Александр Жеглов.

Однажды начав



скачать книгу бесплатно

Глава 5

«Быть женщиной очень трудно уже потому, что в основном приходится иметь дело с мужчинами».

(Джозеф Конрад)

Игорь, как и договорился накануне, в назначенный час оплачивал гравировщику за работу. Подарок другу был готов. Он с утра, стараясь не показывать свою грусть, поздравил его с днем рождения. Макс был в поднятом настроении, он с нетерпением ждал вечера. Ему очень хотелось этим вечером произвести впечатление перед девушками, особенно перед одной из них:

– Игорек, я тебе пока не скажу которая, но одна, кажется, запала мне в душу, – сказал он во время завтрака.

Игорь улыбнулся в ответ. Он, как никто, в этот миг понимал своего друга. И слово «кажется» было сказано далеко некстати, – это очень хорошо понимал и Максим.

Дождь закончился во второй половине дня. В воздухе пахло свежестью. Птицы щебетали оживленно и солнечные лучи свое тепло разбросали над морем, по деревьям и по улочкам городка. У каждого из ребят в душе витало некое ожидание прекрасного. Они, прогуливаясь по набережной, планировали предстоящую вечеринку. Игорь достал подарок и торжественно вручил другу:

– Братишка, еще раз: с Днем рождения! От души!

Максим не ожидал в эту минуту получить подарок.

Он открыл большой кожаный футляр, где на подушечке красовались фирменные японские часы:

– Вот это часики! – Восхитился Макс, – Игорёша, ты меня удивил: они для солидных людей.

– А ты разве не солидный?

– Спасибо тебе.

Максим, прочитав гравировку вслух: «Брат силен Братом!», отметил:

– Да, брат, так и есть! Брат за брата – за основу взято, на том и стоим!

– Надень, Макс, они принесут тебе удачу, вот увидишь.

– Не сомневаюсь, – он догадывался, о чем говорил Игорь.

Они оба знали, о какой удаче идет речь. Каждый думал о своем.

Отличное настроение Максима, передалось и другу. Игорь в приподнятом настроении начал с ним обсуждать вечер в «Маяке», он шел, не обращая внимания на окружающих. И вдруг взгляд его упал на женщину, торговавшую незабудками. Резко остановился.

– Что? – не понял Макс.

Игорь опустил голову и ничего не сказал. Постояв несколько секунд молча, он в темпе подошел к женщине с цветами и купил букетик.

– Макс, ты иди, я догоню.

– А ты куда?

– К шести подойду, не волнуйся.

– Куда ты?!

– Сказал, догоню! – Осадил Игорь ледяным тоном и повернул в сторону.

Игорь понимал, что в любой момент она может уехать, и он ее потеряет навсегда.

«Если она уедет, то пустота окажется рядом со мной, бездонная пропасть, которую уже ничем не смогу заполнить», – думал он. Зайдя в гостиницу, попросил администратора позвать «самую красивую на свете девушку со светлыми волосами, в белой панаме, в белой блузке и в белой юбке, с белыми босоножками».

– Детский сад! – опешила та, однако, догадывалась, о ком шла речь.

– Я вас очень прошу.

– Фамилию скажите.

– Я не знаю ни фамилии, ни имени, но она мне очень нужна! Понимаете?! – громко, стараясь проявить свою ситуацию, сказал Игорь.

Прикусив нижнюю губу, качая головой, глубоко вздохнув, администратор властным голосом потребовала:

– Молодой человек, попрошу здесь не шуметь и покинуть нашу гостиницу.

– Послушайте, я ей нужен.

Вы ведь женщина! Представьте вас на ее месте: вас ждут, а вас все нет и нет. Вас ищет близкий, очень близкий человек и не находит много лет. И вот когда уже почти он вас нашел, появляется между вами барьер – стена, которую не сломаешь ничем! – Если бы в ту минуту Игорь знал, что слова, сказанные им, окажутся пророческими для них самих.

– Ну, хватит! – Перебила она. – В вашем представлении я – самая бездушная и бессердечная?!

– Я этого не говорил.

– А «барьер – стена», по-вашему, что?

– Извините, если обидел. Так вы позовете ее?

– Если не успокоитесь, я позову охрану. Устроит?

Администратор гостиницы, Галина Петровна, прекрасно понимала, кого хотят видеть. Речь шла о той, которая почти всю ночь им не давала покоя своим отсутствием и странно вела себя по прибытию. Администратор в душе была очень хорошей, доброй женщиной, но работа требовала дисциплины для порядка. В данном случае, была задета ее женская гордость, самолюбие, поэтому она не хотела так просто уступить:

– Оставьте ваши координаты, я ей передам.

– Значит, она еще здесь. Еще не уехала, – сказал он, успокоившись.

– Что передать? Кто приходил? Имя?

– Игорь.

– Игорь, значит, – повторяя за ним, хитро улыбнулась Галина Петровна.

Он, вдруг задумался и после паузы, заявил неожиданно:

– Знаете, вы правы, не надо ее беспокоить. Может она сейчас отдыхает. Главное, что не собирается уехать, – сказал неуверенным голосом, почувствовав, что от волнения может все испортить.

– Я вас не понимаю.

Зазвонил телефон:

– Администрация. Хорошо. В пятьсот двенадцатый заказ принят.

Она передала заказ на кухню. Галина Петровна отлично знала, от кого только что был звонок, но тактично продолжила разговор:

– Не понимаю. Вы зачем сюда явились и подняли столько шума?

– Вот зачем, – Игорь улыбнулся и положил перед ней букет незабудок, – передайте, пожалуйста, ей эти цветы.

– Хорошо, я передам.

Галине Петровне сильно захотелось ему рассказать про ночной кошмар, чтобы помочь им, особенно ей, но, боясь поступить непрофессионально и совершить непростительную ошибку, передумала наотрез.

Очень часто случается так, что хочется от всей души помочь человеку, запутавшегося в своих чувствах, а в итоге получается совсем не то, что хотелось: в таких случаях мудрость требует от нас только терпения и заставляет не вмешиваться в чужие дела. Нужно вовремя остановиться и сказать себе: «не лезь не в свое дело!».

Игорь повернулся к выходу и подошел к стеклянным дверям гостиницы, приоткрыл дверь, и вдруг, голос администратора остановил его:

– Инна! Инной ее звать – эту вашу самую красивую на свете: Малинина Инна.

Не ожидая такого, Игорь повернулся удивленно:

– Спасибо. – Тихо сказал он. – А вас как зовут?

– Для вас я – Галина Петровна! И больше вам ничего не скажу! До свидания! – Припомнив ему, кто есть кто в гостинице, четко ответила она.

– Спасибо, еще раз, Галина Петровна, вы самая хорошая на свете администратор. А моя фамилия Волошин, Игорь Волошин, – сказал ей в ответ и с довольной улыбкой вышел на улицу.

«Они друг друга стоят, оба ненормальные», – про себя с доброй улыбкой, тихонько выразилась самая хорошая на свете администратор, и положила букет в стакан с водой.

Инна, проснулась с головной болью. Шум стоял в ушах. Она неважно чувствовала. Увидев себя в зеркало, для себя точно решила, что из номера сегодня не выйдет. Поэтому заказала полдник по телефону. Она подняла со стола незабудки в стакане, и обоняние привело ее мысленно к нему. А в это самое время, когда Инна вспоминала своего возлюбленного, он стоял внизу, совсем близко, и настойчиво шумел с очередным букетом в руках. Есть некая невидимая нить, которая связывает влюбленные сердца и никто не в силах отрицать очевидное.

Что касается Влада: он сильно не грустил и пошел по своим проторенным тропам. Как обычно, с одного кафе в другое, с одного ресторана в другой. Рядом с ним всегда кто-то оказывался: грех – отказываться от предложения выпить под хорошую закуску в прекрасной обстановке, да еще за чужой счет, так что любителей записаться «в друзья» было хоть отбавляй. Влад в глубине души знал, что у него не осталось ни одного друга. И, как бы себя не утешал и не делал вид, что гулял и радовался от хорошей жизни, он был жалок и одинок. Никого рядом, ни души, кто бы мог поддержать в трудную минуту. Он поддерживал себя своей жадностью, и каждый раз делал выводы: «в жизни самое главное – деньги. Большие деньги – это власть, огромные возможности и беззаботная старость». Любимая песня его была «Червончики» Александра Розенбаума. И когда выпивал, часто повторял припев:

 
«…вы мне верные друзья,
с вами я и сыт, и пьян,
милые червончики мои».
 

В своем одиночестве, Гончарук винил всех и вся, но только не себя – выгодная позиция слабохарактерного человека. Он вырос в достатке. Единственный сын для уважаемых родителей. Отец работал на высокой должности в министерстве народного хозяйства, а мать работала завучем в школе. Строгие оба служащие на работе, но только не дома. Владу все покупалось, и любой детский каприз принимался с пониманием: «ребенку нужно для развития». Так что, если в обычных семьях детей воспитывали по библейским учениям – «кнутом и пряником», то в случае с Владом достаточно было для воспитания, по убеждению любящих родителей, только «пряников» и помногу.

Игорь спустился к месту, где оставил Макса. Он подумал, что друг далеко не ушел, поскольку до шести еще оставалось около двух часов времени. Жаль, конечно, что так неудобно получилось перед другом, но наверстать упущенное Игорь умел. Зато теперь он знал, как зовут ее очаровательную «Венеру». Он шел и представлял радостное и удивленное лицо Инны Малининой, когда Галина Петровна передаст ей незабудки. Лицо Игоря светилось от радости. Если б он еще и знал о судьбе первого букетика.

Макс сидел в кафе рядом с тем местом, где и расстались почти час назад. Пил кофе и курил. Лицо покрасневшее, глаза усталые. Пепельницу на столе давно пора было менять. Вообще-то, он бросал эту вредную привычку и не первый раз, хотел начать тренироваться в тренажерном зале, но никак не хватало силы воли. Как сам говорил каждый месяц: «с первого числа я бросаю курить и начинаю заниматься спортом». Хотя прекрасно понимал, что для того, чтобы начать меняться, нужно лишь одно – желание, а не понедельники или первые числа каждого месяца.

Игорь подсел к нему за столик:

– Чего грустим в гордом одиночестве, старина?

– Может быть, скажешь, куда ты пропадал так долго, дружище? – севшим голосом спросил Макс, дразня своим обращением.

– А что у тебя с голосом?

– Ты где был? – Переспросил с нажимом Максим.

– Потом скажу. Не сердись, братишка.

– Ладно. Я тоже потом скажу.

– Как хочешь. Мороженое будешь? – деловито, хитро предложил Игорь.

– Ага, как раз, мне его не хватает, – прохрипел Макс.

– А яблочный сок со льдом? – с улыбкой до ушей предложил опять Игорь.

– Дразнишься, – усмешка скользнула по угрюмому лицу Максима.

– Ну, хорошо, Макс, я был у девушки. Доволен? – сказал Игорь, чтобы не расстроить окончательно своего друга в день его рождения.

– И я тебе скажу, почему голос у меня сел, – тихо, почти шепотом, сказал Кузнецов, – я спел дуэтом с ним, – кивком указал на уличного музыканта с гитарой, который полукругом был окружен слушателями. Он играл виртуозно и пел под заказ отдыхающих, можно было за определенную плату спеть с ним вместе, что Максим и сделал.

– Интересно, что за песня была?

– Песня Высоцкого.

– Какая?

– «Кони привередливые», – гордо ответил Макс.

– Ничего себе, – удивился, улыбнувшись, Игорь.

– А чему ты удивляешься?

– Друг мой, эту песню только хорошему артисту под силу спеть. И ты, наверное, орал изо всех сил?

– Да! На всю катушку и от души. Нормально получилось, ты бы видел, как мне аплодировали.

– Тебе или вам?

– Ну, нам! Нечего за слова цепляться. Только, вот голова в конце закружилась, в глазах затемнело, думал упаду, так голова болит – с трудом выговорил он.

– Как жалко.

– Это да, Игореша, ты многое потерял.

– Да нет. Просто жаль.

– Только не надо меня жалеть.

– Не тебя, Макс, мне слушателей твоих жалко. Как хорошо, что меня здесь не было. У тебя же слуха совсем нет.

– Это тебе медведь на ухо наступил. А мне, знаешь, как хлопали?

– Так, ладно, сейчас полный отдых. У нас больше часа времени еще есть. Ничего не говори. Давай вставай, бросай этот яд и пошли, – вынув изо рта своего друга сигарету и потушив, сказал Игорь и встал, подхватив его.

Игорю совсем не хотелось идти в ресторан и, тем более, с девушками.

«Как это будет выглядеть? Думать об одной, а с другой сидеть в ресторане и веселиться», – с укором думал он.

Игорь искал повода, но не мог найти, чтобы не пойти с ними и заодно не обидеть Максима. Хотя уговаривать друга не входило в его планы, зная его капризный характер, но все же решился попробовать:

– Слушай, хочешь, я пойду и отменю заказ? Хотя уже поздно, но ничего страшного, может быть, немного оплачу за неустойку и все.

Однако Кузнецов настаивал почти беззвучно:

– Мы сами их пригласили. Девушки будут нас ждать. И что они подумают: что мы «фонарщики»? Тема закрыта.

Игорь окончательно убедился в его правоте:

– Да, конечно, ты прав, только молчи, братишка, береги связки.

Глава 6

«Что тебя не убивает, то делает тебя сильнее».

(Ницше Фридрих Вильгельм)

Лиза и Элен уже стояли на условленном месте ровно в шесть часов, когда ребята подошли. Девушки шумно поздравили Макса: «С Днем варенья!» и подарили ему надутые красно-синие воздушные шарики. Такой детской радости в глазах друга Игорь давно не видел. Они поднялись во дворик «Маяка». Было заметное движение официантов, стоял некий ажиотаж. Как обычно, собралось много посетителей. Живая музыка играла под шум и звон бокалов. Еще было светло, но разноцветные огоньки по всему периметру ресторанного дворика уже украшали всю территорию издалека. Солнце медленно клонилось к закату и небо над горизонтом менял свой окрас с каждым часом. Ребята сели за заказанный накануне столик, на видном месте у обрыва – это было самое уютное и красивое место. Макс привязал воздушные шары к шатру и, как ребенок, любовался ими. Их обслуживали две официантки. Девушки сели напротив ребят. Никакого повода они не давали, никто из них не вел себя вульгарно – это были хорошо воспитанные интеллигентные студентки. Ребята это оценили сразу же. Много было сказано в честь виновника торжества, в основном со стороны его друга. Максим к середине вечера совсем потерял голос. Начались танцы, какие-то веселые игры для посетителей. Он предложил Лизе потанцевать.

– Максим, а вам не будет трудно танцевать, вы же болеете? – Спросила, подавая руку Лиза.

– Молча лучше танцуется, – за него ответил, Игорь, поняв, кто же запал в душу своему другу.

Они мило танцевали в центре у фонтана. Павлинов к вечеру убрали в вольеры, чтобы не мешали танцующим парам. Игорь и Элен сидели за столом друг напротив друга и смотрели на них. Элен ждала его приглашения на танец, но Игорь все время уходил от этой темы. С одной стороны, он не хотел даже прикасаться к ней, вспоминая Инну. А с другой стороны, не желая обидеть девушку, не пригласив на танец, старался хотя бы вести интересную безобидную беседу, чтобы ей не было скучно. Лизе с Максом уже было весело. Элен хотела танцевать, но не настаивала. Игорь постепенно перевел разговор на космическую тему, он начал вспоминать школьный курс астрономии и даже от себя что-то добавил во Вселенную. Старался изо всех сил, ведь сегодня он один должен был взять на себя роль и тамады, и затейливого шутника, ведь Максим к этому времени молчал, как рыба. Однако потеря голоса была не единственной причиной его молчания.

– Элен, я, кажется, перестарался с космосом? – Посмотрев друг на друга, они засмеялись.

– Какой молчаливый кавалер попался моей подруге, везет же некоторым, – сказала она, хитро улыбаясь.

– Да, я же за двоих стараюсь, – шутливо оправдывался Игорь.

– Ребята, а давайте поднимем бокалы за настоящую дружбу, – предложила Элен, – сколько лет вы дружите?

– Мы с первого класса дружим, одноклассники, – поддержал голосом Игорь.

– А сколько времени вы друг друга знаете? – прошептал Максим.

– В этом году, в сентябре, исполнится три года. Мы вместе в университете учимся, – ответила Лиза, не отрывая своего взгляда от Кузнецова.

– Выпьем и за вашу дружбу, – Макс, придерживая горло, прохрипел и засмеялся. Все за столом засмеялись.

Все шло хорошо, до того, как за соседним столом не поднялся шум. Пока подошли официанты и заведующий, чтобы остановить пьяных мужчин, один из них, самый крупный, вовсю уже разбушевавшись, уложил заведующего наповал, подошел к центру, порвал гирлянду и двинулся к соседним столикам. За ним шли еще трое агрессивно настроенных молодчиков. Это была обнаглевшая большая компания, во главе которого стоял, печально известный нам, бесшабашный Влад. Как стало потом известно, он и был зачинщиком драки. Кто-то вызвал милицию, но пока их не было, пьяная компания продолжала безобразничать.

Макс и Игорь поверхностно следили за происходящим и успокаивали за столом девушек.

– Ничего страшного. Скоро все утихнет, – сказал Игорь, хотя понимал, что, скорее всего, действие будет набирать обороты и могут быть последствия.

– Как только все утихнет, и начнут играть музыканты, мы вас пригласим на белый танец. Да, Лиза? – Старалась показать свое спокойствие Элен и, заодно, тактично пригласила Игоря на танец, бросив взгляд на него.

– Мне страшно, давайте уйдем отсюда! Максим! Игорь! – Испуганно посмотрела на ребят Лиза, ожидая их решения.

– Не волнуйтесь, – прошептал Макс, встал и подошел к официантке. Он ей что-то на ухо хотел своим хриплым голосом прошептать, но та его не слышала из-за шума. Игорь сам не понял, чего Максиму понадобилось, хотел встать, чтобы подойти к другу, там было небезопасно. На мгновение переключился на столик, чтобы отодвинуть от себя. Только Элен внимательно следила за происходящим и за толстяком. Игорь не успел сделать и шага, как на голову Макса влетела пустая черная бутылка вина. Никто из ребят, кроме Элен, не видел, кто это сделал, хотя всем было понятно, откуда она была брошена. Все произошло так стремительно, что даже Максим ничего не понял. Он упал с окровавленной головой, ударился еще и о мраморное основание фонтана, на которой оставались куски стекла от разбившейся бутылки и потерял сознание. Игорь кинулся ему на помощь, поднял голову друга, его руки оказались в крови. Начали кричать официантки. Макс чуть очнулся и полуоткрытыми глазами что-то сказал, но по губам невозможно было в суматохе понять. Подъехали, спустя некоторое время, милиция и скорая. Милиция сразу начала выводить посетителей на улицу. Медики уложили Максима на носилки и занесли его в неотложку. Лиза в слезах, держа его руку, села рядом с ним в машину:

– Я его сестра! Пустите! Я его сестра!!! – Кричала она в слезах.

Игорь, стоял и смотрел на свои окровавленные руки. Он на миг замер: они напомнили ему о далеком тяжелом ночном бое под Кандагаром, когда смертельное ранение в голову получил его близкий друг – однополчанин, девятнадцатилетний Александр Чепик. Тогда, в ту ночь, также его руки оказались в крови, когда он хотел ему помочь. В тот момент, что-то поменялось у Игоря в сознании и, как обезумевший, опустошая автоматной очередью два магазина, скрепленные изолентой, он тогда положил трассирующими много «духов», крича во весь голос. Когда все закончилось, Игорь пришел в себя: приклад горячего АК и руки были в крови. Если к запаху пороха на войне быстро привыкают, то к запаху теплой крови он так и не смог привыкнуть – этот запах крови погибшего товарища остался в горькой памяти на всю жизнь. Сейчас, в мирное время, он вдруг вспомнил и ощутил те же волнения в груди.

Игорь поднял глаза, посмотрел на Элен и сухо спросил:

– Кто? – Глаза его горели в ярости.

У Элен по коже мурашки пробежали. Ей, самой, стало страшно – этот холодный взгляд голодного тигра она запомнила на всю жизнь. Элен видела и знала кто. Она случайно стала свидетелем трагического события, но, боясь очередного кровопролития, она испуганными глазами, отрицательно покачала головой. Но этого было далеко недостаточно, чтобы в этот миг можно было остановить «амурского тигра». Волошин всегда отличался спокойствием и в любых сложных ситуациях он мог держать все под контролем и не давал ни в коем случае эмоциям брать верх над разумом – этому он научился в армии. Кроме того, перед демобилизацией он подписал документ о неприменении навыков рукопашного боя на гражданке. Однако исключением из правил для него было, когда дело касалось близких. Его воспитали дедушка с теткой, после того, как родители погибли в автоаварии, когда ему было восемь лет. Дедушка – человек чести, учил всегда быть благородным и защищать слабых людей. Максима, который хорошо учился, но был слабым физически, Игорь считал своим младшим братом и всегда поддерживал в школе. Тот был самым маленьким, его часто дразнили одноклассники. И вот, на этот раз, было исключение из правил – ранили брата, пролилась его кровь, Игорь не смог удержать себя. И случилось, то, что случилось. Внезапно для всех, он бросился на толпу зачинщиков, что продолжала шумно гудеть уже за территорией ресторана, никто из них даже не обратил внимания на окровавленный тротуар, Максим потерял много крови.

Сверху, как свирепый хищник, Игорь бросился на толпу. Он раскидал всех на своем пути. Не более одной минуты ему хватило, чтобы вырубить несколько здоровых мужчин наповал. Милиция была не готова к такому повороту событий. Волошин всю свою злость, накопленную в боях, всю месть за погибших товарищей, выплеснул за эти мгновения, никто не в силах был его остановить. Сильные эмоции пробуждают в человеке колоссальные резервы. Игорь швырял их и топтал, было ощущение, что он готов их растерзать, как разъяренный зверь. На земле остались лежать семь или восемь мужчин. Затем он рванул к милицейской машине, внутри которой находились задержанные четверо самых дерзких драчунов, толстяка среди них не оказалось. Прорвавшись через милицейский кордон, молниеносно открыл дверце «бобика», поднялся сам к задержанным и начал крушить внутри – этим четверым сильно не повезло. Милиция с большим трудом вытащила их из машины, оттаскивая, спасая от неудержимого «зверя».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное