Александр Гущин.

Империя зла



скачать книгу бесплатно

– Куды там. Усё сусел съел, – отвечал мнимый дед Лапа, показывая удочками в степь, добавил,

– В нонешнем годе засеяли двести га пышаницы.

– Cобрали что-нибудь? – не отклеивая с лица улыбки, спрашивал контрразведчик.

– Усё сусел съел, – твердил псевдо юродивый, указывая на норы сусликов и обращаясь к небу, доложил уполномоченному:

– У будушшем годе, присядатель сказал, посеем пятьсот га пышаницы.

– Это зачем же? – удивился чистенький, взглянув на коллегу в автомашине.

– Пушшай подавитца, – отвечал старик, грозя удочками суслиным норам.

– Эй, ты, сусел, садись в машину, холодно! Говорю тебе, пустышку тянем,

– гаркнул из автомобиля молодому контрразведчику его старший коллега. При этом капитан отслеживал реакцию «юродивого». Дед Лапа, не моргнув глазом, продолжал ровно брести по холодной степи. Благоухающий тройным, не слушая старшего, жестом остановил машину, достал фляжку и пару стаканов. Федосеев заметил, что один стакан он старался держать за донышко. Советский контрразведчик аккуратно налил в стакан водку. Предложил юродивому.

– Земляк, домой я вернулся, на родную оренбургскую землю,

– заявил старику «чистенький», выпей со мной, ты первый кого я встретил.

Дед, поплевав на руки, чтобы смыть грязь с искусственного рисунка на пленке, облегающей его пальцы, вытер их о плащ. Грязной рукой взял стакан, наблюдая, как чистенький наливает себе.

– Будь здоров, земляк! – собеседник деда опрокинул водку в рот.

– Будь здоров, сынок, ежели как што, – проговорил дед Лапа и тоже выпил.

Молодой, забрав стакан у старика, нырнул в салон. «Победа» с контрразведчиками умчалась, показывая направление пыльной чертой бесснежной ноябрьской степи 1963 года.

– Сняли отпечатки пальцев,

– определил матерый шпион.

– И как это я не скатал варяжки, почти всегда их скатываю, когда иду на рыбалку. Видно есть бог,

– рассуждал мнимый дед Лапа, вытирая холодный пот со лба.

В селе Приютном Михаил Исаевич обнаружил, что в доме был тщательный, незаметный обыск. Такой поворот событий он предвидел, этого не боялся. Компрометирующих мелочей в доме не было. Шпионских дел мастер понял, что обыск связан с гибелью президента Кеннеди.

Десять лет назад, в 1953 году, Федосеев завербовал Джейкоба Леона Рубинштейна. Джейкоб стал именовать себя Джеком Руби. 22 ноября 1963 года Освальд застрелил президента Кеннеди. 24 ноября 1963 года Руби застрелил Освальда.

Михаил Исаевич знал, что Освальд не убивал президента Кеннеди. Но у Освальда была, неподходящая для СССР, биография. Освальд мог под диктовку ЦРУ наболтать столько, что испортились бы отношения США с СССР. ГРУ дало команду агенту Руби убить Освальда.

Руби был завербован пропавшим Федосеевым. Советская военная разведка активно возобновила поиски пропавшего полковника ГРУ.

Владимира Высоцкого пресовали психофизики ГРУ и КГБ

С 1964 года, когда в результате заговора против Хрущова к власти в советской империи пришел Леонид Ильич Брежнев, положение Михаила Исаевича ухудшилось.

Его человека в ГДР, надежного офицера западной группы войск, который готовил ему переход на Запад через Берлинскую стену, уволили в запас и отправили на пенсию. Последующие четыре года Федосеев несколько раз пытался пересечь границу, но это ему не удавалось. Селянам дед Лапа говорил, что идет бродить по советской земле. Длительное отсутствие в селе Приютном юродивого старика-странника никого не волновало.

В шестидесятые годы двадцатого века Михаил Исаевич Федосеев, по привычке, следил и за работой режиссёров, создававших советские фильмы. В основном рождались фильмы-агитки, прославляющие советскую власть и великие победы в войне 1941–1945 годов. Как бывший сотрудник психофизического отдела видел влияние военных разведчиков на мировоззрение советских людей. В начале 60-х годов услышал блатные песни некого доморощенного поэта Владимира Высоцкого.

– Зубастые частушки, – определил матёрый шпион. – Почему, чуждые официальной идеологии песни, могли оказаться в магнитофонных записях у советской молодёжи? Нестандартным поэтом вскоре займётся психофизический отдел КГБ или Главного разведывательного управления. Жаль, но эти песни Высоцкого последние, поэт не вынесет незаметной психофизической опеки советских «учёных». Поэт прекратит писать собственные стихи, у него появятся прославляющие советский строй произведения.

Прошло несколько лет. Шпион Федосеев с удивлением отметил, что за эти годы появилось несколько десятков острых стихов и песен вышеуказанного поэта. Смысл произведений показывал профессиональному разведчику, что с Высоцким плотно работает один из психофизических отделов военной разведки Советского Союза. Каждая новая песня поэта, была как ответ на наводящее психологическое, вернее на психофизическое воздействие КГБ и ГРУ.

– Коллеги из разведки заинтересовались поэтом, попал Высоцкий в чужую колею, глубокую, – размышлял Михаил Исаевич.

– Разрабатывают психологические цепочки для незаметной нейтрализации непокорного. Ждут, когда Высоцкий сломается, имидж создают отрицательный. Даже в советском фильме Высоцкий врага, американского военного, играет,

– так, непонятно для непосвящённых, думал мнимый дед Лапа, беглый советский шпион. Шпион из сверхсекретного отдела Главного разведывательного управления мыслил иначе, чем большинство рядовых советских граждан.

Подросток и КГБ

Наступил 1967 год. Дед жил на отшибе, страшась контрразведчиков, друзей у него не было. Летом Лапа повстречал старого знакомого, мальчишку-рыбака, подростка задумчиво сидевшего на берегу речки, не следя за поплавком. Мальчишке было лет 16, поэтому уместнее назвать его пареньком. Паренёк был одет в цивильный костюм с тусклоцветным галстуком на рубашке цвета хаки. В разговоре о рыбалке пацан попросил деда рассказать о КГБ.

– Зачем младенцу КГБ, тебе оно ни к чему, – улыбаясь, отвечал дед Лапа, вытаскивая жирного пескаря.

– Если у КГБ есть дело до младенцев, у меня к КГБ вопросы, – отвечал паренек, пристально глядя на собеседника.

Паренёк утверждал, что читает вопросы, направленные на подсознание, что его, якобы, допросили сотрудники КГБ, врач и медсестра, задавая идиотские вопросы в Тоцкой поликлинике, когда школьник лечил зуб.

– Почему думаешь, что допрашивало КГБ, может с ума от страха сошел, опасаясь зубной боли, – вопрошал полковник.

Федосеев вспомнил слова настоящего деда Лапы: «Там, где встречается речка Сорочка с речкой Новотоцкой подойдет к тебе мальчик…»

– Сегодня в комсомол принимали, тайные вопросы на подсознание задавали. Кому кроме КГБ нужны мои мысли и поступки в прошлом, тем более что мне только 16 стукнуло. И раньше замечал подсознательно вопрошавших, не обращал на них внимания. КГБ так составляет досье на жителей СССР?

Полковник заинтересовался, расспросил вундеркинда, чем он занимается, кто родители, давно ли школьник заметил способность читать вопросы, направленные на подсознание.

Фамилия паренька была Гущин, именем Шурик. он был третьим ребёнком директрисы сельской школы, любил читать, перечитал всю школьную библиотеку, увлечен «настоящей философией». Интересовался Супер объединением четырёх фундаментальных взаимодействий.

О четырех фундаментальных взаимодействиях Михаил Исаевич узнал в 37 лет, когда занимался в США кражей секретной документации американских ученых, касающейся технологии изготовления термоядерных бомб. Что такое «досье» Гущин знает из книг. Вопросы на подсознание, которые сотрудники КГБ задавали с помощью незаметного психофизического воздействия, воспринимает как сенсор, реагируя на каждый вопрос со смущением психики. В пареньке бьется мальчишеская правда: «На каком основании меня допрашивают?». Какие вопросы задавали школьнику, Федосеев знал.

– Теперь КГБ знает, что вы кувыркались с девочками в раннем возрасте, тебя и твоих друзей в восемнадцать лет завербуют, пользуясь вашими страхами. Будете стукачами, вас засекло КГБ как нестандартных, никчёмных подростков, – говорил полковник улыбаясь.

– Откуда знаешь, что мы где-то с кем-то кувыркались? – вопросил паренек, смутившись.

– На рыбалке громко обсуждаете подвиги. Вовка Дахно так хвастался, что-то доказывая Шурику Коршикову, Леньшину Петру, да и тебе, что любой мог слышать. Я недалеко от вас рыбачил, слушал, – говорил полковник, подмигивая вундеркинду.

– Я читал, что такое случается часто, это от 10 до 20 процентов населения земного шара, в зависимости от государства. На этом материале КГБ собирается меня запугать и завербовать? – ответствовал ершистый паренек. – А где же правосудие, суд?

– Правосудие это паутина, которая задерживает мелких насекомых и рвется от больших. КГБ само для себя пишет законы. КГБ плевать на заповедь Петра Первого: «Всуе законы писать, тогда их не хранить», – объяснял недорослю состояние вещей матерый шпион.

– Этого КГБ не прощу, буду бороться с такой системой, – на глазах у паренька появились слезы.

Вот так, совершенно случайно полковник ГРУ нашел родственную душу. В голове Федосеева вертелись слова настоящего деда Лапы: «Мальчишка лет двенадцати. Он Спаситель от СМЕРШ… от НКВД…».

– Самое время поверить в бога, – философски подумал полковник.

Вслух сказал неразумному пареньку,

– Чтобы бороться с такой системой, надо стать разведчиком, много не болтать, больше слушать. Если хочешь, научу. Первое тебе задание – никому не говори, о чем с тобой беседуем. Понял? Разговариваем только о рыбалке. КГБ сложная организация, тебе ее ни за что не просчитать. По одному твоему галстуку, по его цвету и форме, по галстуку, который ты носишь, сотрудник КГБ может сказать, какой у тебя характер, какие склонности и привычки.

У паренька высохли слезы, он вдруг предложил полковнику, раз тот знает методику КГБ, определить его привычки и склонности. Федосеев без труда описал характер мальчишки, носящего такой галстук. В советской разведшколе Михаила учили не только этому.

Ответ паренька удивил матерого шпиона.

– Дед, занимаюсь я настоящей философией, просчитываю Вселенную, примитивную организацию КГБ уже вычислил. Секретные сотрудницы КГБ учительница-счетовод Иванова, колхозница Кочкина-Абаринова не одни. Бабка Химака, Гриднев, Наумовы, Кочкины…. Я знаю больше, чем ты думаешь.

А галстук в сельпо один был. В совдепии выбор небольшой. Сегодня в комсомол принимали, оделся соответственно. Галстуки не ношу. Плевал я на вашу госбезопасность.

Пристально взглянув на Федосеева, паренек ушел.

Ерохин, Гусь и Рыжий

Последующее общение со школьником Сашей Гущиным выявило, что подросток может стать помощником беглому шпиону. Вундеркинд был уверен, что КГБ приказало сжечь Марковскую восьмилетнюю школу. Весной 1966 года техничка школы, сотрудница ГБ, школу ночью сожгла. Деревянная школа сгорела, мать вундеркинда, как директриса, угодила под суд. Александр продолжил учёбу в селе Тоцком. Федосеев объяснил Гущину, что в СССР конкурируют две военные разведки. Конкуренция и сожгла школу директрисы, которая проводила независимую от спецслужб политику. Честную дуру-директрису глупый народ выдвигал в местные депутаты. Но депутатов в СССР выдвигали только с тайного утверждения ГРУ и КГБ.

Шурика Гущина новая информация не удивила, как будто он знал о конкурирующих спецслужбах и о войне спецслужб против мирных народов СССР.

На вид школьник казался простоватым и словоохотливым, но это только с первого взгляда. Разговаривал он много, ловко избегая критических высказований о политике СССР. Саша охотно говорил на разные общие темы. За время бесед умудрялся похвалить существующий советский строй и выказать негативное отношение к капитализму. При этом школьник простецки добродушно улыбался, лицо его, казалось, говорило: «Иначе говорить нельзя, мне в этой стране жить!» Он никогда не говорил о КГБ, будто его и не было; меж тем полковник Федосеев проникся мыслью, что именно КГБ он более всего боялся. Пацаненок в чем-то разбирался неплохо, в чем-то был полный профан. Гущин подробно рассказывал деду Лапе как жил и учился в восьмилетней школе села Марковки.

В Марковке живет семья Гущиных-Бунаковых на Сладком конце. Есть еще Поповка, Заречка, Козловка, Свищевка, Просвет. Центральная часть Марковки называется Село.

У отца с матерью четверо детей и хозяйство. Куры, утки, гуси, поросенок, овцы и корова. Корове недавно отрубила хвост видимо старуха Дахниха. Дахниха просила мать Александра, директора сельской школы, написать куда-то письмо по поводу увеличения пенсии. Мать отказалась, и мстительная Дахниха ночью отрубила корове хвост. Теперь корову придется сдать на мясокомбинат, так как без хвоста её заедят мухи.

Матёрый шпион, зная методику военной разведки СССР, не согласился с такой точкой зрения. Председателем колхоза в Марковке был Алексей Иванович Абаринов. Следя за председателем, Федосеев быстро вычислил, что Алексей Иванович является зитц председателем. Мешком. Всем заправляла Кочкина-Абаринова, его жена. Кочкина-Абаринова была сотрудницей ГРУ, носила кличку тётя Шура. Тётя Шура проводила операцию, кодируя мозги не понравившемуся ей подростку.

Великовозрастную деточку, подростка, Александра Гущина, советские спецслужбы ориентировали на зоофилическое преступление. Тёте Шуре не удалось незаметно заставить паренька совершить сексуальное извращение. Тогда Абаринова отрубила корове хвост. От этого деяния у работницы ГБ воспалилась мозговая оболочка. Образовался гемиспазм лица. Лицо ГБешницы перекосилось постоянной, нечеловеческой гримасой.

Лица ГБешников перекашивало, а у Шурика было ангельское лицо. В него влюблялись многие девицы. Александр Гущин из Марковки перешёл в школу села Тоцкого. Жил подопытный на квартире, в семье Корчагиных. Глава семьи работал пастухом стада коров. Федосееву стало ясно, что вундеркинда стараются жестоко скомпрометировать на коровах, на тёлках, чтобы изготовить из него зомби. Гущин от Корчагиных ушёл на квартиру к своим трём одноклассникам. Юрий Мазаев, Александр Коршиков и Вовка Дахно жили на улице Ленина у неопрятной бабы Насти, жены старого гармониста по кличке «Брест-Литовский». Баба Настя школьникам щи варила с тараканами. Начали жить марковчане в одной комнате вчетвером, платя восемь рублей за тараканов и за квартиру.

Выяснилось, что Гущина допрашивал, методом работы на подсознание, директор школы Курапов. Рядом крутилась сесотка ГРУ – преподавательница химии, и сексот КГБ – физрук средней школы села Тоцкого.

– Твои преподаватели, химичка и физрук, работники спецслужб, как их фамилии? – прояснял ситуацию мнимый дед Лапа, собирая для ЦРУ картотеку шпионов советской госбезопасности.

– Их, наверное, заставили. Может, показалось, что они задавали «двойные» вопросы? – ответствовал Александр.

Даже деду Лапе младенец не показывал методику засвечивания работников секретных служб. Гущин считал, что КГБ в Москве. В Тоцкое приезжают из Москвы жестокие сотрудники КГБ, чтобы заставить «хороших», честных оренбургских людей временно поработать на страшную организацию.

– Либо паренек глуп, либо этот доморощенный «настоящий философ» использует и меня, полковника ГРУ в своих интересах,

– думал Федосеев после каждого общения с этим Гущиным, то ли вундеркиндом, то ли тупым деревенским мыслителем.

Наталья Азарникова и живописец Малявин

Михаил Исаевич узнал, что мыслитель влюблён в одноклассницу Наталью Азарникову. Летом, вместе со своим однофамильцем Николаем Гущиным, школьник часто посещал село Казанку, где Наташа отдыхала в семье дальних родственников.

Тоцкий район знаменит не только атомным взрывом. Метла взрыва народного негодования, времен бунта Пугачёва, тоже оставила след.

Село Тоцкое посещал великий поэт Александр Сергеевич Пушкин, собирая материал для исторического романа «Капитанская дочка». Бродил по улицам этого, некрасивого, забитого царскими и советскими правителями, села и писатель Ярослав Гашек.

В селе Казанка Тоцкого района, а тогда Логачёвской волости в 1869 году родился художник Филипп Андреевич Малявин.

Но не дивными окрестностями, воспетыми знаменитым художником, любовался Александр. Он смотрел в голубые очи Азарниковой, не замечая ничего вокруг, не в силах вымолвить слово. Азарникова уговаривала деревенщину не приезжать к ней. Шестнадцать километров преодолевал влюблённый, чтобы только посмотреть на красавицу. Красавица была влюблена в другого, в белобрысого паренька Ерёмина из параллельного класса. Александр Гущин не волновал сердце прекрасной девицы, также как не волновалось сердце Ерёмина при виде Азарниковой.

Полковник Федосеев записал несколько худых слов, относящихся к невнимательному деревенскому простофиле. Гущин не ценил красот берегов Малой Погромки, обходил мрачный овраг Волчий, не замечал таинственных развалин в урочище Репное. А ведь тут бывал не только Малявин. В 1897 году здесь отдыхал живописец Илья Репин, о котором народная молва оставила память в непонятных теперь для потомков названиях.

– Надо будет выяснить, какие клички недалёкий юноша имеет в своем селе, размышлял дед Лапа, – клички многое проясняют.

Кличек оказалось три – Ерохин, Гусь и Рыжий.

– Хорош Гусь! Рыжий Гусь может работать в отделе кадров ГБ. Кадровик со знаком минус пригодится. Эту операцию надо обдумать, – решил беглый, загнанный в угол предатель Родины.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4