Александр Калинкин.

Второй посланник. О матушке-Земле и тех, кто её слышит



скачать книгу бесплатно


Спустившись по лестнице, они попали в просторный зал, стены которого действительно были расписаны яркими картинами. И большей частью это были именно цветы. Вера сразу узнала их, подбежала к стене и принялась фотографировать. Мама постояла немного, достала мобильник и тоже сделала пару снимков.

«Потрясающе! Как их много!» – с восторгом сказала она. «Ты уверен, что они не растут где-то здесь на острове?»

«По крайней мере, я ничего о них не слышал и до сих пор не встречал. Но у нашего Губернатора есть старик-садовник, из местных. Он, пожалуй, мог бы тебе помочь…»

«Познакомишь?» – спросила мама.

«Я – едва ли. Он вообще малообщителен. Доктор Шульц ходил к нему, пытался консультироваться по поводу местных наречий. Говорит, старик за всю встречу проронил только два слова – поздоровался с ним и попрощался».

«Зачем тогда ты мне его советуешь?»

«Он – садовник, есть надежда, что найдётся общая тема. И Губернатор у нас тоже увлекается садоводством. Уверен, он может организовать встречу».

Мама улыбнулась. «Губернатор? Встречу с садовником?»

«Поверь мне, дорогая, это не простой садовник. Надо позвонить Губернатору».

Мама удивленно посмотрела на папу. «Ты знаком с Губернатором?»

В ответ папа как-то невесело кивнул, потом, обращаясь уже к дочери, сказал: «Солнышко, пожалуйста, не трогай их руками. Ладно?»

Вера не без сожаления убрала пальцы от нарисованного цветка. Каждый лепесток чуть-чуть возвышался над стеной, словно это был не рисунок, а настоящий засушенный цветок, но очень большой. Было несказанно приятно ощущать кончиками пальцев эту многовековую историю. Девушка вздохнула и зашагала вдоль стены, разглядывая цветы.

«Они все как будто кланяются кому-то!» – прокричала она и резко остановилась, удивлённая открывшейся картиной. Папа с мамой тоже подошли к ней и замерли, восхищенно глядя на изображение женщины-великанши, Матушки Земли. В её длинных, тёмных волосах, словно в море плыли корабли. Лицо было спокойным и сияющим. На раскрытых ладонях лежал прекрасный белокаменный город.

«Богиня Земли», – пояснил папа. «В древнем королевстве верили, что Земля, вся наша планета – живое существо».

«А разве нет?» – удивилась Вера. «Ой, смотрите, где цветок!» Она указала на огненный цветочек, больше похожий на искорку, в уголке рта у нарисованной богини. Папа поправил очки, подошёл ближе, а потом ещё ближе, и покачал головой.

«Ну, у тебя и зрение! Этот зал мы открыли сравнительно недавно, ещё не успели всё описать… Что странно – здесь царила абсолютная чистота! Да-да, обычно, когда мы откапываем новое помещение, в нём и груды камней лежат, и пыль с песком толстым слоем… Роботы дня три всё выносят, вычищают. А тут – чисто всё было, как будто кто-то каждый день прибирался и следил за этим залом…»

Вера оглянулась, и взгляд её невольно остановился на треснувшей, чёрной гранитной глыбе в самом центре помещения. Глыба была удивительно ровной, четырёхугольной.

По углам возвышались столбики, украшенные морскими ракушками. Девушка подошла к глыбе и принялась разглядывать ракушки.

«А это что?» – спросила она.

«Жертвенник», – сообщил папа. «Богине Земли приносили в дар часть урожая и не только… Насколько нам известно, были и человеческие жертвоприношения… редко, но были…».

Вера брезгливо поморщилась и отошла от жертвенника. Ракушки на четырёх столбах теперь выглядели какими-то зловещими. Однако, только отойдя от гранитной глыбы, девушка смогла заметить узор, украшавший её основание – там тоже были изображены какие-то растения.

«Походят на огненные цветы», – пояснил папа, – «но стебли длиннее… Сказать трудно, самих цветов нет».

К жертвеннику приблизилась мама, присела на корточки перед узором, сделала снимок на мобильный, внимательно посмотрела. «Конечно, это не огненные цветы. Какие-то вьющиеся растения…».

«Да, они тоже часто встречаются и в других зданиях. А вот огненные цветы есть только здесь и на той колонне у входа».

«Костя, я должна осмотреть остров!» – решительно заявила мама.

Подумав пару секунд, папа ответил: «Это можно устроить, но… для этого тебе понадобится официальное разрешение Губернатора».

«В самом деле? Зачем?» – удивилась мама.

«Обычные меры безопасности. Взгляни наверх».

Подсолнушкины все подняли головы, устремив взгляды на проломленный каменный свод. Там, сквозь дыру виднелось тёмное защитное стекло с блёклым пятнышком солнца.

«Эта крыша защищает нас не только от вредных дождей и радиации, но и от местных насекомых. Говорят, там летают такие комары…». Тут у папы зазвонил мобильник. Он снял трубку. На дисплее появилась трехмерная фигура крупного мужчины с широкой слащавой улыбкой, одетого в белый костюм.

«Как Ваши дела, профессор? Почему Вы ничего не сообщили о прибытии столь дорогих гостей? Разве так друзья поступают?» – проговорил мужчина бархатным голосом.

«А-а-м-м-м», – растеряно ответил папа. «Извините, господин Губернатор. Не было времени…»

«Ничего страшного. Не извиняйтесь», – успокоил папу Губернатор. «Я понимаю, как Вы можете быть заняты в осенний сезон. Студенты разъехались и помочь некому. Да-да, я всё понимаю, профессор. К счастью, у меня есть время для столь дорогих гостей, и я приглашаю Вас лично и всю Вашу замечательную семью разделить со мной обед. В двенадцать часов Вас устроит?»

«Спасибо за приглашение, господин Губернатор, но мы…»

«Дорогой профессор, никакие возражения тут абсолютно неприемлемы и в некотором роде могут быть оскорбительны. И, наконец, это не по-дружески. Я вас буду очень ждать к двенадцати часам. Приходите». И Губернатор положил трубку.

Папа, мама и Вера переглянулись – обедать у Губернатора они явно не планировали.

12. У Губернатора

Светлый, просторный зал был щедро украшен скульптурами морских животных и причудливыми узорами в виде ракушек. Краски мраморного пола также навевали воспоминания об изумрудных волнах с пенными гребешками. По всей длине стола выстроились вазы с фруктами и сладостями. У стены, в кожаном кресле с высокой спинкой, восседал сам Губернатор, крупный мужчина в белом костюме, походивший на какую-то хищную, тропическую птицу. Даже глаза у него были птичьи – маленькие, круглые, внимательные. А большой, широко-улыбающийся, малиново-красный рот походил на клюв. Семейство Подсолнушкиных осторожно устроилось на стороне стола противоположенной Губернатору.


«Это, безусловно, большая честь для меня принимать таких дорогих гостей здесь, у меня дома», – громко и отчётливо сказал Губернатор. «Профессор Подсолнушкин сделал много для развития нашего острова-курорта. Его открытие древнего королевства привлекло к нам внимание всего мира».

«Ну, что Вы, Господин Губернатор…. Ничего особенного я не сделал… Просто работа у меня такая», – смутившись, отозвался папа.

«Не скромничайте, профессор. Все мы делаем своё дело, но Вы делаете его исключительно хорошо – я бы сказал, превосходно. Кстати говоря о делах, кто Вы по профессии, миссис Подсолнушкина?»

«Я – ботаник», – отвечала мама, изучая и перебирая в пальцах крупную, ярко-жёлтую виноградину. Вера уже успела съесть их штуки три – очень они были сладкие и стояли ближе других фруктов. Мама же всё ещё возилась с первой ягодой. Чуть приоткрыв рот, Губернатор некоторое время наблюдал, как она взяла нож, аккуратно разрезала ягоду, отделила коричневые семечки от янтарной мякоти и принялась нарезать виноградину на тончайшие дольки.

«Любопытно-любопытно», – проговорил Губернатор, несколько озадаченный таким научным подходом к еде. «Я тоже обожаю фрукты и вообще, знаете ли, растительный мир. А над чем Вы работаете? Какого рода представители флоры привлекают Ваше внимание?»

Мама отправила в рот одну из виноградных долек, прислушалась к своим ощущениям и, наконец, удовлетворённо кивнув, ответила: «В настоящее время меня интересуют так называемые огненные цветы. Ещё недавно их считали вымершими, но мы располагаем фактами, что это не так….»

Губернатор приподнял указательный палец, призывая чуть-чуть подождать, и отчётливо постучал по краю стола. Тот час в зал вошёл молодой человек в строгом черно-белом костюме.

«Позовите Ватупа», – распорядился Губернатор.

Молодой человек поклонился и вышел.

«Ватуп – наш старший садовник», – пояснил Губернатор. «И, надо сказать, самый старый обитатель Южного острова. Он знает абсолютно всё о местных растениях».

«Я что-то не могу понять, что это за сорт винограда?» – произнесла мама, поднимая глаза на гостеприимного хозяина. Тот растерянно пожал плечами: «Полагаю, этот вопрос лучше задать нашему садовнику…».


У дверей возник пожилой человек в длинном, полосатом халате и сандалиях. Вера даже не заметила, когда он успел открыть и закрыть дверь. Он словно бы появился из воздуха. Поражала бледность старика – абсолютно белое, высохшее лицо. Пожалуй, более всего он походил на ожившую мумию. Полуприкрытые глаза только усиливали это неприятное ощущение.


Вошедший низко поклонился сначала Губернатору, потом гостям.

«Ватуп покажет вам мой сад, ответит на все вопросы и непременно расскажет всё про… э-э-э…». Губернатор замялся. «Как Вы, уважаемая доктор Подсолнушкина, назвали эти растения?»

«Огненные цветы», – напомнила ему мама.

При этих словах Ватуп устремил на неё такой пронзительный взгляд, словно хотел разглядеть её душу. Мгновение глаза были единственным живым местом на его лице.

«О-о, это был опасный цветок, миссис», – произнёс Ватуп тихим, скрипучим голосом. Вере даже показалось, что это не слова человека, а поскрипывание кресла под Губернатором.

Впрочем, мама ничему не удивлялась. Казалось, она не замечала ни пристального взгляда незнакомца, ни его странного, неподвижного лица, ни старинной одежды. «Такой опасный, что люди рисовали его на стенах храма?» – сказала она, отправляя в рот очередную виноградную дольку.

«Храма богини Земли», – пояснил Ватуп. «Огненные цветы могут любого увести в её глубины и оставить там навсегда. Будьте осторожны».

Мама посмотрела на Ватупа с любопытством. «Но… эти цветы ещё растут на острове?»

«Нет».

«В любом случае, я бы хотела осмотреть остров. Не могли бы Вы сопровождать меня в этой экскурсии?» – спросила мама.

Вместо ответа Ватуп вопросительно посмотрел на Губернатора. Тот быстро закивал. «Конечно-конечно, я дам соответствующее официальное разрешение. Завтра утром зайдите к моему секретарю, на первом этаже. Он всё оформит надлежащим образом».


После обеда гости прошли в оранжерею. Чего здесь только не было! Причудливо изогнувшиеся финиковые пальмы с крупными плодами, величиной с яблоко, пышные кусты с гроздями ананасов, гигантские шары красноватой капусты. Влажный воздух наполняли сладковатые ароматы цветов. Слышалось журчание воды и пение птиц. Ватуп неспешно вёл их мимо ветвистых растений с крупными глянцевыми листьями, между которыми время от времени встречались мраморные скульптуры и фонтаны. Рассказывал он неохотно и довольно сухо, будто экономил слова или боялся выболтать какую-то великую тайну. Также он бросал осуждающие взгляды на Веру, когда та фотографировала растения на мобильный телефон.

«Миссис, попросите Вашу дочь не делать этого», – сказал он маме. «Она пугает… растения».

«Пугает?» – удивлённо переспросила мама.

«Да, миссис, разве Вы не видите?» И Ватуп одними глазами указал на ветку фикуса, чуть дрогнувшего от вспышки Вериной фотокамеры.

Вера убрала мобильный и, когда взрослые пошли дальше, шепотом попросила прощения за беспокойство. К её немалому удивлению, фикус зашевелился и даже едва заметно поклонился ей так, будто на него внезапно подул ветер. Не успела Вера опомниться, как и другие растения вокруг ожили, задвигались, зашелестели листвой. И сквозь этот шелест девушка явственно услышала: «Приветствуем тебя, второй посланник…»

Ватуп вдруг остановился. За ним остановились и мама с папой.

«Что это было?» – спросила мама. «Какой странный шум….»

Садовник сделал успокаивающий жест растениям, а сам уставился пронзительным, изучающим взглядом на маму. «Ничего, миссис, пока ничего…».

«Но мне показалось, что ветер…,» – начала было мама.

«Возможно, кто-то открыл окно», – серьёзно произнёс Ватуп. «Без моего ведома. Растениям это может быть вредно». Он ускорил шаг, и вскоре они оказались у выхода, обильно увитого плющом. Только тут садовник немного успокоился и даже как-то немножко подобрел. «Вы выбрали удачное время для визита. На этой неделе состоится Цветение Материнского Древа».

«Ох, в самом деле! И как я мог забыть про этот праздник», – спохватился папа.

«Материнское дерево?» – удивилась мама. «Первый раз слышу такое название…».

«Софи, я же тебе писал….», – начал было папа, но мама только пожала плечами.

«Вы первый раз на Южном острове, миссис», – сказал Ватуп. «Материнскому древу больше тысячи лет, но каждое лето оно покрывается цветами….»

«Наверное, это очень красиво…. Можем ли мы взглянуть на это дерево?»

«Конечно, миссис. Его изображение – на всех улицах».

«Странно. Я не замечала. Но мне интересно было бы увидеть его вблизи…»

«Увидите. Завтра», – пообещал Ватуп.

«Скажите, а Материнское Древо как-то связано у местных народов с поклонением богине Земли?» – поинтересовался папа.

Но Ватуп вдруг прикрыл глаза и сделал вид, что не услышал вопроса. Потом он поклонился и тихо зашагал по дорожке вглубь сада.

Папа проводил его долгим взглядом и, повернувшись к маме, сказал: «И вот так каждый раз, когда я что-то пытаюсь у него узнать. Он очень неохотно делится секретами. Хотя, казалось бы, что тут особенного скрывать и от кого? Не понимаю…»

«Ты не пойдёшь завтра с нами?» – спросила мама.

«Я постараюсь. Работы много, но мне бы очень хотелось побыть с вами и… послушать этого Ватупа».

13. Ещё одно неожиданное приглашение

После оранжереи папа заторопился к себе, в археологический лагерь, предложив Вере и маме погулять по улицам курорта и отдохнуть. Не успели они пройти первый длинный-предлинный супермаркет, как увидели высокий, метров пять в высоту рекламный щит с изображением дерева, белого от цветов. Ярко-алые буквы сверху гласили: «Фестиваль Цветущего Материнского Древа». Мама подошла почти вплотную, стараясь лучше рассмотреть листья.

«Походит на вишню в моём саду! Обожаю, когда она цветёт!» – воскликнула Вера.

«Всего лишь реклама. Едва ли у него такие заострённые листья», – проговорила мама. «Если бы не цветы, я подумала бы, что это саликс, то есть обычная ива. Весьма странное дерево…»

Тут Вера услышала поблизости радостные крики, а потом и всплеск воды. Она сразу догадалась, что где-то рядом бассейн и предложила маме пойти посмотреть. Действительно, вскоре они оказались на дорожке, с одной стороны которой выстроился ряд стройных финиковых пальм, а с другой манили прохладой изумрудные воды бассейна.


Маму не пришлось долго уговаривать. Спустя ещё десять минут обе, уже в купальниках, с визгом катились с причудливо извивающейся горки. Трамплин! Полёт! И всё утонуло в фонтане радужных брызг и облаке пузырей. Вера вынырнула, потёрла глаза. Рядом появилось смеющееся мамино лицо. «Давай ещё!» – с восторгом предложила Вера. И они наперегонки поплыли к исходящей из воды лесенке.


Накупавшись, накатавшись и нанырявшись вдоволь, Вера и мама расположились за столиком маленького кафе, тут же неподалеку от бассейна. Робот-официант принёс заказанное мороженое-ассорти, сразу семи видов в одной чашечке. Почти все сорта оказались незнакомыми, но тем интереснее было их пробовать. Мама, как обычно, устроила из этого настоящий научный эксперимент, пробуя отовсюду понемногу и кивая головой с важным видом. Вера же ела за обе щёки, с удовольствием. Главное, что все они оказались очень вкусными.


За соседним столиком сидела девочка, немного помладше Веры. Красивые золотистые волосы обрамляли её задумчивое лицо, усыпанное множеством веснушек. Девочка что-то старательно рисовала цветным лазерным карандашом на трёхмерном дисплее мобильного телефона. Судя по наброску, это был фонтан.

«Не желаешь познакомиться, пообщаться? С друзьями тебе здесь было бы веселее», – тихо предложила мама, кивая на их соседку.

Вера пожала плечиками. Она никогда не знакомилась вот так с кем-либо из сверстников. «У меня уже есть друзья, в телефоне».

«Может быть, она одна из них?»

Вера задумалась, посмотрела на свой мобильный, потом на веснушчатую художницу. «Ладно. Я попробую…»

Она подошла к соседнему столику, но девочка была так увлечена рисованием, что не заметила Веру. Впрочем, может быть, она только сделала вид, что не заметила, а на самом деле тоже не привыкла разговаривать с незнакомыми людьми. Полюбовавшись рисунком, Вера вернулась к маме.

«У неё здорово получается. Не хочу мешать», – сказала она со вздохом и достала свой мобильник. И надо же такому случится, он тут же зазвонил. Это было так неожиданно, что Вера чуть не выронила его из рук.


Сначала она подумала, что это папа, но, увидев чёрного кота, аватарку Годзо, помедлила прежде, чем взять трубку. Он никогда сам ей не звонил, хотя они знакомы уже два года – вместе учились онлайн на курсах по художественной фотографии. В основном они обменивались сообщениями, да короткими репликами в чате.

«Привет», – осторожно поздоровалась Вера.

«Вера? Привет», – вежливо ответил звонкий голос. «Тут такое дело… Очень-очень важное. В общем, короче говоря… Ну… Мне нужно срочно тебя увидеть».

«Но я на Южном острове…»

«Вообще-то, я тоже. Я живу здесь», – отозвался Годзо. «В общем, это… я жду тебя в семь, напротив сорок седьмого лифта, на первом этаже. Придёшь?»

Вера задумалась, посмотрела на маму. «Я… Мне…»

«Вера, ты не понимаешь. Я не для себя это делаю. Мне надо кое-что важное тебе сказать», – настаивал Годзо.

Вера прикрыла трубку ладошкой и зашептала маме: «Можно, я вечером навещу одного своего друга?»

Мама задумчиво кивнула.

«Ладно, я приду», – проговорила Вера в трубку.


В гостинице, в номере их ждал сюрприз – шикарный букет живых цветов украсил стол в зале. Увидев его, мама захлопала в ладоши, на что музыкальный кондиционер тот час ответил мирным журчанием ручейка.

«Обожаю это место!» – воскликнула Вера.

Мама и дочь обошли букет и с наслаждением вдохнули пьянящий аромат цветов.

«Да-да, самые настоящие! Только аромат какой-то не характерный…. И когда только твой папа успел их купить?»

«Они классные! Мам, я обещала сегодня встретиться с Годзо».

«Кто у нас Годзо?»

«Мой виртуальный друг. Мы вместе на курсах художественной фотографии учились. Знаешь, типа такого всезнайки…. Так и представляю его маленького, тонюсенького, в очках… Даже идти, если честно, не хочется. Но он сказал, что это очень важно».

«То есть ты его никогда не видела?»

«Нет, мы только обменивались сообщениями…»

«Хочешь, я пойду с тобой?»

«Нет».

Мама улыбнулась. «Ясно. Что ж, сходи, моя хорошая, сходи. Но к ужину постарайся быть здесь. Папа обещал подойти. Так что не опаздывай. Хорошо?»

Вера кивнула и заторопилась к двери. Ведь ей предстояло ещё отыскать этот лифт номер сорок семь…

14. Друзья и враги

Двери лифтов располагались рядом с платформами поездов, разъезжающих по длинным этажам-улицам курорта. Это было очень удобно. Оставалось только найти нужный номер на карте и немного прокатиться поездом. Сорок седьмой лифт был один из крайних, ближе всего к папиным археологическим раскопкам так, что Вере даже подумалось, не заглянуть ли ей после встречи сразу к отцу. Правда, они едва знакомы…. Впрочем, Годзо она знает ещё меньше.


Девушка остановилась у дверей с номером «47» и огляделась. Туда сюда неторопливо прохаживались люди в лёгких, нарядных одеждах. Какой-то толстоватый парень в спортивном костюме остановился, достал мобильник, что-то посмотрел и медленно побрёл дальше. На Веру он не посмотрел. Впрочем, она бы удивилась, если бы это был Годзо. Он должен быть более солидным, более интеллигентным…. По крайней мере, так ей казалось.


Поглазев на прохожих ещё минут десять, Вера извлекла свой мобильный и набрала номер. Годзо ответил сразу.

«Я бы на твоём месте сменил аватарку», – чуть насмешливо произнёс чёрный кот. «Тоже мне, фея нашлась….»

«Что?!» – возмутилась Вера. «Это моё дело, какой…»

Но Годзо не дал ей договорить. «Слушай, я просто хотел предупредить тебя о садовнике. Опасный тип. Осторожнее с ним. Ну, пока!» И с этими словами он отключился.


Вера сконфужено смотрела на погасшую аватарку с изображением чёрного кота. Обида наполняла всё её существо. «По-моему, это подло вот так…. Высмотрел меня из-за угла. А сам-то…» Она обвела прохожих гневным взглядом, надеясь всё-таки отыскать обидчика, но никого подозрительного не заметила. «Да, он сам вообще какой-нибудь кривой или…» Впрочем, всё это мало помогало, обида жгла, а на глаза наворачивались слёзы.


Не обращая ни на кого внимания, словно какой-нибудь робот, она вошла в лифт, поднялась на свой этаж и пересела в поезд, идущий в сторону гостиницы. Мягкое сиденье в поезде, мелькание пёстрых витрин магазинов за окном немного успокоили Веру. Обида сменилась равнодушием и усталостью. Глаза закрывались, потянуло в сон.


Когда она вновь открыла глаза, за окном была какая-то незнакомая улица. Она явно проехала свою остановку. Вера вскочила на ноги и бросилась в только что открывшуюся дверь. На платформе, натыкаясь на ленивых прохожих, девушка перебежала на другую линию и запрыгнула в поезд идущий в обратном направлении. На этот раз Вера не отходила от дверей, с надеждой высматривая знакомые витрины и рекламные щиты. Наконец, мелькнула вывеска гостиницы, и она выпрыгнула на улицу.


На её звонок в дверь, никто не ответил. «Видимо, мама занята чем-то…». Вера открыла дверь сама, вошла, да так и замерла на пороге. Весь пол в прихожей был усыпан зелёными змейками стеблей и листьями какого-то вьющегося растения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4