Александр Долинин.

Земля лишних. Прочная нить



скачать книгу бесплатно

Когда я вошел в гараж через слегка приоткрытые ворота, то увидел двух парней, которые с помощью кувалды и какой-то матери пытались выправить погнутую деталь квада. Квадроцикл выглядел так, будто долго кувыркался с горы или по нему пробежало стадо местных травоядных. Но на изрядно помятых крыльях все-таки были заметны остатки «художественной росписи», что со стороны выглядело как несколько изжеванных голодными бегемотами жостовских подносов.

– Привет, парни! – поздоровался я.

– И тебе не хворать, – ответил тот, который был без кувалды. – Что хотел-то?

– Да мне бы машину перекрасить, ну и переделать чуток. А то заметная слишком…

– В аварию попал? Какая машина-то?

– Нет, по личным причинам… Машина – на улице у ворот, джип «Рэнглер».

– Ну, так загоняй вон туда – в левый угол, там место как раз свободно.

– Так я того… вожу плохо… может, сами поставите, а то сверну тут чего-нибудь?

Парни переглянулись.

– А откуда тогда у тебя машина-то, гражданин хороший?

– Тут все чисто, можете не волноваться. В представительстве Ордена уже все проверили, претензий нет.

– «Трофейная», что ли?

– Да вроде того. Ладно, давайте ее сюда загоним, потом объясню.

Джип аккуратно поставили в гараж, и мне пришлось вкратце объяснить парням – Олегу и Володе, как этот «Рэнглер» попал ко мне в собственность. Конечно, пришлось попросить их не особо распространяться среди остальных клиентов и знакомых ни обо мне, ни о машине. Парни все поняли правильно, поэтому в дальнейшем этой темы в разговоре уже не затрагивали.


Мои пожелания были простые: снять этот навороченный проигрыватель с колонками (особенно удивил здоровенный сабвуфер позади сидений – рогачей в саванне они им пугать собирались, что ли?), заменить все «блестящие» детали на обычные, перекрасить в матовый «пустынный» камуфляж, ну или какой-нибудь, подходящий для местного песка с выгоревшей травой, подобрать съемный «верх» в тон основной окраске. Короче говоря, ничего особо сложного. Вова сказал, что эта модель довольно распространена среди новичков, поэтому с запчастями проблем не будет. Правда, вариант бензиновый и жрет много, движок надо бы поменять на дизель, но его нужно заказывать, а это быстро и дешево не получится.

Удалось даже договориться о зачете стоимости «блестяшек», поэтому договорились на три сотни экю. Ну, и за дополнительную плату – проверка основных для любой машины узлов, начиная с двигателя. Слишком много я слышал историй, когда из-за пустяковой поломки люди не смогли вовремя добраться до надежного места или опаздывали на помощь к кому-то. Финал часто оказывался печален…

Как выяснилось, чинить квад им было не к спеху – следующие гонки «400 километров Порто-Франко» будут почти в конце сухого сезона. Поэтому они решили не откладывать перекраску машины на потом, а сразу начали снимать с нее все «ненужное». Я попросил у них разрешения посидеть в уголке, перевести дух, как говорится. Они были не против, но предупредили, что в процессе бывает шумно.

Но меня, как прослужившего в армии довольно долго, такая ерунда не пугала, поэтому я пристроился в конторке за столиком и начал перебирать мелочовку, оставшуюся от предыдущих хозяев «Рэнглера».

Перебирать, собственно, было особенно нечего. Фотографии с карты памяти я удалил – мне такое как-то без надобности, пусть фрау следователь их в дело подшивает, если очень надо. Радиостанций у них не было, сотовых телефонов – тоже. Ну да, только прибыли, с кем им болтать-то? А между собой поговорить и так могут. Могли, в смысле…

Заинтересовал брелок от камеры хранения в мотеле. Так, «Арарат»… Место довольно известное, держит его какой-то армянин. Насколько я слышал раньше – люди там селятся самые обычные, лишь бы денег на проживание хватало. Ну и ладно, познакомимся поближе с хозяином…

Идти пешком по жаре очень не хотелось, поэтому пришлось обратиться к одному из парней с просьбой подвезти до «Арарата». Мастера тут же решили, что на сегодня им работать много не нужно, только подготовить машину к покраске, и примерно через полчаса они будут готовы подвезти меня до мотеля, заодно там и поужинаем. Типа, «надо бы обмыть приобретение, на удачу». Кстати, а что, уже вечер? Что-то я задумался… даже, оказывается, задремал. День сегодня получился такой, насыщенный событиями. И есть уже хотелось не из вежливости, а на самом деле.

Закинул свои сумки в кузов автосервисовского пикапа и залез в кабину к работникам. Оказалось, что они не просто работники, а хозяева этой мастерской. Разбитый квад принадлежит их подруге, которая немного увлеклась на тренировочном заезде и вылетела с трассы. Хорошо хоть, успела спрыгнуть с него в сторону до того, как квадроцикл скатился с каменной осыпи. Синяки пройдут довольно скоро, а вот квад проще собрать новый, чем этот отремонтировать…

Хозяином оказался мужчина весьма внушительных размеров – в смысле толщины, а не роста. Выслушав мой вопрос относительно наличия свободного номера, он ответил:

– Сейчас уже есть, утром несколько номеров освободилось, переселенцы выехали. Целый день после них порядок наводили, вай!

– Почем номер-то?

– За десять экю – номер с душем, за пятнадцать – номер с ванной. Раньше были номера только за пятнадцать, сейчас сделали несколько по червонцу, они меньше по размеру, но для одного человека – в самый раз.

– Давайте за десятку, душем обойдусь, не барин…

Разговор о брелке с ключом и жетоне из камеры хранения я решил отложить на попозже, когда будет поменьше народу и хозяину не нужно будет ежеминутно отвлекаться на приветствия знакомых и прием заказов.

Ребята уже сидели за столом, когда я подошел к ним и сказал, что подойду минут через пять-десять – нужно умыться и переодеться.

Наскоро ополоснувшись в душе, достал из рюкзака запасную футболку и более-менее цивильные штаны. Хорошо, ткань там не особо мнущаяся. Да и вечереет уже, кто меня там разглядывать будет? Успокоив себя таким образом, пошел ужинать.

Ужин прошел «в спокойной и дружественной обстановке», как когда-то говорили по телевизору. Личных дел не касались, обсуждали машины, особенности их эксплуатации в местных тяжелых климатических условиях, а также – как пристрастия владельца отображаются на внешнем облике его машины, ну и прочие очень важные темы. Когда почти все было съедено, к столу подлетела – иначе не скажешь – весьма симпатичная девушка и что-то затараторила по-испански. Все было понятно и без перевода: она выражала недовольство тем, что они тут, понимаешь, расселись, жрут, а квад стоит в гараже весь такой разобранный, там и «конь не валялся»…

Выпалив свою гневную тираду, она наконец соизволила обратить внимание на меня и раздраженно поздоровалась:

– Буенос диас!

– Добрый день, – ответил я с улыбкой. – Не сердитесь на ребят, я попросил их помочь с джипом, есть срочные дела, а без машины – никак…

– Ладно, на сегодня я их прощаю, если вы просите, – ответила она, убрав с лица свирепое выражение, для последующего использования при необходимости.

Это и была владелица разбитого квадроцикла – Инес «Пепита» Альварец, та самая неистовая гонщица. На прошлых соревнованиях она пришла второй из-за каких-то проблем на трассе, но не особо огорчилась. А вот тренировочный процесс пришлось прервать из-за аварии, вот Инес и ходит в расстроенных чувствах, и вернуть ей хорошее настроение может только вид полностью исправного квада. Ну или хотя бы небольшая гулянка в хорошей компании…

* * *

Пришло время поговорить с хозяином отеля. Специалистом в области шпионской деятельности я не был ни по образованию, ни по хобби, а знания о ней исчерпывались несколькими анекдотами о штандартенфюрере Штирлице. Прочитанные лет тридцать назад произведения Богомила Райнова практически ничего, кроме фамилии автора, в памяти не оставили. (Тогда они мне показались слишком уж «депресняковыми», и желания перечитывать как-то не возникло.) Поэтому вилять не стал, а в лоб задал вопрос:

– У вас останавливались два парня на красном джипе?

– Да, были такие, заехали недавно. Вчера незадолго до обеда поехали в саванну – как они сказали, «на природу». До сих пор еще не вернулись, хотя заплатили за неделю вперед.

– Могу вас огорчить – они уже не вернутся. Вот вам ключ от их номера.

– А что с ними могло случиться? Постояльцы мне сказали, что далеко от города уезжать не собираются. Крупных хищников тут вблизи нет – повыбили, стада уже давно мимо прошли, банд тоже рядом не замечали…

– Змея укусила одного, потом и второму не повезло.

– А вы-то откуда знаете?

– Так это я их и нашел. Если нужны подробности – можете спросить фрау Ирму, знаете такую? (Наверное, не очень хорошо использовать госпожу дойче полицайку вместо «пугала», но пару раз – можно…)

– Знаю, конечно, поэтому и спрашивать не буду…

– Просьба – если о них будут спрашивать, скажите то же самое, что и мне: «Уехали в саванну, до сих пор не вернулись, джипа их с тех пор не видел».

– Хорошо, мне проблемы не нужны, да и врать не придется – все чистая правда, – несколько напряженно улыбнулся он.

– Кстати, они у вас в сейфе камеры хранения ничего не оставляли? А то вот брелок с ключом у них на стоянке нашелся.

– Оставляли сумку большую, оружейную, не в нашем городе опечатанную. Скорее всего, как в ворота на базе Ордена прошли – с тех пор и не открывали.

– Если мне Орден разрешил забрать их имущество, можно и сумку «прихватизировать»? Прежние владельцы претензий уже точно предъявлять не будут, – спросил я.

– Хорошо, давайте жетон, сейчас принесу сумку, – ответил хозяин.

Сумка была длиной около метра и довольно тяжелой, внутри лежало что-то металлическое, тихо звякнувшее, когда ее поставили на пол. Я поблагодарил его и потащил доставшийся хабар к себе в номер. В номере взял еще другую сумку – с автоматом и дробовиком – и пошел к оружейному магазину. Продавец, усатый толстяк, согласился осмотреть дробовик, который я решил продать. Он сноровисто раскидал «Ремингтон» на составные части и начал придирчиво осматривать внутренности ружья под большим увеличительным стеклом с мощной подсветкой. Ну а я решил без помех покопаться в сумке, полученной из сейфа.

Так, что покажет вскрытие? А вскрытие показало, что не все так просто… «Любитель природы», державший в машине дробовик с «экологически чистой» дробью, хранил в сейфе винтовку СВДС с простым, но надежным прицелом ПСО-1. (Это кстати – на автомате есть крепление под ночной прицел, и на дальности метров до 200 можно особо не заморачиваться поправками на разные патроны и стволы, хотя проверить придется.) Винтовка была какого-то обновленного варианта: крепление под сошки, нестандартно выглядевший ствол… О снайперке заботились – следов ржавчины, больших царапин не было. Хотя сразу заметно, что периодически ее использовали по назначению – на углах металлических частей воронение потерлось, хотя и не «насквозь». Наглазник на прицеле – вполне новый. Патроны в сумке присутствовали, но не простые, а «целевые» – по крайней мере, на коробках, запечатанных голографическими наклейками, стояло «Match». Интересно, по каким мишеням из тебя стреляли-то, а? Случайно, не «бегущий кабан» – пардон, «идущий банкир»?.. Хотя на них предпочитают охотиться с другими винтовками, по крайней мере в кино. Физиогномика, проведенная по карточкам на ай-ди бывших владельцев, вряд ли дала бы ответ на этот вопрос. А вот с возможными друзьями этих «голубков» встречаться не хочется совершенно. Отвечать на мои вопросы они вряд ли станут, а вот спрашивать меня с пристрастием – весьма возможно.

Во внутреннем кармане сумки лежала пара пачек патронов 9 х 19 Luger. Блин, а пистолета-то в вещах я не видел, в бардачке его точно не было, и рядом с телами тоже. Непонятно, зачем нужны патроны без пистолета? На всякий случай?

Кроме винтовки и патронов в карманах сумки лежали набор для чистки, не очень большой обрезиненный китайский бинокль 10 х 50 (написано, что «герметичный»…), с угломерными делениями в правом «глазу» и лазерный дальномер. Самое интересное – обнаружилась «дополнительная комплектация» – труба глушителя и здоровенный пламегаситель. Прямо-таки набор юного киллера какой-то… Я бросил быстрый взгляд в сторону продавца – он продолжал ковыряться с деталями дробовика и в мою сторону не смотрел.

Что я знаю об этом? Да кто мне рассказывать-то будет? Ну, кино смотрел, книги читал. Вроде у крутых киллеров винтовки должны быть «фирменные», обеспечивающие попадание в любое крыло летящего комара, по выбору заказчика. А тут – все скромно, но со вкусом. Все внешне типовое, ничего эксклюзивного, запоминающегося. Бинокль – вообще китайский ширпотреб. Вывод: а хрен его знает, что тут такое… Номер на винтовке не стерт, значит, не «левая». Сколько и чего на ней «висит» с той стороны Ворот – проблема не моя, здесь результаты баллистической экспертизы по «заленточным» эпизодам никто проверять не будет, если только не нарываться. Ну и не будем… Или здешний киллер настолько профи, что может «работать» изо всего, что привезут? Весьма возможно, если учесть, что при прохождении Ворот багаж никем не проверяется, а в здешних магазинах можно купить все, что угодно, лишь бы деньги были в кармане? Кто-то перестраховывается, думая, что продавцы в магазинах могут запомнить покупателя «вундервафли»? Береженого, как говорится, Бог бережет? Кстати, в арсенале среди выставленных на продажу винтовок были только «обычные» эсвэдэшки, «складных» не было.

Почему кто-то предпочел именно СВДС, это понятно: приклад складной, поэтому в сложенном состоянии она не длиннее обычного автомата, и бегло определить, что в сумке винтовка, – тяжеловато будет. Ну и на средних дистанциях точность примерно одинаковая у обоих вариантов.

Продавец закончил осмотр «Ремингтона» и вынес свое заключение:

– Сто пятьдесят экю, больше за этот Versa Max не получится. За оружием следили не очень тщательно, хотя и стреляли немного. Смазывали редко и плохо, вот в чем проблема – есть легкая коррозия, но не очень страшно.

– Там же вроде покрытия всякие и детали чуть ли не из нержавейки? – удивился я.

– А чтобы не ржавело, чистить все равно нужно. Есть такая особенность у этой стали: она должна быть чистой. Под слоем грязи все равно со временем дефекты поверхности появятся, – ответил он.

Не знаю, правду он мне сказал или нет, но дискутировать на подобные темы желания не было – тут не интернет-форум, да и Википедия на Новой Земле недоступна. А если я чего-то не знаю совершенно точно – лучше промолчать, тогда можно и за умного сойти, как в народе говорят.

Удалось его уговорить забрать дробовые патроны, хоть он и скривился – неходовой товар, разве что какие-нибудь «ботаны» купят. Таким образом, сумка полегчала на несколько килограммов, а кошелек потяжелел на полторы сотни экю плюс еще пятерку за патроны. Винтовку я решил оставить себе, только поинтересовался, как дела с патронами данного калибра.

– Все нормально, есть и обычные, и матчевые, для любителей посоревноваться, разве что бронебойных нам не поставляют – не разрешено Орденом. Ими только военные и орденцы пользуются.

– Ну, как-то и не собирался тут на дикие броневики охотиться, – отшутился я.

Усач снова опломбировал сумку, в которую я к винтовке положил еще и свой автомат, и мы распрощались, довольные общением – когда еще удастся не спеша поговорить на столь любимую многими мужиками тему?

И вообще, пора бы уже в отведенную комнату, баиньки… День длинный какой-то получился, хотя и продуктивный. Главное, что стрелять не пришлось ни в кого, успел подумать я, засыпая…


39 число 3 месяца 23 года, утро. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко

Рано утром я стал потихоньку собираться обратно. Куда? Да на съемную квартиру, вернее – в «каморку под лестницей», недалеко от конторы, в которой я подрабатывал. А почему сразу туда не пошел? Так нужно было как-то законтачить с хозяином гостиницы, ну и хотелось помыться в горячей воде, хе-хе!

Немного подождав, пока на стоянке возле мотеля не закипела бурная деятельность – народ готовился к отправке с очередным конвоем, я незаметно вышел и пошел вдоль улицы. Отнесу сумку домой, да и на работу пора – вдруг заявка от клиентов поступила. А перед работой нужно еще успеть «погонять» по эфиру приемник.

Кстати, многие уже после не очень длинного перегона от Ворот до Порто-Франко резко «прозревают» и начинают срочно жаждать наличия хоть какой-нибудь радиостанции, чтобы позвать на помощь в случае чего. Только, если уж говорить откровенно, помощь успеет прибыть, если что-то случится в 10–15 километрах от города или стоянки конвоя. Если дальше – скорее всего, помогать будет уже некому. Бывали, конечно, случаи и с положительным исходом, но их мало. Зато рассказывают о них гораздо дольше и чаще.

Вот и идет бойкая торговля разными «Алинками», «Кенвудами», «Йесами» и другими радиостанциями. Предпочитают радиостанции попроще, лишь бы «добивали» на пятнадцать-двадцать километров. Простому клиенту больше почти никогда не нужно – так, в колонне связь поддержать, до ближней фермы дозваться. А если нужно дальше – то и станции нужны помощнее, и антенны похитрее, и операторы поопытнее. Обычным людям нет нужды ждать прохождения радиоволн, чтобы поговорить с кем-то на другой стороне материка – проще телеграмму послать. Радиолюбителей как таковых на Новой Земле мне пока не встречалось, и босс о них тоже пока не слышал. Народ везде работает, некогда «баловством» заниматься. Разве что в «мокрый» сезон, но тогда влажность такая, что изоляторы на антеннах постоянно мокрые, а это не очень хорошо для радиостанций. Выкрутиться-то можно, но пока эта сторона досуга все-таки не популярна. А стрельба – другое дело, стреляют круглый год. Кто на стрельбище, кто на охоте, кто еще где…

Нет, я не шпион и не спецназер в отставке. Просто «инженеры» бывают разные. Например, я – военный инженер. В староземельном военном билете указано звание – «майор запаса». Образование – гражданский вуз, плюс военная кафедра. После института поработал несколько лет на кафедре, потом от угнетающего безденежья пошел служить в армию по контракту. Время тогда было непростое, «переходное», поэтому на мудрое высказывание о «пиджаках» «В мирное время опасен, в военное – бесполезен» особого внимания не обращали, лишь бы хоть кто-то служил и была заполнена штатная «клетка». Вот так не спеша и дорос от лейтенанта до майора. Подполковника вряд ли получил бы – вокруг было слишком много более молодых и резвых, с разницей в возрасте со мной лет на десять. Ну да ладно, все равно уволили по ОШМ незадолго до предельного возраста, когда полигон переводили из «военных» в «гражданские». Служба проходила с отверткой и паяльником в руках, приходилось ремонтировать не только армейские средства связи, но и практически все, что начальство могло включить в розетку. Поездки по узлам связи перемежались нарядами в патрули по городу, занятиями по различным предметам БиПП и собственно ремонтом всякой-разной техники в мастерской. Стрельбы тогда проводились не часто – раз в полгода давали выстрелить 3 патрона из штатного пистолета Макарова, видимо, экономили боеприпасы. Хотя, чего было жмотиться-то, не пойму: части массово сокращали, автоматы остались только в подразделении охраны, пистолеты тоже готовили к отправке в арсенал государства, оказавшегося после 1991 года владельцем всего, что находилось на его территории. Пусть даже это «что-то» было не нужно или непосильно по затратам на его содержание…

Период развала более-менее прекратился (или замедлился) после сокращения всех военных. Знамя нашей части тоже было отправлено в Москву, и полигон стал полностью гражданским. Мне нашлась работа по специальности, хотя сил сейчас прилагать столько не требовалось: график работы теперь обычный, никаких занятий по строевой… Можно было применять свои знания и умения дальше, не отвлекаясь на прогулки по городу в составе патруля.

И я «кинулся во все тяжкие». Нет, это не ежедневные встречи с друзьями и подругами за кружкой пива и не экстремальные прыжки с «тарзанки» вниз головой. Наконец-то удалось купить фирменный трансивер вместо самодельного. (Кстати, самоделка получилась довольно удачной, у меня одноклубники потом даже схему и чертежи печатных плат просили выслать. Описание и схему удалось опубликовать в известном журнале, так что свои «пятнадцать минут славы» я получил, хе-хе!..) Поучаствовал в известных соревнованиях «CQ WW» телеграфом, даже что-то там занял, организаторы соревнований прислали красивый диплом на память.

Затем настала очередь авиамоделей. Путем проб и ошибок удалось по инструкции из Интернета склеить пенопластовую модель самолета, с помощью которой и освоил азы управления. Позже, уже на более продвинутых моделях, пробовал делать не особо сложный, но жутко адреналиновый пилотаж. Например, попробуйте заставить модель самолета медленно-медленно двигаться над землей на высоте полтора-два метра. Невозможно? Очень даже возможно, такой прием «харриер» называется, очень помогает посадить модель при ветре поперек полосы буквально «к ноге». (Конечно, у реальных самолетов такой возможности нет, но кто ж меня к ним подпустит?) Лафа кончилась, когда китайцам запретили пересылать почтой аккумуляторы, после чего стоимость доставки батарей стала в несколько раз превышать стоимость приобретенного товара. Самолеты до поры зависли под потолком…

После зимы я обнаружил, что как-то тяжело застегивать брюки – почему-то талия стала заметно больше. Толстеть дальше не хотелось, и я пришел к страйкболистам. Первое время знакомые, заметив на руках ссадины и кровоподтеки от попаданий пластиковых шариков, крутили пальцем у виска, но потом привыкли. Беготня на свежем воздухе помогала снять скопившийся за неделю напряг, а обсуждение игровых моментов после – вообще отдельная песня. Зрение у меня далеко не стопроцентное, все время быстро бегать по жаре чревато разными последствиями: мне уже далеко не двадцать лет и даже не тридцать. Поэтому приобрел спринговую винтовку, достал аутентичный прицел ПСО и стал «снайпером». Ну, в страйкболе снайпер – это тот, кто редко бегает и мало стреляет, короче говоря. Шарики летят чуть дальше, чем у остальных приводов, всего метров на шестьдесят (а что вы хотели – это же не огнестрел), и приходится долго ковыряться с доводкой винтовки, чтобы получить хоть какое-то преимущество по дальности и точности перед остальными игроками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8