Александр Долинин.

Земля лишних. Прочная нить



скачать книгу бесплатно

– Вы воспользовались этим билетом?

– Ну да, как иначе меня в самолет пустили бы?

– Что у вас в рюкзаке? Есть оружие, наркотики?

– Я несколько часов как с самолета, лейтенант. Если б у меня в рюкзаке было то, что вы сейчас назвали, – со мной беседовали бы сейчас совсем другие люди, и не здесь.

– Вы правы, мистер. Мы проверили бумаги, оказавшиеся в контейнере вместе с товаром. Вашей фамилии там нет, – продолжал лейтенант. – На наших «Воротах» технических сбоев сегодня не было, система работает, но грузы уже не принимаем из-за «мерцания» канала. Забыл вам сказать – все работает только в одну сторону, отправить вас назад – не получится. Разве только телефонный звонок можно организовать, если денег у вас хватит.

Ага, сейчас… Я что, выгляжу как скучающий миллионер на отдыхе?

Пальцы рук предательски задрожали. Я потер лицо и попросил еще воды – ощущение было совершенно похмельное. Даже встать со стула сейчас было бы непосильной задачей.

– Значит, давайте сделаем так: вы дадите подписку о неразглашении обстоятельств вашего появления на Базе «Россия», а мы поможем вам устроиться на новом месте…

– А как же охрана базы, они-то в курсе, по крайней мере те, кто стоял с той стороны?

– Если они только откроют рот и скажут хоть слово на эту тему – через час будут собирать вещи, через два отправятся на новое место назначения. Будут гонять бандитов по окраинам местной цивилизации, без права вернуться в более-менее крупные города.

– Жестко тут у вас…

– Иначе нельзя, дисциплина должна быть железной.

– Хорошо, а что со мной будет дальше?

– Всем проходящим по программе как «Вынужденные переселенцы» выдается пособие – одна тысяча экю. Вам будет оформлено местное удостоверение личности – так называемый ID (ай-ди)…

– А, теперь понял, что они у меня спрашивали…

– …Также мы дадим вам возможность добраться до Порто-Франко на поезде. А дальше – устраивайтесь сами, нянек рядом не будет.

– Хорошо, давайте договор, где тут у вас кровью расписаться нужно…

Прямо как в приключенческой книжке, я ведь много читал о подобных ситуациях…

– А неужели на Старой Земле никто не замечает массовой миграции? И никакие слухи не возникают?

Лейтенант ответил вопросом:

– Где умный человек спрячет лист?

– Всем известно – в лесу!

– А хитрый?

Немного подумав, я ответил:

– Наверное, в коллекции…

– Совершенно верно! Достаточно будет написать несколько фантастических романов, описывающих перемещение в параллельный мир, и все! Даже если кто-то и услышит об этом, то решит, что ему просто пересказывают очередную только что прочитанную книгу.

– И фильмов на эту тему тоже много…

– Вы правильно уловили суть дела. Все это относится к операциям прикрытия. Надеюсь, вы не будете ни с кем делиться своими выводами?

– А зачем? Все равно это ничего не изменит…

– Я рассчитываю на ваше благоразумие. Умный человек с хорошей специальностью здесь не пропадет.

Так что устраивайтесь, живите… И удачи вам!

– Спасибо, только сейчас я не очень верю, что она вообще есть…

* * *

Меня препроводили к официально улыбающейся девушке, она представилась, но ее имени я не запомнил, в голове непрерывно вертелось «…возврата нет… возврата нет…». Она быстро сфотографировала меня на фоне висящего здесь же на стене квадратного куска матового пластика и спросила: какое имя и фамилию я хотел бы получить здесь?

– А что, старые не подходят?

– Нет, просто здесь Новая Земля, многие хотят начать здесь жизнь «с чистого листа» и берут себе новые имена и фамилии.

– Тогда пусть будет Алекс Добрин – чем короче, тем лучше, а то будут постоянно перевирать, как предыдущую…

Через несколько минут у меня в руках оказался пластиковый прямоугольник с моей фотографией, очень напоминающий пропуск для проезда на закрытые объекты староземельного полигона. Свой российский паспорт я решил оставить – мало ли что, «случаи, они разные бывают…».

Девушка потрогала меня за рукав рубашки (я уже успел быстро переодеться в туалете, так как в куртке и свитере рисковал получить тепловой удар), и я понял, что она о чем-то меня спрашивает.

– Что, простите?

– У вас есть оружие?

– Конечно, нет. А что, здесь его можно взять?

– Ну, не «взять», а купить. На Новой Земле от наличия оружия в руках и умения им пользоваться будет зависеть, как долго вы останетесь в живых. На ваш счет уже зачислена одна тысяча экю. Если у вас есть деньги, лучше поменяйте их здесь на базе – в других местах Новой Земли их нигде не принимают. Многие поселенцы тратят значительные суммы на оружие, но вам я бы порекомендовала внимательнее относиться к выбору, чтобы потом не пожалеть.

– А где оно тут у вас?

– Рядом, в арсенале, – она показала рукой направление. – Если хотите, можем пойти туда прямо сейчас – все равно канал сильно «мерцает», и на сегодня работы не будет.

После нескольких ритуальных прививок от кучи неведомых напастей я почувствовал себя подопытным кроликом, на котором испытывают вакцину от неизлечимой болезни, причем не в первый раз. Но желание покрутить в руках стреляющее железо оказалось сильнее, чем неприятные ощущения от лекарств, и мы пошли в магазин детской мечты, который здесь почему-то называли словом «Арсенал».

Хотя не все мечты сбываются, как и не все йогурты одинаково полезны. Ценники откровенно повергали в уныние – несчастная тысяча экю никак не могла растянуться до бесконечности, как обычный человек не смог бы напоить вином из одного кувшина целую толпу жаж– дущих.

Чувствуя себя маленьким ребенком, который потерял маму с толстым кошельком в гипермаркете, торгующем игрушками, я бродил между стоек. Девушка присела на стул за стойкой и стала в очередной раз перелистывать какой-то изрядно потертый дамский журнал со Старой Земли.

Руки пришлось держать за спиной, чтобы не лезть ими куда не надо и ненароком не сковырнуть со стеллажей дорогое железо – после сильного отравления усыпляющим газом вестибулярный аппарат заметно сбоил, и меня ощутимо пошатывало, а принятые лекарства вызывали озноб и тошноту. Хотелось просто заползти куда-нибудь в темный угол, укрыться одеялом с головой, как в детстве, и чтобы утром все оказалось так, как было раньше. Но стойкий запах оружейной смазки постоянно возвращал меня к текущему моменту.

Я трезво оценивал свои возможности. Брать снайперскую винтовку пока смысла нет – не то зрение, стрелять дальше 300 метров я не пробовал никогда. Правда, разок удалось съездить на стрельбище со знакомыми, пострелять из «Сайги» 7,62х39. На расстоянии около 300 метров с открытого прицела я попал в цель три раза из трех, стреляя по самодельной грудной мишени. Понятно, что по войсковым требованиям мишени и дистанции должны быть другими, но тогда меня это мало волновало, важен был сам факт: «Могу!»

Ясно, нужен автомат. Тогда выбор однозначен – хочу знакомый еще со школьных уроков НВП (Начальной Военной Подготовки) «калаш»! Порядок сборки и разборки за годы успел отложиться в самые глубинные участки памяти, так что проблем быть не должно. Ценник, где ценник… 550 экю – охренеть!.. Захотелось ляпнуть что-то вроде «Девушка, давайте я вам прямо тут и сейчас на столе вприсядку спляшу, а вы мне пару сотен с цены автомата скинете!..» Но когда я повернулся к столу, дурацкая шутка застряла комком в горле.

С самого края в ряду «калашей» стояла пара довольно потертых экземпляров, на ценниках стояло «450».

– А что с этими не так?

– Видите, они не с резервного хранения, ими успели попользоваться, и они заметно утратили «товарный вид». Но наши специалисты проверили их в тире – стволы хорошие, автоматика работает отлично.

– Хорошо, тогда давайте вот этот… И патронов сотню.

– Пистолет выбрать не хотите?

Я вспомнил о том, что кроме оружия мне понадобятся еще продукты и жилье, и отрицательно покачал головой:

– Нет, буду умело действовать штыком и прикладом!

В армии она не служила и Уставов не читала, поэтому шутку оценить не смогла. Но оружейная сумка среднего размера «на халяву» мне все-таки перепала – видимо, она что-то знала о том, как я появился на Базе, поэтому стремилась как можно скорее от меня отделаться. Ничем другим я объяснить ее щедрость не мог, если только она не питает тайных симпатий к начинающим лысеть мужикам в очках…

С рюкзаком и опечатанной в арсенале сумкой я вышел на улицу. Снаружи было весьма жарко, и солнце сильно слепило даже через фотохромные линзы. Пришлось снова лезть в один из карманов рюкзака и доставать страйкбольные очки (уцелевшие благодаря жесткому чехлу) – китайскую «копию» изделия фирмы ESS с установленным темным стеклом. Что мне в них нравилось – так это наличие вставки под диоптрические линзы. Сейчас все окружающее нужно видеть четко и без рези в глазах…

* * *

Орден делает вид, что совершенно ни при чем. Почему-то я этому лейтенанту верю. Никому абсолютно не нужен геморрой с какими-то «левыми» контейнерами и возникшими из ниоткуда «русскими туристами». На этом денег не заработаешь, от этого одни проблемы, а проблем никто не хочет.

Нет, ребята, за что-то на меня Вселенная очень рассердилась…

* * *

Когда я шел на станцию, машинально пиная камешки, попадавшиеся под ноги, меня прямо-таки раздирали противоречивые чувства. Новый мир – это, конечно, хорошо, но другие переселенцы сюда сами ехали, готовились заранее как-то… Наверное, денег побольше накопили, имущество нужное собрали… А тут – сунули в зубы тысячу экю (от которой уже осталось меньше половины), выдали местный документ и дали пинка под зад. Да фиг с ними, где наша не пропадала! Придется на себе проверить рассказы о том, что мои соотечественники могут выжить в любых условиях.

По дороге мне встретился тот самый орденец, который отвозил меня на военном «Хамвике» с контейнерной площадки в офис. Он спросил меня (на русском языке, что интересно):

– Куда идете, на поезд? До него еще два часа.

– А что мне тут делать? Посижу на станции, расспрошу, где в городе можно поселиться незадорого…

– Сразу могу сказать: в северо-западные районы лучше только ходить развлекаться, с той стороны все «красные фонари» расположены. Жить лучше в других местах.

– Хотя бы примерно можете сказать, что там и где?

– Чем ближе к берегу и дальше от порта – тем жилье дороже. Хотя, многое зависит от самого дома, а не только от его расположения. В южном районе можно снять комнату подешевле.

– Сами там жили где-нибудь? – решил я уточнить.

– Нет, только в придорожных мотелях ненадолго останавливался. Но у меня в Порто-Франко есть дальняя родственница, у нее большой дом, в котором она сдает комнаты. Если не пугает жизнь «гостиничного» типа, то можете поселиться там.

– А что она за человек? Не сильно вредная и страшная? – тут мы оба посмеялись от души.

– Нет, она на актрису очень похожа, которая вместе со Сталлоне снималась.

– Это на ту старушенцию из фильма «Стой, а то мамочка будет стрелять!», что ли? – ужаснулся я.

Сержант засмеялся так, что у него на глазах выступили слезы.

– Нет, на молодую, из «Разрушителя»… – сумел он выговорить в конце концов.

У меня немного отлегло от сердца. Хотя, неизвестно еще, что лучше… Сержант написал адрес на обороте визитки, которую тут же протянул мне:

– Если решите зайти, можете передать ей привет от родственника.

Мы пожали друг другу руки, и я с немного улучшившимся настроением пошел на станцию. Есть и в Ордене нормальные люди, оказывается! Теперь можно будет в дороге не донимать соседей по вагону глупыми вопросами, а спокойно таращиться в окно на здешнюю природу. Почему-то мне кажется, что первоначальное знакомство с местной живностью лучше осуществлять с максимально возможного расстояния. Желательно через прицел, установленный на чем-нибудь крупнокалиберном…


24 число 2 месяца 23 года, вечер. Территория под протекторатом Ордена, г. Порто-Франко

Выйдя из вагона поезда, я подошел к большому щиту у стены вокзала, на котором была нарисована весьма подробная карта города. Что там мне написал этот дружелюбный сержант? Так, улица, где она тут… А, внизу слева… Это что, мне через весь город туда тащиться теперь, что ли? Хотя по размерам далеко не Москва все-таки, доберусь к обеду. Ага, только вот с обедом-то пока ни фига не ясно… Ладно, разберемся.

Выдохнув, как перед прыжком в ледяную воду, я пошел к выходу в город. Здравствуй, новая жизнь, только слишком сильно меня не пинай, очень прошу…

А ничего так городок, не особенно большой, но и не маленький. Здания в основном одноэтажные, в центре довольно часто попадаются и с двумя этажами, но это все большей частью какие-то конторы, что ли. Так, это центральная площадь, как я понимаю… Ну и куда мне поворачивать? Таблички на домах есть, названия улиц вижу… Значит, сюда!

Через пятнадцать минут неторопливой ходьбы я подошел к перекрестку и увидел в конце улицы не очень длинное двухэтажное здание, которое чем-то напоминало декорацию из фильмов о временах Дикого Запада. Судя по всему, это и есть та самая гостиница, которая мне нужна.

Вблизи стало хорошо заметно, что дом нуждается как минимум в косметическом ремонте – местами доски облицовки были покороблены, краска довольно сильно потрескалась, а местами вообще облупилась. Но, несмотря на это, гостиница выглядела ухоженной – по крайней мере стекла в окнах были чистыми, без слоя пыли.


Хозяйка дома оказалась женщиной неоднозначной, как ни посмотри. На вид ей было примерно лет тридцать – тридцать пять, и на обложке модного журнала вряд ли захотели бы поместить ее фотографию. Нет, она не была дурнушкой, просто жесткое выражение глаз не очень подходило для фотомодели. С прической явно особо не заморачивалась – просто небрежно стянула рыжеватые (крашеные, что ли?.. странно, у корней вроде светлее…) волосы в «хвост» сзади, и все. Одета миссис была очень просто – разноцветная бесформенная блузка-«сеточка», максимально скрадывающая очертания всего, что под ней было, светлые просторные брюки и легкие сандалии. И сейчас она мне напоминала Сандру Буллок не в фильме «Разрушитель», а в роли персонажа из самого начала фильма «Мисс Конгениальность» (кто смотрел фильм, тот поймет, что я имею в виду). Наверное, потому, что выглядела какой-то неухоженной, что ли…

– Миссис Смит, – представилась она, когда я постучал в дверь с надписью «Управляющий». – Что вам угодно?

– Меня просили передать вам привет, – с этими словами я протянул ей визитную карточку, которую дал мне сержант. – Ваш родственник сказал мне, что вы можете помочь с недорогим жильем…

– Совершенно верно, он вас не обманул. Жилье в этом доме действительно недорогое, практически по цене «коек для беженцев».

– А с чем это связано? Очень опасный район?

– Нет, преступность здесь маленькая. Просто добираться до работы далеко, комнаты небольшие, ванны нет, только душ, кухни тоже нет – только маленькая СВЧ-печка.

– Можно посмотреть?

– Да, пойдемте.

(Удивительно, но мой корявый английский она понимала очень хорошо. Наверное, у нее бывали постояльцы, разговаривавшие еще хуже меня…)

В этот момент из двери степенно вышел большой кот, внимательно посмотрел на меня, затем мимоходом с силой потерся о мои ноги, громко мявкнул и пошел дальше по своим неотложным делам, бодро подняв хвост кверху. Хозяйка удивленно приподняла брови, но ничего не сказала, и мы с ней пошли смотреть потенциальное жилье.

Комната на первом этаже оказалась действительно «небольшой». Она напоминала однокомнатную «хрущевку», заметно ужатую по ширине. Ну, вы знаете – где окно на балкон соседствует с дверью на него же. Только вместо балкона была дощатая веранда, которую отгораживал от улицы барьер из вертикальных, установленных «наискосок» досок. По верху барьера, на высоте чуть ниже груди, шли широкие перила. В конце веранды, на углу дома, виднелась лестница на второй этаж.

– Здесь не очень хорошая звукоизоляция между этажами, но сейчас над вашей комнатой никто не живет.

– Ясно. Скажите, а как здание защищено от молний?

Она удивленно посмотрела на меня.

– Вы что, боитесь грозы?

– Да, после прочтения «Мертвой зоны» Стивена Кинга.

– «Громоотвод» располагается с другого конца здания. А вообще-то, здесь в городе еще не было пожаров от удара молнии.

– Спасибо, вы меня успокоили…

(На самом деле меня интересовало, как далеко от моей комнаты будут расположены массивные и/или протяженные металлические предметы. Зачем? Это будет ясно позже.)

В противоположной от двери стене была дверь в «совмещенный санузел». Все как обычно – душ с неглубоким квадратным поддоном, занавеска из полиэтилена и белый пьедестал. Да, еще раковина с одиноким водопроводным краном.

– Вода идет только холодная.

– Не страшно, бывало и похуже.

Еще в комнатушке были небольшой столик возле окна и табуретка под ним. Над столиком – пара стандартных электрических розеток и переходники под «плоские» и «круглые» штырьки на вилках, вот за это – отдельное спасибо, даже не мечтал. Вполне царские условия.

– Хорошо, договорились. Когда можно заселяться?

– Да хоть сейчас. Только непременное условие: никаких пьянок и девиц, для этого в городе есть специальные заведения.

– Хорошо, миссис Смит, это условие меня устраивает больше всего…


23 число 3 месяца 23 года, вечер. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко

В Порто-Франко у меня есть друг.

Ну, «друг» – это условно. Не знаю, кем он считает меня. У него свой образ мыслей – потому что это вообще не человек. Он – кот.

Я дружу с котом хозяйки дома, в котором и снимаю свою «каморку под лестницей». Жилье обходится неприлично дешево, потому что район далек от центрального и многие дома здесь больше напоминают бараки. Но, как ни странно, везде очень чисто, нет перевернутых мусорных баков на улице, никто не бросает окурки мимо урн – просто тут не курят на ходу. Да и тихо здесь…

Так как мусорные баки закрываются крышками, кот не может добраться до кухонных отходов, чем он очень недоволен. Но все равно он каждый день упорно обходит эти баки кругом, не теряя надежду наконец узнать, что же там есть внутри потенциально вкусного.

Хозяйка кормит его по расписанию, взвешивая порцию на маленьких весах, которые выносит и ставит на подоконник. Экспериментирует со «здоровым образом жизни», что ли? Но кот – это вам не лабораторная крыса, посаженная в клетку, он послушно съедает то, что ему положили в миску, благодарно трется о ноги хозяйки и тут же уходит искать добавку.

Еще бы – здоровенному котяре серо-коричневого «камуфляжного» окраса явно не хватает калорий на поддержание габаритов своей мощной фигуры. Поэтому он ловит все, что шевелится, и не спеша поедает. Если попавшаяся на зуб живность окажется для хищника недостаточно аппетитной, то он приносит ее к хозяйским дверям – для отчетности, так сказать. Раздается привычное взвизгивание хозяйки – пугливая она у нас (и при этом довольно громкоголосая), затем она благодарит своего верного котика и уносит добычу на совке в мусорный бак, держа совок на вытянутых руках. Потом, естественно, котику выделяется внеплановый кусочек чего-то (по мнению хозяйки) вкусного. Кошак опять трется о ногу хозяйки и с чувством выполненного долга идет по своим делам. Но нужно отметить, что мелкая живность рядом с домом практически не попадается – кот бдит, выполняя роль этакой четвероногой санэпидстанции. Ядовитых насекомых он не трогает, да они сюда и не часто заползают – травы нет, спрятаться негде.

Хозяйка зовет его Fluffy (Пушок), я зову его Васькой, а он делает вид, что откликается. Коты, они такие… сами по себе. Хотя что-то он все равно чувствует. Почему-то он решил сразу проявить свою благосклонность ко мне, чем изрядно удивил хозяйку. Неужели я первый постоялец, на которого кот решил обратить внимание?..

Когда вечерами сижу на веранде, он тихо подходит и садится рядом. Мурчать не мурчит, даже если его гладишь. Но почему-то любит прислоняться к моему боку, как будто греется, хотя на улице сейчас далеко за плюс тридцать по Цельсию. Я даю ему то кусочек сыра, то отрезок колбасы – он не отказывается и аккуратно начинает есть. На Новой Земле еще не начали добавлять в колбасу всякую гадость вроде консервантов и красителей, поэтому, хотя срок хранения и меньше, она кажется гораздо вкуснее староземельной.

А еще у кота есть навыки разведчика-диверсанта. Не верите? Я и сам обалдел…

Мы с ним очень не любим соседа из дома напротив. Сосед – поляк (по крайней мере, приехал сюда из староземельной Польши). Раньше служил клерком в банке, но потом что-то там случилось, и больше он с деньгами не работает. Сейчас перебирает бумажки в одной из многочисленных контор, занимающихся поставками. Как ни крутится, подняться на прежнюю высоту соседу не удается, поэтому хорошего настроения у него не бывает никогда. Обо всем этом мне «по секрету» поведала громкоголосая хозяйка дома, которая знала, кажется, все и обо всех живущих на этой небольшой улочке на окраине Порто-Франко. К тому же около дома поляка периодически появлялись довольно мутные личности, портреты которых так и хотелось поместить в галерею Ломброзо как яркие примеры правоты его теории.

Я однажды сдуру попытался с ним поздороваться по-русски – все же славянин, как-никак. И тут же нарвался на шипение «Пся крев, курва рядяньска..» и перекошенное в гримасе ненависти лицо. Желание продолжать знакомство мгновенно испарилось…


Кот пару раз не успел убраться у него с дороги, и сосед не преминул придать ему должное ускорение с помощью пинка. Если бы он знал, на что себя обрекает!..

Вскоре его крыльцо стало источать специфическое благоухание. Кто когда-либо держал котов дома, тот знает, о чем я говорю. (Весна, март, кошачьи песни, если не выпускать на улицу – то ай-яй-яй…) Честное слово – я здесь был ни при чем, кот старался за нас двоих.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8