Александр Жеглов.

Однажды начав



скачать книгу бесплатно

Глава 4

«Гнев – есть начало безумия».

(Гиппократ)

Максим Кузнецов уже спал, когда Игорь настраивал свой будильник на четыре часа пять минут. В свою очередь, Инна также с волнением представляла их предстоящую встречу и в это же самое время настраивала будильник также на четыре часа пять минут. Кто знает, почему будильники у них должны были сигналить именно в четыре ноль пять? Может это просто совпадение, а может, нет?

Инна немного погуляла перед сном и вернулась обратно. Ей абсолютно не интересовал Влад: где он и с кем. Такое равнодушие по отношению к человеку, с кем прожила чуть больше трех лет, было не удивительно для нее самой. Влад уже через пару месяцев совместной жизни вел себя по-хамски. Он был груб с ней без особых причин. Часто не ночевал дома, выпивал с приятелями, а их все становилось больше и больше. Он, как предприниматель, был успешным. «У Влада есть хватка», – так про него часто говорили знакомые. А он, оправдывая свои выходки, говорил Инне: «только за столом с выпивкой и хорошей закуской решаются дела, и круг общения каждый раз увеличивается, с этим ничего нельзя поделать».

Однако, там где «решались дела», там были и сауны, и женщины легкого поведения. Почему Инна терпела все это, – для нее самой было не совсем понятно. Подруга, Сабина, которая познакомила ее с Владом, не раз уговаривала Инну уйти от него, после того, как случайно встретила ее в магазине с гематомой на лице. Она однажды попросила прощения за то, что привела когда-то его на студенческую вечеринку:

– Ты прости меня, подруга, я и не могла себе представить тогда…

– Перестань, ты тут не причем. Это полностью моя вина – я допустила, понимаешь, я сама допустила. Достаточно было первого раза, чтобы я ушла от него, а я осталась. Как там говорят: «бьет, значит любит»? Ничего подобного. Не было у нас любви. Никогда!

– Уходи от него. Вы даже не расписаны, чего ты ждешь? Убьет ведь когда-нибудь или покалечит. Уходи от него, Инночка, уходи.

Много раз был повод вспоминать этот разговор с Сабиной.

Но сейчас Инна была уже другая. Она была полна сил и энергий. Радость в глазах была, как у ребенка, познающего все вокруг. Улыбка на лице красивой девушки делала ее еще красивой и привлекательной. Она была счастлива ожиданием встречи.

Что говорить? Человек предполагает, а Бог располагает: заряжая свой будильник, Инна не думала, что Влад так рано придет. Ведь горничная сказала, что он вернется с рыбалки только завтра: подразумевалось – днем или вечером. В жизни редко события развиваются именно так, как себе представляется. И еще реже – так, как ты планируешь. Если бы Инна знала, что Влад вернется ночью, не оставалась бы в номере ни за что. Но откуда ей могло быть известно, что «на рыбалке», он опять с кем-то не поладил, затем в нетрезвом виде грубо оскорбил молодую особу, которая отказалась с ним выпить на брудершафт.

Много раз Влад оставался безнаказанным в подобных ситуациях, и со временем его наглость в поведении начала зашкаливать. Он часто вел себя неадекватно, считая, что все ему должны, просто вел себя нагло. Ему все всегда сходило с рук, но только не сегодня. Рано или поздно это должно было случиться: его остановил местный молодой парень. Он был, на голову, выше Влада и оказался боксером. В маленьком родном городе парня многие знали и уважали. С такими ребятами разговор короткий. Он заметил в общем знакомом кругу наглого нетрезвого человека, который приставал ко всем, а потом, распуская руки, требовал от девушки вместе выпить. Парень сначала хотел аккуратно отодвинуть Влада, но тот внезапно дал боксеру пощечину и довольно таки внушительную – этого абсолютно никто не ожидал. Боксера каждый может обидеть, на не каждый успевает извиниться, хотя Влад и не думал об этом. Ну, а дальше: толстяк оказался в глубоком нокауте. Молодой человек вырубил его за доли секунды: апперкот – страшный удар, особенно если противник едва достает до плеча. Тот упал, как скошенный. Чтобы лежа на спине, не поперхнулся, парень перевернул бесчувственное тело Влада на бок, вылил воды на голову и, когда убедился, что тот начал давать признаки жизни, спокойно ушел. Все это происходило у подножия скал, возле красивого водопада. Оттуда весь город был как на ладони, место так и называлось: «Панорамой». Там часто собиралась местная молодежь и веселилась до утра. Вскоре все разошлись, а нокаутированного толстяка положили на заднее сиденье такси, заплатили шоферу из его же кармана, остальные деньги оставив при нем, попросили довести до центра города и высадить, что и было сделано.

Было без четверти три часа ночи, когда Влад с большим трудом поднялся в номер. Грязный, мокрый и очень злой. Он что-то жевал, зачавкал, как свинья, жрущая похлебку. Инна, делая вид, что спит, лежала на кровати, но это ее не спасло. Не включая свет, Влад ногой сильно толкнул угол ее кровати. Инна, поднялась, морщась и, не успев ничего сказать, получила сильный удар по лицу кулаком. Она почувствовала тупую боль в виске и потеряла на миг сознание. Очнулась от тяжести, которая сдавливала ее грудь, трудно стало дышать. Влад, после того, как ударил, резко убрал с нее простыню, лег на Инну и начал срывать ночную рубашку и нижнее белье. Она всеми силами, как могла, защищалась, но Влад был в ярости и всю злость, обиду и, почти сто тридцать килограммов жирного веса взвалил на нее, на хрупкую и беззащитную девушку. Инна начала кричать от бессилия, тут он отступил и поднялся на несколько секунд. Она со всей силой ударила коленом, оттолкнула и резко повернулась спиной к нему на бок. Но тот успел еще раз, замахнувшись, сильно ударить по лицу всей своей пятерней. Она упала на пол. Перед ее глазами в темной комнате вспыхнули вдобавок черные круги, отпихнув еще раз, она с трудом поднялась и, наконец, встала на ноги.

По наблюдениям ученых, в природе мужчина – единственный самец, который бьет свою самку. Странно, но, к сожалению, этот факт до сих пор остается необъяснимым для всего цивилизованного мира. В случае с Владом сказывалось его вседозволенность с детских лет и невоспитанность. Родители в наследство ему оставили все, кроме главного – воспитания. Самое большое наследство – это воспитание, чего у Влада не было. Ему позволяли все, баловали сластями и ничем не загружали. Не обращали внимания на записи в дневнике, за плохое поведение в школе. Видимо, все это вошло в его характер, и он всегда поступал так, как хотел, не обращая на окружающих внимания. Учителям молодой Владислав отвечал вызывающе, а с матерью разговаривал так, что со стороны бывало непонятно, кто кого отчитывает. Вообще, замечено, что парадокс воспитания состоит в том, что хорошо поддаются воспитанию как раз те, которые не нуждаются в воспитании. Влад, как раз, нуждался в воспитании, но никак не поддавался. За любой проступок его никогда родители не наказывали, они обеспечивали ему полную свободу действий, считая, что это способствует формированию лидерских качеств у ребенка, а «ребенок» этим бессовестно пользовался. Инна же принимала причину его агрессивного поведения, как следствие бесплодия – Влад не мог иметь детей. Он лечился какое-то время, но потом забросил. Так как нельзя было во время лечения принимать алкоголь, встал вопрос выбора: лекарство или спиртное. Слабовольному человеку устраивало второе. Инна ничего не могла с ним поделать, он себя иногда вел, как непослушный, трудный ребенок.

Влад попытался ухватить ее за левую ногу, но она успела вырваться и, оттолкнувшись, упала еще раз, однако смогла быстро встать. Голова закружилась, но, сконцентрировавшись, сумела в темноте ориентироваться, в спешке, взяв в руки туфли, юбку и попавшуюся на глаза футболку, рванула к двери, выбежала из номера и спустилась вниз по лестнице. Горничная также спустилась вслед за Инной в вестибюль, к администратору. Охрана из двух сотрудников уже поднималась на пятый этаж, в это время Инна выбегала на улицу через главный вход в слезах и гематомой на левой стороне лица. Из носа пошла кровь, и порванная рубашка была в крови. Она остановилась у скамьи, сняла ее, одела футболку и юбку дрожащими руками. Надела туфли. Поправила волосы, немного успокоившись, осмотрелась вокруг и пошла медленным шагом в сторону моря, глубоко дыша. Кошмар закончился.

Инна была растоптана морально, унижена, избита. Болело все: и тело, и лицо, и душа, и сердце. Дыхание стало восстанавливаться и время медленно, но верно отдаляло ее от недавнего кошмара все дальше и дальше. Разные мысли хаотично появлялись и исчезали. Она шла с трудом, ноги не слушались, но постепенно шаги и походка бедной девушки приобрели уверенный темп ходьбы. «Ветер холодный – это, наверное, к дождю», – подумала она, – «ни куртки, ни зонта. Жаль, не успела. Сколько же время? Ммм, как больно», – левой ладонью прикрыв часть лица и, закрыв глаза, опустила голову. Она пару минут постояла в парке на лестнице в таком положении, затем открыла глаза. Жуткое состояние: не могла даже шеей повернуть, в ухе звенело, все тело болело, голова кружилась, темнело в глазах и тошнило. У Инны было сотрясение мозга, но она старалась держаться на ногах и не переставала думать о предстоящей встрече. Она и представить не могла, что в это самое время, внутри у нее зарождалась новая жизнь, которая с первого дня своего возникновения уже успела испытать от внешнего мира непонятное волнение.

Постепенно начало светлеть. Она шла и думала, как поступить в данный момент: «в таком виде пойти на встречу нельзя. Что же делать? Что делать? Как быть?». У нее вдруг снова сильно закружилась голова, она с трудом села на газон и облокотилась спиной к дереву, глаза ее были полуоткрыты. Вокруг никого не было, лишь вдали горели прибрежные огоньки, видны были чьи-то силуэты, звучал издалека неразборчиво какой-то непонятный мотив, а рядом никого не было, кто мог бы прийти на помощь. Она пролежала так около получаса. Холодный, пронзительный ветер, к счастью, не дал ей заснуть. Когда пришла полностью в себя, было уже светло. Инна с трудом приподнялась и встала на ноги. Все мысли были направлены в сторону моря, к началу дорожки. Она начала движение, но к встрече не была готова, поэтому старалась не попадаться другу на глаза. Инна была уверена, что он уже там ее ждет, хотя давно потеряла счет во времени: «Вряд ли он сегодня будет плавать», – думала девушка, держась одной рукой за голову, а другой – инстинктивно за живот.

Ветер поднимал волны. Вода вблизи берега была мутной.

«Я спрячусь и только посмотрю на него. Мне надо увидеть его, он будет там. Он обязательно будет там», – позитивные мысли придавали ей силы.

Она была права: Игорь, также, не спал всю ночь, отключил будильник и рано вышел. К сожалению, он долго ходил там, где не могли пересекаться их пути. Затем начал пробежку совсем с другой стороны города и, заканчивая тренировку, не думал зайти в неспокойное море. Он шел через сад, где было много цветов – это были фиалки, «анютины глазки», незабудки. Он сорвал несколько незабудок и собрал небольшой букет. Около половины пятого Игорь уже стоял на месте их встречи со скромным букетом в руках и с нетерпением ждал прекрасную свою незнакомку. Он периодически оглядывался по сторонам, но ее все не было.

Инна же стояла намного выше, за деревьями, и увидела его со спины. Заметив его, она позабыла сразу же весь свой ночной переполох и была безумно счастлива, сердце забилось сильнее.

Игорь то стоял на месте, то ходил вперед, назад. Было заметно его волнение. Инна, стараясь быть незамеченной, аккуратно, бесшумно и медленно приближалась к нему, придерживаясь за ветки. Она не могла издалека на него смотреть, ведь так долго ждала этой минуты – целых двадцать четыре часа. Но девушка не могла себе позволить, чтобы он ее увидел в таком виде. Поэтому с максимально близкого расстояния незаметно продолжала наблюдать. Она была вдвойне счастлива, когда увидела в руках красивый букет незабудок и с трудом удержалась от соблазна броситься к нему в объятия.

Игорь простоял до шести и с надеждой смотрел по сторонам. Шумели волны с моря и листья деревьев со стороны парка. Поднялся ветер и небо стало темно-серым. Начался дождь. Инна так же простояла, находясь недалеко, испытывая терпение своего принца. Вдруг он резко рванул направо и побежал навстречу какой-то девушке со светлыми волосами в спортивном костюме. Она была с зонтом и выгуливала свою маленькую собаку. Светлые длинные волосы – может быть, поэтому Игорь обознался. Не дойдя до нее несколько шагов, он остановился: «ошибся», – сказал себе, – «ошибся вдвойне. Она вообще не придет».

Лил дождь, он стекал по его спине холодными струями, пропитывая одежду. Она прилипла к телу. Он вернулся обратно к началу дорожки, все же постоял до начала восьмого. Дождь хлестал по лицу. Игорь промок до ниточки с букетом в руках и постепенно, с каждой минутой, надежда встретить еще раз свою музу угасала в его сердце.

Инна промокла не меньше, ей было очень холодно, ветер усиливался. С усилением ветра море волновалось все больше. Сильнее стали шуметь волны и деревья. Становилось холоднее с каждой минутой. Небо полностью покрылось темными тучами. И оно, и море стали темно-серыми через некоторое время.

«Это знак», – подумал Игорь, – «день неудачным будет: ночь не спал, тренировка прошла так себе, без концентрации внимания и без водных процедур, погода желает лучшего, встреча не состоялась, цветы зря были сорваны, букет пропал под дождем. А ведь сегодня у Максима праздник».

Время приближалось к девяти, Игорь еще не спешил уходить, хотя понимал всю безысходность положения. Надо было пойти уже домой: «еще немного ожидания под ливнем и воспаление легких гарантировано», – подумал он спокойно, – «ну и хорошо, что не пришла».

Если б он только знал, что все это время за ним наблюдала она, которая также рисковала заболеть воспалением легких, не считая тех страшных потрясений, что выпала на ее долю этой ночью. Но Игорь об этом не узнает. Сгорбившись и наклонив голову под хлещущим в лицо дождем, он уйдет с места встречи, не увидев свою единственную сказочную незнакомку. Расстроившись окончательно и утратив надежду, но не полностью, юноша еще надеялся, что девушка, возможно, не пришла из-за дождливой, холодной погоды. Придет ли он когда-нибудь еще сюда, Инне было неизвестно, но она смотрела на него, не отрывая глаз, и млела – девушка уже была счастлива.

Игорь оставил намокшие цветы на краю белой стойки и ушел. Уходя, ни разу больше не оглянулся, что немного удивило Инну, но она осталась довольной его терпению и собой. Подождала, пока он исчез из виду, и спустилась к парапету. Ветер успел несколько незабудок небрежно разбросать по сторонам, некоторые упали вниз, в сторону моря, и лежали на гальках. Она подобрала обмякшие цветы со смятыми лепестками, и собрала их озябшими ладонями в букет, по праву принадлежащий ей. Мокрый, мягкий, усталый – этот маленький, невзрачный, благоухающий букет, как тонкий лучик света, символ ее Великой Любви и Надежды, казалось в тот миг, озарил в ее душе путь к женскому счастью. Она вдруг поверила в себя, в свое беззаботное будущее. Вдохнув нежный аромат, смешанный запахами дождя и морского воздуха, спрятала цветы под мокрую футболку на груди и смелой походкой возвратилась к себе довольная и веселая. Тоскливым дождливым утром, Инна не чувствовала ни тоски, ни дождя, ни холода, ни ветра, ни головокружения, ни затемнения в глазах, ни тошноты, ни боли в груди, ни злости, ни страха. Только радость можно было увидеть на ее счастливом лице. Теперь она знала: что бы ни происходило, все у нее будет хорошо! Вся мокрая, вошла в гостиницу, придерживая цветы под мокрой футболкой, прилипшей к упругой груди. Администратор с начальником охраны ждали ее почти пять часов. Они сразу же подошли к ней со своими навязчивыми вопросами:

– У вас все нормально? – Спросила администратор.

– Да, – с улыбкой ответила она.

– А как же с вашим мужем?

– А что?

– Но у вас на лице, извините, синяк.

– Ну и что?

– Вы не собираетесь писать заявление в милицию на вашего мужа или нет? – вмешался важным тоном мужчина, периодически бросая глаза на прелестные формы под мокрой футболкой.

– Нет, не хочу. – Чуть с паузой ответила Инна. – Извините, но мне нужно переодеться. До свидания.

Она поднялась в номер, где ждали ее Влад и два охранника отеля.

Начальник охраны с недоумением посмотрел на администратора:

– Ну, не хочет и не надо. Тем лучше для нашего престижа. Ладно, жду сигнала, если что, – сказал он и ушел к себе.

«Ненормальная!», – подумала администратор и налила себе крепкого чаю.

Когда Инна вошла в комнату, Влад встал со стула, чтобы подойти к ней, но успел сделать только шаг. Сотрудники охраны, сидевшие с ним в номере, резко остановили его:

– Я хотел извиниться, – как бы оправдываясь, объяснил он.

Но один из них, рукой удержал Влада:

– Вы можете извиниться отсюда, на расстоянии.

Инна смотрела на все это с неким равнодушием, продолжая придерживать букет:

– Влад, ничего не надо говорить, – она повернулась к охранникам и попросила их покинуть номер.

– Вы уверены, что нам стоит уйти? – уточнил один из них.

– Да. Спасибо и извините за беспокойство. Пожалуйста, оставьте нас, мне надо переодеться, вы же видите, – переведя взгляд на свою мокрую одежду, сказала она.

Охранники доложили по связи обстановку и, получив одобрение от своего шефа, ушли через минуту.

– Всего вам доброго, – они вышли, закрыв дверь, один из них, шумно топая, отдалялся от двери, а второй еще несколько секунд простоял за дверью и, приложив ухо, стал подслушивать. Удостоверившись, что все спокойно, тихо ушел вслед за напарником.

– Инна, прошу тебя, не сердись, – сразу же виновато начал Влад, – я не хотел тебя ударить, родная моя.

Инна сухо перебила его:

– Отвернись, я переоденусь, – Влад повернулся лицом к двери.

Она из-под мокрой футболки, вытащила немного сплющенный на груди букетик, налила воды с графины в стакан и поставила цветы в воду. Затем сняла мокрую одежду.

У нее на левой груди красовались два лепестка. Она их нарочно оставила под сухой обтягивающей блузкой. В ее воображаемых фантазиях они были его поцелуями.

– Можешь повернуться, – Инна посмотрела на него, – Влад, я тебе не родная и не твоя! Мы с тобой не расписаны. Или ты забыл?

– Да, но…

– Послушай, мы с тобой вместе живем под одной крышей больше трех лет. И за это время ты мне так и не сделал предложения.

– Обещаю тебе, как вернемся, сразу же пойдем в ЗАГС и подадим заявление.

– А предложение руки и сердца?

– Да запросто!

– Да? А ты уверен, что хочешь этого?

– Ну, конечно, – тихо ответил Влад.

– А я не уверена. Понимаешь? Я не уверена, что хочу выйти за тебя замуж. Даже больше скажу: я уверена, что мы с тобой – не пара!

– Понимаю. Тебе больно. Это не повторится никогда! Обещаю!

– Не надо ничего обещать, – она посмотрела ему в глаза. – Влад, я уже давно поняла, что мы с тобой – люди разные. Я не люблю тебя. Если раньше были на этот счет у меня сомнения, то сейчас я в этом убеждена. Мне понравился один человек, и я его почти люблю. А тебя я никогда не любила, и ты меня никогда не любил. У тебя было одно желание – переспать со мной. Ты думаешь, добился меня? Нет. Женщину добиваются не тогда, когда с ней переспят, а тогда, когда она ни с кем другим, после тебя, не захочет переспать! Ты со многими женщинами так поступал. Только что-то слишком затянулись наши отношения – я все еще надеялась, а в тебе говорит твое мужское начало и похоть. Но это не то, о чем я мечтала. Я не чувствую, что ты – главный мужчина в моей жизни. Нужно честно себе признаться и не мучать ни меня, ни себя. Зла на тебя я не держу. Уходи. Я устала, мне надо поспать и отдохнуть.

Влад молча слушал и без эмоций воспринял все, как должное. Он, опустив голову, подошел к столику, на котором стоял букет в стакане, посмотрел на цветы:

– Он?

– Он.

– Не густо, – промолвил, сквозь зубы, имея в виду потрепанный вид.

– А для меня это самый красивый и дорогой букет на свете, – с гордостью ответила Инна.

– Да?! Сколько букетов из дорогих роз тебе я дарил? Ты вспомни!

– Я забыла, когда в последний раз ты мне дарил цветы. Может быть, сам вспомнишь, когда ты мне в последний раз покупал цветы, хоть одну розу.

– Да я могу десятками корзинами из роз заполонить этот номер.

– Влад, даже миллион твоих алых роз под моим окном не заменят эти незабудки на столе. Женщине нужно в первую очередь внимание от мужчины.

Во взгляде Инны, он вдруг заметил равнодушие с улыбкой и лишь тогда убедился, что окончательно ее потерял. Однако себялюбие и гордыня не позволяли ему просто так уйти, ему надо было высказаться, оставив за собой последнее слово:

– Говоришь, что почти любишь? – с ухмылкой на лице напомнил Влад ее слова, – а ты знаешь, что в этом деле «почти» не считается? – открыл дверь и вышел, с высоко поднятой головой.

Когда человек слишком доволен собой, он глуп и смешон.

У Инны был особый дар радоваться – без восклицаний, без умилений, с благодарной немотой. Кажется, ничего ей больше не надо, всем была довольна, всего хватает, дышит счастьем, но… жадна до нового – хочу! Она, в эту минуту, как никогда, была бесконечно счастлива.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное