Александр Ерунов.

Верховный стратег. Роман



скачать книгу бесплатно

© Александр Борисович Ерунов, 2017


ISBN 978-5-4483-9034-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1. Харчевня «Старого Джекоба»

Доводилось ли вам когда-нибудь начинать свою жизнь сначала? Нет, конечно же, не в том смысле, чтобы вновь превратиться в розовощекого карапуза, лежащего в крохотной люльке, громко вопящего во всю глотку и постоянно пачкающего пеленки. Я веду речь о духовном понимании этих слов. Бывает же так, что один этап твоего жизненного пути внезапно заканчивается, полностью исчерпав себя, а плавного перехода в следующий почему-то не получается. Ты оказываешься на перепутье множества дорог и не знаешь, какую из них выбрать, в каком направлении тебя ждет громкий успех, а в каком в лучшем случае неудача, а то и вовсе полный провал.

Состояние это сродни тому, как если бы ты выпал за борт корабля и полетел в бездонную морскую пучину, оставляя там, на борту, все свои устоявшиеся привычки, прежних друзей и знакомых, усвоенные до мельчайших подробностей навыки прежней жизни, а главное такую милую сердцу стабильность и размеренность собственного бытия. Выплывишь ли ты или нет, это еще вопрос, но сам корабль уже уплыл далеко вперед, и возврата на его палубу для тебя нет.

Как вы уже, наверное, догадались, именно это и произошло со мной. Я, капитан императорской гвардии Даккерейского полка Йоран Йонсен, неожиданно, и в первую очередь для себя самого, оказался в отставке. Причем произошло это на самом пике моей круто восходящей вверх карьеры и отнюдь не в преклонном возрасте.

Нет-нет, не подумайте! Я вовсе не совершил какой-нибудь постыдный проступок, запятнавший своей низостью мою честь и вынудивший меня расстаться с воинской службой! Все оказалось гораздо банальней, проще и обидней для меня. У Его Величества императора Августина Третьего Лорена просто возникли некие финансовые затруднения, которые он предпочел решить за счет сокращения своей собственной армии. Наш полк был расформирован, а я, получив полный расчет и небольшие подъемные, остался без работы.

Не стану оспаривать саму необходимость принятого Его Величеством решения, хотя время для него, на мой взгляд, было выбрано нашим обожаемым монархом не самое удачное. Ситуация в империи была далека от безмятежного спокойствия. То и дело возникали беспорядки во всех его концах, да и на границах частенько случались конфликты, а иногда и весьма даже кровопролитные. Гораздо большее удивление у меня вызвало то, что его выбор пал именно на наш полк.

Даккерейцы всегда отличались отменной выучкой и храбростью. Их отправляли туда, где возникала смута, где совершались варварские набеги недружественных соседей и творились чудовищные в своей кровавости дела, туда, где возникала нужда в решительных действиях и беззаветной преданности короне. И даккерейцы всегда с честью выполняли свой воинский долг. Их конкретные имена возможно и не были широко известны каждому жителю империи, но благодаря этим безымянным солдатам сам полк заслужил в народе добрую славу и глубокое уважение.

Без ложной скромности могу сказать, что даккерейцы были самым боеспособным полком во всей императорской гвардии. И вот эту-то проверенную в боях воинскую элиту Его Величество объявил более не нужной трону! Как хотите, но я этого не понимаю!

Возможно, кто-то из вас скажет, что я преувеличиваю заслуги даккерейцев, и что если расспросить воинов других полков, то они опишут их славную историю в не менее громких и пышных словах. Но вот что я вам скажу – вы поговорите с простыми людьми, населяющими окраины Лоренваля, и они честно расскажут о том, кто приходил к ним на помощь в трудную минуту, а кто лишь на бумаге числился воином.

На мой взгляд, здесь явно не обошлось без грязного интриганства, присущего столичной военной аристократии. Наш полк, как я уже сказал, постоянно направлялся в самые горячие точки империи, а в Лабрассе, нашей неувядающей столице, почти никогда не задерживался надолго. Мы не участвовали в пышных парадах, проводимых для ублажения Его Величества, не имели того столичного лоска, который был отличительной особенностью роты охраны императорского дворца. Мы просто честно делали свое дело, защищая Лоренваль от внешнего и внутреннего посягательства, но, как выяснилось, этого было слишком мало для того, чтобы занять прочное место в сердце монарха.

Те, кто всегда на виду, имели гораздо больше шансов доказать свою необходимость трону, чем несущие службу вдали от Лабрассы. У них были для этого все шансы: и, как я уже говорил, внешний лоск, и парадная выправка, и могущественные связи в окружении императора. Племенной конь ведь тоже ценится гораздо выше рабочей лошадки, хотя он мало приспособлен для того, чтобы пахать на нем землю.

Ну да бог с ним. Не буду больше утомлять вас своим нытьем. Как говорится, что ни делается – все к лучшему. Раз уж моя военная карьера не задалась, придется искать себе новое место в жизни. Мне ведь еще нет и тридцати, так что все дороги передо мной открыты.

Я пока не решил, стоит ли мне возвращаться домой в поместье Дробенхейм, принадлежащее моему отцу и старшему брату, или заняться каким-нибудь собственным делом. Скорее уж второе. Дома меня особо не ждут, прав на наследство согласно нашим законам я не имею, а быть наемным работником при своих же родичах мне, познавшему вкус хоть какой-то, но все же власти, было как-то не интересно. Поэтому я шел, куда глаза глядят, хотя, если уж говорить до конца честно, старался не слишком уклонялся в сторону от направления к Дробенхейму.


Уже заметно смеркалось, и мне стоило подумать о ночлеге. Я провел в пути почти целый день. Шел быстро, хотя ничто вроде бы не подгоняло меня вперед, так что отдохнуть мне совсем не помешало бы. Осень постепенно вступала в свои права. Листва, окрашенная золотом и багрянцем, бесшумно падала на землю, образуя под ногами шелестящий пестрый ковер. Днем пока еще было тепло, но вот по ночам уже частенько случались заморозки, а потому найти крышу над головой для меня было бы как нельзя кстати. Я уже давно посматривал по сторонам, в надежде найти хоть какие-то признаки жилья, и, наконец, всемогущие боги смилостивились надо мной. Примерно в миле впереди показался довольно крупное селение, обнесенное высоким бревенчатым частоколом, и я тут же машинально прибавил шагу.

Здесь, на севере, люди предпочитали жить большими общинами, поскольку места эти с давних пор считались глухими и опасными, так что от беды подальше лучше иметь под боком надежного соседа. Кого они опасались? Да мало ли лихого люда бродит по дорогам отдаленных от центра провинций и занимается разбоем?! Это только в окрестностях Лабрассы тишь, гладь да божья благодать, а здесь ведь не столица – север! Тут и люди другие, и орочьи банды наглее, и даже обычно трудолюбивые и добропорядочные гномы нет-нет, да и переступят черту дозволенного. Иногда, особенно по зиме, случалось, что вечно голодные тролли сбивались в стаи и выходили из лесных чащоб ближе к человеческому жилью. В таких случаях взаимовыручка и вовсе была жизненно необходима.

Судя по надписи на доске, приколоченной к врытому в землю столбу, деревня эта называлась Хагантана. Подойдя к массивным дубовым воротам, перекрывавшим въезд в селение, я постучал в них рукоятью меча. Некоторое время никто мне не отвечал, затем раздался противный скрип двери сторожки, и заспанный, недовольный голос сердито буркнул:

– Кого там еще нелегкая несет, на ночь глядя?!

– Меня зовут Йоран Йонсен. Я отставной капитан Даккерейского полка императорской гвардии. Хотел бы заночевать в вашем селении.

Дощатое оконце в створке ворот приоткрылось, и в нем появилась опухшая, заросшая клочковатой бородой физиономия сторожа.

– Не велика птица, – окинув меня оценивающим взглядом, сварливым тоном проворчал он. – Чего барабанишь, людей будоражишь, словно вельможа какой?! Не видишь, закрыто уже!

В который раз я убеждался в том, что, сменив военный мундир на гражданскую одежду, перестал быть представителем власти, вызывающим бесспорное уважение граждан Лоренваля. Попробовал бы этот сторож поговорить таким тоном со мной, капитаном Йораном Йонсеном, прежде! Да он не только распахнул бы ворота сразу, но еще и проводил меня лично до нужного места! А теперь, видите ли, не вельможа!

Увы, но такова наша жизнь! Пока ты в силе и при власти, со всех сторон тебе оказываются почет и уважение, но стоит утратить былое влияние, как на тебя сразу же начинают презрительно посматривать свысока. Так что, как это ни обидно, но мне приходилось привыкать к своему новому положению.

Однако столь недружелюбный прием ничуть не смутил меня. Я отлично знал эту породу людей, а также мне был известен верный способ завоевать их расположение. Порывшись в кармане, я достал пару медных монет и протянул их сторожу.

– Ладно, черт с тобой, – тут же смягчился он. – Погоди, сейчас открою.

Погрохотав засовами, он приоткрыл створку ворот.

– Заходи, солдат. Постоялый двор найдешь прямо по дороге, возле колодца.

Не мешкая, я проскользнул в щель между створками, вежливо поблагодарил сторожа и пошел в указанном направлении. За спиной вновь послышался грохот засовов, а затем шаркающие шаги и уже знакомый скрип двери. Доблестный страж ворот отправился досматривать свои сны, столь бесцеремонно прерванные мною.

Колодец, благодаря возвышавшемуся над ним журавлю, я увидел сразу, да и постоялый двор перепутать с каким-либо другим сооружением тоже было сложно. Он представлял собой большой бревенчатый двухэтажный дом, вдоль главного фасада которого расположилась деревянная галерея, огороженная резными перилами. Само по себе сооружение казалось не слишком замысловатым, но посеревшее от времени дерево и искусная работа резчика придавали ему некий своеобразный шарм старины.

Судя по всему, на первом этаже располагалась харчевня, а второй был отдан под комнаты для постояльцев и жилье хозяев. За окнами, часто изрешеченными переплетами, кое-где тускло горел свет, а из кухни доносился до одурения аппетитный запах жаркого. Надо сказать, что к тому времени уже совсем стемнело, а потому свет в окнах зазывно манил меня к себе, обещая на предстоящую ночь тепло и уют. Ну а аромат еды предвещал еще и отменный горячий ужин.


Я миновал несколько ступенек и потянул на себя дверь. Моему взору предстало просторное полутемное помещение, уставленное грубо сколоченными столами. За ними сидели человек пятнадцать посетителей и вели неторопливую беседу. Скорее всего, большинство из них было местными жителями, и постоялый двор являл собой средоточие всей светской жизни мужской половины этого сельского захолустья.

Из тех, кто явно не принадлежал к обитателям Хагантаны, можно было выделить только огромного роста мужчину, одетого в белый плащ рыцарей ордена эонитов с рубинового цвета восьмиконечной звездой, вышитой на спине. Он сидел за отдельным столиком с юношей, а скорее даже мальчиком, которому на вид было лет пятнадцать. Возможно, мальчик был сыном рыцаря или каким-то близким родственником, но никак уж не слугой или оруженосцем. Одет он был так, как подобает юному отпрыску знатной фамилии – богато и по последней столичной моде.

Об этом ордене я знал не много. Каких-либо значимых воинских подвигов на счету эонитов не числилось, а все другие стороны их жизни меня мало интересовали. Появились они в империи лет десять тому назад, но как говорят некоторые знатоки, история ордена на самом деле насчитывала уже не одно столетие, и, несмотря на малую известность, он был несметно богат. В основном эониты занимались просветительской деятельностью, собирая под свои знамена всех тех, кто имел неодолимую тягу к знаниям.

Почему они выбрали для своих целей форму рыцарского ордена, для меня, честно говоря, оставалось загадкой, но в том, что сидевший за столом их представитель является именно воином, а не каким-нибудь книжным червем, посвятившем себя научным изысканиям, сомневаться не приходилось.

Появление незнакомца не осталось незамеченным, и полтора десятка пар любопытных глаз тут же изучающее уставились на меня. Поприветствовав всю честную компанию, я не спеша прошел к стойке, за которой, надо полагать, величественно восседал сам владелец этого заведения.

– Вечер Вам добрый, почтенный хозяин, – обратился я к нему. – Могу ли я снять у Вас комнату на денек-другой?

– Отчего же нет, – солидно ответил тот. – Комнат у меня в достатке, да и народу в это время года не так много.

– Прекрасно! – улыбнулся я. – А перекусить что-нибудь найдется? Да и выпить кружечку-другую эля я, если честно, тоже не отказался бы!

– Деньги имеются, так почему бы нет?

– Ну, за этим дело не станет.

Я достал два серебряных флорина и протянул их хозяину. За ночлег и ужин это была более чем приличная плата.

– Вот и славно, – кивнул головой хозяин и, протянув мне руку, представился: – Джекоб Гарвидж, владелец этого заведения. Наши оболтусы называют меня Старый Джекоб, а некоторые просто стариной Джеком.

– Йоран Йонсен, – ответил я. – Отставной капитан Даккерейского полка.

– А, как же! Слышал! – кивнул старина Джек. – Не слишком-то красиво с вами поступили. Даккерейцев уважали все порядочные люди Лоренваля, а вот бандиты и всякого рода разбойники сильно побаивались.

– Что поделаешь, – печально вздохнул я. – На все воля Его Величества.

– Что же, Йоран, идем, я покажу тебе твою комнату. Бросишь там свои вещички, а потом спускайся вниз. Что-нибудь соображу тебе на ужин.

Старина Джек произвел на меня приятное впечатление. Это был крупный мужчина лет пятидесяти-шестидесяти с солидным брюшком, заметно нависающим над поясом. Лицо у него было круглое, с пышными усами и добродушной улыбкой под ними, волосы седые и коротко остриженные.

Несмотря на то, что в Хагантане Гарвидж наверняка был самым состоятельным человеком, держался он просто, ничем не показывая своего превосходства над остальными. То, что хозяин первым представился мне, тоже говорило в его пользу. Да и сама харчевня выглядела чистенькой и весьма уютной. Скорее всего, семейство Гарвиджей владело этим постоялым двором не одно поколение, и каждая мелочь из хозяйственной утвари занимала свое, годами узаконенное место.


Мы поднялись на второй этаж, и старина Джек, порывшись в связке ключей, открыл мне дверь в небольшую комнату. Обстановка в ней была довольно скромная: топчан на козлах с набитым сеном тюфяком на нем, небольшая подушка и грубое шерстяное одеяло. Рядом с топчаном стоял высокий сундук, в который можно было сложить свои пожитки. Он же, по всей видимости, служил и столом. Из мебели имелась еще табуретка, а в углу возле двери висел медный рукомойник с деревянной бадьей под ним.

– Вот, владей! – скептически усмехнулся старина Джек. – На два дня все это богатство поступает в твое полное распоряжение!

– Шикарно! – в тон ему ответил я. – Ну, прямо императорский дворец!

– Дворец не дворец, а комната теплая, – улыбнулся Гарвидж. – Прямо под ней находится кухня, так что ночью уж точно не замерзнешь.

Он собрался уже уходить, но тут, неожиданно вспомнив правила хорошего тона, задал вопрос:

– Да, я ведь даже не спросил, может быть, ты хочешь, чтобы ужин тебе принесли сюда?

– Нет, лучше уж внизу, – ответил я. – Там хоть поговорить с кем-нибудь можно будет. А то за время пути я уже успел истосковаться по дружескому общению.

– Вот и славно! – обрадовался старина Джек. – А то завсегдатаи мои между собой все темы уже давно перетерли, так что им каждый новый человек, как подарок к празднику.

Напевая себе под нос какую-то незамысловатую песенку, Гарвидж вышел из комнаты. Я открыл сундук, бросил туда свою котомку и меч, после чего присел на тюфяк. Здесь действительно было тепло, можно даже сказать жарко, поэтому плащ я тоже снял и отправил его вслед за остальными пожитками. После нескольких дней, проведенных под открытым небом, даже такое убогое жилище показалось мне настоящим раем, и невольно подумалось, что неплохо бы задержаться здесь подольше, чем на пару дней. А что?! Местечко тихое, хозяин доброжелательный! Торопиться-то мне все равно некуда!

Посидев минут пять, я вышел в общий зал. Мне действительно хотелось скрасить этот вечер задушевной беседой, порасспросить о здешних местах, может быть получить какую-нибудь полезную для себя информацию, ну и порадовать местную публику свежими новостями, конечно, тоже. Рассказчиком я был неплохим, да и за годы службы занятных историй со мной произошло тоже немало.

За то время, пока я отсутствовал, внизу ничего не изменилось. Старина Джек занял свое законное место за стойкой, посетители не спеша потягивали эль, некоторые из них пыхтели короткими трубками, выпуская изо рта клубы вонючего дыма местного самосада. Я подошел к хозяину, и он, кивнув мне, предложил занять место за любым понравившимся столом. Мой выбор пал на тот, где было больше всего народу. По собственному опыту я знал, что там собирается самая общительная и разговорчивая публика.

– Присаживайся! – поприветствовал меня один из завсегдатаев. – Откуда путь держишь и куда?

Я представился и присел за общий стол. Беседа завязалась быстро и проходила весьма непринужденно. Мои рассказы о жизни Даккерейского полка пользовались большим успехом. Я заметил, что к ним прислушиваются не только мои соседи по столику, но и все прочие посетители харчевни, не исключая рыцаря-эонита и его юного спутника. Мальчик вообще смотрел на меня, не отрывая глаз, словно боялся пропустить хотя бы одно сказанное мной слово.

Пока шел разговор, в харчевню вошли трое развязных парней и вызывающе окинули взглядом зал. Один из них был невысокого роста, щуплый на вид и с чрезвычайно подвижной пластикой лица, из-за чего создавалось впечатление, что парень все время кривляется. Двое других напротив – высокие и широкоплечие, причем тот, что пошире и покрепче, был еще и орком. Я не обратил на вошедших особого внимания – мало ли кто заходит под вечер пропустить пару-другую кружек хмельного напитка, но вот мои сотоварищи по застолью как-то разом притихли и уткнулись носом в свои посудины, явно стараясь не привлекать к себе лишнего внимания.

– Что случилось? – тихо спросил я своего соседа справа, плотника по имени Боб.

– Это люди Черного Волка, – шепотом ответил тот. – Если уж заявились сюда на ночь глядя, то точно жди неприятностей!

Тем временем вся разухабистая троица подошла к Старому Джекобу, и мелкий кривляка пискливым фальцетом потребовал:

– Эй, старик! Налей-ка нам по кружке эля, да поживее! У нас с ребятами просто в глотке пересохло!

– Хочу напомнить, что вы еще не заплатили мне за вчерашнюю выпивку, – сухо ответил Гарвидж. – Да и три дня назад тоже угощались даром. Ты принес деньги, Уилл? За вами долг в пять флоринов.

– Брось жадничать, старик! – беззаботно рассмеялся кривляка. – Пять флоринов – это же такая мелочь!

– Мелочь не мелочь, а пока не рассчитаетесь по долгам, больше ничего не получите! – сурово отрезал старина Джек.

Мне понравилось, как он держался. Наглецов всегда надо ставить на место, и Гарвидж сделал это не грубо, но решительно.

– Я что-то не понял, эта старая крыса еще чем-то недовольна?! – грозно рявкнул орк, и его по-кошачьи зеленые глаза выкатились из орбит. – Да любой другой за счастье посчитал бы угостить выпивкой таких бравых парней, как мы!

Он подошел к стойке и своей когтистой лапой сгреб старину Джека за грудки.

– Вот что, старая развалина, я тебе скажу! Или ты наливаешь нам по пять кружек эля и платишь десять флоринов каждому за нанесенное оскорбление, или пеняй сам на себя!

Я молча встал из-за стола и подошел к стойке. Наглость этой троицы уже перешла всякие границы, а мне, капитану императорской гвардии, хотя и бывшему, не к лицу было стоять в стороне, когда негодяи обижают хорошего человека. Да и после моих рассказов о славном прошлом нужно было делом доказывать, что дух даккерейца из меня не выветрился, и мои героические байки не были бессовестными враками никчемного хвастунишки.

– Вот что, парни! – пока еще миролюбивым тоном сказал я. – Шли бы вы отсюда подобру-поздорову!

Орк отпустил старину Джека, повернулся и с недоумением уставился на меня своими выкаченными глазами.

– Это еще что за заступник такой выискался?! – криво усмехнулся он. – Хочешь драки?!

– Нет, – спокойно ответил я. – Просто хочу, чтобы ты убрался отсюда.

Морда орка исказилась яростью. Он судорожно сжал кулак и замахнулся на меня. Спору нет, орки народ в потасовке крепкий, но вот только не слишком-то поворотливый. Мне не составило особого труда уклониться от его сокрушительного удара, направленного прямо в голову, а затем молниеносно провести ответный, ногой в солнечное сплетение. Мой противник охнул и согнулся пополам. Схватив со стойки увесистую кружку, я с силой отоварил его ею по загривку. Кружка разлетелась вдребезги, орк рухнул на колени, а затем растянулся на полу. Одного я уже выключил из драки, но оставались еще двое.

Второй здоровяк, белобрысый детина лет двадцати, бросился на меня, мелкий кривляка выхватил нож. Они, как видно, еще не поняли, что имеют дело не с каким-нибудь трактирным забиякой, а с настоящим воином. Белобрысого я встретил коротким ударом кулака, раздробившим ему переносицу. Он взревел от боли и схватился руками за лицо, размазывая по щекам кровавые сопли. Этот только с виду был грозен, а на деле оказался сосунок сосунком.

Оставался еще мелкий с ножом, самый отвратительный и наглый из всей компании. Его я оставил себе на десерт. Он заметно трусил, оказавшись со мной один на один, все время пятился, но ножиком махал исправно, изображая из себя завзятого бойца. Я загнал его в угол, отобрал опасную игрушку, а затем, схватив за шиворот, подтащил к стойке. Завсегдатаи дядюшки Джекоба, до этого молча наблюдавшие за творимой мной расправой, теперь восхищенно загалдели. Где же вы раньше-то были, соколы мои родные?! Вас же гораздо больше, чем этих негодяев! Да и как показала практика, не такие уж они и страшные!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7