Александр Койфман.

Лисбет



скачать книгу бесплатно

Потом сидели с Эммой в небольшом ресторанчике рядом с тенистым парком, пили неплохое местное вино и долго разговаривали. Она рассказывала о себе, о своем детстве в захолустном горном городишке в области Марке. О том, как после школы окончила в Риме курсы менеджмента и долго не могла устроиться на работу. Даже хотела вернуться в ненавистный городишко. А потом попала на корабль, продвинулась до начальника смены. Но жизнь на корабле не оставляет времени для друзей. Да и нет у нее в Риме друзей, кроме Зои. Она живет уже почти четыре года на съемной квартире. Надеется еще через несколько лет купить квартиру, но это войти в большие долги банку. Тут я ее прервал:

– Лучше было бы найти хорошего мужчину с квартирой.

– Конечно. Но где его найдешь?

– Но сколько мужчин проходит перед ресепшеном на корабле.

– У них только одно на уме – завести на пару дней интрижку. А потом вернуться к своим женам и детям. Вы ведь тоже вернетесь к жене и детям?

– Сын у меня имеется, в Москве, Костя. А с женой мы уже больше двадцати пяти лет в разводе.

– Почему? Почему сын в Москве?

– Он чуть больше года пожил в Израиле, помог мне купить квартиру и уехал домой в Москву.

– Как купить? Что, у него много денег?

– Нет, деньги были мои, но я не мог сам купить. Не буду вам голову засорять израильскими загибонами. Он уехал, еще через пару лет я выплатил кредит за его квартиру и теперь спокойно живу в ней, да еще получаю от государства деньги на съем.

– А в Москве? Вы жили в Москве?

– Да, но московскую квартиру я не стал продавать, и это мне хорошо помогает. Вот, могу отдыхать каждый год пару раз в Европе. Да еще и рулетка в запасе. Вы обратили внимание на мою фамилию?

– А что она означает на русском языке?

– Не на русском. Это на идиш что-то вроде «игрок».

Эмма удивленно заметила:

– Что-то все сложнее и сложнее у вас.

– Да, пожалуй, вы правы. Но такова жизнь.

– Ой, нам нужно возвращаться. Мне еще нужно отдохнуть перед ночной сменой. Боюсь, мы уже не увидимся.

Она дала мне листочек бумаги, на котором написала телефон и адрес:

– Будете в Италии – звоните. Если я буду дома, буду рада вас видеть.

– Возможно, в Италии буду уже завтра. Я ведь собирался побыть пару дней в Риме.

– Тогда звоните или заходите.

– Спасибо.

Развязка

Мы действительно вернулись. И вовремя. Пора было идти обедать. После обеда в каюту ко мне постучалась Лисбет. Была взволнована и вся напряжена. Выпалила:

– Ночью на корабле пропал человек.

– Может быть, просто сошел утром на берег?

– Нет, проверяли, его среди сошедших на берег нет.

Мне стало неприятно. Сразу вспомнился мужчина в коричневом костюме.

– А кто это, ваш новый поклонник?

– Какой поклонник?

– Ну, тот, в коричневом костюме, с которым вы гуляли вчера вечером. Который живет в 927-й каюте.

– 929-й? Вы что-то знаете о нем? Да, пропал именно он.

– Неудивительно, наверное, с ним расправился еще один ваш поклонник.

– Не смейтесь, Андре.

Нет ничего смешного. Возможно, его ночью выбросили за борт.

– Да я и не смеюсь. У вас же был еще один поклонник. Человек, который следил в Валенсии за этим, который из каюты 929. Который тоже был в игровом зале. Мужик в голубой рубашке в полоску и светло-серых брюках.

– Почему вы мне ничего не рассказали о нем?

– А вы меня спрашивали? Я думал, что все они хотят предложить вам руку и сердце.

– Не нужно насмешек. Здесь очень серьезное дело. Речь о жизни человека.

– Я не смеюсь, но и не плачу. Мое дело – сторона. Это ваше колье всем жизнь портит. Говорил я вам…

– Я уже говорила, что не могу сдать его в корабельный сейф.

– Конечно, там сразу определят, что это туфта. Что графиня Лисбет Колсберг, или как вас там на самом деле, носит дешевые погремушки.

– Не вам судить обо всем этом.

– Тогда и не спрашивайте меня ни о чем.

– Вы бы могли опознать этого второго «поклонника», как вы говорите?

– Не уверен… В Валенсии я его видел издалека, а в игровом зале у стены было плохое освещение. Я его узнал по характерному виду носа и по прическе. В Валенсии и в игровом зале он был без головного убора.

– Но все же, могли бы опознать?

– Графиня, вы из полиции? Нет? Тогда чего суетиться? Найдут его. Найдут те, кому положено. Возможно, живого. Я думаю, вам больше нужно беспокоиться за свою безопасность. Устраняют тех, кто рядом с вами.

– А почему вы не беспокоитесь за себя? Вы тоже рядом со мной.

– Нет, я отделен от вас стенкой. И мы давно не ходим вместе. Потом, я мужчина и не разеваю рот на происходящее рядом.

– Но вы слишком уж много знаете. В Чивитавеккья вами, наверное, заинтересуется полиция.

– А еще говорите, что вы, графиня, не из полиции. Откуда им знать, что мной нужно интересоваться? Только если вы им подскажете.

– Не сердитесь, Андре, что еще вы знаете?

– Только то, что сегодня ночью на вас будет нападение. Если вы будете вечером в колье, то нападут по дороге. Если без колье, то ночью, часика в два.

– Какая точность. И вы будете говорить, что не связаны со всем этим делом?

– Конечно, это ведь элементарно, как неоднократно говорили доктору Ватсону.

– Почему?

– Раньше было нельзя. Могли бы устроить обыск, разобраться. Было бы время. Завтра бесполезно, вы будете уже в Риме. Самое подходящее: сегодня вечером или ночью. Лучше ночью. А утром пораньше смыться, пока очередную жертву не обнаружили с проломленной головой.

– Хорошенькая перспектива.

– Какая есть. Так что вечером остерегайтесь ходить с кем-нибудь. Ведь убьют или покалечат третьего поклонника. А ночью хорошо запритесь и не выходите до самого прибытия в Чивитавеккья.

– А вы можете понаблюдать за мной и моим окружением вечером?

– Серьезно? С удовольствием. Буду на десять шагов позади. Только внезапно не исчезайте. Но лучше было бы предупредить службы корабля и свалить все заботы на них.

– Исключено.

– Как знаете. Вы пойдете сегодня играть?

– Не знаю. Нужно?

– Лучше не изменять свои привычки. Все должно быть как всегда.

– Тогда я пойду к себе. А без пяти шесть пойду в игровой зал.

– Договорились, я пойду в шесть. Думаю, сейчас лучше поспать, чтобы ночью быть бодрыми.

Спал почти два часа, а потом ждал условленного времени. Ровно в шесть вышел из каюты. Лисбет в коридоре уже не было. Она сидела за столом моей обычной рулетки и изредка ставила ставки. Я не собирался чрезмерно терять время, так как был уверен, что мужик в голубой рубашке придет еще не скоро. Да и не сможет он ничего сделать, пока Лисбет, сияя своими «бриллиантами и изумрудами», сидит за столом. Поэтому сразу сосредоточился на игре. Прошло минут тридцать, «голубая рубашка» не появлялась, я уже начал думать, что он вообще не придет. Выигрыш почти достаточен, то есть в любой момент можно прекращать игру. Куда же он все-таки запропастился?

Нужно прекращать игру. Я подал знак Лисбет и попросил крупье обменять фишки. Опять четыре фишки оказались лишними, и они достались крупье. Интересно они наклоняют голову в знак признательности. Лисбет встала вслед за мной, но ей менять было нечего. Опять все проиграла. Да ничего другого не могло и быть: слишком взволнованна. Я прошел в кассу, обменял фишки и еще раз в зеркале осмотрел присутствующих в зале. Конечно, интересующий меня тип мог быть отнюдь не в голубой рубашке, но я великолепно помнил его лицо. Для Лисбет просто валял дурака, говоря о сомнениях в опознании. Типа не было. Лисбет прошла по всему седьмому этажу, потом спустилась к шестому и вышла на незащищенную часть палубы. Опять никого. Догнал ее, сказал, что вечером ничего не произойдет, и предложил подождать до ужина в своей каюте, тем более что начал накрапывать дождик. По моему мнению, нужно было оставить открытым переход через балконы наших кают. Мы действительно вернулись в каюты, и я помог Лисбет открыть переход. Все, можно отдыхать.

Пришло время ужина. Тишина. После ужина мы еще немного погуляли и заперлись в своих каютах. Кстати, никаких сообщений по судовому радио о пропаже человека. Как будто так и надо. До половины двенадцатого слушал передачи по телевизору, потом выключил его, сел у выхода на балкон, делаю вид, что в каюте все спят. Время ползет медленно. Вспомнил даже наш городишко, сегодня заседание клуба, вот сейчас наши ребята пьют последнюю рюмку водки на посошок. Я даже знаю, в каком ресторане пьют. Хотя нет, там уже почти час ночи, все разъехались по домам. Поглядываю на часы в каюте, голубые цифры на циферблате движутся слишком медленно. Полночь, час, почти два часа, но ничего не происходит.

И вдруг слышу в соседней каюте слабый вскрик. Это сигнал Лисбет. Тут же вскочил с места, бросился на балкон Лисбет, потом в каюту. На кровати боролись два человека. Я присоединился к ним, забыв включить свет. С трудом определил, где Лисбет, а где мужик, и стукнул его кулаком по затылку. Никакой реакции. Он по-прежнему пытается задушить Лисбет. Наконец я изловчился стукнуть его ребром ладони у основания черепа. Он сразу перестал бороться. Лисбет сбросила его с себя и потянулась включить свет. А я, наоборот, уселся на мужика, придавливая его к постели. Он захрипел. При свете увидел, что это действительно тот самый мужчина в голубой рубашке. Правда, теперь он был в темно-синей рубашке. Лисбет стянула ему руки за спиной скотчем. Откуда скотч и откуда у нее такие навыки?

Она тут же позвонила по телефону, и через несколько минут к нам прибежали два офицера службы безопасности корабля. Все, дальше меня уже ничего не касается. Однако это отнюдь не так. Через час ко мне постучали, и два других офицера сняли с меня показания. Остаток ночи мне удалось поспать.

Предложение
29 октября, среда.

Утром, на подходе Чивитавеккья, у нас состоялся разговор с Лисбет.

– Вы, наверное, ждете объяснения?

– Да уж. Неплохо было бы.

– Я агент службы безопасности крупной страховой компании. Нам пришлось два раза платить страховое возмещение за пропавшие на этом судне драгоценности. Поэтому я вынуждена была носить эти проклятые безделушки. Пропавший мужчина был моим напарником. Наверное, он был неосторожен, раз преступнику удалось расправиться с ним. Семье будет выплачено страховой компанией крупное возмещение.

– Известно, кто этот бандит?

– Да, один из судовых механиков.

– А я-то как попал в эту переделку? Вы меня специально завлекли?

– Вспомните, ведь вы сами все время совали нос не в свои дела.

– Да? А что бы вы сейчас делали без меня? Тоже плавали бы за бортом?

– Андре, простите. Я совсем не хотела вовлекать вас во все это. Но после гибели напарника у меня не осталось никого, кто бы мог помочь мне. А привлекать судовую службу безопасности – значит расписаться в своей беспомощности. Поймите, я вам очень благодарна.

– Жалко, я надеялся, что вы относитесь ко мне не только как к помощнику. Надеялся в первые два дня.

– Я к вам очень хорошо отношусь. Мне было приятно с вами работать.

– Вот именно. Работать. Спасибо. Мне почти не удалось называть вас Лиззи.

– Боже мой! Называйте, я буду рада.

– Но мы же через час расстанемся и больше не увидим друг друга.

– А вы хотите встретиться?… Ведь это проще простого. Поступайте к нам на службу, и, уверяю вас, мы даже надоедим друг другу.

– Какой идиот возьмет меня на работу: старого, слепого, глухого.

– У вас будет прекрасная рекомендация – от меня.

– Лиззи, вы это серьезно?

– Абсолютно серьезно. Вы плохо видите, но видите то, что не видят другие; вы, по вашему мнению, старый, но справились с сильным бандитом; я подозреваю, что вы и слышите с аппаратом то, что другие не услышат. Мои рекомендации вам будут обеспечены.

– А зачем это мне? Я получаю нормальное пособие от государства. Если я уеду из страны, меня лишат его. Как я обеспечу свою жизнь, работая с вами?

– Есть небольшая постоянная зарплата, но основные деньги платятся за выполненную работу. Сейчас нам с напарником должны были заплатить пятьдесят тысяч евро. Я получу свою половину.

– Не так уж плохо. Не жалко проигранные в казино деньги. А работа действительно есть?

– Да. Через день я поеду в Германию. Там есть для меня дело. Хотите быть моим напарником, Андре?

– С вами я хоть на край света, Лиззи.

– Не устраивайте комедию. Сегодня я отчитываюсь здесь в Италии и пишу отчет своей конторе. Завтра будьте готовы к отъезду. Я уверена, что моя рекомендация сыграет свою роль. Но придется написать коротенькое резюме.

– С моим резюме меня никуда не примут.

– Это мои проблемы. Резюме я напишу за вас сама. Вот мой телефон. Позвоните, если у вас будут проблемы. Да, только не надейтесь ни на что, кроме имени Лиззи. Это понятно?

– К сожалению, понятно. Но надеяться мне никто не может запретить, даже вы.

Лиззи рассмеялась, вписала в свой телефон номер моего телефона.

Часть II
Меч архиепископа Хильдебольда

Рим
29 октября 2014 года, среда.

Прощанье с Лисбет было несколько натянутым. У меня осталось впечатление, что между нами повисла тень недоговоренности. Но лучше так, чем четкий отказ. Впрочем, зачем это мне? Нужно ли принимать ее предложение о совместной работе? Какой из меня работник? Но все это потом. Сейчас я тащился со своим чемоданом к автобусу. Автобус, поезд, и я снова в отеле. На мое счастье места имеются. Уже не очень стеснен в деньгах и поэтому взял на один день приличный номер за сто пятьдесят евро. Перекусил в кафе, расположенном прямо в отеле, и вышел погулять. Отель недалеко от фонтана Треви, и меня потянуло к нему. Люблю смотреть на эти постоянно текущие мощные струи. Они притягивают взгляд, трудно оторваться. Не мешает даже вечная толпа, окружающая фонтан днем и до поздней ночи. Потом, непонятно зачем, поднялся до площади Испании. Глядеть там нечего – много раз бывал. Но уже сложился ритуал. Если я в Риме, то стараюсь посетить фонтан Треви, площадь Испании с ее лестницей и площадь Венеции (посмотреть на колонну Траяна). Колизей меня не привлекает. Он какой-то холодный, или мне так кажется? До площади Венеции идти сейчас далеко, а ехать на общественном транспорте не хочется. Прогулялся еще немного по улицам и присел отдохнуть в маленьком скверике.

Делать вечером абсолютно нечего. А ведь придется ждать звонка Лисбет до завтрашнего вечера. Посмотрел на часы. Вероятно, Эмма уже приехала домой. Позвонил ей. Она действительно была дома и пребывала в хорошем настроении, судя по ее голосу.

– Андре, вы еще в Риме?

– Да, я же вам говорил. Буду здесь сегодня и завтра. Завтра вечером улетаю, но еще не решил куда.

– Вы один? То есть сейчас вы один?

– Да, прогулялся по Риму, сижу в скверике, недалеко от площади Испании, отдыхаю от этой поездки.

– Я тоже в курсе ваших с Лисбет приключений. А где она?

– Не знаю, говорила, что завтра улетает в Германию, кажется в Кёльн.

– Так вы действительно один? Или у вас здесь есть кто-то?

– Да нет, у меня здесь нет приятелей. А что вы делаете сегодня вечером?

– Это завуалированное приглашение?

Эмма рассмеялась и продолжила:

– Я, наверное, пойду к Зое, она приглашала отметить наше возвращение. Вы не хотите к нам присоединиться? Кроме Зои с мужем и меня никого больше не будет.

– Удобно ли это? Они с мужем не виделись больше недели.

– Не выдумывайте, удобно. Они женаты уже пять лет. Она будет рада, что за столом будут четверо, а не трое. Мой адрес у вас есть. Приходите сейчас. Зачем бродить по Риму?

– Хорошо. Сейчас возьму такси.

Через пятнадцать минут я уже говорил в домовой телефон Эммы. Она живет на третьем этаже стандартного римского дома. Маленькая квартирка: гостиная, спальня, кухня и совмещенные удобства. Но имеется небольшой балкон.

Не знаю, зачем описываю ее квартирку, ничего особенного в ней не происходило.

Эмма была в халате, на голове накручено полотенце.

– Извините, я сейчас приведу себя в порядок. Недавно из душа, не думала, что вы так быстро найдете мой дом.

– Я тут пару лет назад жил рядом три дня, снимал квартиру. Поэтому знал, куда ехать.

Эмма убежала в спальню переодеваться, а я уселся в кресло у стола и осмотрелся вокруг. Обстановка в гостиной не спартанская, но, как бы попроще сказать, не уютная. На стенах нет ни картин, хотя бы дешевеньких, ни безделушек. Видавший виды книжный шкаф только наполовину занят книгами. Второе кресло, тоже придвинутое к столу, отличается по стилю от того, на котором я сижу. Телевизор, совсем даже не современный, стоит на тумбочке почти рядом с окном. Как смотреть его днем? Не чувствуется, что здесь уже три года живет одинокая женщина. Даже у меня в Израиле более комфортная квартира. Но, может быть, она не чувствует, что это дом, ждет приобретения собственной квартиры и не хочет тратить деньги на обустройство быта. Неудобно было идти на кухню смотреть все остальное. Да и Эмма уже вышла из спальни, одетая в бордовое платье, открывающее правое плечо. Туфли на высоком каблуке. Аккуратно уложенные волосы почти касаются плеч.

– Не скучали? А почему остались в Риме, если здесь вам нечего делать?

– Есть предложение по работе: Лисбет предложила работать с ней в паре. Нет, не подумайте, ничего личного. Просто она почему-то считает, что я ей могу помочь в работе. И вот я жду решения. Она должна согласовать это со своим начальством. Кстати, вы знали, что она агент страховой компании?

– Да, нас мое начальство знакомило, просили по возможности содействовать ее работе.

– А ее каюта случайно оказалась рядом с моей?

– Я думаю, не совсем случайно. На вашей палубе было несколько незанятых кают, но она узнала, что в каюте поселен один глуховатый пожилой джентльмен, и решила, что это будет ей удобно.

Эмма рассмеялась, верхняя губа приподнялась, открывая ровный рядок зубов. В первый раз вижу их.

– Вот как можно ошибиться. Но в результате ей повезло. Нам все рассказали. Возможно, не все, но достаточно. Да, я вам не предложила ничего выпить. Что будете?

– А что имеется?

Эмма пошла на кухню, и я воспользовался возможностью окинуть кухню взглядом. Собственно, та же картина. Чувствуется, что это не самое любимое Эммой место в квартире. Чисто, но уныло. В холодильнике оказалось вино и минеральная вода. От вина я отказался, а стакан воды выпил с удовольствием. После выхода из отеля ничего не пил. Эмма посмотрела на часы:

– Немного рано. До Зои идти пять минут. Но можно не спеша прогуляться.

– Да, разумеется, и зайдем в магазин. Без бутылки хорошего вина я в гости не пойду.

Эмма наклонила голову, улыбнулась:

– Что вы, у нее дома вино всегда имеется. Витторио – муж Зои – хорошо разбирается в винах.

– Все равно, с пустыми руками я не пойду. Тут в двух кварталах был хороший магазин, давайте сначала посетим его.

В магазине был прекрасный выбор. Я не хотел брать местные вина (области Лацио), хотя они считаются прекрасными. Немного надоели также тосканские вина. Остановился около отдела неаполитанских вин. Хотел взять белое сухое. Пришлось выбирать между «Греко ди Туфо» и «Фьяно ди Авеллино». «Греко ди Туфо» я уже пил, поэтому остановился на бутылке Fiano di Avellino (DOCG). Конечно, хорошо бы было знать, чем нас собирается угощать Зоя, которой Эмма уже сообщила, что мы идем вдвоем. Но хорошее белое сухое в любом случае не будет лишним. Мы еще прогулялись немного и свернули к дому Зои. Он действительно был практически рядом с домом Эммы.

Семья Зои

В дверях нас встречал Витторио. Эмма представила нас. Витторио оказался здоровенным мужчиной лет под пятьдесят, ростом в метр восемьдесят пять, не меньше, и, соответственно, весом поболее ста килограммов. Он энергично потряс мне руку, сказал сначала что-то громко по-итальянски, но потом поправился и на вполне приличном английском сказал, что ему очень приятно, что Зоя уже рассказала ему о моей детективной истории на лайнере. Потом я протянул пакет с бутылкой, и он громогласно заявил, что вино чудесное, очень подходит к приготовленному Зоей ужину.

Зоя помахала нам с Эммой рукой из кухни:

– Я тут заканчиваю, поболтайте без меня.

Эмма ускользнула к Зое на кухню, оставив нас с Витторио одних. Витторио сразу по секрету, но так, что, наверное, и на кухне было слышно, выдал Зоины тайны:

– Зоя готовит ризотто с шампиньонами и курицу с белым сухим вином и лимонами. Ну а ризотто, конечно, тоже на сухом вине. Бутылку я сейчас на кухню не отдам, мы ее с удовольствием разопьем за столом.

После этого он повел меня в кабинет и показал свою коллекцию игрушечных автомобилей. Они занимали целых три полки в шкафу. Я с должным вниманием выслушал историю, как ему удалось приобрести еще довоенную модель одного из первых итальянских автомобилей («фиат» 1902 года). Уже значительно тише он назвал сумму, которую пришлось заплатить (тайком от Зои). Как коллекционер со стажем, я подтвердил, что жены никогда не поймут радость, которую мы испытываем, когда удается пополнить коллекцию чем-то значительным. Витторио тут же предложил выпить за коллекционирование, вытащил из шкафа начатую бутылку Limoncello di Sorrento производства Villa Massa и пару маленьких рюмок. На мой взгляд, очень приятный ликер, хотя предпочел бы для начала коньяк или хотя бы бренди.

Мы только успели повторить еще раз, как в кабинет грозно вошла Зоя и застала нас на месте преступления:

– Уже пьете и не закусываете? Не стыдно вам? Марш отсюда в гостиную. Что, мы там одни будем сидеть?

Мы поспешили ретироваться. На столе стояли благоухающее ризотто на блюде и украшенная зеленью курица в прозрачном огнеупорном поддоне. А вокруг расставлены еще какие-то вкусные закуски. Я сначала не обратил на них внимание, так как пытался поймать ароматы курицы, благо поддон стоял почти рядом со мной:

– Луковица, чеснок, тимьян и, конечно, лимон. Про белое сухое я не говорю, так как Витторио уже выдал мне этот главный заменитель масла. Но компоненты соуса я не могу определить. Соус мне незнаком.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8