Александр Дичиков.

Загадка древнего завета. Исторический детектив



скачать книгу бесплатно

Как правило к таким типам пристают люди, выделившиеся из народа своим образованием, положением, состоянием. Простой же народ обычно остаётся верен своим заветам, своим идеям. Древние саддукеи отвергали авторитет народных учителей и выпячивали свой «свободный разум».

Они силятся вместо здравого древнего учения утвердить какие-то «новые» недозрелые положения, сомнительные результаты своих скороспелых исследований. Вместо священных имен они воздвигают на пьедестал свои придуманные авторитеты.


«И потому выйдите из среды их

и отделитесь, говорит Господь,

и не прикасайтесь к нечистому»

(2-е КОРИНФЯНАМ 6—17)


У современных саддукеев есть одна самая важная черта. Они абсолютно не уважают власти и пренебрегают ею, пока не достигнут её сами. А когда они дорываются до заветного корыта народной поилки, то забывают весь свой прежний этакий либерализм, и оказываются своевольными деспотами и тиранами, требующими безусловного повиновения.

Например, осенью 1 9 1 7 года Владимир Ильич никак не мог убедить своих близких товарищей в необходимости вооружённого захвата власти. 23 октября он пишет для соратников секретную прокламацию с претензией на большую «научность».

«Это самое и писал я вам,

дабы пришед не иметь огорчения…»

(2-е КОРИНФЯНАМ 2—3)

27

Самое большое значение придал Ленин восстанию во флоте в Германии. Другой бы простак ничего и не заметил бы важного в этом восстании, но только не мудрый Ильич. Он оценил это эпохальное событие как явное свидетельство начала всемирной социалистической революции.

Действительно, в сентябре месяце имел место мятеж на военной базе в Германии. Там взбунтовались два небольших военных корабля. Взбунтовавшиеся моряки вовсе и не думали о ленинских идеях. Мятеж был тут же подавлен, а его зачинщики были казнены.


Ещё более фантастическим выглядел следующий момент. Ленин указывает на угрозу сепаратного мира между союзниками и Германией с целью удушения революции в России. Если действительно поверить в такой поворот событий, то тогда очень трудно ответить на вопрос о том, какое могло быть дело этим самым немцам в разгар смертельной схватки между собой, будут ли в славном Питере действовать какие-то Советы, и что такое эти Советы, если вдруг победят большевики.


Ленин хорошо знал, что не могло быть желания Керенского сдать Питер немцам. По мере приближения немцев всё больше ходили слухи о переносе столицы страны из Петрограда в город-герой Москву. Таким образом, в целях пропаганды Керенского уличали, с одной стороны, в том, что он ради победы готов проливать русскую кровь, а с другой стороны– что он хочет сдаться немцам. И то, и другое одинаково плохо, если это делают не мужественные большевики.


«Да узнает Израиль, что глуп прорицатель,

безумен выдающий себя

за вдохновенного, по причине

множества беззаконий»

(ОСИЯ 9—7)


По этому поводу поучительное повествование есть в Книге «Бытие» о том, как благочестивый Иаков купил за сто монет часть поля у сынов Еммора, и раскинул там свой шатёр.

Его дочь Дина вышла посмотреть на людей в новой для неё земле. Её заметил Сихем, один из сыновей Еммора. Сихему понравилась эта молодая девушка, и он спал с нею, и сделал ей насилие. И полюбил он эту красивую девушку, и попросил своего отца взять девицу в жёны.


Узнав, что Емморов сын вступил в близкую связь с его дочерью, благочестивый Иаков тихо молчал до тех пор, пока его сыновья были со скотом в поле. Когда же вернулись сыновья домой и узнали новость о своей сестре, то дружно воспылали гневом оттого, что Дина подверглась бесчестию.

«А так не надлежало делать»

(БЫТИЕ 34—7)


И тогда братья девушки выдвигают условие, что мы согласимся на ваше брачное предложение, если у вас будет обрезан весь мужской пол. Тогда сказали они с умыслом, будем с вами брататься и свататься. А говорили они так потому, что эти обесчестили их сестру Дину.

«Только на том условии мы

согласимся с вами, если вы

будете как мы»

(БЫТИЕ 34—15)

Эти слова в целом понравились как Сихему, так и его отцу. Юноша не умедлил исполнить это требование, потому что действительно любил эту Дину. Еммор со свом сыном пошли к жителям своего поселения и стали их уговаривать выполнить условие родственников невесты

На третий день, когда совершаются все решающие события, два сына Иакова взяли каждый свой острый меч и убили находившихся в болезненном состоянии Еммора и Сихема и других лиц мужского пола. Они все равно не стали «как мы».

Благочестивый Иаков резонно сказал сыновьям, что вы своими действиями возмутили против меня местное население, и они запросто могут собраться и уничтожить нас, а поэтому придётся бежать из этой земли.

А сыновья тогда ответили Иакову– а разве можно поступать с сестрою нашею подобным образом! В этом благородном ответе было что-то ленинское, непреклонное.


С той целью, чтобы давнишняя традиция не иссякла, 31 августа ВЦИК указывает: « Расстреливать всех контрреволюционеров. Устроить в районах маленькие концетрационные лагеря. Принять меры, чтобы трупы не попадали в нежелательные руки. Ответственным товарищам ВЧК лично присутствовать при наиболее крупных расстрелах.»

28

Один из руководителей ВЧК по существу повторил позицию сыновей Иакова:» Мы не ведём войны против отдельных лиц. Не ищите на следствии материалов, что обвиняемый действовал словом или делом против Советов. Первый вопрос– к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования. Эти вопросы должны определять судьбу обвиняемого».


«Так как они сеяли ветер,

то и пожнут бурю:

хлеба на корню не будет у него,

зерно не даст муки»

(ОСИЯ 8—7)


В то суровое время, в апреле восемнадцатого, для борьбы с контрреволюцией в город Царицын прибыл молодой товарищ Сталин. Ему было сорок лет, и ему пора было жениться. В группе сопровождения в город прибыла юная машинистка Надя. Она не водила машины, а печатала на машинке. Подобно библейскому Сихему из Книги Бытия, Иосифу приглянулась молодая привлекательная девушка. Как и в библейском случае, отец невесты не возражал против сближения молодых..

Сорокалетний жених Иосиф заложил в Царицыне не только основы своей будущей семьи. В царицынском бронепоезде зарождалась руководящая верхушка будущей армии. Именно из этих боевых мест тех лет шагнули потом вперёд сразу пятеро (!) будущих маршалов Второй Мировой :

Кулик, Будённый, Жуков, Ворошилов, Тимошенко.


Имел возможность стать маршалом и Дмитрий Жлоба, командир Стальной дивизии. Командуя десятой армией, Сталин направил Жлобу с приказом для одиннадцатой армии бросить Северный Кавказ и двигаться на помощь Царицыну. Командующий Сорокин отказался выполнять сталинскую команду и приказал Жлобе вместо этого заняться Ставрополем. Сорокин не подумал тогда своей горячей головой, что Виссарионович будет со временем генералиссимусом, и что гораздо выгоднее быть его соратником, чем оппонентом.


Дмитрий Жлоба сделал вид, что исполняет приказ Сорокина, а сам потом направился в сторону Царицына, агитируя среди местных полков присоединяться к нему, а не к Сорокину. В Ставрополь соваться было просто опасно– там слишком много стреляли.


По доброй большевистской традиции истребляли не только чужих, но и своих тоже. В Ставрополе уже готовились «изъять Сорокина из обращения». Конечно, Сорокин– это не купюра, но изымать его из обращения тоже можно как и помятую купюру. 13 октября арестовали и расстреляли всех его ближайших помощников. Их объявили деникинскими шпионами – до «английских» ещё не доросли.


«Положим, что сам я не обременял вас, но

будучи хитр, лукавством брал с вас»

(2-е КОРИНФЯНАМ 12—16)


Находившийся случаем в Ставрополе товарищ Киров предложил взорвать поезд, на котором будет ехать Сорокин. Но решилось по другому. Сорокина заманили на якобы чрезвычайный съезд советов и предварительно обработали «делегатов» этого сборища. В Ставрополе его схватили таманцы, приверженцы ранее убитого Матвеева, арестовали и задушили в камере.


Не смог пробиться в маршалы и Борис Думенко, которого именно Сталин всегда ценил и уважал. Помешал, конечно, не Сталин– помешали другие высокие товарищи. У Бориса сложились не лучшие отношения с тем же самым Дмитрием Жлобой. Это был тот Жлоба, который во главе Стальной дивизии проделал в восемнадцатом году героический переход с Северного Кавказа к городу Царицыну, сыграв своим появлением решающую роль в переломе обстановки в пользу сталинской армии. Имя Жлобы тогда было у всех на устах. Но ведь нельзя прежде времени себя возвеличивать


Очень скоро Стальная дивизия была расформирована. А Дмитрий Жлоба видел себя лично непременно в должности командира корпуса.

29

В самом начале 1920 года комиссар корпуса Микеладзе выехал по делам службы в соседнюю часть и был убит неизвестными лицами. Противники Бориса Думенко постарались возложить это преступление на его самого и его заместителей.

В эти дни товарищ Орджоникидзе направил Сталину телеграмму о том, что Думенко арестован, а Смилга решил устроить комедию из этого. Хорошо зная Бориса Думенко как видного военачальника, Сталин срочно выходит на Смилгу и просит освободить Думенко от ареста и послать его в распоряжение Сталина.

Сталинский помощник Егоров заявил главкому, что они берут Бориса под своё поручительство, так как для фронта требовалась сильная конница, а Думенко есть непревзойдённый организатор кавалерийских частей. И всё же противный Смилга не пожелал выпускать Думенко на свободу. В телеграмме Сталину он мотивировал свой ответ тем, что уже имеются данные о виновности арестованного в убийстве. Это была откровенная смилговская ложь.

В марте 1920 года, находясь под следствием и под арестом, Думенко направляет телеграмму товарищу Ленину и Троцкому, в которой с большой обидой указывает, что он пожертвовал для революции всем самым дорогим в жизни, а теперь должен сидеть в тюрьме.

Тот же самый Смилга самолично решает, что посылка телеграммы первым адресатам не вызывается необходимостью, и телеграмму нужно просто приобщить к материалам уголовного дела. В те дни Троцкий по военной линии был выше Сталина, и смилги могли по своему решать исход дела. Пройдёт несколько лет– и смилги будут сметены Сталиным.

«Когда они пойдут, Я закину

на них сеть Мою,

как птиц небесных низвергну их»

(ОСИЯ 7—12)


Ретивые следователи сослались в обвинении на имевший ранее место разговор между Думенко и Будённым, когда эти собеседники говорили о совместной борьбе с противником, которого Думенко для образности именовал «чёрными тучами». Оставалось только выяснить более подробно, кто же имелся в виду под «чёрными тучами». Явно передёргивая факты, следователи на потребу дня исказили содержание этого разговора, представив эти «чёрные тучи» в образе… политработников.

Будённый при этом всего лишь показал, что в ходе разговора Борис сказал, что перед нами налегают тучи, которые нужно разбить, но что за эти тучи, он не успел узнать.

«За то они будут – как утренний туман,

как роса, скоро исчезающая»

(ОСИЯ 13—3)


Борис Думенко был полностью реабилитирован Верховным Судом в 1964 году.

Ещё одним «царицынским» военачальником был маршал Егоров. Сталин довольно неплохо ценил Ильича за личную преданность, хотя как военного вождя ставил не слишком высоко. Но именно личная преданность Егорова его и подвела.


В 1937 году собравшиеся товарищи отмечали повышение по службе Ефима Щаденко. Как водится в таких случаях, военачальники приняли вовнутрь немало спиртного. Александр Ильич слишком доверительно «вошёл в компанию» и потерял свою военную бдительность. Этот «царицынский» маршал забыл о том, какой год на дворе, а также и о том, что при таком червяке как Щаденко, нельзя говорить ничего лишнего. Ильич во время товарищеского ужина высказал своё личное замечание, что не совсем правильно освещается история гражданской войны. В частности, сказал он, роль Сталина и Ворошилова слишком уж возвеличивается, а роль Егорова и других военачальников принижается.


Содержание этого «дружеского» разговора было немедленно передано «по команде». Заодно Егоров потом признался, что шпионил в пользу Германии. Этому Ильичу не суждено было знать, как через четыре года горели наши склады и самолёты вдоль всей западной границы.

«Ибо мы не хотим оставить вас, братия,

в неведении о скорби нашей,

бывшей с нами…, потому что мы

отягчены были чрезмерно и сверх силы»

(2-е КОРИНФЯНАМ 1—8)

30

Книга Ветхого Завета свидетельствует, что уже в древние времена имелись попытки использования бесов против противника. Моавитский царь В а л а к с большой тревогой следил за продвижением израильтян. Последние отвоевали у Сигона город Есевон. А в свою очередь Сигон отвоевал данный город у этих моавитян. Моавитяне по вполне понятным причинам считали Есевон своей законной территорией. Пока ещё собственная территория Валака не подверглась нападению, но не было никакой твёрдой уверенности, что вскоре этого не произойдёт.

Царь Валак решил покорить противника не в открытом сражении, что повлечёт многие жертвы, а более изощрённым способом. Он решил использовать магию. Валак направляет своих верных послов к известному кудеснику В а л а а м у с просьбой проклянуть его соперника. Валаам был глубоко одарённой натурой. Он жил и действовал там, где особенно были распространены науки, движение небесных светил. Если бы в то время были телевизоры, он легко смог бы заряжать добротной энергией зубную пасту или трёхлитровую банку с водой.

Валак признаёт, что в открытой борьбе они слабее.

«Прокляни мне народ сей,

ибо он сильнее меня»

(ЧИСЛА 22—6)

Валаам просит послов переночевать одну ночь, пока он получит от Господа надлежащий ответ. А Бог как раз прямо заинтересовался, что это за люди пришли к товарищу Валааму. Валаам ответил, что это Валак попросил по их старой дружбе проклясть тот народ, который занял соседние земли. Бог сказал не ходить с этими людьми и не проклинать данного народа.


Валаам честно предупреждает собеседника, что не может действовать только по своему личному произволу – он же не генеральный секретарь центрального комитета, а всего лишь порядочный пророк. Однако, добавляет он, если имеются такие богатые обещания, он дополнительно поговорит с Господом.

На дополнительной беседе Бог сообщил кудеснику, что если эти люди пришли звать тебя, то некрасиво им отказывать, и надо идти с ними. Но при этом надо быть очень осторожным и делать только то, что укажет именно Господь, а не так, как маршал Егоров на вечере у червяка Щаденко.

Рано утром Валаам оседлал свою любимую ослицу и направился в путь вместе с моавитскими послами.

Видимо, Валаам и Господь не до конца обо всём договорились, и посреди дороги появился вдруг Ангел, чтобы воспрепятствовать ему. Ослица увидела Ангела, стоящего посреди дороги с обнажённым мечом. Она сразу быстро своротила с дороги и пошла на поле. На её месте так поступил бы каждый разумный осёл. Ничего не подозревавший Валаам стал тогда бить свою ослицу. Он был в сильном нервном волнении, так как путешествие сулило хорошее материальное вознаграждение. В то же время Ангел продолжал упорно загораживать дорогу, и ослица в испуге прижала ногу Валаамову к стене. И ещё более тогда воспылал гнев Валаама, и стал он бить ослицу палкою.

Обиженная ослица возмущённо сказала: «что я тебе сделала такого, что ты бьёшь меня уже третий раз?».

Об этом знаменательном эпизоде потом вспоминал в своём послании апостол Пётр:

«Бессловесная ослица, проговоривши

человеческим голосом, остановила

безумие пророка»

(2-е ПЕТРА 2—16)

Наверно, пророк и его верная ослица имели обыкновение говорить между собою человеческим языком, так как Валаам нисколько не удивился словам своего животного, а сердито ей ответил: « если бы у меня в руке был меч, то я теперь же убил бы тебя»..

Ослица же, продолжая как ни в чём не бывало, разговаривать, начала уже делать внушение хозяину: «не я ли твоя ослица, на которой ты ездил сначала до сего дня?»

Наконец, в этом знаменательный диалог вмешивается господин Ангел. Он поддержал справедливое возмущение ослицы и сурово спросил – « за что ты бил ослицу три раза?»

31

Валаам объясняет собеседнику, что он действительно не видел стоящего на дороге Ангела, и что если это надо, он может немедленно повернуть назад. Однако Ангел в своих словах повторяет условия разговора – «пойди с этими людьми и говори только то, что я буду тебе говорить».


Может быть, Валаам в своих мыслях имел в виду действовать лишком самостоятельно, без посторонней мудрой подсказки, и это вызвало негативную реакцию Господа и внезапную командировку Ангела. В отличие от ослов люди часто действуют слишком самостоятельно, и каждый раз гонять ангелов тоже ведь не годится. А человек ещё и похвалится, что, мол, мы не ослы, а ослы-не мы.

В конце концов состоялась долгожданная встреча Валака с Валаамом. Сепфорович выразил дружескую обиду– «почему ты не шёл ко мне?».


Для начала Валаам предложил Валаку построить семь жертвенников и приготовить для них семь телят и семь овец. С животными тогда особо не церемонились, а берегли только ослов.

После этого Валаам предложил Валаку постоять у всесожжения, пока он сходит ещё дополнительно за указаниями свыше.

Возвратившись к месту событий, Валаам вдруг задаётся вопросами – как прокляну я? как изреку зло?


Видя, что долгожданное проклятие в данном конкретном случае не получается, Валак тогда предлагает сменить место действия и пойти на другую гору. На другой горе опять построили семь жертвенников. И опять Валаам даёт понять, что он получает другие указания.

«Благословлять начал я, ибо Он

благословил, и я не могу

изменить сего»

(ЧИСЛА 23—20)

Горестно всплеснул своими руками расстроенный Валак и выразил своё недоумение– я просил тебя проклясть моих противников, а ты, дорогой, их уверенно благословляешь.

Поскольку Валаам действительно видел видения Всемогущего, то, пользуясь возможностью, он открывает видение о том, что восходит звезда от Иакова и восстаёт жезл, и будет разить и сокрушать всех, кого нужно..

ПРОБЛЕМЫ СОВЕТСКОГО МАРШАЛА

Героям гражданской войны посвящается фильм о неуловимых мстителях. О неуловимых мстителях и гражданской войне увлекательно пишется в Книге Ветхого Завета.

В те дальние годы известный военачальник А в е н и р при поддержке своей верной гвардии провозгласил царём Иевосфея, сына ранее убитого С а у л а. Иевосфей был товарищем слабым и безвольным. Трое старших его братьев погибли ранее на войне.

Опытный военачальник и мастерский интриган, Авенир хотел иметь в своих руках послушное орудие в лице Иевосфея.

В свою очередь, Д а в и д не хотел признавать Иевосфея главным царём. Он наглядно видел, что за фигурой Иевосфея стоит военная камарилья во главе с честолюбивым Авениром. Давид хорошо себе осознавал опасность такого положения, хотя в те времена понятия военной хунты и «чёрных полковников» ещё не существовало. Чёрные полковники стали появляться потом, в процессе исторического развития.

Гражданская война началась жестокой битвой у Гаваонского пруда..

Согласно действовавшего регламента перед самой битвой сошлись в борьбе по двенадцать человек с каждой стороны. Борьба оказалась настолько яростной, что погибли все её участники.


После длительного сражения войско Иевосфея обратилось в бегство. За главным командармом Авениром храбро побежал в погоню Асаил, родной брат Иоава, командира Давидовой победоносной армии. Асаил был совсем молодой юноша, и он горел жаждой подвига.

Опытный Авенир великодушно трижды предлагал горячему молодому бойцу поискать себе другого противника.

32

«И повторил Авенир ещё…

отстань от меня, чтоб

я не поверг тебя на землю»

(2-я ЦАРСТВ 2—22)

А юноша всё лез сражаться, и Авениру волей-неволей пришлось пронзить его копьём. А это дорого обойдётся потом и Авениру – пути жизненные неисповедимы.

Иоав и его свита хотели и дальше преследовать Авенира, но последний призвал бравых вояк к благоразумию:

«Вечно ли будет пожирать меч?

Или ты не знаешь, что

последствия будут горестные?»

(2-я ЦАРСТВ 2—26)


Военные поражения сильно пошатнули репутацию и влияние самого Авенира. Он считался ранее самым лучшим военачальником в стране. После целого ряда военных неудач его боевая слава несколько померкла, и он уже не был уверен в надёжности своей армии.

Чтобы укрепить своё положение, Авенир взял себе одну из наложниц Саула. Это рядовое обстоятельство сразу же сильно встревожило Иевосфея. По установившейся практике пользоваться гаремом умершего царя мог только сам наследник престола.


После очередной ссоры между Авениром и Иевосфеем Авенир шлёт тайных послов к Давиду и сообщает, что он готов перейти на его сторону вместе со всей армией, если Давид гарантирует ему неприкосновенность и назначит его главным военачальником.

«Заключи союз со мною,

и рука моя будет с тобою»

(2-я ЦАРСТВ 3—12)


Давид дал своё согласие, но выдвинул при этом условие, чтобы Авенир заодно по дороге прихватил с собой Мелхолу, бывшую его жену, которую её отец Саул в своё время отобрал у Давида и сдал в аренлу другому мужу. С военной пунктуальностью Авенир исполнил эту просьбу, и когда новый муж Мелхолы с плачем бежал за ней, Авенир приказал ему топать домой.

Перемирие Давида с Авениром страшно не понравилось полководцу Давида Иоаву. Военные деятели всегда ревнуют о славе друг друга. Иоав ясно видел в Авенире своего грозного конкурента. Иоав решил скомпрометировать Авенира в глазах Давида. Это обычная уловка военных.

«Он приходил обмануть тебя,

узнать выход твой и вход твой,



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11