Александр Колпакиди.

Разведка Судоплатова. Зафронтовая диверсионная работа НКВД-НКГБ в 1941-1945 гг.



скачать книгу бесплатно

Для разгрома Петрозаводской разведшколы 4-й отдел НКВД КФССР к 15 октября 1942 года планировал подготовить группу численностью 25 бойцов для заброски их в тыл противника средствами Онежской флотилии. В конце сентября 1942 года план был утвержден наркомом внутренних дел И. Баскаковым и членом Военного совета Карельского фронта бригадным комиссаром Г. Н. Куприяновым. Правда, он так и не был реализован.

В середине октября 1942 года заместитель начальника 4-го управления НКВД СССР старший майор госбезопасности Наум Эйтингон запросил руководство НКВД КФССР в кратчайший срок выслать все материалы о финской разведывательной школе в Петрозаводске: численность и расположение охраны, план занятых школой зданий и план прилегающей местности, внутренний распорядок и режим постоянного и переменного состава. После получения всех затребованных материалов в Москве было принято решение о необходимости сформировать спецотряд «Суоми» (командир – капитан П. Б. Борисов) из 9 бойцов ОМСБОНа.

5 февраля 1943 года Павел Судоплатов направил шифрограмму на имя наркома НКВД КФССР М. И. Баскакова, в которой говорилось: «Направляем вам отряд капитана т. Борисова в составе 9 человек, которому поручено произвести отбор 60 бойцов из личного состава, находящегося в вашем распоряжении, для последующего зачисления в состав бригады особого назначения. Считаем целесообразным использовать его для проведения операции по разгрому финской школы разведчиков, находящейся в г. Петрозаводске. Прошу оказать необходимое содействие капитану Борисову в выполнении возложенных на него задач».

К 9 февраля 1943 года в спецотряд «Суоми» было отобрано 46 бойцов. 4-й отдел НКВД КФССР попросил Москву зачислить их в бригаду и зачислить на все виды довольствия. Однако окончательное формирование отряда затянулось на полгода, что было связано с доукомплектованием бойцами местной специальной школы из числа советских финнов и карелов, хорошо владеющих финским языком.

В результате спецотряд «Суоми» так и не был использован по прямому назначению, определенному Павлом Судоплатовым, – для уничтожения Петрозаводской разведшколы, и в ноябре 1943 года был отозван в Москву[162]162
  Веригин С. Г. П. А. Судоплатов и Карелия в годы Великой Отечественной войны // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. 2010 год. Ноябрь. № 7. Т. 1. – С. 19–25.


[Закрыть]
. Одна из причин – осенью 1943 года разведшкола была переведена на побережье Шотозера (озера, расположенного на юге Карелии), а через несколько месяцев и вообще на территорию Финляндии в Руоколахти.

Впрочем, как выяснилось уже после окончания войны, в августе – сентябре 1943 года среди ведущих преподавателей разведшколы финская контрразведка провела «чистку».

Все арестованные были обвинены в проведении антифашистской пропаганды. В ноябре 1943 года учебное заведение временно прекратило свою деятельность – всех курсантов вернули в лагеря военнопленных. И только в июне 1944 года занятия возобновились и продолжались до конца войны[163]163
  Веригин С. Г. Предатели или жертвы войны: коллаборационизм в Карелии в годы Второй мировой войны 1939–1945 годы. – Петрозаводск. 2012., – С. 156, 158.


[Закрыть]
.

Историк Сергей Веригин рассказал о других попытках чекистов уничтожить петрозаводскую разведшколу. В частности, 4-й отдел НКВД-НКГБ КФССР «в течение 1942–1944 годов направил в тыл финских войск несколько подготовленных разведывательно-диверсионных групп. Однако и эта деятельность так и не увенчалась успехом. Так, например, 26 октября 1943 года в оккупированный Прионежский район была заброшена диверсионно-разведывательная группа в составе Владимира Попова, Киприяна Поташева и Анны Макушевой, которые должны были устроиться на нелегальное проживание на период зимы 1943–1944 годов у своих родственников и, используя свои связи, проникнуть в Петрозаводск. Но группа была предана родственниками. В результате Попов сдался в плен, а остальные были задержаны при попытке бегства. Такая же неудача с выполнением задания постигла и агентурную группу „Соратники“, но им удалось хотя бы избежать пленения. А вот группа „Кама“, в составе агентов Константина Манзырева, Семена Вавулова и Евдокии Сергеевой из-за предательства Вавулова была уничтожена. Агентурная группа „Приятели“ также подверглась аресту»[164]164
  Лексунова К. Неуловимые // http://old.rk.karelia.ru/blog/neulovimyie/


[Закрыть]
.

Поясним, что агентурная группа «Приятели» в составе агентов «Юсси», «Кедровский» и «Ковалев» была заброшена на территорию оккупированного Пряжинского района Карелии 10 марта 1944 года. Как стало известно уже после освобождения Петрозаводска в конце июня 1944 года, группа «провалилась», разведчики были арестованы и содержались в петрозаводской тюрьме. С 30 марта по 21 июня 1944 года радист группы «Приятели» «Кедровский» работал под диктовку противника, передавая дезинформацию в НКГБ КФССР о деятельности Петрозаводской школы финской разведки, при этом он не дал никаких условных сигналов.

Но не только Петрозаводская разведшкола была объектом пристального внимания советских органов безопасности. Аналогичные учебные центры также были в центре их внимания. Так, 27 августа 1942 года в Финляндию была выброшена группа «Марс» в количестве 19 человек. Перед группой была поставлена задача проникнуть в район Рованиеми на хутор Вессало, разгромить финскую разведывательную школу, захватить одного из главных сотрудников и привести его на советскую сторону. Но уже через несколько дней – 4 сентября – группа вернулась обратно, не дойдя до места назначения и не выполнив задания.

3 апреля 1944 года в район Суомуссалми (Финляндия) самолетом была выброшена агентурная группа «Соседи» с целью выявления деятельности Суомуссалмской разведшколы и сбора данных о деятельности Суомуссалмского пункта финской разведки и его агентуры.

Выйдя в очередной раз на связь 19 апреля, радист «Рае» передал условные сигналы о работе под диктовку противника, и началась очередная радиоигра с финской разведкой, которая длилась около 2 месяцев. В ходе расследования было установлено, что 16 апреля группа пошла на хутор к родственникам агента «Корпи». При попытке установления с ними связи последние выдали группу противнику.

4 апреля 1944 года самолетом на территорию Финляндии в район Суомуссалми была заброшена группа «Соседи» в составе Андрея Иевлевича Юнтунена, Эссы Омеевича Кемпайнена и Рейно Ласеевича Пехконена с целью выявления деятельности Суомуссалмской разведшколы и сбора данных о деятельности Суомуссалмского пункта финской разведки и его агентуры. 16 апреля группа была захвачена финнами, которые попытались начать радиоигру с советскими органами безопасности. Однако их планы не осуществились: радист дал сигнал, что работает под диктовку противника. Юнтунен и Кемпайнен были расстреляны, а Пехконен осужден финским судом, но после войны вернулся в СССР. Свою задачу эта агентурная группа не выполнила[165]165
  Веригин С. Г. Деятельность органов НКВД-НКГБ КФССР по организации разведывательно-диверсионной работы в тылу финских войск в 1941–1944 годах (окончание) // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. 2008 год. Август, № 2 (93). – С. 29–35.


[Закрыть]
.

Впрочем, деятельность 4-го отдела НКВД-НКГБ КФССР не ограничивалась исключительно попытками уничтожения разведшкол противника. Так, 24 мая 1944 года начальник 4-го управления НКГБ СССР Павел Судоплатов и заместитель начальника 1-го отдела 4-го управления НКГБ СССР полковник госбезопасности Борис Рыбкин направили наркому госбезопасности КФССР А. М. Кузнецову указание № 4/1/3894 о ликвидации начальника штаба Военного Управления Восточной Карелии генерал-майора Й. В. Араюри.

По мнению историка Эйнара Лайдинена, данное покушение не могло быть реализовано. Он называет три основных причины, по которым покушение не состоялось:

«Во-первых, приказ на ликвидацию Араюри поступил в секретариат НКГБ КФССР (Беломорск) только 24 июня 1944 года. В то время как финские войска уже 17 июня приступили к всеобщей эвакуации из Петрозаводска и рано утром 28 июня последние финские солдаты покинули Петрозаводск, а в 10 часов утра того же дня передовые отряды Онежской военной флотилии в рамках Свирско-Петрозаводской операции (21 июня – 9 августа года) высадились в город.

Во-вторых, НКГБ КФССР не располагал точными сведениями о положении в оккупированном Петрозаводске. Так, генерал-майор Й. В. Араюри еще в августе 1943 года покинул Петрозаводск, вместо него начальником ВУВК был назначен бывший начальник Олонецкого округа полковник Олли Палохеймо, который находился на указанной должности вплоть до окончания оккупации Петрозаводска.

В-третьих, 4-й отдел НКГБ КФССР не располагал возможностями для выполнения вышеуказанного приказа вследствие отсутствия у НКВД-НКГБ КФССР опыта проведения подобных террористических операций, опытных кадров из числа сотрудников и агентуры, необходимой подготовки»[166]166
  Лайдинен Э. П. НКВД-НКГБ против генерала Араюри (террор НКВД-НКГБ КФССР в годы Великой Отечественной войны) // История и культурное наследие Северного Приладожья: взгляд из России и Финляндии: Материалы 2-й Международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения известного музейного деятеля и краеведа Северного Приладожья Т. А. Хаккарайнена и 375-летию Сортавалы (11–13 июня 2007 года, Сортавала). Петрозаводск, 2007. – С. 144.


[Закрыть]
.

По мнению историка Сергея Веригина, 4-му отделу НКВД-НКГБ КФССР в период войны не удалось добиться больших успехов и в уничтожении высших должностных лиц финского оккупационного режима и их пособников. За это НКВД-НКГБ Карелии неоднократно подвергался критике со стороны 4-го Управления НКГБ СССР. Так, на заключительном этапе военных действий, 23 июня 1944 года, Павел Судоплатов и Борис Рыбкин в одном из документов на адрес наркома внутренних дел КФССР Андрея Кузнецова резко критикуют работу 4-го отдела НКГБ КФССР, указывая, в частности: «В работе отдела продолжают иметь ранее отмеченные нами недостатки (слабая работа по „Т“, не ведется диверсионная работа)»[167]167
  Веригин С. Г. Деятельность органов НКВД-НКГБ КФССР по организации разведывательно-диверсионной работы в тылу финских войск в 1941–1944 годах (окончание) // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. 2008 год. Август, № 2 (93). – С. 29–35.


[Закрыть]
.


О чем не принято вспоминать

Выше мы рассказали о нескольких случаях предательства. На самом деле их было значительно больше. Например, Адольф (Михаил) Карху, помощник оперуполномоченного КРО НКВД КФССР, в 1941 году в составе разведывательной группы 1-го отдела НКВД КФССР с оперативным заданием был направлен в тыл финских войск. Добровольно перешел на сторону финнов и на следствии выдал полиции все известные ему сведения о работе органов НКВД КФССР. Дал согласие работать переводчиком военной полиции Петрозаводска. В период работы в полиции окончил Петрозаводскую разведшколу и ходил по ее заданию в советский тыл на медвежьегорском направлении. В конце войны при отходе финнов ушел в Финляндию.

Другой пример. Бывший сотрудник 3-го спецотдела НКВД КФССР, старший лейтенант госбезопасности, член ВКП(б) Семен Шувалов в 1942 году командовал партизанским отрядом «За Родину», затем воевал в партизанском отряде «Железняк», после этого совершил несколько рейдов в тыл противника в составе разведывательно-диверсионной группы. Осенью 1943 года добровольно перешел на сторону противника. Шувалов предоставил финнам подробные материалы о работе НКВД КФССР, структуре органов, сотрудниках карельской контрразведки, сведения о партизанских отрядах, действующих на Карельском фронте. Выдал финнам ряд агентов НКГБ КФССР, оставленных в Петрозаводске для выполнения заданий советской разведки.

В октябре 1942 года в Петрозаводск была переброшена группа «Боевики» в составе Ивана Мянду и Александры Егоровой. Они должны были выяснить судьбу ранее заброшенных агентов, вербовать новых и собирать разведданные. Группа была захвачена противником. Иван Мянду согласился на сотрудничество с противником и позднее увезен в Финляндию, дальнейшая судьба неизвестна.

Спецгруппа под командованием Бориса Минина (8 человек) 7 сентября 1942 года была переброшена в район деревни Ялгуба Прионежского района с задачей сопроводить агента Птицына в Петрозаводск. По данным последнего, радист группы перешел на сторону противника и всех выдал.

26 апреля 1942 года спецгруппа «Гранит» в составе Михаила Трантина, Ивана Белоусова и Розы Пиджаковой была заброшена на оккупированную территорию Шелтозерского района. Почти сразу же связь с группой прекратилось. После войны выяснилось, что группу финнам выдала Роза Пиджакова.

18 августа 1943 года спецгруппа «Земляки» (6 человек) была на самолете переброшена в Олонецкий район с задачей установить связь с находящиеся в районе агентурой, организовать базу и собирать разведданные. Группа задание не выполнила из-за предательства одного из членов – Михаила Леонтьева.

На территорию того же района 27 октября 1943 года была заброшена спецгруппа «Южные» в составе Унто Кайпанена, Николая Кошкина и Татьяны Пешеходовой. Из-за предательства последней группа была захвачена противником. Оба разведчика были расстреляны финнами.

26 октября 1943 года в Прионежский район была выведена спецгруппа «Виктория» в составе: Владимира Попова, Киприяна Поташева и Анны Макушевой. Группа задания не выполнила. Сначала в плен сдался Владимир Попов, а позднее были задержаны и остальные участники.

3 ноября 1943 года на территорию оккупированного Ведлозерского района на самолете была заброшена спецгруппа «Кама» в составе Константина Манзырева, Семена Вавулова и Евдокии Сергеевой. Семен Вавулов сдался в плен, а двое остальных членов группы погибли во время перестрелки с финнами.

В апреле 1944 года на оккупированную территорию Прионежского района была заброшена спецгруппа в составе Виктора Петрова, Михаила Попова, Унто Хакканена, Сергея Алексеева и Анны Ивановой. Из-за предательства последней все разведчики были обнаружены и погибли в перестрелке при попытке их захвата противником[168]168
  Веригин С. Г. Предатели или жертвы войны: коллаборационизм в Карелии в годы Второй мировой войны 1939–1945 годы. – Петрозаводск, 2012. – С. 163, 167–169.


[Закрыть]
.


Рейды в прифронтовой зоне

Справедливости ради нужно отметить, что у 4-го отдела НКВД-НКГБ КФССР были и успешные операции. Так, «29 октября сего года (1943 года. – Прим. авт.) из тыла противника возвратился диверсионно-разведывательный отряд НКГБ Карело-Финской ССР. За время пребывания в тылу врага с 16 по 24 октября сего года отряд разгромил полицейский гарнизон в д. Ламбас Ручей Заонежского района, убито 9 финнов, в том числе управляющий районом Перлокен, и 10 карателей, отрядом доставлены документы, захваченные у противника»[169]169
  Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Том 4. Кн. 1: Секреты операции «Цитадель» (1 января – 30 июня 1943). – М., 2003. – С. 527–532.


[Закрыть]
. Это цитата из Докладной записки НКГБ СССР № 2819/М в ГКО и НКВД СССР о результатах диверсионной и боевой деятельности оперативно-чекистских групп в тылу врага в октябре 1943 года.

Поясним, что речь идет о разведывательно-диверсионной группе «Мстители» в составе 20 человек под командованием Новоселова И. С. и Орлова А. М., которая в конце октября 1943 года была выброшена на территорию Заонежского района КФССР.


Помощь Москвы

В январе 1943 года из Москвы в пригород Беломорска был переброшен разведывательно-диверсионный отряд, сформированный на базе ОМСБОНа. В марте того же года на двух баркасах его переправили через Онежское озеро и высадили в районе Петрозаводска.

Одна из задач отряда – совершить серию диверсий на железной дороге Массельская – Петрозаводск. Ее удалось выполнить: на участке протяженностью 3 км было установлено 12 мин. Другая задача – выйти в район райцентра Падены у самой границы с Финляндией и провести встречу с агентом – местным жителем. Полученные от него сведенья нужно было переправить через линию фронта. В тылу противника отряд провел 6 месяцев[170]170
  Горожанин К. Особое назначение // Журнал «ФСБ: За и Против». 2010 год. № 1 (8). – С. 14–19.


[Закрыть]
.


Хроника 1944 года

В июне 1944 года «оперативными группами НКГБ Карело-Финской ССР убито 9 офицеров и 2 солдата противника, а также взят в плен и доставлен в наш тыл переводчик охранного отдела штаба главной квартиры финской армии мл. сержант Павлов»[171]171
  Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. V. Кн. 2. Границы СССР восстановлены (1 июля – 31 декабря 1944 г.). – М., 2007.– С. 21.


[Закрыть]
.


Когда закончилась война

Итоги деятельности спецгрупп и отдельных разведчиков НКВД КФССР были подведены в справке «О деятельности разведывательно-диверсионных групп органов госбезопасности КФССР в тылу противника в период Великой Отечественной войны 1941–1945 годов».

Диверсионными группами было осуществлено 89 боевых выходов в тыл финских войск. В результате ими было разгромлено 7 гарнизонов противника, убито 467 солдат, офицеров и чиновников оккупационных властей; уничтожено 28 автомашин, 2 самолета, 10 складов; повреждено 62 моста. Кроме разведывательно-диверсионных групп в тыл финских войск для агентурной работы были направлены 233 человека.

После освобождения территории республики от финских войск на основании данных зафронтовой агентуры было арестовано свыше 150 человек – агентов разведывательных и контрразведывательных органов противника, активных предателей и пособников финских оккупационных властей.

За эти результаты была заплачена высокая цена: при переправах погибли 22 разведчика, пропали без вести – 36, попали в плен – 109 (из них изменников Родины – 14, приговорено финнами к расстрелу – 11 человек), вернулись из плена – лишь 45 человек[172]172
  Чумаков Г. В. Подготовка разведывательно-диверсионных кадров органами НКВД-НКГБ КФССР в годы Великой Отечественной войны // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. 2010 год. Май. № 3. – С. 18–25; Веригин С. Г. Деятельность органов НКВД-НКГБ КФССР по организации разведывательно-диверсионной работы в тылу финских войск в 1941–1944 годах (окончание) // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. 2008 год. Август, № 2 (93). – С. 29–35.


[Закрыть]
.

Согласно отчету наркома госбезопасности КФССР Кузнецова от 29 августа 1945 года результаты деятельности разведывательно-диверсионных групп 4-го отдела НКВД-НКГБ КФССР оказались следующие: всего было переброшено в тыл противника 232 человека; вернулись с задания 45 разведчиков; убито при выполнении 27 человек; пропало без вести 36 человек; находилось на выполнении в Финляндии 16 человек; в плен попало 109 человек (из них в результате ранения 5 человек; 21 человек добровольно перешел на сторону противника; по другим причинам попали в плен 83 человека)[173]173
  Веригин С. Г. Предатели или жертвы войны: коллаборационизм в Карелии в годы Второй мировой войны 1939–1945 годы. – Петрозаводск, 2012. – С. 169–170.


[Закрыть]
.

Глава 8. Краснодарский край

24 сентября 1941 года начальник УНКВД по Краснодарскому краю направил Указание № 4/132 начальнику СПО УНКВД, где приказывалось начать «заблаговременную подготовку к партизанским методам борьбы на территории края в случае оккупации его противником».

Вот какие мероприятия должны были выполнить сотрудники секретно-политического отдела:

«…В вашем районе железнодорожная линия должна быть разбита на участки протяженностью 20–25 км и соответственно им должны насаждаться партизанские отряды и диверсионные группы, которые должны дезорганизовать на них движение.

3. Для формирования партизанских отрядов и групп использовать наиболее подходящих бойцов истребительных батальонов и местных жителей по персональному отбору. Учесть при этом наличие старых партизан периода гражданской войны и преданных казаков.

4. Для срыва работы крупных железнодорожных узлов, станций и предприятий насадить не менее двух диверсионных групп.

Насаждение диверсионных групп на железнодорожных узлах проводить в увязке с транспортными органами НКВД, используя агентуру из числа работников транспорта.

Особо тщательно подойти к подбору руководителей диверсионных групп. Если представится возможность, наметьте для этих целей оперработников (ваши соображения о конкретных кандидатурах сообщите особо), но не останавливайтесь также перед назначением и местных жителей или агентов и осведомителей органов, достаточно проверенных и отвечающих по своим качествам характеру работы.

5. Диверсионные группы должны разрушать транспортное хозяйство путем взрывов и поджога как подвижного состава, так и технических сооружений: депо, поворотных кругов, мостов, виадуков, путепроводов, водокачек, водонапорных зданий, системы водоснабжения, топливных складов, средств связи и сигнализации (автоблокировка), пакгаузов, погрузочных площадок и грузов на них.

6. Приступить к разработке мероприятий по поддержанию связи с руководителями партизанских отрядов и диверсионных групп в период нахождения их в тылу врага и к изысканию необходимых для этого средств связи.

7. Всю подготовительную работу по созданию партизанских отрядов и диверсионных групп проводить строго конспиративно. Кроме отобранных для этого лиц, никто не должен знать о проводимых мероприятиях…

9. Райотделения, получившие ранее указания за № 4/1 и № 4/10 о формировании партизанских отрядов и диверсионных групп, работу проводят в соответствующей увязке с этими директивами.

10. Докладные записки о проводимой работе, список руководителей партизанских отрядов и список диверсионных групп представить не позднее 10 октября…»[174]174
  Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 2. Кн. 2. Начало. 1 сентября – 31 декабря 1941 года. – М., 2002. – С. 129–130.


[Закрыть]


«Переброшенная за линию фронта агентура работала вхолостую»

Из Директивы УНКВД по Краснодарскому краю № 0410942 от 4 октября 1942 года можно узнать подробности работы 4-го отдела. Хотя этот документ был адресован всем начальникам оперативных групп УНКВД края, но как минимум двое из адресатов занимали руководящие посты именно в 4-м отделе, да и после ознакомления с этим письмом они должны были вернуть его в это подразделение.

«Подводя итоги работы оперативных групп УНКВД Краснодарского края, можно сделать вывод, что отдельные группы (Краснополянская – начальник группы т. Бабайцев, Садохаульская группа – начальник т. Занин, группа „Кубанцы“, возглавляемая „Батько“), правильно поняв поставленные перед ними задачи, добились известных результатов в разведывательной работе на территории противника.

Разведданные, полученные от перечисленных групп, представляют оперативный интерес и заслуживают внимания военного командования.

Оперативные группы, возглавляемые т.т. Снаговским (с июля 1942 года – начальник 4-го отделения 4-Отдела УНКВД по Краснодарскому краю. – Прим. авт.), Валухиным (с июля 1942 года – начальник 6-го отделения 4-Отдела УНКВД по Краснодарскому краю. – Прим. авт.), Саленковым, Ечкаловым и другими, не сумели добиться эффективных результатов в разведывательной работе, а агентура, переброшенная ими на территорию противника, по существу, работала вхолостую.

Недопустимо низкий процент возврата заброшенной в тыл противника агентуры этих групп говорит о несерьезном отношении к подбору и вербовкам перебрасываемой агентуры и непродуманном легендировании перебросок.

Характерным доказательством неумелого легендирования может служить переброска агентов „Муратовой“, „Верной“ и „Сидоровой“ группой т. Снаговского, которые, по разработанной легенде, якобы возвращались с оборонных работ из Новороссийска в Орджоникидзевский край к постоянному месту жительства. Прибыв в станицу Северская, разведчицы обратились за получением пропуска к старосте и на допросе у последнего провалились, не сумев ответить на вопрос, через какие населенные пункты они проходили из Новороссийска.

Следует также отметить, что ни одна оперативная группа, несмотря на неоднократные указания, до настоящего времени не организовала связь с разведывательными резидентурами, диверсионными группами и агентами-одиночками, оставленными в тылу противника в районах действия оперативных групп, и не занималась переброской квалифицированной агентуры с задачей оседания на территории противника и внедрения в разведывательные и административно-хозяйственные органы врага».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50