прицепил. Вообще, я контрастировал на фоне гномов только благодаря своей комплекции, если не считать одежду. Имея от природы высокий рост, я еще обладал и широкими плечами. А регулярные занятия в тренажерном зале сделали из меня внушительного на вид мужчину, хотя лицо у меня молодое. Но это только я такой. А ведь современное поколение ничего тяжелее телефонов в руках не держало.

Вообще, сейчас молодое поколение, на мой взгляд, самое позорное. Одни курят, другие пьют, третьи постоянно в интернете сидят. И пусть любовь к спорту начала расти, но это настолько незаметно, что современные дети кажутся все, как на подбор, слабыми и изнеженными благами цивилизации. А уж воспитание на глупом телевидении и лживой пропаганде соцсетей просто добило бедных детей.

К чему это я? А к тому, что возьми какого-нибудь парня моего возраста сюда – он бы казался просто высоким задохликом. И пусть он был бы выше местных, но было бы это единственным преимуществом. И у него не было бы шансов приспособиться к местной жизни – тут нужно иметь силу, решимость и готовность убить при необходимости. По крайней мере, я так представляю средневековый мир. Лично я вполне имею шансы начать тут новую жизнь – ведь там, на родине, я просто детдомовец, живущий на копейки, переживший столько, что в этом мире будет легко освоиться. Я надеюсь.

Ладно, отбросим грустные мысли! Мне еще хоть немного освоиться здесь нужно, да и изучение языка никто не отменял. Не у всех же есть «понималки» как у Доринера. Кстати, он же говорил, что они работают только с теми, кто владеет магией. Но как тогда он сам смог ее использовать, если по его же словам гномы не владеют магией? Или нужно, чтобы только один собеседник обладал способностями? Хрен его знает.

Мой сопровождающий гордо шел впереди, одаривая прохожим такими взглядами, будто он президента сопровождает. А те, в свою очередь, его даже не видели, смотря только на меня. Я был как диковинная зверушка, о которой все слышали, но никто не видел. Честно говоря, было жутко непривычно и неприятно. Ну, хоть пальцем не тыкали, и на том спасибо.

Но что меня больше всего радовало, так это тишина. Нет, гномы тут галдели наперебой, но в сравнении с вечным гулом города, это была тишь да благодать. А запахи природы витали вокруг, радуя меня своей чистотой и реальностью. Он были сильны, ведь деревня стояла посреди большого поля, окруженного лесом.

Но вот короткая прогулка по широкой улице, похоже, единственной в деревне, подошла к концу. Гринор остановился около выделяющегося на фоне остальных домов трехэтажного каменного здания, стоящего на большой огороженной территории. С одной стороны этой территории стояла длинная конюшня, рядом с которой находились разнообразные фургоны. Точно – трактир.

Гном уверенно пошел к парадному входу, я за ним. Немного боялся, ведь если в трактире много народу, то наверняка они начнут на меня глазеть. А это неприятно. Да и выгляжу я не очень, и если местные выглядят довольно опрятно и… правильно, что ли, то я похож на оборванца. Ладно, может, завтра поговорю с Доринером, чтобы он помог мне разобраться с местными реалиями, а конкретно с одеждой.

Едва я перешагнул порог трактира, как меня накрыла мощная звуковая волна. В очень просторном зале с высоким, до самой крыши, потолком сидело с сотню глоток, активно переговаривающихся между собой. Стоило мне войти, как по залу пошла цепная реакция. Первыми замолчали ближайшие ко входу столы, а сидевшие за ними гномы разинули рты. Потом пошли следующие по отдаленности столы, пока не замолчали самые дальние.

Я замер, напряженно оглядывая местных. В основном были гномы, многие из которых были при оружии, пусть и не в латах, но кольчуги были у всех. Но в зале присутствовали не только коротышки. За одним из столов у стены я приметил довольно крупных парней, всматривавшихся в меня, словно в кусок мяса. Они были одеты в минимум одежды, а оголенные участки кожи казались мне зелеными. Хотя почему казались – они и были зеленоватыми.

У этих странных существ был довольно приличный рост, это видно даже когда они сидели. Внушительные габариты и угрожающие клыки, видневшиеся из-под нижней губы, делали этих существ пугающими на вид. К счастью, зал снова оживился – а меня теперь лишь косились, занимаясь своими делами.

– Что это за существа? – спросил я у гнома.

– Это орки! – пояснил с большой долей презрения тот, проследив за мои взглядом, – Лучше с ними не пересекаться. Агрессивные и злобные, а драку любят, как гномы механизмы.

– Понятно, – кивнул я.

Гринор повел меня куда-то к углу, лавируя между лавками и столами. Я брел за ним, вслушиваясь в разговоры оживившейся толпы.

И вот Гринор усадил меня за угловой стол, а сам подозвал девушку гномку с подносом и стал ей быстро что-то говорить, я особо не вслушивался. Та что-то черкала в небольшом блокноте с желтоватыми страницами (у них есть бумага, вот радость!), при этом разглядывая меня исподтишка. Заметив мой взгляд, она отвернулась, густо покраснев. Ни хрена себе, это что такого могли про меня напридумывать, что от одного моего взгляда молодая девчонка так покраснела? Ох уж эти деревни, слухи расползаются со скоростью света, при этом сильно изменяясь.

Я оперся спиной о стену, позволив себе расслабиться. Прикрыв глаза, я стал слушать общий гвалт зала, и мне даже на миг показалось, что я вернулся обратно на Землю. Но нет, вокруг все так же были вооруженные гномы, что-то яростно обсуждавшие друг с другом.

Язык гномов был довольно грубым по звучанию, точно подходит под бас самих гномов. У меня голос был мягче – баритон. Причем, голос был певучим, да и слух у меня присутствовал, хотя я никогда не занимался вокалом – только игрой на гитаре. И сейчас, сидя за столом с закрытыми глазами, я вдруг почувствовал непреодолимое желание спеть что-то подходящее настроению.

На ум пришла одна красивая песенка из одного русского мультфильма. Очень красивая песня, она мне показалась подходящей под ситуацию. И я запел. Голос был поначалу хриплый, но потом быстро пришел в норму, тихие слова полились над столом, слышимые лишь одному мне. Красивая песня, называется «Перышко».

Я забылся. Мне всегда нравились только русские песни, не современные, а старые. У них всегда был глубокий смысл, а красивые, чувственные голоса исполнителей с не менее красивой музыкой пробуждали в душе странное чувство – одновременно хотелось плакать, смеяться и молчать, замереть и двигаться. И при этом ничего не замечал вокруг, целиком и полностью поглощался песней. Это, возможно, было единственное время, когда я не предавался своей извечной паранойе.

И вот последние слова песни слетели с моих уст. На душе стало легко. Но только еще больше захотелось выпить. Да и поскорее разобраться с возникшей ситуацией. Не люблю неопределенности.

Я открыл глаза и удивленно посмотрел на Гринора и разносчицу. И если гном смотрел на меня с восхищением, то девушка вытирала краешком одежды блестящие слезы. Она поставила поднос со снедью на стол и быстро убежала. Гном заговорил на чистом русском, спасибо амулету:

– Это была очень красивая песня! – пораженно сказал гном.

– Неужели? – усмехнулся я, – Прям-таки и красивая? Простая песня.

– Главное – не песня, а ее исполнение! – важно заявил гном, – Ты же эмоциями так ударил, всех в зале зацепило! Они просто не поняли, откуда такие эмоции, а так бы тоже сейчас к тебе приставали.

– В смысле, эмоциями? – не понял я.

– Ну как же! Эмоциями! Ты пел и так живо и чувственно представлял все, что всех достало! Наши-то менестрели ни голоса не имеют, ни петь нормально не могут!

– Да объясни ты, наконец, что ты имеешь в виду? – я поторопил гнома, хотя настроение было отличное.

– А у вас что, не так поют? – удивился гном. Он хотел еще что-то спросить, но под моим взглядом решил пояснить, – Хотя, что же я, у вас там все по-другому! Так вот, когда ты поешь, то внутри испытываешь эмоции от песни. И ими ты как бы делишься с другими, вкладывая их в каждое слово! И если ты умеешь петь так, что в слушателях просыпается то же чувство, что и в тебе, то и голос не нужен. Вот ты сейчас и пел красиво, и эмоциями так делился, что вон, Мирту аж прослезиться заставил!

– Хм, – я пытался переварить необычное представление местных о песнях, – то есть, если бы я спел что-то о войне, то вы бы за оружие схватились?

– Смотря, какая песня, – Гринор задумался, – кто-то вспомнил бы свое боевое прошлое, кто-то бы драться захотел, а кто-то бы потрясал оружием в знак одобрения, тебя как принято у воинов. Но у орков лучше такого не петь, а то проблем не оберешься!

Гринор засмеялся своей незатейливой шутке, я из вежливости тоже изобразил смех. А сам заинтересовался идеей. А что? Устроиться местным артистом, песен я много знаю! Греб деньги бы лопатой и в ус не дул, хех! Но вообще идею стоит обдумать, мало ли что в жизни бывает?

Так, а что это я не ем? Непорядок! Нужно срочно исправлять это недоразумение, иначе меня свой же желудок проклянет! Я осмотрел принесенную еду взглядом голодного волка. Рот машинально заполнился слюной, а руки схватили первую миску. На подносе стояло полно глубоких мисок с разными яствами – мясной похлебкой, отбивной, картошкой с тушеным с овощами мясом. И во сколько же это все обошлось? У нас одна отбивная стоила бы в половину моей зарплаты, это точно.

– Гринор, и дорого все это дело стоит? – я окинул рукой поднос, обеспокоившись дороговизной ужина.

– Да нет, – махнул рукой гном, – пятнадцать медяков, и восемь еще за пиво.

Так, посчитаю. Если мне дали три золотых на первое время чтобы освоиться, то у меня, если я правильно запомнил, шесть тысяч медных монет. Скажем, один обед будет стоить двадцать медяков. Если есть так три раза в день целый месяц, то потрачу только тысячу восемьсот монет. Это хорошо! Значит, денег мне на пропитание дали достаточно! Хотя стоит узнать, сколько стоит проживание в этом месте. Почем местные халупы со всеми удобствами? А вот сейчас и спрошу!

– Гринор, – позвал я увлеченно жующего гнома. Он, похоже, давно не ел. Пока с другими гномами меня караулил, не поел? Зря! Но вот он отвлекся от бесспорно важного дела, взял переводилку и вопросительно посмотрел на меня, – сколько тут стоят комнаты? Хотя бы самые простые.

– Не дорого. Самая дешевая – это маленькая коморка с одной кроватью и стулом – пять медяков в сутки. Самая дорогая, со всеми удобствами – три серебряных в сутки. Обычная комната, чтобы просто в ней жить – двадцать медяков в сутки.

– Ясно, – я прикинул расходы и задал последний волнующий меня финансовый вопрос, – Гринор, вот ваш сотник пообещал мне работу, чтобы отработать три золотых и просто заработать себе на жизнь. Что он может мне подобрать, и сколько примерно я заработаю?

– Это вопрос не простой, – гном задумался, даже ложку отложил, – скорее всего он предложит тебе просто физическую работу, причем, на виду, уж извини за честность. Может на склад отправить, там ты за десятицу точно серебряных восемь-десять заработаешь. Может еще к кузнецу или плотнику нашим, им постоянно помощь нужна. Там примерно столько же денег.

– А десятица – это десять дней, я так понимаю? – уточнил я и получил утвердительный кивок. Потом задумался.

То, что меня будут держать на виду – так кто в этом сомневался? А вот то, что за десять дней я заработаю, округлю, десять серебряных, а за целый месяц выйдет полторы золотых монеты, меня не особо радует. В месяц, при стабильном питании и проживании в средней комнате я потрачу две с половиной тысячи меди с мелкими допущениями. Это на золотой и пять серебряных монет получается. Значит, чистыми у меня на руках будут пятнадцать серебряных монет – не очень много, стоит сказать. Но хоть с голода не помру, и то хлеб. Хотя, что за поспешные выводы, вдруг пятнадцать серебряных монет – это много? Ладно, со временем разберусь, лишь бы только проблем больше никаких не было.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное