Александр Кипчаков.

Наёмник



скачать книгу бесплатно

Флавию и Адрастею дакарцы обороняли почти три месяца, но и там им не удалось сдержать превосходящие силы противника. К тому же, мобилизационные ресурсы Дакары были почти исчерпаны, да и кораблей было потеряно уже довольно много, а новые орбитальные верфи Дакары просто не успевали строить. Командование дакарского флота, понимая, что системы эти ему не удержать, отвело остатки своих сил к Дакаре и приготовилось дать агрессорам решающее сражение, от которого зависела жизнь целого народа.

К этому моменту маркабиане уже были доведены ожесточённым сопротивлением дакарцев до белого каления и поэтому ничего хорошего Дакаре это не сулило. Когда флот захватчиков вышел из гиперпространства внутри орбиты шестой планеты материнской системы дакарцев, командование силами обороняющихся схватилось за голову. Против оставшихся в распоряжении дакарцев тысячи трёхсот кораблей маркабиане выставили огромный флот числом в семь тысяч с лишним боевых звездолётов. Однако дакарцы сражались отчаянно, защищая свой родной мир. Но не защитили. Маркабиане прорвались к планете и устроили так обожаемый ими Экстерминатус, однако истребить дакарцев полностью им не удалось. Ценой чудовищных потерь военные сумели эвакуировать с Дакары почти тридцать миллионов человек и переправить их в систему двойной звезды класса F5, известной под названием Саламандра и удалённой от Дакары на двести тридцать два парсека. Четвёртую планету Саламандры вынужденные переселенцы назвали Новая Дакара и принялись воссоздавать свою уничтоженную цивилизацию. А маркабиане же, уничтожив Дакару, обосновались на соседней с ней кислородной планете Хаддар, которую переименовали на свой манер, дав ей имя Сактоша и сделав её столицей своих новых владений – Протектората Сактоша.

С тех пор прошло триста лет. На Новой Дакаре существовала процветающая цивилизация вынужденных переселенцев с Дакары, которая наладила добрососедские отношения с мирами Аральского Консорциума, Федерации Эриду и Салузианским Союзом. Одно только не изменилось – лютая ненависть дакарцев к маркабианам. Что являлось головной болью для правоохранительных органов всех этих трёх межзвёздных государств.

Тяжело вздохнув, Гольцов лёгким касанием пальца включил сенсор, активирующий в воздухе поперёк проезжей части запрещающий дальнейшее движение транспарант и, проверив зарядную обойму полицейского парализатора «Гадюка», опустил прозрачный щиток шлема и, отворив дверцу мобиля, вылез наружу.

Турбины «Леопарда» издали тихий воющий звук, что свидетельствовало о том, что владелец машины тщательно следит за ней, и четырёхтонный вездеход, качнувшись на амортизаторах, остановился в полуметре от полицейского. В левом борту машины открылась расположенная под углом дверца и наружу по закреплённой на корпусе металлической лестнице полез водитель сего транспортного средства.

Тимур внимательно оглядел владельца «Леопарда». Высокий, крепко сложенный мужчина лет тридцати пяти, одетый в плотные чёрные штаны из синтекожи, десантные ботинки на конформной подошве и плотный свитер из синтешерсти, поверх которого был наброшен бронежилет «кольчуга», в трёх местах имеющий отметины от попаданий масс-драйверных пуль.

Гольцов знал, что такой бронежилет выдерживает выстрел из бластера с пяти метров, а как раз в закреплённых на перевязи подмышечных кобурах оных у владельца вездехода было аж целых два, оба – дакарской модели С-58 «Коготь». Довольное мощное для своего класса оружие, снабжённое, к тому же, подствольными лезвиями. Из-за спины торчала рукоять дакарского ЭМ-карабина «Дракон», а торс перехватывала ещё одна перевязь с четырьмя термобарическими гранатами «Факел» и встроенным в неё генератором персонального силового щита. Четыре фугасные гранаты Ф-7 виднелись в гнёздах поясного ремня, на котором также висели портативная полевая аптечка военного образца и какой-то непонятного предназначения тёмно-серый футляр. Пряжку ремня украшало всё то же изречение на древнем языке. Несмотря на жаркую погоду, голову дакарца покрывала плотная синтетическая шапочка, надвинутая на самый лоб, а руки были в чёрных плотных же перчатках. Серо-зелёные глаза внимательно оглядели полдарца, после чего плотно сжатые губы дакарца отобразили слабое подобие улыбки.

– Сержант Гольцов, дорожная инспекция Полдара, – представился Тимур на стандартном базовом, невольно трогая правой рукой рукоять парализатора. Этот жест полицейского не прошёл мимо внимания дакарца, но тот никак не отреагировал на него. – Предъявите ваши документы, пожалуйста.

Дакарец молча выудил из тёмно-серого футлярчика идентификационный ЭМ-жетон и протянул его Гольцову. Полдарец взял его и вставил в щель ридера, левой рукой подкручивая верньеры настройки. Вчитался в высветившийся на дисплее текст.

Текст на дисплее гласил, что водитель «Леопарда» является уроженцем Новой Дакары Дитрихом Кесслером, возраст – тридцать четыре года, официально зарегистрированный по месту жительства в городе Танненворт, Юго-Восточный континент. Род занятий был обозначен, как «свободный пилот», но Гольцов прекрасно понимал, что это является всего лишь ширмой. Настоящие свободные пилоты не таскают на себе небольшой арсенал, не носят на груди генератор персонального щита и не ездят на вездеходе стоимостью в половину годовой зарплаты Гольцова. Тимур был готов поставить на кон всё своё месячное жалование, что этот Кесслер прилетел на Полдар отнюдь не на полуразвалившемся корыте какой-нибудь зиронской постройки. Ладно, поглядим дальше…

– Господин Кесслер – согласно законам Полдара, чтобы передвигаться по планете на наземной машине с реактивным двигателем, нужно иметь официальное разрешение Департамента транспорта, – заявил Гольцов, вынимая жетон из ридера, но не торопясь его возвращать дакарцу. – Это во-первых. Во-вторых, насколько я могу видеть, у вас тут довольно внушительный арсенал. Причём всё оружие, которое находится при вас, по нашим законам запрещено к использованию. гражданскими лицами.

– Но я не являюсь подданным Консорциума и гражданином Полдара, – отозвался Кесслер. Голос у дакарца был чуть хрипловатым и в нём отчётливо чувствовались нотки, присущие властному и решительному человеку. И говорил он на аральском базовом. – Это во-первых. Разрешение на передвижение по вашей планете мною получено дистанционно, по субканалу Интерстара, можете в этом сами убедиться. Вот оно. – Кесслер вынул из футлярчика ещё один жетон и протянул его Гольцову, а идентификатор решительно и бесцеремонно выдрал из пальцев полицейского и водворил на место. – Это во-вторых. – Дакарец перевёл взгляд на подошедшего к Тимуру дельвинарца, державшего в правой руке лазерный карабин местного производства. – Оружие, которое вы можете видеть на мне, находится здесь на легальных основаниях, разрешение на его ношение получено мною также по Интерстару в Департаменте полиции Полдара. Это в-третьих.

Кесслер вытащил из футлярчика ещё один жетон и передал его слегка опешившему Гольцову. Патрульный, повертев жетон между пальцами, состроил неопределённую мину и вставил его в ридер. Вгляделся в текст на дисплее.

– Э-э… – Тимур прочистил горло и переглянулся с Теком. – Похоже, что всё в порядке. Все документы запаролены персональными электронными кодами соответствующих департаментов и подписаны электронными подписями уполномоченных чиновников. – Он протянул Кесслеру оба жетона, которые дакарец с невозмутимым видом взял из рук полицейского и убрал в футляр. – Вы можете ехать дальше. Только будьте любезны – соблюдайте скоростной режим. На вашей машине легко передавить кучу наземных каров…

– Я не тороплюсь, сержант, – отобразил лёгкую улыбку дакарец. Почему-то Гольцов про себя решил, что улыбка на лице Кесслера является очень редкой гостьей. Собственно, учитывая род занятий дакарца, это было неудивительно.


Дитрих Кесслер остановил свой вездеход на краю парковочной площадки, что примыкала к кантине под названием «Приют одинокого матроса», которая располагалась на съезде с эстакады, что вела из Бреннера в сторону агропромышленного комплекса за восточной окраиной города. Почему она так называлась, дакарец не знал, да и не интересовался, если честно. Хотя найти на Полдаре матроса было так же проблематично, как на покрытом глобальным океаном Римане – клочок суши. Впрочем, дакарец видел названия куда заковыристее и страннее.

Заглушив обе турбины и включив стояночный тормоз, Дитрих не спеша спустился по лестнице на пышущий жаром дасфальт и огляделся. Машины, которую ожидал увидеть дакарец, на стоянке не было видно, лишь три наземных грузовика с огромными полуприцепами стояли в дальнем конце площадки. Ещё раз оглядев приземистое здание из полибетона, Кесслер флегматично пожал плечами и направился к стилизованной под пещерную арку входной двери кантины.

Дитрих повидал много подобных заведений на разных планетах Галактики и не ожидал ничего сверхординарного и от этого богоугодного заведения. И он не ошибся. Внутри было всё, чему и полагалось быть в кантине – узкая длинная стойка, за которой хозяйничал бармен-сотари, неведомо как попавший на Полдар со своего родного мира, что располагался между Фракийским Альянсом и системами Барьера, большой зал с разбросанными по нему в беспорядке грибовидными столиками и свисающими с куполообразного потолка цилиндрическими лампами, чьи плафоны были сделаны из аральского горного хрусталя, вмонтированный в одну из стен огромный стереоэкран, на котором сейчас показывали передачу новостей какого-то местного канала. Посетителей в кантине было немного, соответственно, и шума почти никакого не было слышно.

Дакарец оглядел кантину внимательным взглядом. Никто из немногочисленных посетителей его не заинтересовал – так, обычная публика, водители наземных грузовиков, пара фермеров в традиционных для этого мира серо-синих рабочих комбинезонах и несколько горожан в разномастной одежде. Среди всей этой публики даже ксенос-бармен особо не выделялся, впрочем, уроженцы Дратана были почти неотличимы от людей, если не считать серо-жёлтой кожи и жестковатых, похожих на щетину, волос на голове.

Кесслер не спеша пересёк отделяющее барную стойку от входной двери пространство и остановился перед барменом. Сотари, неторопливо протиравший салфеткой из плотного материала стакан из непрозрачного псевдостекла, поднял голову от своего занятия и вопросительно взглянул на нового посетителя.

– Кофе со взбитыми сливками и солёные скрубжки, пожалуйста! – произнёс дакарец на аральском базовом.

Бармен кивнул головой и куда-то сунулся в сторону, на короткое время исчезнув из поля зрения Дитриха. Затем, спустя пару минут, на стойке перед дакарцем возникла жёлтая керамическая чашка на керамическом же блюдце, от которой шёл довольно приятный аромат свежезаваренного аральского кофе, и небольшая глубокая тарелочка с солёными скрубжками.

– Один сорок пять, – сказал сотари на том же языке.

Кесслер вынул из поясного кармашка монету достоинством в два аральских креда, изготовленную из серебра, и положил её на стойку. Бармен взял её и молча воззрился на дакарца.

– Сдачи не надо! – усмехнулся Кесслер. Ксенос понимающе кивнул Дитриху и монета тут же исчезла где-то под стойкой. Дальнейшая её судьба дакарца нисколько не интересовала.

Бросив взгляд на таймер ручного инфора, Кесслер недовольно нахмурился. Луц Вильмут уже должен был появиться, однако, как бы тщательно ни обшаривал Дитрих помещение взглядом, никого даже отдалённо похожего на мерасска не видел.

Что ж – Кесслер хорошо знал, что пунктуальность не являлась обязательной для уроженца Вендина-IV. А терпения дакарцу было не занимать.

Однако сегодня терпение это самое не пришлось слишком долго испытывать. Дитрих уже заканчивал допивать кофе – скрубжки он уже съел, когда входная дверь отворилась и на пороге зала кантины возник человек.

Ну, то есть, в сумрачном освещении мерасска легко можно было принять за человека или представителя какой-нибудь родственной людям расы. Однако при ближайшем рассмотрении оказывалось, что перед вами – не человек, а ксенос. Гуманоид с лимонного цвета кожей, с четырёхпалыми руками с длинными суставчатыми пальцами, оканчивающимися заострёнными когтями. Со скуластого лица внимательно смотрели слегка раскосые оранжево-серые глаза с овальными зрачками иссиня-чёрного цвета, с затылка почти лысого черепа на спину ниспадали заплетённые в жидковатую косу коричневые жёсткие волосы, но самой примечательной деталью были уши мерасска. Длинные и заострённые кверху, похожие на локаторы, увенчанные пышной кисточкой серых волос или, скорее, шерсти, постоянно находящиеся в движении – эволюционное наследство от далёких предков мерассков, высокоорганизованных травоядных существ, некогда бродивших по зелёным равнинам Вендина-IV. Их единственными занятиями было поедание сочной зелени, в изобилии произраставшей на планете, и размножение, а также защита территорий своих прайдов и и совместная оборона от хищников. Их же далёкие потомки, проэволюционировавшие из них, теперь летали в космос и пытались колонизировать другие звёздные системы, что, учитывая близость Вендина-IV к мирам Салузианского Союза, было не так-то просто. Однако присоединяться к Союзу родная планета Вильмута вовсе не спешила. Мерасски высоко ценили свою независимость, а то обстоятельство, что их предки были мирными травоядными, вовсе не означало, что длинноухие гуманоиды не умели сражаться. Инсектоиды-ларши с Элету и воинственные обитатели Калхина в этом убедились на собственных хитиновых панцирях и шкурах.

Остановившись на мгновение на пороге, мерасск оглядел помещение внимательным взглядом и почти сразу же заметил Кесслера, который с невозмутимым выражением лица восседал за стойкой. Хмыкнув, Вильмут быстро пересёк разделявшее входную дверь и стойку пространство и, подойдя к ней, с силой хлопнул Дитриха по спине, нимало не беспокоясь тем, что дакарец может немедленно применить против него один из приёмов бинду – широко известной в этой части Галактики дакарской системы рукопашного боя. Почему Вильмут не испугался возможности получить по шее? Да потому, что мерасск прекрасно видел, что Кесслер его заметил ещё у входа, потому-то и никак не отреагировал на хлопок по спине.

– Кесслер. – Ксенос опёрся о стойку и с прищуром посмотрел на дакарца.

– Вильмут. – Дитрих едва заметно кивнул инопланетянину. – Ты, как всегда, вовремя.

– Подумаешь, на десять минут опоздал! – фыркнул Вильмут, жестом подзывая к себе бармена. Говорил мерасск на галапиджине, ибо аральским базовым он не владел. – Пробка была на шоссе – два п’хау столкнулись на повороте на Сан-Марко!.. Любезный, – обратился он к бармену, – двойное салузианское виски со льдом и тоником и солёные скрубжки!

На стойке возник заказ мерасска. Вильмут, оглядевшись, сграбастал стоявшую чуть поодаль солонку и высыпал на спиралевидные скрубжки едва ли не треть её содержимого. Усмехнулся при виде поморщившегося Кесслера.

– Тебе ведь прекрасно известно, что мой народ испытывает куда большую потребность в соли, нежели твой, – пробормотал Вильмут. Сграбастал горсть скрубжек и отправил их в рот, после чего залпом опрокинул внутрь себя виски и запил тоником. – Зашибись!

– Собственно говоря, я здесь вовсе не за тем, чтобы обсуждать с тобой гастрономические пристрастия жителей Вендина-IV, Луц, – спокойно проговорил Дитрих. – И тебе об этом хорошо известно.

Мерасск громко рыгнул и смешно пошевелил своими длинными ушами.

– Ну да, а как же иначе? – усмехнулся Вильмут. – Но… понимаешь, в чём дело…

Кесслер молча глядел на уроженца Вендина-IV и тому стало немного не по себе от этого взгляда. Вильмут очень хорошо знал дакарца, для которого он собирал информацию вот уже четыре года, имея с этого очень неплохой гешефт, и был наслышан – и не только наслышан, но и несколько раз сам видел – о том, каким жестоким может быть Дитрих. Особенно если дело касалось маркабиан. Правда, сейчас эти четырёхглазые уроды были ни при чём, но Луц должен был сообщить Кесслеру некую информацию, за которую дакарец обещал хорошо заплатить. Проблема была в том, что информации у Вильмута почти не было, если не считать обрывочных сведений, полученных им по разным каналам от своих осведомителей. Ведь истинным родом занятий Луца Вильмута являлась торговля информацией, и он, надо признать, в этом деле преуспел неплохо. Во всяком случае, на безбедную старость мерасск себе уже заработал… если, конечно, ему удастся дожить до этой самой старости.

Вильмут при этих мыслях усмехнулся про себя и подумал, что для этого и существуют его четверо телохранителей-краденов, чтобы обеспечить ему эту самую старость, до которой мерасску было ещё очень далеко. Представители его расы жили примерно столько же, сколько и сородичи Кесслера – лет до ста тридцати-ста сорока, а Луцу на данный момент шёл всего лишь тридцать девятый год. Правда, с таким партнёром, как дакарец, старость могла и не наступить вовсе.

– Ты ведь знаешь про салузианца Ридли Блока? Ну, он ещё тогда сумел взломать базу данных синдиката Бозро Видда?

– Это тот парень, у которого вместо мозга – член? – Дитрих прищурился. – Я знаю про него. Не совсем надёжный источник, но тебе виднее, Луц. И что ты хочешь мне сказать про Блока?

– Не, ну почему же? Он вполне компетентен в своём деле, а что по бабам любит бегать – так это его проблемы. Но не об этом я сейчас. Короче… Он не сумел определить точное местонахождение Бешеного Фрица. Подобраться близко к его файлам он не смог – там файерволов туева хуча понатыкана, да ещё какие-то совсем зверские протоколы безопасности стоят, а брать в оборот парней из «Чёрной Стаи»… – Луц коротко хохотнул. – Лучше сразу запихнуть себе в жопу ствол масс-драйверной пушки и выстрелить в себя чем-нибудь вроде бронебойного снаряда с торлитовой боеголовкой.

– Он совсем ничего не смог узнать?

– Ну, почему же? Бешеный Фриц может находиться либо на Фаффхрде, либо на Зууле-VII, либо на Орсоне. Как-то так.

– Как-то так? – Кесслер потёр ладонью заросший двухдневной щетиной подбородок. – И ты хочешь, чтобы за вот такую паршивую информацию я выложил тебе вот на эту стойку две тысячи эридуанских фунтов?

– Я бы предпочёл получить означенную сумму не в денежном эквиваленте, ты же знаешь…

– Нет, не знаю! – отрубил дакарец. Серо-зелёные глаза сразу стали колючими и безжизненными. – То, что ты мне сейчас сообщил, даже на вшивую десятку не тянет, не то что на две тысячи фунтов! Фаффхрд, Зуул-VII и Орсон – хорош разброс! Первая планета фрайг знает где находится, вторая требует для кислорододышащих дополнительных мер защиты, третья вообще на границе Свободных Миров расположена!

– Положим, Фаффхрд не фрайг знает где находится…

– Луц – меня такая информация не устраивает, – жёстко заявил Кесслер. – Власти сразу трёх межзвёздных государств между собой соревнуются, кто первый выставит, так сказать, голову Бешеного Фрица на публичное обозрение, но у Федерации Эриду есть фора – ведь именно её Департамент Полиции нанял меня для того, чтобы изловить этого мерзавца. Но как прикажешь это делать? Я не могу быть одновременно в трёх системах!

– Можно пойти логическим путём, – несмело предложил мерасск.

– Да? Ну, давай, попробуй.

Фриц Делиос, больше известный под кличкой Бешеный Фриц, относился к той категории негодяев, которых после ареста либо сразу ставили к стенке, либо сразу отправляли на виселицу. Когда-то Делиос, выходец с входящей в Федерацию Эриду планеты Ларнака, был самым обычным охотником за головами, но семь лет назад его пути-дорожки пересеклись с законниками Федерации. Причина – не вполне адекватные действия ларнакца на Кассакаре, где он выслеживал какого-то соко. Выследить он его выследил, но при этом ещё и положил много ни в чём неповинных гражданских. Местные полицейские схватили Делиоса, но Фриц устроил там самую настоящую бойню, убив и ранив около сорока блюстителей порядка и взорвав до кучи полицейское управление в том городе, где его повязали, после чего сбежал с планеты. И вот с тех пор он и получил своё теперешнее прозвище – Бешеный Фриц.

Через несколько месяцев после событий на Кассакаре буквально на пустом месте Фриц создал группировку «Чёрная Стая», в которой большинство боевиков были людьми, но и инопланетян там тоже хватало. Позиционировавшая себя, как организация наёмников, «Чёрная Стая» на самом деле не гнушалась ничем, пожалуй, только наркотиками не торговала – Фриц, как это ни странно для такого отморозка, презирал наркоторговцев и даже уничтожил на двух планетах местные наркокартели. Ходили слухи, что это у него пошло ещё с того времени, как его младший брат отправился на встречу с Проводником Душ после передозировки аштопы. Так это или нет, Дитрих не знал, хотя младший брат Бешеного Фрица – Винсент Делиос – на самом деле умер при странных обстоятельствах двенадцать лет назад.

Действия «Чёрной Стаи», как того и следовало ожидать, привели полицейских Федерации Эриду, Аральского Консорциума и Салузианского Союза в состояние, близкое к тихому бешенству, в результате чего на боевиков организации началась самая настоящая охота. Делиос в долгу не остался и космическое пространство в этой части Галактики захлестнула волна насилия и террора. Однако справиться с хорошо обученными и вооружёнными блюстителями закона его головорезы не могли и организация Бешеного Фрица понесла серьёзные потери. Главная база «Стаи» на Рохане была уничтожена салузианскими гвардейцами во время молниеносного рейда правоохранительных сил Союза, ещё два логова боевиков на Тиллиске и Кат Аркусе были ликвидированы спецназом Космической Полиции Федерации. На многих планетах были проведены спецмероприятия, в ходе которых «Чёрная Стая» понесла огромные потери. Но сам Бешеный Фриц и некоторая часть его боевиков всё же сумели скрыться от правосудия. И довольно умело скрылись от взоров правоохранителей. Тогда-то власти и решили прибегнуть к помощи наёмников. Ведь всем известно, что ребята из этой среды, в отличие от полицейских, не стеснены рамками законов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное