Александр де Дананн.

Память крови



скачать книгу бесплатно

Природа данного глютена ещё лучше объяснена самим Эккартсгаузеном в другом тексте:

«Глютен более близок зверю, нежели духу, и являет собой вещество греха; его воздействие варьируется в зависимости от способа чувственных переживаний. В состоянии расширения он порождает самонадеянность и гордость; в состоянии сжатия – скупость, самолюбие и эгоизм; в состоянии отталкивания – ярость и гнев. Оживлённый круговым движением, он пробуждает легкомыслие и сладострастие. Его «эксцентричность» вызывает обжорство и пьянство, а концентричность – зависть; таков status morbi[136]136
  Состояние болезни (лат.). – Прим. пер.


[Закрыть]
человечества.

Эта закваска греха существует в каждом из нас, но в количестве большем или меньшем; она передаётся от родителей детям, и её распространение препятствует незамедлительному действию духа на материю. Над сим глютеном, находящимся в нас, можно одержать победу, но не в нашей власти его уничтожить. Он словно запал, посредством которого воспламеняются в человеке животные страсти; он неистово реагирует на всякое половое возбуждение; в отсутствии праведного и кроткого суждения вместо Добра мы выбираем Зло, ибо брожение сего производящего страсти вещества мешает ясной деятельности духа, каковая есть необходимое условие для здравого мышления. Эта субстанция также является причиной невежества; густая и неподатливая, она тяготит нежные фибры мозга и замедляет синхронное действие разума, необходимое для проникновения в объекты познания. Таким образом, ложь и зло являются свойствами сего содержащегося в нас вещества греха, подобно тому, как добро и истина представляют собой атрибуты нашего духовного начала. Лекарство следует искать не в природе, но в универсальном принципе Света, во всеорошающей божественной телесности (Leiblichtkeit), то есть в отражении Бога. Лекарство – это Божественная Мудрость и пришедшее в мир Слово, ибо кровь суть тинктуральная сущность (tincturalische Wesen), дистиллированная в природе и предназначенная вновь вернуть достойным того людям способность к бессмертию».[137]137
  Karl von Eckartshausen, ?ber die wichtigsten Mysterien der Religion, M?nchen, 1823, pp. 24-27, 42; Die Wolke ?ber Dem Heiligtum, M?nchen, 1802, pp. 98-104 (цит. по: Antoine Faivre, Eckartshausen et la th?osophie chr?tienne, Paris, 1969, p. 297).


[Закрыть]

Сие краткое отступление относительно глютена предназначено лишь для оценки данного вещества, указывающего на присутствие зла в природе каждого без исключения человека, на наличие сатанинского творения, стремящегося воспрепятствовать человеческому развитию.

«Особое свойство» крови, присущее родам, каковые возникли от смешения с падшими ангелами, имеет, очевидно, люциферианскую природу; они стремятся достигнуть своей цели и предложить человеку знание, пригодное не для восстановления примордиального состояния, в коем он когда-то пребывал, но для реализации состояния, на которое у него никогда не было права.

Теперь, как нам кажется, довольно полезно привести несколько отрывков из очень интересной статьи Жоржа Тамо, каковой выделяет, в частности, вопрос наследования через кровь; это будет своеобразным суммированием традиционных элементов, способствующих пониманию сего вопроса в данном контексте.

Для символов всегда характерна двойственность значения, и в нижеследующей цитате можно обнаружить указание на качества крови в двойном аспекте, света и тьмы.

Кроме того, мы узнаем об истинном, традиционном значении «голубой крови», присущей христианскому дворянству, которая неким образом стала инструментом божественного промысла; крови, искуплённой сам?й Кровью Христовой.

Итак, Тамо писал:

«Наши грехи запечатлеваются в нашей крови, и мы действительно передаём их своим детям как наследственные болезни, но сегодня это совершенно не признаётся. Наши предки, даже самые отдалённые, присутствуют в нашей крови со своими достоинствами и недостатками, и очень часто наши безрассудные побуждения являются лишь внезапным пробуждением прародителей, с коими приходится бороться. Таков будет один из любопытных опытов, ожидающих мистика на пути аскезы, когда его кровь – текущая в нём кровь всего его рода – подвергнется необходимым преобразованиям; он узрит всех предков, возникающих из сей крови, которые жили до него, по крайней мере, всех тех, кто собственными усилиями добавил некоторые… качества в эту кровь, наконец, всех тех, кто благодаря этому вкладу имеет право принимать в какой-то мере участие в практике аскета. Вот почему, и оное – тоже вещь малоизвестная, совершенствующийся в аскезе увлекает за собой, хотя и в небольшой степени, тех представителей своего рода, кто того достоин. «Я увидела картину собственной жизни до рождения, или, скорее, картину жизни моих предков», утверждала Катарина Эммерих. Это переживание святой рано или поздно ожидает всякого стремящегося следовать такому пути, и тогда он уразумеет то, что некоторые назвали «пробуждением наследственной памяти». Более того, Катарина Эммерих смогла узреть, «что души настоящих дворян оказывают на своих потомков большее влияние по сравнению с иными душами»; посему в Занони[138]138
  Оккультный роман английского писателя XIX века, барона Эдварда Джорджа Бульвер-Литтона, опубликованный в 1842 году (Edward Bulwer-Lytton, Zanoni, London, 1842). – Прим. пер.


[Закрыть]
можно прочитать о непозволительности отказа в посвящении кому бы то ни было из потомков инициата, даже если посвятитель предвидит опасности данной процедуры для кандидата. Однако в двух упомянутых случаях присовокупляется внешнее воздействие, и поэтому о нём следует обмолвиться в нескольких словах. Всякая обретённая святость, миропомазание, инициация отпечатываются в крови, насыщают живую субстанцию; вот по какой причине во время рукоположения князей и королей говорится, что «помазанием сим сила Духа Святого проникает с кровью вашей до сердца», и эта кровь, однажды им отмеченная, остаётся таковой на протяжении многих поколений. Именно на оное опирается королевское наследование и претендует дворянство, под коим я подразумеваю тех, чьи предки приняли помазание, были произведены в князья, герцоги и графы в ходе специальной церемонии или посвящены в рыцари в соответствии с надлежащими обрядами – вот на чём основывается притязание дворянства на обладание особой кровью, и именно так «голубая кровь» становится реальностью… И если можно было бы продемонстрировать, как даже в наше время представители некоторых кровей, в которых всегда остаётся «наследственная память» о древнем посвящении, стремятся объединиться – способом, каковой мог бы показаться совершенно бессознательным, но, всё же, таковым не является – и вновь образовать при помощи своего союза и своих потомков некую новую дворянскую касту (это происходит сегодня, когда кажется, будто касты больше не существуют!), тогда бы стало очевидно, что за данным законом крови стоят мощнейшие силы. Также стало бы заметно, что всё неизгладимо запечатлённое в крови невозможно стереть чем-либо, кроме тяжёлого труда аскезы, либо, за некоторыми редкими исключениями, руками или субстанциями, освящёнными свыше. Здесь я взываю к тем, кто, приняв сан, приняв священническое миропомазание, намеревались впоследствии вернуться «в мир», дабы сказали нам, действительно ли ощущают себя такими же созданиями, «как и другие», не имеют ли они в собственном существе, в своей крови, того, от чего страдают: того, что их отличает и что так хорошо чувствуют приближающиеся к ним, какими бы мало восприимчивыми ни были? Что касается инициации, совершённой человеком, то свидетельства трансформации, коей подвергается при этом кровь, живое вещество, могут быть различными в зависимости от славы и уровня полученного посвящения. Но тут возникает новый фактор: личность посвятителя. Если в ходе священнического рукоположения присутствует сила Святого Духа, каковая затмевает или должна затмить посвящаемого, и если личность Понтифика играет второстепенную роль в большей части посвящений, то роль этой силы первична… Но тогда необходимо сделать определённый вывод. Когда посвятителем является Моисей или Илия, воистину действующие от Духа Святого, то всё обстоит хорошо, но много ли Моисеев и Илий? А ежели посвятитель, гуру, ограничен в своих возможностях, ежели кровь его всё ещё омрачена глютеном… что же тогда станет с кровью, живой субстанцией посвящённого? Ему будет ведомо, и это понятно, то, что знает посвятитель – и здесь я мог бы сделать замечание, каковое, в чём нет никаких сомнений, немногие имели возможность сделать, а именно: когда существо определяется духом и властью другого, его слова и его писания суть только эхо писаний и слов затмевающего духа, так что порой довольно нелегко увидеть разницу… Среди тех, кто на протяжении веков провозглашал себя подлинными посвящёнными или намекал на оное, подчас заметны достаточно серьёзные различия, как в учениях, так и в деяниях, и если некоторые проявляют себя сущими мудрецами, то другие предстают менее достойными одобрения… и я не говорю о посвящённых «левой руки». Мантия, накинутая на их спины, была не из тонкого льна, в чём и заключается опасность.[139]139
  У многих древних народов, в частности, у египтян и евреев, тонкий лён (виссон) был не только предметом роскоши, но и непременной частью царских и жреческих одеяний, символом чистоты и праведности. – Прим. пер.


[Закрыть]
Знавших это можно назвать настоящими христианами-герметиками, каковым был Эккартсгаузен, которые всегда заявляли: «Христос, Слово, лишь он один должен быть Наставником, он один должен быть посвятителем». «Лишь Бог и Его Святой Дух может наделить вас совершенной истиной, но просить её следует смиренно». «Бог дарует Мудрость и широко простирает её на любящих его… но отказывает в ней горделивым и высокомерным»… Нужно знать, что если кровь, живая субстанция существа, была запачкана, подобно воску, принявшему некую печать, причём с его же согласия, то стереть сей оттиск, если существо позднее признает, что печать имеет изъяны, будет делом практически безнадёжным. Оно сможет осуществить это, лишь восприняв более глубокий оттиск, прикрывшись более мощными доспехами, а сие невозможно без величайших сражений и значительных поражений. И примеров тому можно найти немало. Иногда даже те, кто был принят согласно ритуалам в члены могущественного инициатического или оккультного братства, в самом прямом смысле расплачивались своей жизнью, виновные в желании даже не предать свой орден, но всего-навсего покинуть его, отделиться. Нельзя безнаказанно играть с таинственными законами крови, и каждая произносимая клятва связывается с помощью данной субстанции, закрепляется в ней. Выбор за кандидатом. Всё это соотносится с тем, что я назвал человеческими посвящениями, посвящениями, в общем… второстепенными. Также в крови и через неё, как я только что отметил, с одной стороны, действуют благословения, а с другой – к счастью, лишь до четвёртого поколения – проклятия, чары и т. д.… ибо сын, внук и правнук существа, проклятого в соответствии с обрядами или совершенно и небезосновательно околдованного, будут нести бремя сего проклятия или колдовства; в этом и состоит ужасный закон, касающийся зол, передаваемых по наследству, в данном случае психическим и… магнетическим способом…

…Собственно, оттого, что из-за своей крови человек несёт в себе и тьму, и свет, пребывая на границе между ними, он может использовать магию как во имя добра, так и во имя зла; а поскольку кровь содержит оба могущества, то способна привлекать к себе и нижние, и вышние силы, ибо является основной, едва ли не единственной, «материей» церемониальной магии, поддержкой, конденсатором магических заклинаний высших и низших существ… Небо – Человек – Земля… Но эта же кровь, вместе со своей сестрой-близнецом – водой из источников, бьющих у ног чёрных дев – должна являть собой вещество, употребляемое для крещений и освящений. «Победивший мир, – говорит святой Иоанн, – есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию».[140]140
  1Иоан. V:4-6. – Прим. пер.


[Закрыть]
И, полагаю, станет понятно… зачем для полного искупления крови Адама потребовалось, чтобы сам Свет стал «плотью» и в самую глубь омрачённой субстанции пролилась «божественная кровь», и почему к человеку и его крови обращена подлинная Евхаристическая Тайна, быть может, более запредельная, нежели то, что обыкновенно подразумевают под выражением «тайна евхаристии»».[141]141
  Argos (Georges Tamos), «Du sang et de quelques-uns des ses myst?res», Le Voile d'Isis, n. 142, ott. 1931, pp. 582-586.


[Закрыть]

Отпечаток в крови, как утверждал Тамо, неизгладим, поэтому его практически невозможно стереть у тех, кто был отмечен деяниями, совершёнными в своей крови и посредством неё; у девиантных родов именно кровь объединяла человеческие души.[142]142
  Питер Дэвидсон [Один из основателей британоамериканского оккультного ордена «Герметическое Братство Луксора» (1842-1916). – Прим. пер.], претендовавший на обладание исчерпывающими сведениями относительно данной тематики, приводил отрывок из Порфирия о вызываниях душ посредством испарений крови, в принципе одобряемых автором, который всё же указывал на «злоупотребления этим знанием среди колдунов». Отрывок таков: «После физической смерти душа остаётся соединённой с телом благодаря странной привязанности и общности, тогда как две более сокровенные сущности с большей готовностью разлучаются с плотью. Мы замечаем, как души в немалом количестве парят вокруг нас, близ своих мёртвых останков. Более того, мы видим, что они пребывают в нетерпеливых поисках останков чужих тел, в особенности останков с пролившейся кровью, от испарений коей у них на короткое время могут пробудиться некоторые способности, присущие живым существам. К несчастью, занимаясь своим искусством, колдуны злоупотребляют сим знанием. Все они вызывают эти души и принуждают их становиться видимыми либо воздействуя на оживлённое тело, либо произнося заклинания над испарениями пролитой крови» (Порфирий, О жертвоприношениях, гл. II, «Истинный культ»; цит. по: Peter Davidson, Le gui et sa philosophie, Paris, 1896, pp. 62-63). Со своей стороны, Дэвидсон писал о «конфигуративной и пластичной способности крови реагировать на таких потенциальных существ и проявляться подобным образом вне тела, но за данное теургическое взаимодействие придётся расплачиваться в соответствии с условиями договора».


[Закрыть]

Обладатели сей «особенной крови» люциферианского происхождения и в самом деле выполняли миссию, заключавшуюся в том, чтобы заставить как можно большее количество людей примкнуть к своему лагерю.

Так были созданы соответствующие структуры, к примеру, тайные общества и секты с постоянно меняющейся и никогда не бывающей стабильной организацией, в коих за «внешним кругом» следуют другие, всё более «внутренние», где в самом средоточии «достойнейшие» кандидаты оказываются связаны кровным договором с некой «разумной сущностью», наделяющей их определёнными способностями, одной из характерных черт коих является преходящий характер. Если «посвящённый» совершает проступок, не важно какой, то обретённые прежде способности утрачиваются, что является неопровержимым доказательством того, что оные полномочия были добыты не им самим, но даны «разумной сущностью», с каковой он заключил договор и которая питалась его жизненностью.

Сии сущности есть не кто иные, как падшие ангелы и их приспешники, и именно кровный договор позволяет им «заражать» род человеческий – значительная часть коего будет всего лишь служить их выживанию – и черпать, в качестве питания, его жизненную силу.

Жан Маркес-Ривьер по этому поводу писал, что «скрытое стремление человека к Божественному проявляется неосознанным и невежественным образом в желании чуда и в доверии, оказываемом всем главам сект, всем тем, кто считает себя способным возвысить человека и избавить его от ужаса пред жалким существованием и борьбой за жизнь.

О рассудительности в таком случае говорить не приходится, так как жизненное и ментальное начала пребывают в подобных ситуациях в бездействии. Доверчивость и вера наиболее часто используются существами недостойными на благо жизнеспособных сущностей, постоянно жаждущих укрепить и расширить своё господство над человечеством. Сущности такого плана носят различные имена, упоминать кои в данный момент мне представляется совершенно бесполезным, и обладают определёнными способностями: влияют на стихии (дождь, град, гром), материализуются при располагающих к тому условиях и совершают некоторые феномены, связанные с одушевлением. Их сознание крайне рудиментарно и затуманено. Они пытаются либо обеспечить себя почестями, подношениями и властью над людьми, либо просто «насущно» довольствоваться человеческим дыханием. Ложь – их царство; награждая себя почтенными званиями (не объявляют ли иной раз они самих себя ангелами Света?), они дают благочестивые советы. Но нужно остерегаться их. Тем не менее, власть этих сущностей сильно ограничена и они инстинктивно бегут прочь от всего, что их превосходит, но, поскольку они манипулируют некоторыми жизненными силами, то способны очаровывать доверчивые и слабые души, всегда пребывающие в поисках чудесного, и извращать самые их возвышенные стремления. Попавшийся на такую уловку потерян для божественной жизни. Ничего истинного не может происходить от контакта с данными сущностями, а поддерживать с ними отношения одновременно бесполезно и опасно.

Их вмешательство принимает тот болезненный и драматический характер, о котором хорошо известно тем, кто занимается магией, как на Западе, так и на Востоке… Эти сущности обычно представляются Ангелами, Духами, Проводниками с необыкновенными именами и великими Наставниками. Неофита одурачивают, с большой ловкостью предлагая ему пережить некий опыт. Его видения проистекают по большей части из того самого вводящего в заблуждение могущества и того же стремления обманывать с помощью «оккультных учений» и «эзотерических наставлений», щедро распространяемых среди многих чересчур доверчивых искателей по всему миру». Далее Маркес-Ривьер добавлял, что некоторые из упомянутых существ «желают создать центры действия и распространения влияния в физическом мире, чтобы установить или укрепить своё господство над ним». Лишённые того, что мы называем моралью, лишённые всякой совестливости, они умело используют человеческие слабости и тщеславие своих жертв… С поистине поразительной хитростью извлекая выгоду из современных демократических и филантропических идей, эти жизнедеятельные сущности смогли нанести свой последний мастерский удар. С одной стороны, представляясь совершенными людьми, воплощёнными где-то в Тибете, они воззвали к глубокой вере человека в бесконечный прогресс его расы, к вере в их способность к совершенствованию и наставничеству, и предоставили ему иллюзорную возможность удовлетворить свои чаяния. Раз наши старшие братья, говорят они, победили невежество, страдание и смерть, то все мы, младшие, призваны следовать по их стопам и достигнуть того же. Дверь открыта для каждого, что в полной мере соответствует современному эгалитарному вкусу. Если допустить, что они обладают человеческими телами, то факт самопроявления этих адептов для дистанционного общения и обеспечения своих сторонников видениями, становится достаточным доказательством достижения ими власти и сверхчеловеческого знания, а недостатки и провалы их учений, ограниченность их способностей, как, например, несбывшиеся предсказания, приписываются несовершенству последователей. С другой стороны, оные асурические[143]143
  Асуры – божества в индуизме и буддизме, родственные древнегреческим титанам и демонам авраамических религий. – Прим. пер.


[Закрыть]
сущности расставили свои сети для пленения пробуждающихся душ, познавших зарождающееся стремление к Божественному и чувствующих желание пройти всеобъемлющее посвящение. ««Вы хотите служить Богу? – твердят они. – Послужите Человечеству, которое является Богом воплощённым и страдающим! А чтобы служить с пользой вашим братьям, помогите нам – тем, кто имеет власть и знание, тем, кто ведёт Человечество к его высокому предназначению. Лишь нам служа, вы можете одновременно ускорить своё развитие и развитие мира»… Лживые речи!»[144]144
  Jean Marqu?s-Riviere, art. cit., pp. 157-161.


[Закрыть]

Таким образом, именно с подобными сущностями кандидаты заключают договор, при помощи коего вступают в «род» всех тех, кто в свою очередь уже сделал это; но если в изначально девиантном роду обряды жертвоприношения нумену исполнял pater familias, то в данных организациях договор заключает сам соискатель, имея в качестве поверенных некоторых представителей внутреннего круга. Прежде всего, он получает первый пергамент, называемый «пергаментом договора», и посреди начертанного магического круга, согласно обряду, каковой назначает «мастер-посвятитель», в предустановленное определёнными «солярными таблицами» время, он клянётся в послушании секте и выражает желание получить «знание», неважно каким способом; в этом случае кандидат должен предоставить все сведения о себе, а также о своих кровных родственниках, предках, потомках или родственниках по боковой линии, на коих он хочет распространить сие «покровительство». Спустя некоторое время кандидат обязан предъявить так называемый «подтверждающий талисман», то есть второй пергамент, содержащий «символ защиты соглашения» и означающий в действительности, что он заключил договор с вызванной сущностью, каковая неким образом «снисходит до воплощения» в соискателе и соединяется с ним через данный «союзный договор», подписанный кровью последнего. Этим документом он навсегда отдаётся сущности, которая должна подтвердить своё согласие с договором; его срок, как правило, не определяется, но говорится, к примеру, о семи поколениях. Затем пергамент с «подтверждающим талисманом» передаётся во внутренний круг организации, и с этого момента кандидат, ставший «посвящённым», меняет имя, чтобы взять имя сущности, с коей он заключил договор: под ним чаще всего подразумевают одно из 72-х «ангельских или божественных имён».[145]145
  Нужно сказать, что один из путей доступа в эти «внутренние круги» проходит через различные масонские течения, определяемые несколько общим выражением «Египетский Обряд». Много пишут, особенно в последнее время, о некоей «ассамблее 72-х», рассматриваемой в качестве главной опоры «контринициатических» сил. На самом деле сие есть только первая из пяти «ассамблей», именуемых соответственно ассамблеями 72-х, 48-ми, 35-ти, 24-х и, последняя и высшая, 12-ти, каковая нередко соотносится с таинственным орденом Мельхиседека. Добавим, что по желанию эти имена тем или иным образом изменяются и что данные круги соответствуют уровню, достигнутому в «посвящении наоборот».


[Закрыть]
Кроме того, ему выдаётся золотое кольцо, внутри которого выгравирован родовой символ, связывающий индивидуума с «цепью» и руководящими ею силами.[146]146
  Происхождение кольца «с печатью» могло уходить корнями к родам, инициированным договором с падшими ангелами; действие договора продлевалось при помощи совершаемых этими родами обрядов и сохраняемой ими «памяти крови» (дабы понять сие, достаточно увидеть собрание колец с печатями, представленное Абрахамом Горлеусом в его Дактилиотеке). Равным образом, дворянское кольцо с изображением родового герба, передававшееся от предка потомку (обычно от отца сыну), позволяет данному роду осуществлять свою власть и проявлять свои особые качества. Момент создания «магического кольца» можно отнести к эпохе, когда «память крови» начинает ослабевать из-за различных факторов, каковые уже были рассмотрены нами. Магические кольца представляют собой лишь бледное отражение изначального типа «кольца с печатью», и мы находим тому многочисленные подтверждения, от древнейших гримуаров до Сексуальной магии Рэндольфа. В этом случае кольцо, всегда демонстрирующее неразрывную связь (ligamen [Узы (лат.). – Прим. пер.]), изготавливается магическим способом и может быть серебряным или золотым. В некоторых организациях «контринициатического» толка те, кто принадлежат «внешнему» кругу, получают кольцо из серебра, называемое «лунным». Обычно на него, с внешней стороны, наносится астрологический номер, а с внутренней – число или буква (надпись с именем) гения, с каковым индивидуум связан посредством этого кольца. Носить его предписано на указательном пальце левой руки в дни прибывающей луны, на указательном или безымянном пальцах правой руки в дни луны убывающей и, наконец, не носить его вовсе в последние два дня полнолуния и в первый день новолуния. Сие кольцо непосредственным и магическим образом связывает носящего его индивидуума с «внутренним кругом» и со «вспомогательными силами магической цепи», то есть с элементарными существами, созданными магами «внутреннего круга» и развитыми до уровня «гениев».
  Представители «внутреннего круга», напротив, получают «солнечное кольцо» из золота, когда им дозволяется войти в данный круг посредством кровного договора; и именно оное кольцо даёт возможность создавать элементарных существ. В связи с этим напомним арабскую легенду о царе Соломоне, обладавшем кольцом, благодаря которому он управлял служившими ему демонами (чьи знаки были нанесены на его кольцо), коим он обязан своей проницательностью и умом.
  Фламины Диалиса (Юпитера) носили кольцо из ажурного золота (cassus и pervius [ «Пустотелое» и «резное» (лат.). – Прим. пер.]), без камней, как сообщает нам Авл Гелий (Аттические ночи, X, 15) (См. также M. Deloche, «Le port des anneaux dans l'Antiquit? romaine et dans les premiers si?cles du Moyen ?ge», M?moires de l'Institut im??rial de France, Acad?mie des inscri?tions et belles-lettres, Paris, 1896, tome XXXV, II partie, pp. 169-280; Johann Kirchmann, De annulis liber singularis, Leiden, 1672; Abraham Gorlaeus, Dactyliothecae, pars prima et secunda, Leiden, 1695).
  «Контринициация» всегда «имитирует» подлинную духовную традицию. И действительно, обычно кольцо епископа должно носиться на указательном пальце (согласно предписанию XIII века), каковой назывался silentiarium и salutaris [ «Охраняющий тишину» и «дарующий спасение» (лат.). – Прим. пер.], но надевается на безымянный для священнодействий. Что касается секретного кольца папы римского, или «кольца рыбака», то оно было снабжено ажурной оправой, каковая служила тайной печатью; каждый понтифик имел личную печать, отличавшуюся от печати предыдущего папы, но на всех на них, начиная с XIII столетия, присутствовало изображение забрасывающего сети святого Петра (см. Liturgie, Paris, 1930, p. 341, опубликованную под руководством аббата Р. Агрэна). «Кольцо рыбака» разбивалось после смерти святого отца.
  Более того, обычай целовать перстень-печатку вечером перед сном, утром при пробуждении, перед всяким важным делом или во время противостояния опасности, возник, вероятно, из обычая целовать священные реликвии (G. Ventura, op. cit., p. 41).


[Закрыть]

Полагаем необходимым добавить, что эти организации обещают неуклонное развитие «тела славы»; но в результате предлагаемых практик, которые мы рассмотрим ниже, может развиться не что иное, как «периспирит», «флюидное», «астральное» или «лунное» тело[147]147
  Приведём здесь истолкование особого типа кровного договора, «братства крови», каковое «связывает астральные тела», а также, по утверждению, надо сказать, довольно шокирующему, знаменитого кавказского мага Г.И. Гурджиева, имеет прямое отношение к тайной вечере Христа… Какие тут могут быть комментарии?! «Люди, имеющие «астральное тело», – писал он, – способны общаться друг с другом на расстоянии, не прибегая к помощи физических средств. Но для того, чтобы такое общение было возможным, они должны установить друг с другом некую «связь». Для этого при расставании, те, кто уходит, иногда берут с собой что-нибудь, принадлежащее человеку, с которым они хотели бы сохранить контакт, предпочтительно такую вещь, коя соприкасалась с его телом, пропитана его эманациями… Точно так же, для установления связи с умершим, его друзья обыкновенно хранят принадлежавшие ему предметы. Эти вещи как бы оставляют за собой некий след, нечто вроде нитей или волокон, протянутых в пространстве. Данные нити связывают сей предмет с человеком – живым или мёртвым – им владевшим. Люди ведали об оном с глубочайшей древности и различными способами использовали такое знание. Следы его можно найти в традициях многих народов. Вы знаете, например, что у некоторых из них есть обычай братания кровью. Двое или более человек смешивают свою кровь в одном сосуде и пьют из него. После чего их считают братьями по крови. Но происхождение этого обряда лежит глубже. Он восходит к магической церемонии установления связи между «астральными телами». Кровь имеет особые свойства. Отдельные народы, например, иудеи, приписывали особенное значение магическим свойствам крови. Теперь вы понимаете, что если установлена связь между «астральными телами», то её, согласно некоторым верованиям, не может разорвать даже смерть. Христу было ведомо, что он должен умереть. Сие было предрешено. Он знал это, и ученики его знали. И каждому из них было известно, какую роль ему предстоит сыграть. В то же время им хотелось установить постоянную связь со своим учителем. С этой целью Христос дал им испить своей крови и вкусить своей плоти. Сие вовсе не было хлебом и вином, а подлинной плотью и подлинной кровью. Тайная вечеря была магическим обрядом, аналогичным «братанию кровью», для установления связи между «астральными телами» (P.D. Ouspensky, Fragments d'un enseignement inconnu, Paris, 1949, pp. 147-148).


[Закрыть]
 – посредством данных терминов сии организации «играют» в прятки, никогда не давая их точного определения. Естественно, участь данного «астрального тела» – это гибель после смерти, происходящая одновременно с разложением физического тела, и в том случае, когда оно содержит сознание «посвящённого», то будет пытаться – для искусственного поддержания жизни – искать себе пропитание в облике вампира.[148]148
  В своей неопубликованной рукописи Секретная доктрина, которую мы уже цитировали, С.Ю. Занн утверждал, что сам страх перед вампиром приводит к своеобразному психическому распаду того, кто его испытывает, и позволяет вампиру «войти»; и воистину, в случае, когда элементарные существа воплощаются в тесно связанные с землёй человеческие формы, то с первыми признаками разложения тела происходит полуотделение: «двойник», все ещё соединённый со своим телом, может даже отходить на приличное расстояние от гробницы. В частности, если его структура в значительной мере желчно-нервная, женская, то он преисполняется ненавистью к темпераментам в большей степени сангвинически– или в меньшей степени лимфатически-нервным, истощённым вырождением, и, насыщая страхом, разрывает их единение с психическими сущностями и высасывает кровь. Этой кровью он из месяца в месяц питает собственное физическое тело в гробу. Занн добавляет, что, с другой стороны, сей пример близок иным феноменам одержимости или ментального отчуждения, называемого «раздвоением личности», и что «астральный вампиризм» – явление аналогичного порядка на «высшем» плане, поскольку оба проистекают из принципа первичного закона бытия и становления: из инстинкта самосохранения. К случаям одержимости можно причислить и деятельность шаманов: в шаманских традициях считается, что после «сеансов», требующих экстатического состояния, у шамана уменьшается количество крови, и говорят, что это происходит из-за духов-помощников, этанов, которыми его наделили предки и которые питаются его кровью (см. Laurence Delaby, «Chamanes toungouses», Etudes mongoles et siberiennes, n° 7, Paris, 1976, p. 45).


[Закрыть]

Глава V
«Палингенезы»

Sana me Domine, quoniam, conturbata sunt ossa mea.[149]149
  Исцели меня, Господи, ибо кости мои потрясены (лат.). – Прим. пер.


[Закрыть]

Псалом 6


Подобный факт, абсурдный в наше время, но, с другой стороны, показательный, обеспечивает сохранение некой общности.

В.И. Абаев[150]150
  Цит. по: G. Dum?zil, Romans de Scythie et d'alemour, Paris, 1978, p. 277.


[Закрыть]

В приведённом выше тексте графа Вентуры говорилось, что контакт между нуменом рода и членами оного позволял данному семейству находиться под покровительством сей сущности и вверять ей свою судьбу; обязанность же семьи заключалась, главным образом, в «прославлении» нумена деяниями его потомков и в преемственности «надлежаще» отправляемых обрядов.

Кроме того, такому роду дозволялось обращаться к своему нумену для получения наставлений, сохранять определённые знания, передаваемые по наследству, и поддерживать или, ещё лучше, приумножать особую власть, каковую эта семья утверждала в мире и укреплению которой подобные познания способствовали.

Мы уже рассмотрели, как связь нумена со своим родом неминуемо должна была ослабевать, с одной стороны, из-за нередких случаев вступления в брак его потомков с теми, кто не принадлежал данному роду, а с другой – преимущественно потому, что пневма нумена, содержавшаяся в крови его отпрысков, всё больше угасала из-за естественного прекращения «дыхания костей» в погребённом теле нумена, которое подвергалось разложению.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6