Александр Комаров.

Игра и Мир



скачать книгу бесплатно

Что такое «две недели»? Отпуск в Турции, где все перемещения сводятся к замкнутому контуру: номер – бар – пляж – ресторан – номер? А знакомства – к семье престарелых немцев и парочке русских из Воронежа?

А еще, две недели – это целых две веселых пятницы… и столько же грустных понедельников.

Те, кто посерьезнее, за это время могут написать несколько разделов диссертации. Или парочку научных статей.

Но то, что случилось со мной, не идет с этим ни в какое сравнение.

Моя жизнь, мой мир перевернулись на четыреста пятьдесят градусов, да, да, именно так: сделав оборот вокруг своей оси и еще немного.

Мне не терпится поделиться этим хоть с кем-то… особенно, учитывая, в какой ситуации я нахожусь сейчас. От применения моих способностей и знаний во много зависит судьба привычного нам мира.

Но… всякая история должна иметь свое начало, поэтому ненадолго вернемся в тот судьбоносный весенний день, две недели назад… тогда я еще был совершенно другим человеком, правильным, интеллигентным, скучным…

***

Юлиана Александровна Холмогорова, воспользовавшись тем, что ее никто не видит, подошла к открытому ноутбуку, на экране черными мухами висел оставленный текст. Быстро пробежав его глазами, она подумала: «Эх, Женя, Женя, всю контору нам спалит, я ведь предупреждала: задумаешь кому рассказать – хуже будет! Хотя, что-то я за него переживаю, ведь реально поймал звезду и теперь думает, что у него какие-то сверхспособности и судьба мира зависит от него… ага, насмешил. Вообще удалить эту его книгу-исповедь надо…»

Но девушка не успела – компьютера впал в спящий режим и отказался просыпаться без ввода пароля, который знал только хозяин.

Глава 1. Прелюд


– Ваши документы, пожалуйста, – остановил меня скучающий полицейский наряд.

По привычке я протянул загранпаспорт, затем, после вопросительного взгляда сержанта, залез во внутренний карман пиджака и вытащил российский.

– У вас регистрации питерской нету, – хмуро заметил полицейский, перелистывая страницы паспорта.

– Правильно, я только что приехал. Вот, с поезда, – взглядом указал на стоящий в ногах дорожный чемодан на колесиках и сделал полуоборот, демонстрируя рюкзак за спиной.

– Ну и что?

– Меня долго не было в стране, – продолжил, стараясь сохранять спокойствие, – сейчас найду жилье и обязательно зарегистрируюсь по месту проживания. Порядок ведь такой, верно?

Полицейские переглянулись, сержант пожал плечами и протянул мне паспорт обратно.

– Хорошего дня.

Чуть более суетливо, чем следовало бы, я спрятал документы и поспешил дальше.

Часы Финляндского вокзала показывали три часа пополудни, мне предстояло встретиться со знакомой девушкой из агентства недвижимости. Договорились посмотреть квартиру, которая понравилась по фотографиям. Как иногда бывает – стоит только подумать о человеке, он тебе и звонит.

Пока доставал телефон, краем глаза заметил, как к патрульным подошли двое в черных пальто.

Махнули какими-то удостоверениями и увели из зала. Забавно: мы проверяем, нас проверяют…

– Евгений, добрый день, это Татьяна, – раздалось в трубке.

– Таня, здравствуй, зачем так официально?

С Таней мы были хорошие приятели еще по университетским временам. Но вот меня занесло в науку, а ее – в бизнес с недвижимостью.

– У меня плохие новости: тот мужик, у которого ты хотел снять квартиру, сперва куда-то пропал, а сейчас все-таки смогла до него дозвониться, и оказалось, что жильца он больше не ищет, потому что сам нежилец. Умер.

Это было действительно неприятно. Других вариантов не было. Товарищей, к которым можно было заявиться с чемоданами на ночевку, тоже. Оставалась только гостиница, ну или прямо здесь, с бомжиками на лавке пристроиться.

– Может быть, еще что-то есть из предложений? – спросил с надеждой.

– Странное дело, но сейчас с этим в Петербурге совсем плохо. Все разбирают в момент, но… – Таня замолчала, недоговорив, и продолжила через паузу уже немного ликующим тоном, – но кое-что у меня для тебя есть. Центр города, историческое здание, высокие потолки, хороший ремонт, интеллигентные соседи. Чудо, а не комната.

– Тань, подожди, какой центр? Какие потолки и ремонт? Это же очень дорого, – поспешил перебить ее, но осекся. – Ты сказала "комната"?

– Да, но…

– Я надеялся, что общежитие и коммуналки остались в моем студенческом прошлом.

– Здесь совсем другой случай! – казалось, энтузиазм Тани рос вместе с моими сомнениями. – У тебя будет замечательная соседка. Наш корпоративный клиент. Там трехкомнатная квартира на двоих.

Я молчал.

– Очень интересная девушка, – сказала Таня и, уверен, лукаво улыбнулась. – Во всех отношениях.

Последний гвоздь в крышку гроба моего сопротивления был вбит. Ну что я теряю? Риэлтерскую комиссию с меня не берут по старой дружбе, не понравится – найду себе более подходящую квартиру. Отдельную. Где-нибудь в Купчино. Да и все равно другие варианты сейчас найти будет сложно.

– Только, Женя, я сегодня не смогу тебе лично квартиру показать, тебя встретит хозяйка, Аиша Арифовна. Посмотрите с ней, пожалуйста. Записывай адрес…


Аиша Арифовна ждала меня у парадной. Я легко узнал ее: женщина приблизительно пятидесяти лет, очки, восточная внешность, эффектный полушубок, несмотря на теплый март, яркий макияж.

В общении она оказалась мягким и любезным человеком, что несколько разнилось с ее внешним обликом.

Пока мы поднимались в квартиру, она в первую очередь поинтересовалась где и кем я работаю, потом женат ли, с кем собираюсь жить, и уж только затем сроком, на который я бы хотел остановиться у нее.

Получив ответы, Аиша Арифовна улыбнулась:

– Вижу, вы порядочный человек, Евгений. Я вообще-то не рассматриваю одиноких мужчин в качестве жильцов, но Татьяна так мне вас расхваливала, и, судя по всему, не зря. Теперь, полагаю, ваша очередь задавать вопросы, – она вставила ключ в замочную скважину, провернула его несколько раз в обе стороны и, вздохнув, сказала:

– Юлия опять закрылась на щеколду.

В подтверждение этого в квартире громыхнуло что-то более массивное, чем щеколда. Дверь отворилась. На пороге стояла девушка примерно моего возраста – чуть за тридцать – среднего роста, черные спутавшиеся волосы спадали ниже плеч, лицо сложно было назвать выразительным, особенно сейчас, без косметики, она выглядела усталой: бледная кожа, синева под слегка раскрасневшимися глазами. Только чуть длинноватый нос с горбинкой оставил тогда засечку в памяти. В остальном она показалась мне какой-то выцветшей. Я скользнул по девушке взглядом и, скорее, разочаровался в потенциальной соседке. В такие моменты всегда втайне надеешься, что жизнь уж сейчас-то случайно сведет тебя силой обстоятельств непременно с богиней. Одинокой, прекрасной, доброй, душевной и покладистой, абсолютно не ясно что забывшей в этой, по сути, коммуналке улучшенной планировки.

Но нет, чуда, как обычно, не произошло, и я тут же переключил внимание на обстановку в квартире, может быть, хоть с этим сейчас повезет.

Девушка, тем временем, кивнула Аише Арифовне, ненадолго задержала тяжелый взгляд на мне, затем отошла вглубь прихожей, освобождая проход.

Мы миновали обширную прихожую с двумя шкафами, заставленную картонными коробками.

– Евгений, не обращайте внимания, тут небольшой беспорядок, но Юлечка все уберет, – виновато заметила Аиша Арифовна и поспешила провести меня в общую гостиную, по-модному объединенную с кухней.

– Молодые люди, давайте я вас все-таки представлю друг другу, надеюсь, что вы хорошо поладите и… – хозяйка отчего-то нервничала, будто ее главной задачей было именно обеспечить персональную совместимость между жильцами.

– И будем жить долго и счастливо, – продолжила за нее Юля, без намека на улыбку. – Я – Юля.

– Евгений Ватин, – протянул руку в ответ.

– Чем занимаешься в жизни?

– Да так, ученый, можно сказать. Доктор наук.

– Доктор? – неожиданно заинтересовалась Юля. – Как Шелдон Купер или может все-таки как Джон Ватсон?

– Что? Эм… как Шелдон, – растерянно ответил я, – о чем вы вообще спрашиваете? Я настоящий доктор наук, говорю же.

– Точно, как Шелдон. Видела я его – странный тип, – сказала Юля и осеклась. – А каких наук?

– Математических, – с неясно откуда взявшейся материнской гордостью вставила Аиша Арифовна.

Я не стал поправлять, что точнее будет сказать физико-математических, но поскольку занимался я исключительно математикой и всем так и представлялся, то по сути она была права.

– Значит, не амбициозный.

– Это еще почему?

– Потому что Нобелевскую премию по математике не дают.

– Пфф, – прыснул я. – Там одна политика…

Когда я начинал заниматься наукой, то думал совсем не об этом. Просто хотел внести свой вклад, открыть что-нибудь, что послужило бы всему человечеству… И с чем я оказался сейчас? Несколько лет за границей. Ведущий ученый престижнейшего университета Европы… и чем это кончилось? Полным фиаско. Мои работы не одобрили. Выводы, сделанные за столько лет, никого не заинтересовали. Мне не продлили контракт, потому что я оказался нерентабельным. Вернули на родину. Сдали, как вторсырье. Меня! Может быть люди просто не готовы к исследованиям в области больших данных? Хм, как странно по-русски звучит термин Big Data.

Хорошо еще, что поступило это странное предложение о работе в Питере. Из переписки, правда, так толком и не понял, чем эта компания… «ОСВиЛ», кажется, предлагает заниматься. Узнаю только на собеседовании послезавтра.

– Вот и говорю, что не амбициозный. Хотя мне в принципе неясно, зачем люди в науку идут? – спросила Юля, отвернувшись к окну, и я понял, что ответа она не ждет.

Немного помолчав, она резко бросила: – Ладно, годишься, располагайся, – и, не оборачиваясь, пошла к себе в комнату, запахнув длинный, в пол, домашний халат, в который куталась все это время, хотя в квартире было тепло.

Мы переглянулись с хозяйкой. Она улыбнулась и пожала плечами.

– Юлия – очень хорошая девушка. Порядочная, тихая, чистоплотная. Гостей никаких не водит, – хозяйка посмотрела на меня со смущенной улыбкой. – Просто ее нужно узнать получше.

– Этим и займусь, – рассеяно ответил я, разглядывая обстановку.

Квартира мне понравилась, моя комната тоже. Ремонт действительно был свежий, мебель современная и не затёртая, бытовой техники хватало. Я был доволен, и мы тут же подписали необходимые бумаги.

Когда хозяйка ушла, быстро распаковал вещи: только самые нужные и те, которые могли помяться в чемодане. При необходимости экстренно покинуть квартиру мне не потребовалось бы много времени на сборы. Самому не ясно, откуда взялась эта привычка, но новым местам я никогда не доверял.

Дальше делать было нечего. Хотелось есть или хотя бы в интернет. Хозяйка просила уточнить этот вопрос с Юлей. Действительно, подключить выгодный тариф и разделить оплату поровну казалось хорошей идеей.

Направился к Юле в комнату, но столкнулся с ней в гостиной. Она словно меня и ждала.

– Будь другом, пойдешь в магазин – купи мне молока, яиц и чечевицы. Розовую не бери, лучше зеленую – не разваривается, – сказала она своим обычным холодным и безучастным тоном, к которому я еще долго не мог привыкнуть.

– Хорошо, – согласился автоматически.

– Магазин – сразу из подъезда и направо. Выбор не самый большой, но ты освоишься.

– Юля, хотел тебя спросить, – я и не заметил, как перешагнул внутренний порог собственной вежливости, перейдя на "ты". То ли ее фамильярность помогла, а может быть, привычка "you'кать" всем подряд на английском сыграла свою роль, но я помнил, что до отъезда из России далеко не сразу позволял себе такое в общении с незнакомыми людьми. – Как тут насчет интернета?

– Иванова тебе ничего не сказала?

– Кто?

– Кто-кто… Арифовна. Аиша. Ты договор аренды подписал?

– Да.

– А фамилию ее не запомнил?

Забавное несоответствие в паспорте хозяйки бросилось в глаза, но впечатлений в этот день было так много, что тут же стерлось из памяти. Да и с другой стороны, ничего необычного. Кроме оригинальных канонических Ивановых в стране полно Ивановых-Либерманов, Ивановых-Хачатурянов и Ивановых Аиш Арифовн.

– Да, она сказала с тобой поговорить.

– Ну вот, я тебе сообщаю: пароль к вай-фаю на роутере, роутер на подоконнике, счет в начале месяца, деньги пополам. Но если будешь платить полную стоимость – не обижусь, – в первый раз Юля позволила себе слегка натянутую улыбку.

Она еще немного помолчала, выжидающе глядя на меня, а потом, словно внутренне решившись на какое-то откровение, продолжила.

– Ну а в остальном все общие помещения в твоем полном распоряжении. Тостер, чайник, плита, микроволновка, духовка, стиралка… туалет и ванная, само собой, камин. Да, у нас есть камин, правда, всего лишь электрический. Здесь в комнате телевизор общий, каналы какие-то подключены, я не смотрю, потом расскажешь. Короче, все что видишь, можешь смело брать, использовать. В пределах разумного, конечно. Вас же там в мединституте учили, что чужие зубные щетки лучше не трогать? – она снова вызывающе посмотрела на меня.

Пришлось ответить:

– Вторая шутка за минуту или у тебя плохая память? Я математик, а не дантист.

– Ладно, математик, – улыбнулась Юля уже чуть естественнее. – Ты надолго сюда?

– Пока не знаю.

– Ясно. До тебя тут не часто люди задерживались. Приезжает девочка-лимитчица, месяц-два и сваливает к хахалю. Кто их только с такой скоростью разбирает-то. Но ты вроде не очень смазливый, думаю, задержишься.


***

Я спал беспокойно и часто просыпался. Все было непривычно: запах, постель, угловатые очертания комнаты в падающем из окна свете фонарей. Ворочался, переворачивал подушку, открывал окно – ничего не помогало. И чем дольше это продолжалось, тем больше нервничал. Я ощущал подступающую паническую атаку, причины которой были не очевидны. Да, переезд, возвращение на родину после нескольких лет работы в Финляндии – это стресс, но не настолько же.

Не в силах унять мандраж, вышел в общую комнату-кухню. С непривычки тут же ударился в темноте о ножку стула, выругался шепотом, чтобы не разбудить соседку, и уже осторожнее, выставив руки, побрел вперед. Надо было чем-нибудь заняться, но никакого дела не находилось. В этой незнакомой квартире, незнакомом по сути городе, я тосковал и ощущал растерянность. Сам не зная, чего ищу, я огляделся: комната спала, тихо посапывая кулерами невыключенной техники. Едва уловимый шелест миниатюрных лопастей шел от коробки возле телевизора, его черную рамку легко можно было распознать на фоне белой стены даже в темноте. Коробка подмигивала мне синими огоньками. Рядом с ней таким же матовым светом горело еще одно устройство.

Немного поколебавшись, я решил включить свет. Соседская дверь была полностью деревянной и не примыкала вплотную к кухне, поэтому я не боялся разбудить девушку.

Оказалось, что к телевизору подключена игровая приставка, а рядом, присоединенный несколькими проводами, лежал предмет… ну такой… то ли шапка, то ли очки. Еще немного напрягшись, узнал в нем широко разрекламированный в последнее время шлем виртуальной реальности. Устройство в наши дни хоть и не редкое, но меня обошло стороной. Помню, лет десять назад, периодически сбегая от суровых студенческих будней, я любил поиграть. Тогда технологии, позволяющие визуально полностью погрузиться в другой мир, выглядели ну очень уж недосягаемыми. И вот оно – будущее. Лежит прямо передо мной.

Не скажу, что сильно удивился наличию этого гаджета у Юли. Она не совсем подходила под определение классической девушки, хотя, безусловно, в ней присутствовали в достаточной мере и женственность, и грация, и какое-то сложноописуемое изящество, что ли. Тем более, я не знал, кем она работает, чем увлекается.

Хотя и не в моих правилах брать чужие вещи, но что-то той ночью пошло не так, как обычно. Мне показалось, что будучи ученым я имею право удовлетворить свое научное любопытство. Юля же сказала: «все что видишь, можешь использовать». Да и вообще, в охватившем меня состоянии тревоги дальше было находиться нельзя. Нужно было что-то предпринять. И я предпринял. Мне потребовалось пятнадцать минут, чтобы разобраться с проводами, шлемом, пахнущим персиковым шампунем, контроллерами и не наделать при этом шума. В результате устроился в кресле, запустил приставку, и комната перестала для меня существовать.

В списке игр значились малознакомые мне названия. С одной картинки смотрел какой-то пришелец, на другой иконке в прыжке и очень по-голливудски замер мужик, я остановился на третьей игре – длинноволосый рыцарь с мечом. «Охотник» – а что, лаконичное название. Мне казалось, я что-то слышал об этом. Запустил игру с последнего сохранения. Не собирался играть, просто было интересно, на что способна эта виртуальная реальность.

***

Вокруг меня вспыхнул кровавый закат, огромное небо невероятным градиентом провожало солнце. Дул сильный порывистый ветер: трава стелилась к земле, мимо меня пролетали лепестки цветов, а березы все кланялись и кланялись кому-то.

Конечно, погружение нельзя было назвать очень уж реалистичным – я различал недостаточную детализацию окружающих объектов, их угловатость, но все равно впечатляло. Некоторое время озирался по сторонам, разглядывая окружающую природу. Я стоял на дороге, вокруг редели деревья, дальше за ними с одной стороны виднелась широкая река – ее легко было заметить по ярчайшим отблескам заходящего солнца – с другой стороны поле подпирал густой лес, впереди, на пригорке, заметил деревню. Судя по змеящемуся от хат дыму, она обжитая. Люди топили печи, возможно, готовили ужин.

Не успел я задуматься, куда пойти, как взгляд зацепился за висящий в правом верхнем углу зрения обрезок карты, я быстро сообразил – он отражал текущее положение моего героя и желтым пунктиром рисовал предлагаемую траекторию движения. Под навигатором отображалась надпись: «Поговорить с охотником по имени Лариан».

Я еще немного покрутился на месте, осваиваясь с управлением, теперь у меня получалось ходить, бежать, забавно отскакивать назад и махать кулаками. Случайной кнопкой я вызвал инвентарь, но там оказалось подозрительно пусто. Вроде бы я загрузил сохраненную игру, а не начал новую. Уж в этом-то я разобраться смог по старой памяти. Значит, кто-то в нее играл. Значит, должен был нажить хоть какое-то имущество. У меня же были только занюханные Охотничьи Штаны с Броней 4 и Эффектами: +3% сопротивление рубящим ударам, +4% сопротивление стихиям. Рубашка с Броней 1 и такие же бесполезные Элегантные Тенизовские Туфли. Последние хотя бы оправдывали свое название и смотрелись не то чтобы красиво, но затейливо. Других вещей не было: ни массивных рыцарских доспехов, в которых можно было бы ощутить себя частью исторического события; ни длинных мечей с изящными гардами, которыми это событие можно повернуть в нужную тебе сторону; ни даже завсегдатаев всех ролевых игр – бутылочек с эликсирами восполнения здоровья. По правде сказать, было еще немного листьев разных растений, но это совсем не утешало: что я, козел что ли их жевать. Вздохнул: что уж тут поделать, и в жизни, и в игре приходится мириться с ролью нищеброда.

Еще раз мельком сверившись с картой, я зашагал в сторону деревни под живописным названием Длинные Стволы. Идти было не скучно, в ушах звучала приятная музыка с нотами фольклора Восточной Европы.

Я шел быстро, наслаждаясь видами природы. Огрехи графики уже не обращали на себя внимание, мозг радостно обманывался предлагаемой ему виртуальной реальностью. Тревожность словно осталась в физических границах комнаты.

Вдруг послышались голоса. Присмотревшись, заметил справа от дороги укрытых кустарниками и тенью деревьев людей. Некоторые сидели на ящиках и тюках, другие стояли или бродили рядом. Я удивился тому, что многие обнажены по пояс. Их красноватые тела были хорошо заметны среди зелени.

Не раздумывая, направился к ним. Интересно рассмотреть фигуры людей в деталях, посмотреть, как они двигаются, как взаимодействуют между собой. Может быть, удастся поговорить с ними? Вдруг у них есть какое-нибудь задание для меня. Кажется, в таких играх сюжет строится именно на получении заданий и их выполнении.

Меня заметили очень скоро.

– Яцик, холера, ты на дорогу зыркать должен или с Болтушем лясы точить?! – Раздался громкий хрипящий голос. – Вон идет какой-то бедолага, а ну его сюда!

Тут же из кустов выбежали трое молодцов, теперь я мог лучше рассмотреть их. Полуголые, лишь в рваных шортах и чепчиках, с дубинами в руках, перемазанные грязью и татуировками. Над их фигурами висели красные надписи: «Разбойник (7)».

Когда они приблизились вплотную, я все еще стоял, как вкопанный. Что мне сейчас нужно делать?

– Здравствуйте, – сказал машинально, хотя и понимал, что вряд ли произвольная голосовая коммуникация с игровыми персонажами здесь доступна.

Разбойники остановились, немного опешив, переглянулись. Я отметил, насколько глубоко была проработана их анимация. Совсем как у реальных людей, на лицах можно прочесть живое любопытство.

– Ты откедова такой будешь? – спросил один из них.

– Я – крестьянин, – продолжил, удивляясь все сильнее. Неужели я пропустил такой скачок в развитии индустрии, что современные игры уже предоставляют такие возможности?

– Давай, тащи его к Кнуту! – скомандовал разбойник.

Двое других схватили меня за руки и мой мозг отреагировал соответствующе. Я ощутил реальное воздействие на свое тело… наивный.

Машинально дернул руками, пытаясь нажать на какую-нибудь кнопку игрового контроллера, чтобы высвободиться.

– Брыкаться вздумал, падла?! – прорычал другой и без замаха саданул меня кулаком в лицо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5