Александр Койфман.

Лисбет



скачать книгу бесплатно

– Браво, Андре! Откуда у вас такие познания итальянской кухни?

– Я же холостяк, Зоя. Приходится самому готовить что-то, когда хочется вкусно поужинать или угостить друзей.

– Смотри, Эмма, какой бесценный кадр совсем рядом с тобой. Особенно для тебя, умеющей приготовить только яичницу и кофе.

– Не смейтесь, Зоя, у Эммы имеется куча совсем других достоинств.

– Вам не надоело меня обсуждать? Лучше кушайте Зоино произведение искусства, пока оно не остыло.

Витторио разлил по бокалам «Фьяно ди Авеллино», мы выпили за знакомство и приступили к еде. Ризотто с шампиньонами было чудесным и хорошо сочеталось с курицей. А потом было кофе с тирамису собственного приготовления. Я смотрел на Витторио с Зоей и немного завидовал им. Их радостным лицам, обращенным друг к другу, их соответствию. Действительно, уживаются обычно люди с полностью противоположными характерами. И здесь то же самое. Зоя – жизнь: спокойный, миролюбивый, неконфликтный человек. Витторио – завоевывающий, громогласный победитель. А каков Андрей? Я знаю значение моего имени, знаю свои недостатки: неустойчивый, идущий по жизни играя и улыбаясь, всегда такой, каким его хотят видеть окружающие.

У Эммы

Вечер закончился благодарностями Зое за прекрасный ужин. Мы встали с Эммой и попрощались. До дома Эммы, я уже говорил, совсем недалеко. Мы даже не успели поговорить. Около дома она повернулась ко мне, немного смущаясь:

– Вы спешите к себе? У вас еще есть на сегодня дела?

– Нет, ничего не планирую.

– Может быть, останетесь у меня? Я постелю в гостиной.

Интересно, где она собирается стелить мне в гостиной? Там нет ни кровати, ни дивана. Но на такой вопрос возможен только один ответ:

– Хорошо. Мне завтра утром тоже некуда спешить.

Дивана нет, но кровать-то нормальная, двуспальная. Мне она понравилось.

30 октября, четверг.

Утром я встал раньше Эммы, оставил на стуле пиджак, чтобы она не волновалась зря, если быстро проснется, и пошел на маленький базарчик. Я знаю, где он находится, жил пару лет назад совсем рядом. В этом районе, по-моему, римлян почти нет. Все квартиры сдаются: на два-три дня, на неделю, или, как у Эммы, на целые годы. Базар никуда не исчез. Вероятно, он и до войны был на этом месте, иначе место застроили бы в тридцатые годы. Прошелся по всем его трем рядам и накупил полные руки пакетов с местными произведениями: свежие хлеб и булочки, моцарелла, овощи всех видов, фрукты, молоко, масло, дюжина яиц, бекон, немного твердых копченостей. Ведь у Эммы в холодильнике просто пусто. Впрочем, она ведь долго отсутствовала и не успела сходить в магазин.

Вернувшись, заметил, что Эмма бросилась назад в спальню, когда я входил в квартиру. Застеснялась или не хотела мне портить эффект неожиданности? На скорую руку сварил кофе, приготовил яичницу с беконом, украсил тарелки зеленью, отдельно положил на тарелочку моцареллу и принес все в спальню. Эмма лежала с закрытыми глазами.

– Вставай, вруша.

Ты ведь не спишь. Давай будем завтракать.

Эмма медленно открыла глаза:

– Даже не верится, мне никогда в жизни не приносили завтрак в постель. И это безумно приятно.

Но почему и мне это приятно?

Мы уже успели позавтракать, Эмма оделась и мыла на кухне посуду, когда позвонила Лисбет. Я включил громкость, чтобы Эмма тоже слышала, если захочет. У меня нет от нее секретов. Лисбет говорила ровно, четко, возможно, боялась, что я не все услышу:

– Я написала за тебя резюме. Надеюсь, что не слишком в нем польстила, но воспринято оно в моей конторе положительно. Мне сообщили, что могу привлекать тебя к работе как временного напарника. Так что, если не передумал, прилетай сегодня поздно вечером в Кёльн. Из Рима есть самолет, прибывающий в Кёльн в 10 вечера. Буду встречать. Ты слышишь?

– Да, слышу. Хорошо. Я возьму билет на этот рейс. Если не получится, обязательно перезвоню. А что такое – временный напарник?

– Временный – значит, ты не будешь получать постоянную оплату в периоды, когда не работаешь по конкретному делу. Но это мелочь. Звони в любом случае. Пока.

Надо же. Теперь я на «ты». Вообще-то в английском нет обращения на «вы», но как-то это ощущается. Я попытался везде передать эту трудноощутимую разницу. Подошла из кухни Эмма:

– Вечером улетаешь?

– Да.

– Прилетишь еще в Рим?

– Наверное. Пока не знаю когда, но буду звонить. Тебя трудно застать в Риме. Может быть, встретимся в каком-нибудь порту? Или ты приедешь ко мне. А сегодня давай поедем куда-нибудь вместе.

– Зачем? Я и так все время в дороге.

– Не обязательно уезжать из Рима. Здесь много мест, где можно провести время. Подскажи, куда ты любишь ездить.

– Я не очень хорошо знаю Рим, хоть и прожила здесь несколько лет. Или тебе здесь не нравится? У меня действительно не очень уютно.

– Не то слово. Провести здесь целый день – это подвиг. Давай не будем сегодня стремиться к подвигу.

– Хорошо, поедем, куда скажешь.

Я заказал билет в Кёльн, потом мы несколько часов гуляли по Риму, обедали в крытом ресторанчике на воздухе. Заехали ко мне в отель сдать номер. В соседнем магазине купил все, что нужно, и приготовил очень ранний ужин. Затем такси, самолет, и в 10 вечера меня встречает в Кёльне Лисбет.

Грюнбах

К сожалению, пришлось минут двадцать ждать багаж. В арендованную Лисбет машину мы смогли сесть только в десять сорок. Но ночью дорога почти пустая, дождя нет, видимость прекрасная, и мы доехали до Грюнбаха за час двадцать. Лисбет сняла нам два номера в небольшом отеле Gastehaus Wieghardt на Марктплатц. Собственно, эти два номера когда-то были одной квартирой на втором этаже дома. Позднее квартиру разгородили и сделали из нее два номера с общей небольшой прихожей. Номер Лисбет немного побольше: меблированная гостиная с практически новым телевизором, спальня и удобства. В моем номере гостиная отсутствует. В номере было душновато, я сразу же открыл окно. Из окна видна вся маленькая площадь – когда-то центр и самое оживленное место города, превращающееся в воскресенье в рынок для окрестных крестьян. Площадь – на самом деле расширенная часть улицы – окружена старинными домами. По внешнему виду – семнадцатый век. Я это разглядел подробно на следующий день. А пока, распаковав чемодан и переодевшись, постучал в дверь Лисбет. Она тоже успела переодеться и предложила попить чай с бутербродами. Это было весьма кстати, так как ужин был очень ранний, а в самолете не кормили.

Пока грелся чай, Лисбет готовила бутерброды и кратко вводила меня в курс дела. Оказывается, в соседнем замке пропал меч первого архиепископа Кёльна Хильдебольда. Меч был ранее застрахован на сумму пятьдесят тысяч евро. Но пять лет назад его перестраховали на сумму в полмиллиона евро и исправно платили причитающиеся страховые платежи. В свое время агент страховой компании убедился в надежности хранения артефактов в замке и подтвердил возможность страхования на эту сумму. Руководство замка объясняло увеличение страховой стоимости появлением новых сведений о происхождении меча. И вот теперь, через пять лет, меч пропал. Страховая компания вынуждена была заплатить Немецкому обществу замков всю страховую сумму, но передала вопрос изучения обстоятельств дела Лисбет и ее напарнику, то есть мне. Я поинтересовался:

– Какое будет вознаграждение, если мы найдем меч?

– Как обычно: десятая часть страховой суммы, то есть пятьдесят тысяч евро. Компания оплачивает и все текущие расходы. Нужно учесть, что солидная часть вознаграждения уйдет на налоги. Но все равно сумма будет приличной.

– А какие обязанности лежат на мне?

– Ты, как историк, должен будешь поднять всю информацию о мече, его истории, причинах, по которым резко возросла его страховая стоимость. И, конечно, приглядываться ко всем непонятным вещам, которые, наверняка, окружают это странное исчезновение.

– Не очень понятно, но ладно. Прояснится потом. А что с системой охраны? Не было ли нарушений, из-за которых можно было не платить страховую сумму?

– Нет, это было исследовано инженерами компании в первую очередь, до выплаты денег. Система полностью работает, все нормально. Витрина, в которой экспонировался меч, тоже полностью цела, нет признаков повреждения. Было однократное отключение электричества за два дня до обнаружения пропажи, но оно было кратковременным и связано с внешними причинами. Кроме того, все комнаты запираются отдельно. Правда, замки не очень сложные. Вход в замок на ночь тоже запирается на два ключа, которые находятся у доверенных лиц.

– То есть пропажа в полностью запертой комнате, как в детективах?

– Но мы и есть детективы, которые должны выяснить все и найти меч.

– А если найти не удастся, если меч давно находится в США и продан тайному коллекционеру?

– Тогда необходимо найти виновных и дать информацию, позволяющую юристам поставить вопрос о возврате страховой суммы. Это тоже результат.

– Понятно, хотя пока мне ничего не понятно.

К этому времени я уже съел два бутерброда, выпил стакан чая и понял, что теперь смогу спокойно уснуть.

31 октября, пятница.

День начался с завтрака. У фрау Эльзы – хозяйки отеля – на первом этаже дома напротив, немаленький для такого небольшого городка ресторан. Хозяйке не больше сорока лет. Ресторан ей достался в наследство от деда. Она не только уверенно руководит им, но за прошедшие годы купила два соседних дома, переоборудовав квартиры под гостиничные номера. Летом почти все номера заполнены – постоянно приезжают из Кёльна люди семьями и большими группами отдохнуть на пару дней, на неделю. Мы получили столик около окна, и я мог рассматривать проснувшихся отдыхающих, группами подходящих к ресторану. Я не хотел ограничиться, как Лисбет, кефиром и булочкой. Попросил более плотный завтрак. И не прогадал. Мне принесли порцию яичницы, на отдельной тарелочке была зелень трех сортов. Колбаса салями заслуживала самых высоких похвал: нежная, совсем не такая твердая, какую мы обычно покупаем в магазине, и аромат… Я запомнил аромат этой колбасы домашнего приготовления на всю жизнь. И булочки: мне кажется, я никогда не ел такие вкусные свежайшие булочки… а к кофе мне предложили мороженное, но я отказался. Это был бы уже перебор.

Меч из замка Витсбург

Замок Витсбург виден из любой точки Грюнбаха. Кажется, что он вот, рядом. Но мы ехали к нему почти десять минут. Дорога петляла. Я бы в одном месте повернул совсем в другую сторону, но Лисбет уже была в замке и знает дорогу. Мы подъехали почти к самому замку и оставили машину на стоянке. В замок на машине проехать нельзя. Интересно, а как в него ввозят строительные материалы? Неужели до сих пор на лошадях? Для лошадей действительно имеется дорога. В одном месте даже специально для рыцарских лошадей дорога сделана в виде ступенек, чтобы лошади с рыцарями не скользили. Но это я узнал потом. А пока мы стояли у внешних ворот и ждали представителя замка.

Из ворот к нам вышел дородный чопорный мужчина в сером костюме с темно-красным галстуком и зеленоватой тирольской шляпой (без пера). Лисбет представила ему меня как своего напарника, известного историка доктора Андре Шпильмана, а его – как управляющего всем замковым хозяйством господина Иоганна Брукмайера. Господин Брукмайер церемонно приподнял свою шляпу:

– Я рад приветствовать в замке уважаемых специалистов. Надеюсь, что это недоразумение с прекрасным, важнейшим экспонатом замка закончится благополучно. А теперь я покажу вам весь замок.

Мы прошли через подъемный мост, пару ворот, поднялись по этому самому «лошадиному» подъему, прошли через анфиладу двориков и небольших помещений и вышли во внутренний двор. Я сразу попросил подготовить для нас поэтажные планы замка и более старые планы, если таковые имеются. Господин Брукмайер тут же отдал распоряжение откуда-то появившемуся молодому клерку подготовить планы. А потом была полуторачасовая экскурсия, которую проводил лично хозяин замка. Скажу сразу, что после этого хождения по разным этажам у меня все помещения замка: кузница, кухня, винный подвал, личные покои графов, оружейная, капелла и прочее и прочее смешались в голове. Когда мы во дворе замка прощались с господином Брукмайером, Лисбет поблагодарила его за очень полезную экскурсию и попросила разрешения осмотреть в ближайшие дни все помещения подробно в сопровождении кого-то из служащих. В это время молодой служащий принес планы замка. Господин Брукмайер представил нам его, назвав Максом – младшим смотрителем, и сказал, что он будет все эти дни в нашем распоряжении.

Время шло к обеду, мы с Лисбет попрощались с любезным хозяином и отправились в отель. Обед был очень вкусный. Не буду описывать его, чтобы не травмировать читателя. Такой обед не получишь в больших городах, особенно переполненных туристами. После обеда мы сели с Лисбет у нее в гостиной, тщательно изучили полученные планы и обменялись мнениями по поводу дальнейших действий. Я попросил у Лисбет ее ноутбук, сказав, что мне на сегодня хватит живых впечатлений, хочу посмотреть, что я смогу выявить по нашему делу в интернете. Лисбет согласилась со мной. Сама она собиралась наведаться к местному руководителю полиции и расспросить обо всех важных и не очень полицейских делах и донесениях последнего времени.

Встретились мы уже перед ужином. Лисбет была недовольна результатами своего похода в полицию. В Грюнбахе имеется только полицейский пост, в котором, после непродолжительной беседы, ее отправили за информацией в уголовную инспекцию. Ближайшая уголовная инспекция находится в районном центре. Это в пятнадцати километрах от Грюнбаха. Но в уголовной инспекции начальник – полицейский предпенсионного возраста – сказал ей:

– Никаких серьезных инцидентов в Грюнбахе за последнее время не было. Да, были драки между подвыпившими туристами. Пару раз даже привозили их сюда для разбирательства. Но они всегда кончались мировым соглашением. Никто не хочет впутывать в происшедшее полицию. Это в Кёльне или хотя бы в Кобленце бывают происшествия. А у нас в районе, слава Богу, все спокойно.

– Врет, конечно, думаю, просто стараются фиксировать поменьше происшествий. Придется здесь искать концы.

Я тоже поделился прочитанным в интернете:

– Считается, что меч, подаренный в 791 году Карлом Великим Хильдебольду, ранее принадлежал королям лангобардов. Хильдебольд просил этот меч, потому что он связан с какой-то церковной легендой. Что за легенда, я пока не выяснил. Меч содержался в сокровищнице архиепископов Кёльнских. Он был утерян после того, как норманны захватили в 881 году Кёльн и разграбили город и окрестности. В замке Витсбург появился через несколько столетий – в самом конце XIII века, после того как замок перешел в собственность графов Катценелнбоген. На основании чего было решено, что это тот самый меч, я пока не выяснил. Не ясно также, почему, если он такой важный, его не забрали ландграфы Гессена, когда замок в 1479 году перешел в их собственность. Ведь они забрали библиотеку и все ценное из замка. А здесь было что забирать – это был любимый замок Филиппа, последнего графа Катценелнбоген, кстати, очень богатого.

– Возможно, пять лет назад узнали что-то, связанное с легендой о мече. Поэтому подняли страховую стоимость в десять раз.

– Придется мне искать это «что-то». Если кто-то нашел, значит, можно найти еще раз. Завтра я познакомлюсь с библиотекой и архивом замка. Заодно и с хранителем библиотеки.

– А я детально пройдусь по помещениям. Меч исчез: спрятали его или вынесли – все равно должны остаться какие-то следы.

– Заодно проверь соответствие планов и реальных помещений. Вдруг планы устарели. Может быть, найдется хоть маленькая зацепка.

Ужин был великолепный. Сижу расслабленный после кружки пива:

– Мне все больше нравится ресторан.

– И его хозяйка?

– Не ехидничай, Лиззи. Да, и его заботливая хозяйка. Но, возможно, она проявляет такое внимание к нам, потому что это обычные дни? В субботние, воскресные дни приезжает, как она нам говорила, много отдыхающих из Кёльна. Заполняется весь отель. Ей будет некогда.

После ужина пошли с Лисбет гулять на набережную. Весьма прохладно, но дождя нет, хотя уже поздняя осень. Собственно, набережная совсем небольшая, от пристани до небольшого мыса. На ней парк с молодыми деревьями, чисто, много скамеек. Приятно гулять и обмениваться мыслями. Правда, мыслей не так уж много. Мы еще не чувствуем дело, слишком мало информации. Со смехом вспомнили круиз на лайнере. Я живо описал, как сочувствовал Лисбет, как мне хотелось, чтобы она подцепила достойную пару. И как мне не нравились абсолютно все мнимые претенденты на ее руку. А Лисбет поддела меня, вспомнив мое первое знакомство с Эммой. Оказывается, ей «по секрету» рассказала все одна из сотрудниц Эммы.

Вечером в Грюнбахе делать абсолютно нечего, если у тебя нет подруги. Мы с Лисбет почти друзья, но эта дружба совсем другого свойства. Поэтому решили съездить в Кобленц – развеяться. Лучше бы было в Кёльн, но слишком уж далеко. А до Кобленца десяток километров. Кобленц расположен при впадении Мозеля в Рейн. Чтобы попасть в центр, пришлось перебраться на другую сторону Рейна. Не выбирали долго ресторан. Зашли в ближайшую пивную около места, где удалось припарковаться. Это недалеко от набережной Мозеля. Ближайшей пивной оказалась «Альтес Браухауз» на Браугассе. Заведение почтенного возраста – открылось в 1689 году. Заказали пиво, а я дополнительно порцию ветчины. Пиво и ветчину принесли почти мгновенно. Ветчина свежайшая, изумительный запах, но порция чрезмерно большая. Это не просто ветчина. На блюде и разнообразная зелень, и пюре из картошки, и небольшое море соуса. А порция ветчины оказалась соответствующей отнюдь не моему животу. Долго уговаривал:

– Лиззи, ну хоть чуть-чуть помоги. Я ведь не съем.

Согласилась, только когда нам принесли по второй кружке пива. Пиво здесь собственной варки, очень приятное. Но третью кружку мы бы не осилили. После ресторана пошли к набережной Мозеля и по ней к месту слияния Рейна и Мозеля, называемому «Немецкий угол». Собственно, на площадку, на самый кончик «угла» не пошли, остановились около весьма неприглядной гигантской статуи Вильгельма I, стоящей на трехэтажном постаменте, поглядели на крепость Эренбрайтштайн, возвышающуюся на правом берегу Рейна. Все, делать больше нечего и в Кобленце. Вернулись к машине и поехали под небольшим дождичком домой.

Прежде чем разошлись по своим номерам, я попросил Лисбет взять у управляющего список служащих, принятых на работу за последние пять лет, и выяснить, где находится документация замка: переписка со сторонними организациями, акты инвентаризации, приказы по замку и прочее за последние шесть лет. Осталась ли она в замке или сдана в архив? Если сдана в архив, то в архив замка или другой? Лисбет обещала не забыть мою просьбу.

Первые следы
1 ноября, суббота.

Утро опять началось с приятного завтрака. Возможно, нам предстоит так питаться пару недель. Вместе поехали в замок, где нас уже знали на входе и пропустили без сопровождающих во внутренний двор. Там к нам вышел Макс, проводил меня в библиотеку замка, познакомил с библиотекарем – седым сухощавым немцем по имени Гюнтер Либкнехт – и повел Лисбет снова осматривать все помещения.

Библиотека занимает две комнаты на втором этаже так называемого романского дворца. В одной разместился рабочий кабинет библиотекаря, в другой – побольше – собственно библиотека и архив в отгороженном запертом помещении. Гюнтер сразу сказал, что книги библиотеки я могу смотреть, но к архиву он допустит меня только по письменному разрешению господина Брукмайера. Я заверил Гюнтера, что понимаю его озабоченность судьбой архива. Для меня пока достаточно будет осмотреть книжный фонд и побеседовать с ним о структуре и содержании документов архива.

Книги я проглядел – читал названия и пролистывал некоторые из них – достаточно быстро. Я не надеялся найти в них что-то интересное. Хотя, конечно, там были великолепные издания XVIII–XIX веков, но для меня они не представляли интереса. В них авторы не касались замка или нашего архиепископа. Я был уверен, что издания XVII века и рукописи сосредоточены в архиве. Поэтому большую часть времени до обеда пытался разговорить Гюнтера. Это было очень трудно. У меня не так уж хорош немецкий разговорный язык, к тому же в речи Гюнтера сильно ощущался швабский диалект, и это мне мешало. Все-таки выяснил, что Гюнтер два года назад заменил прежнего библиотекаря, который умер по дороге домой из пивной. Фридрих Гампнер – прежний библиотекарь – был уже в пенсионном возрасте, работал в замке с восьмидесятых годов. Он много лет занимался историей замкового строительства в землях Верхнего и Среднего Рейна, защитил по этой тематике докторскую диссертацию. Его приглашали преподавать в Кёльнский университет, но он не захотел менять свои привычки, уходить с насиженного места. Именно Фридрих доказывал когда-то идентичность хранимого в замке меча и меча, подаренного Хильдебольду Карлом Великим. Естественно, что я спросил:

– В какой работе отражены доводы Фридриха?

– Фридрих выступал с докладом на заседании ученого совета Марбургского университета, но так и не опубликовал работу со своим обоснованием. Тезисы выступления Фридриха я не нашел в его черновиках.

– А у вас имеется по этому поводу собственное мнение?

– Я не доктор философии. Мое мнение вряд ли кого-нибудь заинтересует.

– Вы не правы. Меня оно интересует.

– Не знаю. Я не очень знаком с этим вопросом. Но думаю, что он что-то нашел в старых работах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8