Александр Глушко.

Маршал Тухачевский. Мозаика разбитого зеркала



скачать книгу бесплатно

Эти воспоминания писались спустя несколько лет после указанных событий, в 1923 году, так что некоторые неточности вполне объяснимы. К тому же не обо всех деталях их автор по должности мог быть осведомлен лично. Так, одной из идей, планировавшихся в ставке А. В. Колчака, но не реализованных, была организация наступления приблизительно от меридиана станции Лебяжья. Окончательное решение о начале Петропавловской наступательной операции было принято не в начале сентября, а в последних числах августа. Тем не менее суть П. П. Петров изложил верно. Думать о возможности еще одной попытки реванша белые начали сразу же после неудачи под Челябинском. Кроме того, они оказались правы, полагая, что красные, занятые более важными для них событиями на других фронтах, помешать им в конечном итоге не смогут.

Впоследствии факт недооценки А. В. Колчака отмечался во всех советских разборах Тобольско-Петропавловской операции, начиная с самых первых: «Форсировав р. Тобол, высшее красное командование впало в ошибку, полагая, что на Тоболе белым было нанесено поражение. Ослабление сил армии – вывод 5-й див. в резерв и даже переброска ее на другой фронт (южный) – доказывает пренебрежение к неразбитым силам белых. Уверенность в превосходстве над белыми выразилась в несвоевременной подаче резервов… Имея достоверные сведения о том, что белые готовятся дать сражение на р. Ишим, красные не принимают надлежащих мер к обеспечению своего наступления»39.

Однако в августе 1919 года ситуация виделась совершенно по-другому.

Неотступное преследование

В начале августа 1919 года М. В. Фрунзе убыл в служебную командировку в Москву в Реввоенсовет республики. Его возвращение ожидалось со дня на день. Но поскольку частям армии, уже выходившим на ближние подступы к Тоболу, нужно было ставить очередные задачи, 11 августа М. Н. Тухачевский связался со штабом фронта для согласования ряда вопросов.

«Гарф. Кто просил тов. Фрунзе? За него будет говорить начальник штаба. Тов. Фрунзе еще не приехал.

– Командарм просил.

Гарф. Ну так пожалуйста, приглашайте командарма. Тов. Гарф у аппарата.

Тухачевский. У аппарата Тухачевский. Здравствуйте, тов. Гарф. Надо писать дальнейший приказ. Противник по всем признакам отошел за Тобол и мы имеем лишь конные части перед собой и небольшие арьергарды пехоты. Поэтому главными силами мы выходим на тракт Черноборье – Куртамыш – Кипельское – Кислянское, имея уступной резерв за правым флангом для связи с 35 дивизией, которая, выдвинув заслон на линию Тагузяк – Березовский, ударной группой из бригады пехоты и конницы Каширина атакует противника на линии ст. Березинская – ст. Тамерлан и отбрасывает противника за разграничительную линию40. Для меня все ясно, кроме разграничительной линии с 3 армией, которую я считал бы нужным провести Лебяжье – Окунецкое – озеро Гаша, что не помешает 3 армии бить по Кургану с севера. Передовым частям и охранению приказано будет выдвинуться на линию реки Тобол.

Прошу указать разграничительную линию с 3 армией…

Гарф. Здравствуйте. Тов. Фрунзе приедет сегодня вечером и директиву я уже подготовил. Разграничительной линией намечаю Воскресенское – завод Илецко-Иковский – Иковское, что на реке Тобол. Вопрос с поворотом третьей армии на Курган по-видимому отпадает, так как время упущено, а командарм три настаивает на недельной остановке…

Тухачевский. Вся пятая дивизия стоит в районе Воскресенское – Грязнуха – озеро Травяное и восточнее. Поэтому мне кажется и для 3 армии и для нас выгоднее иметь разграничительную линию озеро Травяное – завод Илецко-Иковский. Если можно, просил бы об утверждении…

Гарф. …Относительно разграничительной линии могу лишь сказать, что 30-я дивизия вышла на реку Миасс раньше 5-й дивизии, которая преимущественно болталась по тылам. Задерживать же наступление сменой едва ли полезно. Впрочем, разговор о каких-нибудь десяти верстах не важен и линию проведем к общему благополучию вашему и третьей армии. Что вы предполагаете направить на Кустанай и не имеете ли сведений, где 26-я дивизия?

Тухачевский. На Кустанай пойдет отдельный отряд 35 дивизии. 26 дивизия левым флангом заняла Коровинское, точных сведений не получено благодаря скорости движения на подводах. Значит, разграничительная линия озеро Травяное – завод Илецко-Иковский. Пишу приказ.

Гарф. Ответ дам после доклада…»41

В тот же день, 11 августа, последовала фронтовая директива № 04071: «Перед 5 армией противник отходит за Тобол, прикрываясь арьергардами. Перед 3 армией на ялуторовском направлении неприятель пытается задержать наше наступление. 5 и 3 армиям продолжать неослабное преследование и не дать ему привести свои части в порядок. Ближайшими задачами ставлю: 5 армии, продолжая преследование противника, главными силами выйти на рубеж р. Тобола к югу от Белозерское, имея заслон в направлении на Кустанай. Ввиду проявления противником активности в Верхнеуральском районе командарму 5 коротким ударом бригадой пехоты со всей свободной конницей во фланг верхнеуральской группе противника оказать поддержку левому флангу 1 армии… Разграничительной линией между 5 и 3 армиями назначаю: Толстопятово– Белозерское– Отставная – все пункты для 5 армии включительно»42.

В развитие этой директивы 5-й армии были поставлены следующие задачи:

«Телеграмма Начдиву 35 Начдиву 26, 27, 35 Копии Командвосту, Командарм 1, командарм 3, командюжгруппы и Главкому

Гор. Уфа, 11 августа 24 час. Противник перед фронтом армии на главном направлении поспешно отходит на восток за реку Тобол, прикрываясь лишь слабыми арьергардами. Справа части первой армии расположены на прежней линии. Противник сгруппировал крупные силы преимущественно конницы и потеснил левый фланг 24-й дивизии, который отошел на линию отр. Кисельский отр. Красинский район отр. Сухтелинский. Слева третья армия успешно продвигаясь, вышла на линию реки Мияс и заняла участок от Воскресенское до Сазоновское. 27-я и 5-я дивизии, выполнив поставленную ей задачу, 10-го августа вышла на линию Маслейское ст. Мишкино – Воскресенское – Травянское Первая, о выходе 26-й дивизии на линию Пески – Кульсарино – Коровинское сведений нет. Войскам армии приказываю: первое. 35-й дивизии 12-му августа имея заслон на фронте Веринский Березовский главными силами в составе бригады пехоты и кавбригады Каширина решительно атаковать противника на фронте ст. Березинская Тамерлан и отбросить противника за разграничительную линию с 24-й дивизией. Иметь в виду в дальнейшем переброску главных сил дивизии в район Веринский Березовский. При выполнении задачи вести дальнюю разведку в юго-восточном направлении. Второе. 26-й дивизии продолжая преследование противника к 14-му августа выйти в район Светова Костылево Куртамыш, выдвинув авангард в район озера Гашково Губаново и отдельный боковой отряд в район Усть-Уйская – Подуровский. Штаб дивизии Рыбная. Третье 27-й дивизии неотступно преследуя противника 14-му августа выйти в район Норальская – Подунская – Кипельское, выдвинув авангард в район Степная. Штадив ст. Мишкино. Четвертое 5-й дивизии преследуя противника по пятам 14-му августа выйти в район ст. Юргамыш – Чунеев – Могильная, выдвинув авангард в район Пименовка-Логовушка и поддерживая прочную связь с правофланговыми частями 30-й дивизии. Штадив Маякская. Пятое. Дивизиям авангардами вести интенсивную разведку противника и переправ реки Тобол, высылая отдельные разведывательные отряды и партии. Шестое. Разграничительные линии между 35-й и 26-й дивизиями Буланово – Крутоярская включительно 26 дивизии, между 26-й и 27-й дивизиями Коровинское – Непелина – Закаулово включительно 26-й дивизии, между 27-й и 5-й дивизиями Воскресенское – Карасинское – Чесноковское – Меньшиково включительно 27-й дивизии, между 5-й дивизией и 3-й армией Травяновское Первое – Убиенная – зав. Илецко-Иковский и Иковское. Седьмое. Получение приказа и копию распоряжений немедленно ожидаю. НР 1335/н.

Командарм 5 Тухачевский, Член Реввоенсовета 5 Грюнштейн, Наштарм Генштаба Ивасиов»43.

В штабе фронта эту телеграмму приняли уже 12 августа.

В этом документе обозначен следующий порядок движения пятоармейских дивизий к Тоболу. На правом фланге располагалась двухбригадная 35-я сд, которой надлежало одновременно действовать в южном направлении. Далее в полосе южнее Транссиба следовали, во-первых, трехбригадная 26-я сд, которая к 14 августа должна была выйти в район Сетово – Костылево – Куртамыш с боковым отрядом в сторону Усть-Уйской, во-вторых, ближе к Транссибу, трехбригадная же 27-я сд, которой надлежало выйти в район Падун – Кипель со штабом в Мишкино. И наконец, на левом фланге, по обе стороны Транссиба, держа связь с 3-й армией, располагалась двухбригадная 5-я сд, которая должна была выйти на линию Юргамыш – Чинеево с авангардом в сторону Пименовки – Логовушки. Таким образом, на подходе к Тоболу основная масса сил 5-й армии (все, кроме, частично, 5-й сд) двигалась южнее Транссибирской магистрали.

Стоит также отметить, что фронтовые и армейские директивы готовились практически одновременно, и все вопросы в процессе их разработки обсуждались и согласовывались заранее, до подписания всех руководящих документов, и «к общему благополучию». В данном случае так был решен, в частности, вопрос о разграничительных линиях. Во всяком случае, так было при М. В. Фрунзе.

Численность противника и его состояние к этому времени представлялись в штабе фронта следующим образом:

«Противник перед вами отходит легко, перед 3-й армией сопротивление слабое. Данные разведки 3-й армии рисуют положение противника следующим образом – от устья реки Терсюк и до Тюмени около 10 тысяч штыков. Перед остальным фронтом 3 армии и вами около 35 тысяч штыков. Все это более или менее в расстроенном состоянии»44.

В вопросе о соотношении сил сторон имеются определенные расхождения.

По данным А. Поляка, общая численность белых, принимавших участие в боевых действиях против 5-й армии в течение всего первого периода операции, составляла: штыков – 25 тысяч, сабель – 4 тысячи, пулеметов – 200, орудий – 6045. Н. Е. Какурин оценивал боевой состав 3-й армии в 20 510 штыков, 8610 сабель и 60 орудий46. Со своей стороны В. Ф. Воробьев приводит данные по 5-й армии к моменту выхода к Тоболу – до 20 тысяч штыков и около тысячи сабель, «в то время как белые непосредственно на восточном берегу р. Тобол имели не более 10 000 штыков и 3000 сабель. В ближайшем тылу, в районе Моховая, белые имели около 4000 штыков (две дивизии), а в глубоком тылу в районе Петропавловска – до 8000–10 000 штыков»47.

Боевой состав 5-й армии, по данным штаба армии, по состоянию на 15 августа: 35-я сд – штыков 4140, сабель 670; 26-я сд – штыков 6403, сабель 218; 27-я сд – штыков 6601; 5-я сд – штыков 3706, сабель 79. Итого около 20 тысяч штыков48. В свою очередь, Н. Е. Какурин дает соотношение сил 5-й армии 22 тысячи штыков, 2 тысячи сабель при 84 орудиях против 20 тысяч. 510 штыков, 8610 сабель при 60 орудиях 3-й армии белых49. В вопросе о численности 5-й армии Н. Е. Какурин опирается на данные А. Поляка, который дает общую численность армии к моменту выхода к реке Тобол – штыков около 22 тысяч, сабель – 2 тысячи, пулеметов 545 и орудий – 8450.

«Ожидаю от вас активности на правом фланге…»

11 августа М. В. Фрунзе вернулся из Москвы из служебной командировки51.

«– У аппарата командарм Тухачевский. Что угодно?

– Здравствуйте, тов. Тухачевский. Только что вернулся из Москвы и хочу сообщить Вам некоторые новости. 1-е. С (неразб.) часов четырнадцатого старый наш фронт разделяется на Восточный (Сибирский)и Туркестанский. Я назначен на Туркестанское направление. Во главе же Вашего фронта поставлен Ольдерогге. Членами ревсовета назначены Позерн и Муралов. Элиава едет со мной. Должен сказать, что относительно командования Востфронта я не был согласен. Штаб Востфронта переезжает в Уфу и Златоуст. Таким образом, я с Вами расстаюсь. На прощание хотел бы поговорить относительно действия Вашего правого фланга. Как Вы, вероятно, уже знаете, Первая армия настолько слаба, что справиться с задачей быстрого очищения орско-актюбинского района не может. Требуется активная Ваша помощь. В этих видах я (неразб.) спустить к югу до станицы Кваркенской вашу разграничительную линию. Справа ожидаю самой деятельной Вашей поддержки в этом направлении. Имейте в виду, что опасаться бросать сюда свои части Вам не приходится, так как центр продолжает беспощадно нас обирать и всякую часть, хотя сколько-нибудь представляющуюся свободной, немедленно забирает к себе. 21 дивизия уже взята, а в ближайшее время возьмут еще одну с Сибирского фронта и две с Туркестанского. Вернулся из Москвы с не особенно хорошим впечатлением от дел и перспектив Южфронта, там давно надо было иметь твердую руку, а ее нет. Сообщите, что у Вас нового на фронте, да, между прочим, Локацков назначен в 3 армию. Пока все. Фрунзе.

– Здравствуйте, тов. Фрунзе. Очень опечален Вашим уходом, так как в русское генеральство, особенно в наш момент, не верю. Деление на два фронта по-моему, естественно, но мне казалось бы, что в районе Верхнеуральска должна быть образована отдельная армейская группа. Армия не справится со столькими направлениями. С одной стороны, действовать на юг необходимо, но с другой, чтобы одержать победу на Тоболе, необходимо сосредоточить крупные силы, так как, вне всякого сомнения, противник здесь постарается устроиться, подтянет кое-что свежее, и мы будем иметь новое генеральное сражение. Поэтому я и боюсь новых перемен командования, которые уже намозолили нам шею. Во всяком случае, наступать дальше, не закончив с Орско-Актюбинским районом, не совсем гладко. И, конечно, я всеми силами Вам буду помогать. У нас на фронте ничего нового и существенного: 27 дивизия заняла Щучинская 10 верст севернее станции Мишкино, взяла пленных 31-го полка, 4 пулемета. 35 дивизия начинает наступление во фланг противнику, наступающему на 24-ю дивизию. Раз 21 дивизию уводят, то разрешите сосредоточить ее в районе Шумихи – Мишкино. Она будет готова к погрузке и не будет мешать нам. Затем я просил уже передать в 5-ю дивизию взятую у нее временно для 21-й дивизии мотоциклетную команду. Она почти лишена средств связи. Затем очень прошу ускорить присылку к нам наряженных в Уральском округе двухсот велосипедов. Тухачевский.

– Относительно Вашей мысли о создании верхнеуральской группы должен сказать следующее. Я уже решил объединить 24 и 20 дивизию для выполнения этой задачи, причем в нач. группы предполагал прибывшего в мое распоряжение Хвесина. Как Вы думаете, не будет ли целесообразным временно подчинить ему и бригаду 35 дивизии, или же Вы справитесь и так? Очень рад, что и в данном случае мы, оказалось, с Вами мыслили одинаково. Ваши просьбы сейчас же постараюсь выполнить. Дальнейшее наступление развиваться будет, я уже теперь постараюсь сделать все, чтобы никакие сюрпризы в смысле изменения линии фронтового командования Вас не постигли. Фрунзе.

– Конечно, передать бригаду 35-ой Хвесину было бы естественно, но так как мы все-таки наступаем на восток, то это слишком свяжет мне руки, лучше уже я сам, пользуясь желдорогами, постараюсь двинуться и сбросить противника на Орск. Тов. Хвесин способный человек, прошу ему передать привет. Вы были в центре, чем объяснить нереволюционный масштаб ведения нами войны и чем объяснить пристрастие к старой рухляди вроде Гиттиса и Егорьева? Обоих знаю. Тухачевский.

– На Ваш последний вопрос затрудняюсь дать короткий ответ. Вокруг него в центре кипит скрытая и полускрытая борьба, в общем и целом, к сожалению, до сих пор не приведшая к ясности и твердости в решении вопросов о командном составе. Может, как-нибудь придется увидеться, тогда расскажу подробнее или же узнаете об этом еще скорее от товарища Позерна. Пока, всего доброго, привет Ивану Никитичу. Фрунзе.

– Иван Никитич выехал в Москву на совещание, Сибирсков, вероятно, завтра-послезавтра будет у Вас. До свидания. Желаю всего наилучшего. Тухачевский.

– Спасибо. Фрунзе»52.

В данном разговоре следует обратить внимание на ряд моментов.

Во-первых, М. В. Фрунзе, будучи еще действующим командующим Восточным фронтом, просил М. Н. Тухачевского оказать ему в дальнейшем активную помощь на туркестанском направлении. С этой целью 5-й армии специально собирались снизить разграничительную линию, растянув на юг правый фланг на участке 35-й сд. В данном случае М. В. Фрунзе действовал в интересах уже и будущего Туркестанского фронта. Поскольку он не был уверен в возможностях своего левого фланга, ему требовалась поддержка. При этом он дал М. Н. Тухачевскому понять, что 5-я армия с этого как минимум ничего не потеряет, потому что иначе войска все равно заберут. М. Н. Тухачевский согласился. В данном случае речь, разумеется, идет не о «просьбе по дружбе», хотя в ходе совместной работы на Восточном фронте у М. В. Фрунзе и М. Н. Тухачевского установились хорошие отношения не только служебные. Об этом же свидетельствует и тональность вышеприведенного разговора, который на определенном этапе вышел за рамки сугубо делового и принял неофициальный характер с элементами критики обоими действий вышестоящего руководства, что возможно только между людьми, доверяющими друг другу. Однако в данном случае дело в другом. Дополнительное усиление на стыке с потенциально слабым соседом было в интересах и 5-й армии, страховкой от возможных неприятностей с той стороны.

Во-вторых, М. Н. Тухачевскому, при понимании необходимости действовать на юг, явно не нравилась идея дальнейшего продвижения 5-й армии на восток до тех пор, пока не будет очищен от противника Орско-Актюбинский район. Это означало сохранение потенциальной угрозы в тылу и на правом фланге, который неизбежно должен был еще растягиваться по мере продвижения на восток на главном направлении.

В-третьих, М. Н. Тухачевский ожидал впереди «генерального сражения» – либо удара противника от линии Тобола, либо, во всяком случае, его серьезного сопротивления на естественном оборонительном рубеже с привлечением свежих частей из тыла – и тогда армии предстояло прорывать заранее подготовленную оборону.

«Генерального сражения» тогда не состоялось. 5-я армия, форсировав Тобол, сбила противника дальше на восток. Однако такие ожидания имели под собой все основания. Впоследствии бывший командующий 3-й армией белых генерал К. В. Сахаров признался: «Западная армия была переименована в 3-ю неотдельную армию, ей была поставлена задача выделить не менее пяти дивизий в резерв, перебросить их быстро по железной дороге в тыл, пополнить и подготовить к наступлению. Сначала этим районом был назначен город Курган и река Тобол; но тяжелые бои и условия отступления 3-й армии после Челябинска не дали возможности выполнить этого; нельзя было вывести в резерв хотя бы одну дивизию, так как все части были в постоянном движении, маневрах. Возьми мы с фронта в это время в тыл хоть одну часть, остальные не справились бы с боевыми задачами, и Западную армию постигла бы участь Сибирской»53.

Еще одним свидетельством того, что в Омске действительно думали «устроиться» на Тоболе, стали воспоминания бывшего военного министра колчаковского правительства А. П. Будберга:

«Доложил адмиралу свой проект организации обороны линий рек Тобола и Ишима с использованием на это болтающихся по Омску генералов и офицеров, военных инженеров и рабочих обывательских команд. Конечно, эти линии не непроходимые преграды, но все же их надо форсировать, а главное – они дадут определенную и осязаемую линию фронта. Адмирал приказал передать этот проект в ставку для доклада ему более подробно.

Мне страшно хочется добиться, чтобы мою мысль поняли; я считаю, что наши войска в их современном состоянии не годны для полевой и маневренной войны и что для выигрыша необходимого нам времени надо перейти к обороне на укрепленной позиции. Артиллерия красных и их технические средства наступления очень слабы, и в этом наш большой плюс при обороне.

Мы потеряли устойчивость, и это надо восстановить на время укреплениями, заграждениями и применением военной техники. Единственные пригодные для обороны рубежи – это линии рек Тобола и Ишима; правда, что они не особенно сильны, но имеют много непроходимых участков, сокращающих линию фронта, а затем их надо все же форсировать, что при сохранении у нас еще довольно сильной артиллерии дает нам крупные преимущества.

При желании за 2–3 недели можно удовлетворительно укрепить эту линию, построить наблюдательные пункты, пулеметные и орудийные блиндажи, наладить связь, исправить мосты и дороги, организовать сигнализацию, пристрелять подступы и пр. и пр. Затем сейчас же отвести за эту линию все наиболее потрепанные дивизии и дать им время отоспаться, отъесться и отдохнуть; поставить их по участкам, чтобы они к ним прижились, присмотрелись, а офицеры за то же время произвели необходимые рекогносцировки, изучили слабые стороны и пр. и пр.

Применение техники должно дать возможность иметь резервы для маневра и против случайностей, развивая огневую оборону артиллерией и пулеметами.

Все же вместе взятое даст возможность остановить и потрепать неприятеля, поднять дух войск, дать им отдых, произвести необходимые реформы и выправить наше почти безнадежное положение.

Огромным минусом для проведения моего проекта является шумиха, созданная Ивановым-Риновым с поголовным выходом сибирских казаков; вместо прежней паники здесь приподнятое фанфаронство, и от казаков ждут чуда и в него верят; при таком оптимизме разговоры об укреплении Тобола и Ишима и, что я считаю тоже нужным, Иртыша считаются паническими и даже нежелательными»54.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75

сообщить о нарушении