Александр Жеглов.

Однажды начав



скачать книгу бесплатно

Глава 9

«Настоящая Любовь никогда тебя не отпустит, даже тогда, когда уйдет».

(Михаил Камакин.)

Прошли годы. Наступил двадцать первый век. Весенним ясным утром в стеклянные двери одной из крупных международных компаний мегаполиса стройной походкой на высоких каблуках зашла женщина средних лет и поднялась на двадцать второй этаж здания, где находился кабинет ведущего юриста. На двери ее кабинета висела металлическая золотистая табличка с надписью: Куликова Элеонора Владимировна, ниже – юрист, а в верхнем правом углу красовался голубой логотип фирмы «Блиц-ЭКО». Она работала уже много лет старшим специалистом, ее уважали и руководство, как ценного сотрудника, и коллеги по работе за ее доброту и отзывчивость. Много раз, именно Элеонора Владимировна подсказывала руководству правильные пути для решения серьезных и деликатных вопросов. Когда иностранные партнеры в сложное время готовы были свернуть сотрудничество и отвернуться, она смогла убедить их остаться. Временные трудности остались позади, а престиж фирмы остался на высоте. Но, несмотря на свои заслуги, Элеонора Владимировна, не зазналась, как часто случается с некоторыми, а всегда оставалась скромным сотрудником, но и цену своего профессионализма хорошо сознавала. Люди становятся счастливыми, когда занимаются любимым делом, востребованы и чувствуют уважение к себе. Для полного счастья Элен не хватало лишь того единственного, с кем можно было открыться полностью и чувствовать с ним свою защищенность в этом большом изменчивом мире – прекрасном, но порой, слишком жестоком.

Однажды с финансовым директором и со своим помощником Элеонора Владимировна оказалась на переговорах с представителями некой фирмы «ГиМАЗ», которые предлагали сотрудничество на взаимовыгодной основе. Все документы после встречи были тщательно изучены ею, и в течение одной рабочей недели она должна была дать рекомендацию своему руководству на подписание договора – это была очередная профессиональная ответственность, которую Элен брала на себя. На следующий вторник стороны договорились встретиться для принятия окончательного решения и подписания договора.

Элеонору Владимировну ценили за профессиональное чутье. Она могла стать хорошим психологом, или следователем. Ее было трудно «провести сквозь пальцы», обещая, казалось бы, реальные вещи. На этот раз ее что-то беспокоило. Она не могла понять, что именно, но чувство волнения на ровном месте, которое испытывала Элен, интуитивно подсказывало, что нельзя подписывать этот договор. Она несколько дней через разные каналы проверяла сферу деятельности фирмы «ГиМАЗ», но ничего подозрительного так не нашла. Накануне подписания договора, Элен после обеда зашла по юридическому адресу фирмы, что находился на окраине города. Она вошла в вестибюль высотного здания, где были зарегистрированы несколько компаний, подошла к турникету, рядом со стойкой охранника:

– Добрый день, – обратилась она к нему.

Ей надо было узнать внутренний номер офиса фирмы «ГиМАЗ», чтобы ее встретили и проводили к генеральному директору, с которым заранее, через его заместителя, договорилась о встрече.

– Здравствуйте, вам куда? – Сухо спросил охранник в черной форме и посмотрел на женщину в очках с большой оправой и с папкой, держащей скрестившимися руками на груди.

Элен, взглянув на него, на мгновение замерла, глазам своим не поверив.

Она сразу узнала Волошина, хотя тот сильно изменился: возмужал, на левой щеке был небольшой шрам, и заметная седина серебрилась на висках. Но для человека, прошедшего войну в Афганистане в двадцать лет, побывавшего два года в колонии и, знавшего не понаслышке про две войны на Северном Кавказе, он выглядел просто великолепно. На войне Игорь не раз отличался храбростью: однажды, после тяжелого боя, зимней ночью, будучи раненным в ногу, он вывел без потерь из окружения целый взвод. За проявленное мужество и героизм Игорь Волошин был награжден орденом «За мужество» – это был его второй орден: первый – он получил в девятнадцать. При выполнении очередного боевого задания, он был ранен осколками гранаты, оставившие следы на спине. Два шрама были у него и от сквозных пулевых ранений на левой стороне, чуть выше сердца. В госпитале в общей сложности пролежал пять месяцев. А контузию он получил еще при исполнении своего интернационального долга в конце восьмидесятых, за год до вывода советских войск из Афганистана.

Игорь, как и многие, прошедшие земной ад, не любил вспоминать войну, он жил один в тесной и почти пустой съемной комнатке коммунальной квартиры. Волошин свято хранил ордена с удостоверениями о награждении во внутреннем кармане, завернув в теткин платок, и никому не показывал. Доставал с кармана три раза в год: в День Защитника Отечества – 23 Февраля и через каждые два месяца, в День Победы – 9 Мая и в День ВДВ – 2 Августа. Игорь ставил награды на стол перед собой, сам себе наливал водки, каждый раз, не более одной рюмки и поднимал ее с единственным тостом «За Победу!». Он оставался верен своим многолетним спортивным привычкам. Не курил и поддерживал физическую форму: бегал периодически по утрам, тренировался своим весом – подтягивался, отжимался.

После демобилизации опять никак не мог найти серьезную работу из-за судимости. А открыть свое дело, не имея начального капитала, тоже было невозможно. И вот на эту должность охранника его приняли по ходатайству одного из сослуживцев, который его уговорил приехать в столицу.

Элеонору он не сразу узнал и после некоторой паузы повторил вопрос. Она смотрела на него любящими глазами, стоя неподвижно, с волнением ухватив за край стойки, чтобы удержаться на ногах, выговорила с трудом:

– Игорь? Ты?!

Волошин узнал подругу жены своего друга: по-другому дать себе определение, кто стоял перед ним по ту сторону стойки он не мог, а вернее, не хотел. Перед ним стояла элегантная женщина с радостным, счастливым, удивленным взглядом и блестящими глазами; женщина, которая с первого дня знакомства ждала этой встречи. Она искала его и верила, надеясь, что он воспользуется ее адресом, который передали ему когда-то Кузнецовы. Но в сердце Волошина была лишь одна боль и печаль, – про эту боль Элен не могла знать.

– Игорь, ты не узнаешь меня? Это же я – Элеонора, подруга Елизаветы, жены твоего друга Максима! Не помнишь меня?

– Привет. Конечно, помню. Рад тебя видеть, – улыбнулся и чуть с грустью опустил глаза.

Перед ним сразу встала картина того незабываемого вечера. Ему было не по себе и стыдно за свое поведение, за то, что не удержал тогда себя в руках. Но что было, то прошло, и ничего невозможно было вернуть.

– Вот это встреча! Надо же, Игорек, сколько лет! – Радостно воскликнула Элен.

– Да. Неожиданно.

– Неожиданно? Это почти нереально. Встретиться в многомиллионном городе вот так, с глазу на глаз, после стольких лет, – она даже на время забыла, зачем пришла.

Ей интересовало сейчас только одно: как он живет? Где? С кем? Все, что было связано с ним – море вопросов, жаждущих ответа. Про Елизавету и Максима ей было известно, но и через них не было у Элеоноры возможности найти его. Она не смогла удержаться от любопытства:

– Рассказывай: как ты? Где ты?

– Нормально, все хорошо, – что имелось в виду под словом «хорошо»? – Это означало: «жив, голова на плечах, руки, ноги целы и, слава Богу».

– Недавно Лиза мне звонила, все нормально: у них еще и дочка растет. Элеонорой назвали, – гордо отметила Элен.

– Отлично, надо бы нам всем собраться, – сказал Игорь.

Элен хотелось больше узнать, поговорить, пообщаться, но, заметив строгий взгляд хмурого начальника охраны, который и не думал их оставить наедине, спросила с предложением:

– Когда сдаешь смену? Надо отметить нашу встречу!

– Завтра в десять утра.

– Отлично. Отдохнешь после смены, вечером после шести увидимся. Хорошо? – Достала свою визитную карточку.

– Хорошо.

– А свой номер телефона оставишь мне?

– У меня только служебный номер.

– Ладно. Слушай, а «ГиМАЗ» на каком этаже? – вспомнила причину своего приезда.

– Там никого нет, сотрудница ушла, где-то, час назад.

– Генеральный – Гончарук Владислав Вениаминович?

– Да, кажется. Но я его ни разу не видел.

– А кто, вообще, в офисе сидит?

– Там обычно заместитель сидит и пара сотрудников. Но сейчас – никого. А зачем тебе?

– Странно, я договаривалась с ним встретиться по делу. Ну, ничего страшного, думаю, все будет нормально, – успокоила сама себя, – Игорь, завтра расскажешь о себе, а про себя я тебе расскажу. Хорошо? Ну, пока, – протянув ему руку через стойку, попрощалась.

– Пока, Элен, – приятное тепло в душе почувствовал Волошин, давно у него такого не ощущалось.

На следующий день, во вторник, без вопросов были подписаны договора о сотрудничестве между двумя компаниями «Блиц-ЭКО» и «ГиМАЗ». Элеонора Владимировна отсутствовала при этом, занимаясь другими важными делами фирмы.

Вечером она встретилась с Игорем. Он сам ей позвонил, а место встречи и время назначила она. Они встретились в центре, погуляли, посидели в баре, он заказал шампанское, шоколад. Элен рассказывала о себе, Италии, где прожила недолго; о замужестве и разводе, о работе.

– Ну, все, про меня хватит. Сколько можно? – Сама себя перебила она. – Расскажи о себе, Игорь, так интересно послушать.

– Да, нечего рассказывать. Вот, живу, работаю. Сама видела: где и кем.

– Игорь, ну что ты скромничаешь. Я же знаю, что ты воевал, уверена, что и награды есть. Лиза говорила, что вы с Максом переписывались.

– Когда это было. – Игорь тактично сменил тему разговора. – Элен, я очень тебе благодарен. Спасибо, что помогала моей тете. У тебя доброе сердце.

– Прекрати. Я делала то, что нужно было делать. И каждый бы из нас так поступил.

– А еще мне говоришь: «не скромничай», – улыбнулся он.

– Все, проехали. Расскажи про себя, Игорь, мне так хочется тебя послушать – повторила она свою просьбу.

– Да, что рассказывать? – Вдруг у него на лице появилась хитрая улыба, – а хочешь, про нашу Вселенную расскажу? – Тут оба посмотрели друг на друга и рассмеялись.

– Не-е-е-т, только не про космос. Значит помнишь.

– Я все помню.

– Нет, не все. Кое-что, думаю, ты забыл, – взглянула на него с интригующей улыбкой.

– Кое-что? Интересно, что же?

– То, что мы с тобой так и не потанцевали, – сказала с иронией на лице.

– Так «Белый танец» кто-то обещал?

– Совершенно верно, но…

– Ладно, не оправдывайся, – расковано сказал Игорь.

Общение становилось более раскрепощенным и та непонятная завеса, что была в начале их знакомства и во время последней встречи, рассеялась, как туман. Саксофон играл блюз. Они допили шампанское и заказали коктейль. Элен хотела расслабиться и, хотя с утра нужно было выйти на работу, она решила допоздна остаться с ним; а у Игоря был выходной, он намеревался выйти на утреннюю пробежку, но не отказался от коктейля. Сама обстановка подталкивала к расслаблению. Им не хватало простого человеческого общения: порой друзьям в больших городах так его не хватает.

В большом городе близкие друзья иногда, а бывает даже в лучшем случае, встречаются раз в год. Все с утра заняты чем то, а время для обычного общения уходит, исчезает безвозвратно от них навсегда. Проходит день за днем и никакого общения, так и жизнь проходит мимо. Люди замыкаются в себе, перестают чаще улыбаться. Бросаются решать повседневные вопросы, решают какие-то проблемы, думая, ошибочно, что завтра точно уж освободятся и найдут время на общение. Надеются, что скоро встретятся со старыми друзьями детства, с кем росли в одном дворе, учились в школе, в институте, служили, воевали вместе. Вспомнят прошлое, узнают друг о друге больше, но этого не происходит. Нехватка времени или, может быть, настроения; или усталость после рабочего дня, а может быть, просто лень, или обычный эгоизм не дают возможности часто видеться близким людям месяцами или даже годами, живя в одном и том же городе. Наверное, такие встречи – это величайшее наслаждение в жизни, единственное, быть может, которое заставляет полностью забыться, останавливает время своим чистым и увлекающим очарованием. Сидеть в дружеской обстановке среди старых знакомых, удобно расположившись в кресле, и беседовать. В такие часы мысль бежит от работы и спасается от дневных проблем, отдыхая и открывая свою душу. Как приятно слушать и отвечать, отдавать свое внимание друзьям и завладевать их вниманием. Свободно можно рассказывать о себе и касаться всего, чего можно коснуться словами, развлекаться, обсуждая новости и шевелить прошлое, как будто помешивая щипцами тлеющие угли истории. Можно столкновением противоречий, смягченных обращением: «дружище», вызывать словесные искры, пламя или смех, забавляться шалостями парадокса, игрой своего ума, резвостью мозга. Или наблюдать, как во время спора смешивается и разделяется поток характеров и темпераментов, следить, как от слов меняется выражение лица. В минуты общения с друзьями можно излить свободно все, что есть в тебе остроумного, убежденного или возмущенного, ощущать тот контакт, который заставляет твою мысль переходить в мысль, тебе внимающую, и радоваться обстановке всеобщей искренности и открытости. И тот добродушный смельчак – инициатор, который находит возможность, хотя бы раз в год, собрать вместе старых друзей, с кем еще можно, посидеть на пару часов, чтобы поговорить, может быть, даже ни о чем, заслуживает благодарности и особого уважения. Значит, еще не все потеряно в этой жизни и слово «друг» – не пустой звук для тех, кто по-настоящему бескорыстно и честно ценит общение с друзьями.

Элен посмотрела ему в глаза:

– Я не оправдываюсь. Оправдываются виновные, а я в чем виновата, что мы вместе ни разу не танцевали?

– А сейчас? – вдруг неожиданно спросил Игорь.

– С удовольствием.

Допив через трубочку свой коктейль, она медленно встала, подошла к стойке: «Объявляется «Белый танец»! Дамы приглашают кавалеров!» – и смело подошла к Игорю. Они танцевали под незаслуженно забытую красивую мелодию. На фоне полумрака, с оттенками темно-багрового, будто во сне, перед ним встала картина ее фигуры и поверхностные черты милого лица своей возлюбленной. Он смотрел в глаза Элен и видел Инну. Игорь поднес к губам ее руку. Поцеловал ладонь. Провел медленно губами от запястья до плеча и прижал крепко к себе – это было неожиданно для Элен. Сердце ее неистово билось так сильно, что у нее закружилась голова. Покрасневшее ее лицо не выдавало восторга. Она была в объятиях любимого мужчины, которого так долго ждала. Элен была «на седьмом небе» от счастья. Она обхватила его за шею и начала целовать в губы. Игорь в эту минуту слышал бархатный мотив саксофона и одновременно в ушах шумел и далекий, и близкий морской прибой, как шумят морские волны в большой ракушке. Сердце его забилось. Вдруг услышав голос Элен, он резко остановился:

– Хочешь, я приглашу тебя к себе? – Шепотом томно спросила Элен.

Игорь ни разу не разговаривал с Инной, он не мог знать ее голоса. Знакомы были только ее вздохи и нежные стоны в его объятиях. Лишь только молчание и Дух Великой Любви напоминало о ней. Нарушив молчание, слова Элен подсказали ему, что рядом не Инна, не та, которую он ждал все эти годы. Игорь опустил руки, отошел чуть назад, остановил свой взгляд на Элен и, очнувшись, вышел из обманчивого миража.

– Что? – Внезапно у него на лице отразилось волнение.

– Я приглашаю Тебя к себе домой, – улыбнулась она.

Он хотел ей что-то сказать, но промолчал.

– Ты не хочешь? – Нежно спросила она.

– Не могу, – ответил Игорь и осознал, что только что нечаянно обидел ее.

– Не можешь или не хочешь? – Осмелилась она уточнить серьезным тоном юриста.

– Не хочу, – честно признался он.

– Прости. У тебя есть кто?

– Да.

Ответ для нее был ожидаемым, ведь столько лет прошло. Но Элен, надеялась, что он не успел обзавестись семьей. Ее волновала неизвестность его одиночества и на это были причины, о которых она не знала, но хотела бы узнать.

– Давно? – стараясь удержать волнение в голосе, спросила она коротко.

– С того дня, как ты меня узнала, – тихо ответил Игорь.

Пауза воцарилась на несколько секунд.

– Странно, мне никто про нее не говорил. Наоборот, я, почему-то, была уверена, что у тебя никого нет, и ты живешь один.

– Я живу один. И поверь мне, Элен, я с тобой чаще виделся, чем с ней. А, учитывая сегодняшний вечер, то тем более.

– Что? – Слова его мягко шокировали и она, широко открыв глаза, удивилась. – Ты хочешь мне сказать, что видел ее всего один или два раза?! – Громко заметила она.

– Один раз. А что тебя удивляет?

– Ничего, – тихо сказала Элен, улыбнувшись: «детский сад» – подумала про себя, но не посмела озвучить свою мысль, чтобы не обидеть его, – ну, и где же твоя таинственная любовь с первого взгляда? – Покачивая головой, игриво не отставала она.

– Моя таинственная любовь, – с ухмылкой на лице повторил он. – Не знаю. Я ничего о ней, кроме имени и фамилии, не знаю. Хотел сначала найти, потом передумал. Ты же знаешь, где я оказался на два года, поэтому не решился искать. Зачем ей уголовник? – Сказал он, хотя себя никогда таковым не считал.

Элен смотрела на Игоря с пристрастными глазами и слез не смогла удержать:

– Игорек, ты такой хороший.

Она в эту минуту еще сильнее полюбила его за верность, за честность и чистоту души. Как же Элен хотела быть на месте той счастливой незнакомки, которую так сильно любил и хранил верность мужчина ее мечты: сильный, мужественный, скромный, умеющий любить так, как никто другой. Но поезд для Элен, видимо, давно ушел, и она продолжала безнадежно стоять на перроне, смотря ему вслед. У нее было ощущение, что ее когда-то любили и сейчас бросили: «возлюбленный Игорь посмел ее разлюбить». Конечно, это лишь были ее фантазии, но они возникли не на ровном месте, – такая была у Элен печаль. Она заказала еще коктейль и очень скоро опустошила бокал. Для нее обстановка была столь необычной: ей казалось, с одной стороны, что можно расправить свои крылья и налегке полететь куда-то за облака; а с другой – ей нужно было придать некоторое усилие, чтобы не упасть со стула. Ей никак не получалось сконцентрировать свой взгляд на друга, он, будто, уплывал от нее, находясь прямо перед ней. Но, даже в таком состоянии Элеонора понимала «символичность происходящего вокруг», но не могла ничего поделать.

– Ты устала. Поздно уже, я отвезу тебя на такси. Давай, помогу.

– Нет. Спасибо я сама! – Пробуя встать со стула, отказалась она.

– Пойдем, пойдем, ты сама не осилишь, – Игорь помог ей подняться.

Заплатив и оставив чаевые, придерживая одной рукой Элен, а в другой – ее сумочку, он вышел из бара. Официант помог поймать такси.

Они приехали по адресу, которую успела назвать Элен в начале пути. Всю дорогу она крепко спала и проснулась только у дверей своего подъезда. Игорь на руках занес Элен в ее просторную квартиру и в уютной спальне положил на кровать, обтянутый бежевым шелком. Туалетный столик и кресло были так же обтянуты шелком. На стене висели хрустальная позолоченная бра и большая картина на холсте с горной тематикой в ярких тонах. Рядом стояли два стула.

Игорь пытался разбудить ее, чтобы самому уехать со спокойной душой, ведь через несколько часов главного юриста компании ждали на работе. Понимая всю неудобную ситуацию, он аккуратно снял с нее элегантное платье, туфли на шпильках. Элен, ничего не замечая, спала мертвецким сном. Он зарядил, стоявший на трюмо будильник на семь, а сам спустился на улицу, решив остаться у нее до утра, отпустил таксиста и поднялся обратно. Он снял с себя туфли, рубашку, пиджак костюма и в брюках, с голым торсом лег на диван в гостиной. Чувствовалась усталость в ногах. После сдачи смены он не успел, как следует, отдохнуть, вместо этого стирал, гладил, убирался в комнате. Эта была вторая бессонная его ночь. Менее чем через минуту Игорь вырубился глубоким благородным сном. Про утреннюю пробежку он даже не успел задуматься.

Будильник нарушил утреннюю тишину и разбудил его. Он, открыв глаза, сразу сообразил, где находится. Вспомнив про Элен, специально продолжал лежать, чтобы она сама встала и выключила неприятно звонкий сигнал. Однако звонок продолжал долго звенеть и так навязчиво, что ему пришлось самому встать, не стерпев такого издевательства. Игорь вошел в спальню и заметил пустую, аккуратно собранную кровать. Выключил будильник, под которым лежала записка:

«Милый, спасибо, за прекрасный вечер. Завтрак на столе. Нагрей кашу в микроволновке, с чаем сам разберешься, остальное в холодильнике. Выходя, захлопни, пожалуйста, за собой дверь. Целую, Элен».

«Когда она успела?», – подумал он.

Игорь не мог знать, что Элен – «жаворонок» с самого детства, в последнее время, кроме выходных, просыпалась в половине шестого. А в выходные – старалась высыпаться по максимуму. Вчера она еще до встречи настроила сигнал на своих наручных часиках. Ответственность у Элен была на высоком уровне, она не любила опаздывать и не терпела, когда ее заставляли ждать. Всегда считала, что тот, кто опаздывает, не уважает того, кто его ждет. Она иногда отчитывала Лизу за опоздание, еще в студенческие годы, словами австрийского психиатра Виктора Франкла: «духовную сферу человека составляют ответственность и свобода».

Да, Элен была свободна в своих решениях, но в глубине души, считала, что полная свобода ей, как женщине, ни к чему. Ей очень не хватало рядом сильного друга, который бы принимал за нее решения, который мог чего-то легкомысленного в ее поступках разглядеть и, если надо, запретить. Она была готова быть ему покорной и мечтала об этом. Ей нужна была свобода с любимым мужчиной, но, как и любой женщине, хотелось чувствовать себя слабой и чувствовать защиту, находясь рядом с ним. Любить, быть любимой и желанной для него: одного, единственного, неповторимого. Вместе идти по одной жизненной тропе, понимая друг друга с полслова, или вообще молча угадывать желания друг друга. Вот о какой свободе мечтала Элен. А что касается ответственности – этого уж ей было не занимать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35