Александр Державин.

Морские дьяволы. Из жизни водолазов-разведчиков Балтийского флота ВМФ



скачать книгу бесплатно

Факт обнаружения легководолаза на кораблях в открытую не оглашался, и личный состав в основной своей массе около двух тысяч человек узнал об этом лишь по возвращении в Балтийск, когда на всякий случай днища кораблей очень тщательно, буквально по сантиметрам, стали обследовать представители ряда компетентных служб.

Не дождавшись Крэбба, Смит и британские разведчики, задействованные в операции, поняли, что операция провалилась, и в спешном порядке принялись заметать следы. Смит отправился в гостиницу, где сообщил клерку, что они с приятелем выписываются. Расплатившись наличными, он быстро удалился, неся два чемодана. Вслед за этим в гостинице побывали агенты МИ б, которые изъяли из регистрационной книги страницы с записями за 17–19 апреля. Всем, кто так или иначе был причастен к операции, было приказано никому ничего не говорить.

По всей видимости, в первые дни визита советская сторона еще толком не знала, погиб ли Крэбб или же получил только тяжелые травмы, поэтому на одном из официальных обедов советский дипломат как бы невзначай спросил первого лорда Адмиралтейства Джеми Томаса: «Что за подводный пловец ныряет под килем крейсера „Орджоникидзе“? Что все это значит? Что еще за интриги?»

Назревал международный инцидент. Проваленная операция могла вновь осложнить отношения между странами. Узнав об этом разговоре, Энтони Иден немедленно отдал приказ секретным службам (так как они находились в его непосредственном подчинении): «Во время визита высоких гостей за русскими не шпионить». Но было уже поздно.

Из неизвестных источников кое-какая информация просочилась в прессу. Журналисты стали публиковать все, что им удавалось разузнать об исчезновении героя войны. Газеты Великобритании запестрели заголовками: «Лучший человек-лягушка погиб при выполнении секретного задания»; «Грубая ошибка человека-лягушки»; «Военный герой испытывал новое приспособление». Таким образом, секретная операция была предана огласке. Разразился скандал.

Снимая с себя ответственность, командование ВМС Великобритании сделало официальное заявление о том, что водолаз Лайонел Крэбб, выполняя, как гражданское лицо, работы по проверке технического состояния сверхсекретного подводного оборудования неподалеку от Портсмута, с задания не вернулся. Вероятнее всего, погиб. Но «легенда» Адмиралтейства никого не обманула. Советский Союз был возмущен. Была направлена дипломатическая нота, в которой утверждалось, что пловца видели непосредственно у крейсера «Орджоникидзе».

Хитроватое ЦРУ через свою подконтрольную печать возмущалось не меньше. Подумать только, и как эти англичане решились послать на такое ответственное задание немолодого, да к тому же уже имевшего проблемы с лишним весом и здоровьем водолаза?

«Дело Крэбба» получило столь широкий резонанс, что Энтони Иден, отбиваясь от нападок лейбористской оппозиции, был вынужден по этому поводу специально выступить в палате общин. Держался премьер-министр стойко, но в конце концов признал, что о происходившем в акватории Портсмута узнал уже постфактум.

В любом случае, добавил он, в интересах мира и спокойствия, в настоящий момент будировать данный вопрос нецелесообразно.

Итогом провальной операции, которая уронила репутацию правительства, стало увольнение сначала советника Форин офиса (МИД Великобритании), а затем генерального директора МИ б генерал-майора Джона Синклера. Выгоду получили лишь политики США, которые этой операцией смогли расстроить наметившееся взаимопонимание и налаживающиеся отношения между СССР и Великобританией – бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции.

Хотя все обстоятельства исчезновения Крэбба выяснены не были, его официально зачислили в списки погибших. А в первой половине июня следующего года местные рыболовы случайно вытащили из воды мертвеца. Труп был не совсем обычным. На нем сохранился прорезиненный легководолазный костюм итальянского производства, но у него не было ни головы, ни рук Состояние, как останков, так и костюма указывало на то, что труп находился в воде весьма длительное время. Рыбаки доставили эту страшную находку на ближайший безлюдный островок и уведомили полицию. Сотрудники полиции провели расследование и пришли к мнению, что это тело пропавшего более года назад легендарного водолаза Лайонела Крэбба, но, что вызвало смерть, установить не удалось.

Однако это не убедило друзей Крэбба и его семью. Да, на трупе был водолазный костюм итальянского производства – такой же, какой носил Крэбб. Но были некоторые несоответствия. Волосы на теле у безголового трупа были черные, тогда как у Крэбба они были светло-коричневые. Отсутствовали и шрамы. Бывшая жена заметила, что размер ноги явно не тот.

5 июля 1957 года тело погибшего было предано земле на портсмутском кладбище для военных моряков. По словам людей, присутствовавших на похоронах, мать Крэбба так и не поверила, что в гробу находилось тело ее сына. Между тем на надгробной плите написано:

IN
LOVING MEMORY
OF MY SON
Commander
LIONEL CRABB
RNV.R, GM., ОБЕ.
ATRESTATLAST
1956

Между тем, если верить прессе, начали происходить странные вещи. То на берег вынесло бутылку с письмом, адресованным матери Крэбба, и она узнала почерк сына. Однако о том, что было написано в письме, она не рассказывала никому. То Пат Роуз (последняя женщина Крэбба) увидела две опубликованные в газете, издававшейся в ГДР, фотографии, которые она когда-то подарила Крэббу Их существовало всего два комплекта: первый был у нее, второй – у Крэбба. В таком случае, как они могли оказаться в ГДР? Потом ей стали приходить сообщения, якобы от советской разведки, о том, что Крэбб жив. Роуз получила несколько анонимных писем, были и телефонные звонки с подтверждением этого.

Поэтому не удивительно, что в Великобритании существует версия, будто бы Крэбб не погиб, а был захвачен советскими легководолазами то ли под крейсером «Орджоникидзе», то ли под эсминцем «Смотрящий», который стоял рядом. Затем его тайно, усыпленным, переправили в СССР. А чтобы успокоить британцев, вместо него в Портсмутскую гавань коварная советская разведка удачно подбросила похожий по телосложению труп. В СССР Крэббу якобы предложили обучать боевых пловцов, а в случае отказа пригрозили убить. Он согласился, его произвели в офицеры ВМФ СССР, дали новое имя, Лев Львович Кораблев, и должность инструктора по обучению подводников спецназа морских бригад ГРУ.

Согласно этой версии, в это время Советский Союз приступил к формированию морского спецназа, но Советы не имели в этом деле никакого опыта, да и подводное оборудование было у них слишком убогим по сравнению с западным, и Крэбб-Кораблев стал чуть ли ни главным консультантом и создателем подразделений советских подводных диверсантов и специального подводного снаряжения. В первое время он будто бы отличился на Балтике, затем находился в распоряжении Черноморского флота в городе Одессе, а в декабре 1957 года его направили во Владивосток в распоряжение штаба Тихоокеанского флота. Ну и так далее. В британской печати даже появилась фотография человека в форме советского морского офицера, идентифицированного некоторыми исследователями с Лайонелом Крэббом. В свою очередь и британская разведка, и ЦРУ были заинтересованы внедрить своего человека в специальные части боевых пловцов СССР. Если бы Крэбб мог какое-то время поработать в Советском Союзе, а потом вернуться, то натовцы узнали бы многое о секретах морских водолазов-разведдиверсантов военной разведки СССР.

Бесспорно, любая версия имеет право на существование. Тем не менее, рассмотрим все по порядку. Могли ли советские легководолазы захватить Крэбба? Легкий крейсер «Орджоникидзе» и эскадренные миноносцы «Смотрящий» и «Совершенный», прибывшие в Портсмут с официальным визитом, не были оборудованы в днищах специальными шлюзовыми камерами, позволяющими под водой незаметно выходить и возвращаться легководолазам. К тому же в это время на борту кораблей не было прикомандированных боевых пловцов из пункта Специальной разведки ВМФ, дислоцированного недалеко от города Балтийска. Впервые на кораблях Балтийского флота, совершавших официальный визит, прикомандированных боевых пловцов задействовали в 1964 году. Тогда отряд кораблей в составе крейсера «Комсомолец» и двух эсминцев нанес визит в датскую столицу Копенгаген. Таким образом, захватить Крэбба тайком было невозможно. И еще одно весьма существенное обстоятельство. Даже если на корабле имеются штатные или внештатные легководолазы, то использовать их в иностранном порту и тем более в военно-морской базе можно только с разрешения местных, в нашем случае британских, властей. Если же советские пловцы в открытую прыгнули бы за борт и схватили бы в воде у корабля какого-то человека – подданного Великобритании, после чего подняли бы его на палубу и лишили свободы, то такие действия вызвали бы грандиозный международный скандал. Здесь уже пришлось бы извиняться и оправдываться Никите Хрущеву. Естественно, захваченного пришлось бы сразу же отпустить.

По международному праву военный корабль обладает экстерриториальностью. Находясь в иностранных водах, он имеет полную неприкосновенность от всякого вмешательства со стороны органов и должностных лиц иностранного государства, то есть ему гарантируется полный иммунитет от иностранной юрисдикции. Однако это относится исключительно к военному кораблю, но никоим образом ни к водной среде, окружающей его. Если противоправные действия военного корабля в иностранных водах носят характер агрессии, государство, констатировав это, вправе принять необходимые меры в целях самообороны.

Советские корабли в Портсмуте были на виду. За восемь дней в отведенные часы их посетило в общей сложности двадцать тысяч местных жителей. Кроме того, за личным составом кораблей велось скрытое наблюдение, как сотрудниками полиции, так и контрразведки, которые фиксировали все подозрительные контакты моряков с населением. Можно представить, что произошло, если бы советские моряки на самом деле, на виду у всех, бросились бы в воду и схватили бы там Крэбба. А может, на это и рассчитывали стратеги из МИ б и всем известного своими хитрыми комбинациями ЦРУ США?

Представим, что Крэбб сам, используя специальные средства, каким-то чудом незаметно для окружающих взобрался бы из воды на советский корабль и заявил бы командиру, что является заслуженным британским боевым пловцом, ненавидит капитализм и просит политического убежища в стране Советов. В этом случае, учитывая важность визита и присутствие в Великобритании высшего руководства СССР, его сочли бы за провокатора спецслужб, и такого нахала просто сразу же передали бы в руки местной полиции. Переодетых в скромную морскую офицерскую форму военных разведчиков и контрразведчиков высокого ранга на прибывших кораблях было много, но никто бы из них не решился в данной ситуации взять на себя весьма серьезный груз ответственности и пойти на контакт с Крэббом.

Теперь о как будто бы отсутствии какого-либо разведывательно-диверсионного опыта и убогости специального подводного снаряжения и сопутствующего оборудования советских боевых пловцов. Так рассуждать могут только те, кто абсолютно не владеет достоверной информацией о советской Специальной разведке Разведывательного управления Военно-морского флота и пребывает в иллюзорном состоянии своего превосходства.

В ВМФ СССР первое подразделение Особого назначения морских разведчиков-диверсантов, использующих легководолазное снаряжение, было создано на западном направлении еще в 1941 годуй, после некоторого перерыва, полностью воссоздано в 1954 году. В то же время на южном оперативном направлении, в соответствии с директивой Главного штаба ВМС от 24 июня 1953 года, шло формирование б-го морского разведывательного пункта. Следует также сказать, что еще в 1943 году, на основе личного богатого опыта, советскими легководолазами-разведчиками было разработано совершенно секретное наставление по организации и проведению специальных разведывательно-диверсионных операций. Таким образом, в военной разведке СССР было предостаточно специалистов, имевших опыт проведения специальных операций гораздо больший, чем имел Лайонел Крэбб. То, что знал Крэбб, не было эксклюзивной информацией. И как специалист подводник – главный консультант подводных диверсантов он не был нужен советской Специальной разведке.

Конечно, нельзя говорить, что советская военная разведка не изучала методы работы боевых пловцов стран НАТО. Такую информацию она получала как агентурным способом, так и допрашивая арестованных разведдиверсантов стран Запада. Но, кстати, если сравнивать советских и западных боевых пловцов, то методы подготовки и структура советских Отдельных морских разведывательных пунктов Специальной разведки в 50–70-е годы больше напоминали немецкие (известного диверсионно-штурмового соединения «К», «Kleinkampfverband», «Соединение малого боя»), но никак не британские.

Что касается снаряжения, то хотелось бы только отметить, что к этому времени советские боевые пловцы уже имели на вооружении вполне приличные индивидуальные подводные изолирующие дыхательные аппараты ВСМ-48 и ВАР-5 2 (Водолазный аппарат регенеративный, или как его называли спецназовцы – Водолазный аппарат разведчика), а к 1955 году специально для них было создано водолазное снаряжение особого назначения – ВСОН-55. В то время специальное снаряжение, которым пользовались боевые пловцы, разрабатывалось и совершенствовалось в Научно-исследовательском институте ВМС и в специальном конструкторском бюро кислородно-дыхательной аппаратуры. Кроме того, в этой же области активно работала экспериментально-исследовательская группа легководолазов, созданная в 1949 году при Аварийно-спасательном отделе 4-го (Юго-Балтийского) флота, и научная лаборатория при институте № 11 ВМФ, созданная 15 июня 1953 года за счет численности морской разведки. В середине 50-х годов началась также подготовка необходимой документации и материальной основы для начала проектирования и создания самоходных подводных буксировщиков боевых пловцов.


Водолазы-разведчики Специальной разведки ВМФ СССР испытывают акваланг типа АВМ-1м. 1957 год. (Фото из архива автора)


По поводу появления фотографии человека в форме советского морского офицера и идентифицированного с Лайонелом Крэббом возникает ряд естественных вопросов. Непонятно, почему до сих пор компетентные спецслужбы Великобритании, располагая великолепной криминалистической техникой, не провели ее экспертизу – не сравнили с известными подлинными фотографиями хотя бы методом фотоаппликации. Также непонятно, почему никто не пытался выяснить, когда и кем был сделан этот снимок, историю его появления. Может, это просто фотомонтаж? А может, фотография снята еще до событий апреля 1956 года в самой Великобритании специалистами из МИ б и ЦРУ, разработавшими операцию? Ответа на эти вопросы пока нет.

Любопытно, что так называемое «Дело Крэбба» будет рассекречено в Великобритании только в 2047 году. Значит, кому-то есть что скрывать.

И последнее. Автор этих строк лично знаком и разговаривал со многими ветеранами Специальной разведки ВМФ СССР – с теми, кто стоял у истоков возрождения морских разведывательно-диверсионных частей, а затем там служил. Так вот, ни один ветеран ничего не слышал о консультанте-легководолазе по фамилии Кораблев. К этому следует добавить, что Специальная разведка ВМФ организационно тесно связана с агентурной разведкой. Круг советских морских специалистов особых миссий не столь велик, и факт работы Лайонела Крэбба на разведку ВМФ Советского Союза для них не остался бы тайной. Над британской же версией, с которой они знакомы, откровенно смеются и называют ее, мягко говоря, чушью. Особенно их забавляет утверждение, что Крэбб был чуть ли не главным консультантом и создателем подразделений и специального подводного снаряжения советских боевых пловцов.

За последние время в мире, и особенно в Европе, произошли кардинальные изменения. «Железный занавес» рухнул. Сошел со сцены Советский Союз, правопреемницей которого стала Российская Федерация. В самом начале 90-х годов при президенте Российской Федерации была образована комиссия по расследованию фактов бесследной пропажи граждан иностранных государств, а также российских граждан, исчезнувших при невыясненных обстоятельствах за пределами границ бывшего Советского Союза. Члены комиссии сотрудничают со всеми, кто к ним обращается. К примеру, власти Швеции уже давно и плодотворно работают с российской стороной по факту захвата советскими спецслужбами в 1945 году в Венгрии и тайной переправки в СССР шведского дипломата Рауля Валленберга (1910–1947). Шведы также разыскивают своих простых моряков с сухогруза «Бенгт Стуре», торпедированного в октябре 1942 года подводной лодкой Балтийского флота «Щ-406». Тогда семь уцелевших моряков были подобраны из воды на борт подлодки и доставлены в Кронштадт в распоряжение Разведотдела штаба КБФ, а потом, после допросов, переданы для дальнейшей обработки сотрудникам НКВД, после чего их следы теряются.

Ищут своих граждан, пропавших в период с 1950 по 1965 год на территории Советского Союза, и власти Соединенных Штатов Америки. В разгар холодной войны в небе над СССР было сбито несколько американских разведывательных самолетов, судьба экипажей которых оставалась загадкой. В 1992 году при поддержке президентов России и США была даже создана совместная Российско-американская комиссия по розыску военнопленных и без вести пропавших военнослужащих, которая собирается работать до тех пор, пока не выяснится судьба людей.

В связи с вышесказанным встает закономерный вопрос. Если в Великобритании есть люди, которые предполагают или же считают, что легендарный Лайонел Крэбб был тайно вывезен советскими спецслужбами в СССР, то почему они сейчас, в новых условиях, не ставят перед своим демократическим правительством вопрос по расследованию этого дела? Во всяком случае, до сего времени ничего не было слышно о том, чтобы власти Великобритании, по так называемому «Делу Крэбба», обращались в Российскую комиссию по расследованию фактов бесследной пропажи граждан иностранных государств.

Вероятно, компетентные органы Великобритании знают, что искать следы Крэбба нужно совсем в другом месте. В 2002 году контр-адмирал Захаров, служивший в спецназе ВМФ в 1967–1990 годах, дал интервью журналу «Коммерсантъ Власть», из которого вырисовывалась следующая картина. Лайонел Крэбб действительно выжил во время обследования дна крейсера. Однако через какое-то время его захватили близ Ростока спецслужбы ГДР. И вместо того, чтобы «создавать советский подводный спецназ», как этого хотелось бы многим журналистам на Западе, он сидел в восточногерманской тюрьме за шпионаж Отсидев несколько лет, он начал сообщать вещи, интересные для КГБ. Например, что заходил в Клайпеду – передавать английским агентам в Литовской ССР груз, буксируя грузовой контейнер за сверхмалой подлодкой. Позднее от своих знакомых в КГБ Захаров узнал об этих похождениях Крэбба. Они предоставили ему копию нарисованной лично Крэббом схемы прохода к месту выгрузки. Мало того, что карта была очень близка к реальности – пройдя по маршруту Крэбба, советские водолазы-разведчики нашли следы пребывания СМПЛ в тех местах.

Однако все это происходило тогда, когда спецназ ВМФ СССР был уже давно создан и успешно выполнял поставленные задачи, а советские боевые пловцы сами могли очень многому научить коммандера Крэбба.

Спецназ: ГРУ и ВМФ

В межвоенное время в СССР формировались армейские подразделения, которые явились прообразом современного спецназа. К середине 30-х годов штаб РККА разработал и в ходе маневров опробовал теорию «глубокого прорыва», в которую органично вписывались разведывательно-диверсионные действия в тылу противника. В январе 1934 года начальник Генштаба РККА Александр Ильич Егоров издал директиву, предписывающую создание штатных диверсионных подразделений в Красной армии. В целях секретности эти подразделения создавались при дивизионных саперных батальонах и именовались «саперно-маскировочными» взводами. К началу 1935 года они начали функционировать во всех дивизиях на границе с Эстонией, Латвией, Польшей и Румынией, а также на Дальнем Востоке.

Предполагалось, что в случае войны такой взвод может действовать как в полном составе, так и мелкими группами, по 5–7 человек Причем и в наступлении, и в обороне. Основной упор предписывалось делать на диверсии, разведывательные задачи ставились только как попутные. В том же 1935 году начали действовать специальные курсы для командиров этих взводов, расположенные на одной из учебных баз Главного разведывательного управления РККА в окрестностях Москвы.

Личный состав отбирался из бойцов, прослуживших не менее двух лет, имеющих соответствующие данные, тщательно проверенные органами безопасности. Обучение велось по самым высоким стандартам физической и специальной подготовки того времени. После прохождения службы диверсанты увольнялись и компактно расселялись вдоль границы. Оружие и снаряжение для них хранились в ближайших воинских частях, а на территории сопредельных стран агенты Разведывательного управления приступили к созданию опорных баз для диверсантов.

Еще до этого планомерная работа по обучению нелегальных групп по линии «Д» (диверсии), за организацию которой отвечало 4-е управление штаба РККА, началась в 1930 году. На территории Белорусского, Украинского, Ленинградского и Московского военных округов работало более десяти спецшкол по подготовке партизан. Отбор в эти школы был чрезвычайно тщательным: предпочтение отдавалось опытным кадрам либо лицам, имеющим нужную для диверсионной работы специальность. Наряду с базовой подготовкой слушатели получали конкретную военную профессию: сапер, разведчик, снайпер. Всего к началу 1937 года было подготовлено около десяти тысяч специалистов по ведению малой войны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13