Александр Бугровский.

Контакт не по правилам. Книга первая. Пропавшая экспедиция



скачать книгу бесплатно

© Александр Бугровский, 2017


ISBN 978-5-4483-8132-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

***

Монотонное жужжание двигателей внезапно смолкло, и вездеход с легким толчком остановился. Жак, в течение последнего часа мирно дремавший в удобном кресле, нехотя открыл глаза и услышал звонкий голос Акибо:

– Все, ребята, дальше я вас не повезу. Судя по тому, что у меня на карте, дальше мне ходу нет, это все, что я мог для вас сделать. Выгружайтесь!

Остатки сна в сознании Жака настойчиво просили его не открывать глаза и посидеть, растянувшись в кресле, еще хотя бы минуточку. Но мысль о том, что он – командир группы, заставила проснуться сначала совесть навигатора, а уж она разбудила остальное тело. Потянувшись и размяв слегка затекшие в долгом путешествии конечности, Жак рывком поднялся с места.

Все остальные, как видно, тоже пригрелись в своих креслах за несколько часов дороги, так что теперь потягивались с явной неохотой.

– Ну вот, а мне приснилось, что мы уже назад летим, – с притворным разочарованием проговорил Антон.

– Ага, размечтался. Все еще только начинается! – Акибо лучезарно улыбался. – До вашей снежной вершины еще далеко, так что успеете и размяться, и отдохнуть, и снова размяться.

– Ну конечно, если знаешь, что проведешь пару дней в тепле и покое, то можно смеяться над товарищами, которым предстоит долгий путь и опасные приключения! – Антон состроил на лице выражение укоризны. Акибо должен был ждать их возвращения на этом же месте, а поход до «снежной вершины» в самом лучшем случае должен занять у них пару дней. И все это время пилоту вездехода придется провести здесь, в томительном одиночестве. Нет, если бы самому Антону предоставили бы право выбирать, то он предпочел бы все три дня блуждать по горам, чем сидеть сиднем на одном месте. Так со скуки и с ума сойти недолго.

Группа выбиралась наружу из длинной сигары вездехода, вытаскивая за собой рюкзаки со снаряжением. Жак, выбравшийся наружу одним из первых, сощурился от налетевшего порыва ветра. Он подождал, пока все исследователи покинут чрево машины, осмотрел группу, пройдясь взад-вперед, затем громко, чтобы все слышали, проговорил:

– Ну что, бойцы, к переходу готовы?

– Готовы, готовы, куда ж мы денемся! – отозвались несколько голосов. «Бойцы» уже проснулись на свежем воздухе и бодрящем ветерке, и на их лицах и в самом деле читалась готовность к приключениям.

– Ну вот и замечательно. Ретранслятор не забыли в машине?

– Да вот он, – отозвался Джим Мейфлауэр, а Алехандро Родригес похлопал рукой по висящему за спиной рюкзаку, словно проверяя, на месте ли его часть снаряжения.

– Отлично. Ну тогда я долго говорить не буду. Горку вы все видели, и задача вам всем, надеюсь, ясна: нужно дойти до нее, установить ретранслятор на как можно более высокой точке, по возможности, на вершине, а затем вернуться сюда, к вездеходу.

По пути, само собой, не зеваем, изучаем все интересное, что попадается в поле зрения. На то мы и исследователи. Вопросы есть?

– Да нет вопросов, пойдемте уже. Быстрее выйдем – быстрее управимся. – Роберто Пирелли был, казалось, слегка не в настроении.

– Ну раз так, то пошли. Акибо, жди нас и давай никому наш вездеход, даже если будут очень просить покататься! – Жак махнул пилоту рукой, и тот, улыбаясь, отсалютовал в ответ. Двадцать пять исследователей, вытянувшись в колонну, двинулись к возвышавшейся перед ними каменной стене. Им уже пришлось многому удивиться на планете с названием SLS-476 d, теперь надо было выяснить, какие еще сюрпризы она приготовила для неожиданных гостей. А заодно и выполнить основную задачу: установить на наибольшей доступной высоте специальный ретранслятор. Устройство, которое позволило бы тем, кто прилетит их спасать, уловить сигнал бедствия с координатами посадочного модуля на как можно большей территории.

***

Первые кирпичики в теорию о том, как обнаруживать потенциально обитаемые планеты в безбрежных глубинах космоса, были заложены еще на заре космической эры. Уже тогда люди определили основной набор условий, которые должны выполниться для того, чтобы на той или иной планете могла в какой-либо форме существовать жизнь. Но настоящий прорыв в этой области был сделан лишь за несколько последних десятилетий. Специальное оборудование без устали сканировало космос, фиксируя и регистрируя все, что могло указывать на малейшую возможность того, что в каком-нибудь укромном уголке бесконечной черной пустыни есть другие обитаемые островки и оазисы.

В результате многолетних наблюдений был составлен список ПНП – потенциально населенных планет. А после этого Международное Космическое Агентство разработало и приняло специальную программу, согласно которой каждая такая планета должна была рано или поздно быть исследована. И одна за одной в дальний космос потянулись исследовательские экспедиции, главной целью которых была разведка ПНП и поиск на них жизни. Фактически, все такие планеты были поставлены в очередь, и год за годом в порядке этой очереди то с одной, то с другой планеты поступали результаты исследований, рассказывавшие о вновь открытом мире. Работа эта была трудной и часто попросту опасной. Поскольку пространственный прыжок, необходимый для того, чтобы приблизиться к новой планете, приходилось делать фактически вслепую, его рассчитывали так, чтобы точка выхода не оказалась бы внутри одной из звезд или другого небесного тела. Обычно это удавалось, но связь с несколькими экспедициями все же пропала либо сразу, либо через некоторое время после их выхода из пространственного прыжка. Особенно участились такие инциденты за последнее десятилетие. Вот почему всякий раз, отравляясь изучать новые миры, исследователи на всякий случай готовились ко всему.

При этом реальный «улов», собранный многочисленными экспедициями, был не столь велик по сравнению с общим числом обнаруженных кандидатов на «обитаемость». Основная масса вновь открываемых планет была безжизненна. И хотя как правило каждая из них представляла собой ценность пусть даже и просто как источник природных ресурсов, все ждали от исследований именно чуда: открытия новой, неизвестной прежде жизни. А это хоть и случалось, но происходило крайне редко.

Так, на одном из вновь открытых миров обнаружились бактерии, обитавшие в покрывавшем почти всю планету океане. На другом отыскались даже несложные растительные формы и водоросли. И лишь в одном случае из нескольких тысяч удача по-настоящему улыбнулась исследователям: на открытой ими планете обнаружилась настоящая разумная форма жизни, причем достаточно высокоразвитая. Впрочем, планету быстро изолировали, чтобы уберечь ее от внимания широкой общественности. И это было объяснимо: ее обитатели еще не достигли того уровня развития, который позволил бы им выйти в космическое пространство и вступить в полноценный контакт. Кроме того, согласно разработанному сразу же межпланетному кодексу, в случае обнаружения на той или иной планете разумной формы жизни все природные ресурсы на этой планете считались достоянием этой формы. А это означало, что какая-либо добыча или разведка полезных ископаемых на такой планете полностью запрещалась, и получать с нее природные ресурсы можно было только путем торговли. Но и здесь существовало важное ограничение: торговать с другой цивилизацией разрешалось только в том случае, если уровень ее развития позволял ей установить контакт с иными цивилизациями. В противном случае разрешалось лишь изучение разумной формы жизни, причем такое, что контакты с местным населением сводились практически к нулю.

Была и еще одна причина, по которой планеты с разумной формой жизни изолировались от широкой публики и тщательно охранялись. Делалось это для того, чтобы оградить новые миры и цивилизации от недобросовестных граждан, а часто и просто от преступников, которые могли бы воспользоваться их более низким уровнем развития для того, чтобы обогатиться самим. А таких людей на просторах Вселенной, к сожалению, хватало во все времена.

***

– Конрад, как слышно меня? – Жак поднес коробочку коммуникатора поближе к лицу, чтобы блик на экране не отсвечивал.

– Пока нормально, но временами уже прерывисто, – ответил Конрад Маер, командир корабля. – Пока связь есть, вижу и слышу вас.

– Отлично. Мы вполне бодры и полны жизни! Верно, ребята?

– Верно! – отозвался сзади хор голосов.

Они двигались уже пару часов, но никто не просил остановиться на привал. Сказывалась многолетняя закалка исследователей: почти все, кто был в экспедиции, занимались разведкой уже не первый год. Сейчас они подходили к подножию довольно высокой горы, которая заслонила от них цель путешествия – ту самую снежную вершину. Но, само собой, покорять каждую попавшуюся на пути высоту отряд не собирался, вот и сейчас Жак, ненадолго остановившись и прикинув в голове маршрут, махнул рукой вправо:

– Обойдем горку с той стороны. Там можно будет отдохнуть немного, если кто устал.

– Да нормально, командир, держимся пока! – Алехандро шел чуть позади, рядом с ним сосредоточенно сопел Магнус, держась за лямки рюкзака. Он был постарше остальных, но тоже усталости не показывал.

– Ну тогда не снижаем темп! – Жак бодро зашагал по каменной тверди. Трава здесь временами еще попадалась, но все чаще она скорее напоминала рыжеватый мох, а по высоте лишь едва прикрывала подошвы ботинок.

Коммуникатор вновь с треском напомнил о себе. Командир поднял прибор и взглянул на дисплей.

– Ребята, похоже, сейчас я потеряю вас из виду, – Конрад был, казалось, несколько озабочен происходящим.

– Да, сейчас мы уйдем за гору, и сигнал пропадет, – Жак прикинул направление на посадочный модуль и сверился с картой. – Так что придется вам немного отдохнуть от нашего общества. Ну ничего, к вечеру, я надеюсь, мы доберемся до нашей «крыши мира», а там снова будем в зоне прямой видимости, тогда и пообщаемся.

– Да, мне бы тоже этого хотелось. Как-то спокойнее, когда я вас вижу и слышу…

– Вот, вот, смотри кто побежал! – Игорь Угольников показывал рукой наверх. Все подняли головы, как по команде. Там, среди камней, сидел, сжавшись, какой-то серый зверек с вытянутой мордочкой. Он посмотрел на столпившихся внизу людей, а затем повернулся и дал стрекача вверх, и вскоре скрылся из виду. Жак проследил за ним в бинокль.

– Интересно, он хищник или мирное существо? – спросил Эндрю.

– Даже если хищник, мы для него – добыча не по зубам, – рассмеялся Антон.

– Ладно, идем дальше! – Жак, улыбнувшись, махнул рукой, и отряд двинулся в путь.

***

Шел уже шестой месяц с того момента, когда исследовательский корабль с бортовым номером КР-48375 вышел из пространственного прыжка. До цели их путешествия, потенциально населенной планеты SLS-476 d от этого места было почти два миллиарда километров, но их предстояло пройти «своим ходом». И вот сейчас, после пяти месяцев полета, планета из едва заметной беленькой точки превратилась уже в большой бело-голубой шар. Теперь даже при взгляде невооруженным глазом не возникало сомнений: на SLS-476 d есть вода, причем воды там много, и она – в жидком состоянии. Приборы также подтверждали это, показывали они и наличие суши, что не могло не радовать исследователей. Все находились в предвкушении встречи с чем-то необычным, казалось, что вот она, большая и почти невероятная удача, которую боялись спугнуть. И потому сигнал тревоги, прозвучавший однажды на КР-48375, стал для всех полной неожиданностью.

Пронзительно выла сирена, красные сполохи тревожно-аварийного освещения отражались на стенах и переборках корабля, а автоматическая система приятным, но лишенным интонации женским голосом вещала:

– Выведена из строя антенна внешней связи!

– Разгерметизация грузового отсека! Производится принудительная герметизация сектора!

Вслед за этим в общий шумовой фон проник гул движителей, закрывающих изолирующую переборку, которая должна была отгородить поврежденные сектора от остального корабля и предотвратить общую разгерметизацию.

– Пожар в грузовом отсеке! Боевая информационно-управляющая система находится в состоянии полной готовности!

Все это произошло в течение нескольких секунд, все это время экипаж, до того занятый повседневными делами, находился в состоянии легкого оцепенения, не понимая, что же произошло. Затем динамики передали голос Конрада:

– Внимание экипажу! Корабль атакован неизвестным агрессором. Боевая информационно-управляющая система готовится к отражению атаки. Корабль поврежден, экипажу готовиться к срочной эвакуации в секторе спускаемых аппаратов согласно аварийному расписанию. Повторяю! Корабль атакован…

После такого объявления все пришло в движение. Экипаж корабля – семьдесят пять человек – ринулись выполнять отработанные действия, которые предусматривала на такой случай инструкция. Никто не хотел верить в происходящее, но это была реальность. Люди извлекали упакованные скафандры из специальных отсеков, предусмотренных поблизости от каждого рабочего места, и, не надевая их, бежали в сектор, где находился портал для трех спускаемых аппаратов. Внезапно что-то щелкнуло, и в то же мгновение словно неведомая сила оторвала бегущих людей от пола и подняла их в воздух: это вышла из строя система искусственной гравитации. Передвигаться стало гораздо труднее: отвыкший от невесомости экипаж барахтался в воздухе, стараясь прибиться к стенам и зацепиться хоть за что-нибудь. Автоматический голос замолчал, основное освещение моргнуло и погасло, оставив лишь неверный аварийный свет. В это время снова раздался голос Конрада:

– Агрессор уничтожен боевой системой. Система отслеживает две дополнительные цели. Экипажу продолжать движение в сектор спускаемых аппаратов!

Внезапно впереди, как раз со стороны отсека спускаемых аппаратов, раздался страшный грохот, корабль задрожал всем корпусом. Люди закричали.

– Попадание в сектор спускаемых аппаратов! Аппараты №2 и №3 повреждены. Экипажу укрыться в спасательной капсуле! – Конрад, обычно спокойный и невозмутимый, почти что сорвался на крик.

Спасательная капсула находилась внутри корпуса корабля, почти в самом центре неподалеку от капитанской рубки, поэтому неведомый агрессор не мог уничтожить ее попаданием. Люди двинулись вперед по коридорам, цепляясь за поручни.

– Вторая цель поражена! Система отслеживает третью цель. Разгерметизация во втором пассажирском отсеке и отсеке спускаемых аппаратов!

Впереди послышался знакомый гул герметизирующей шторы – это автоматика закрывала поврежденный отсек с единственным оставшимся спускаемым аппаратом. Теперь вся надежда была только на спасательный модуль. Люди тянулись к центру, подтягивая за собой упаковки со скафандрами, те, кто успел, взяли еще и немногочисленные личные вещи.

– Третья цель поражена. Пожар во втором и третьем пассажирских отсеках. Поврежден двигательный отсек, угроза взрыва. Экипажу ускорить эвакуацию!

Торопить никого не приходилось. Те, кто оказался ближе всех к центру корабля, уже заняли места в спасательном модуле, остальные подтягивались. Корабль еще несколько раз ощутимо тряхнуло, казалось, будто он не летит в пространстве, а мчится по изъеденной рытвинами дороге. Конрад влетел в спасательный модуль последним и задраил за собой люк.

– Экипажу занять места и подтвердить готовность. Отстрел спасательного модуля через пятнадцать секунд! – он перехватил руками поручни и занял место в одном из крайних противоперегрузочных кресел. Механический голос продолжал обратный отсчет.

– Пять!

– Четыре!

– Три!

– Два!

– Один!

– Отстрел модуля!

Все вокруг резко качнулось, людей вжало в кресла, кто-то ойкнул, не успев как следует устроиться и ударившись обо что-то в момент толчка. Иллюминаторы спасательного модуля были задраены, но внешние камеры передали изображение на огромный центральный экран. Пробегающие мимо конструкции умирающего корабля вдруг сменились чернотой космоса, утыканной серебряными лампочками звезд. Затем модуль закрутило, и камеры снова захватили остов корабля. Вакуум не передавал звуки, поэтому никто не услышал грохота взрыва. Все лишь молча смотрели на то, как огромный корпус вдруг внезапно раздулся изнутри, точно гигантский шар. А затем шар лопнул, исторгнув в пространство бело-оранжевое облако раскаленных газов. Включились двигатели модуля, пытаясь стабилизировать его бесконтрольное вращение. Спустя полминуты раздался гул, все, сидевшие в креслах, ощутили легкий толчок: это включился маршевый двигатель. Модуль, набирая скорость, двинулся в единственно возможном теперь направлении – на сближение с планетой SLS-476 d. Спасение можно было найти только там, это было единственное место, где у них оставался хоть какой-то шанс на то, чтобы выжить и дождаться помощи. Люди замерли в креслах. Каждый понимал, что движется навстречу неизвестности.

***

Бело-голубой диск SLS-476 d занимал уже половину большого монитора. Экипаж с интересом рассматривал изображение планеты. Спасательный модуль никто не преследовал, так что чувство опасности наконец-то отпустило людей, и они смогли немного отвлечься и расслабиться. Приборы на борту автоматически производили замеры и расчеты параметров планеты и передавали их в вычислительный центр. Навигационная и научная группы, занявшие свои места в рубке управления и лабораториях, обрабатывали данные. Вскоре из динамиков донесся голос Конрада:

– Итак, коллеги, мы приближаемся к цели нашего путешествия. Вот последние данные о планете, собранные нашей исследовательской аппаратурой:

– Средний радиус – 6250 километров, почти равен земному;

– Ожидаемая сила притяжения на поверхности – 0.97 от земной, так что будем чувствовать себя немного легче;

– Период вращения вокруг оси – 25 часов 34 минуты. Хорошая новость для тех, кому всегда не хватало двадцати четырех часов в сутках и кто мечтал их растянуть;

– А вот год здесь немного короче: с точностью до минут и секунд определить пока не удается, но судя по предварительным результатам измерений, период обращения планеты вокруг своего «солнца» составляет 339 суток и примерно 2 часа. Так что тем, кому важна выслуга лет, возможно, захочется, чтобы их трудовой стаж считался по календарю SLS-476 d;


Новости были встречены смехом и шутками. То, что говорил командир, лишь подтверждало предположение о том, что они нашли планету земного типа. А уже одно это было большой удачей. Тем временем, Конрад продолжал:

– Вот то, что удалось определить уже сейчас. Что касается условий на поверхности, то данные пока весьма приблизительные, но уже ясно, что температура там будет для нас вполне комфортной, по крайней мере, а районе экватора – точно тепло. Также, скорее всего, есть здесь и сезонные колебания температуры. Ось планеты наклонена к ее орбитальной плоскости на двадцать градусов, то есть в северной и южной полярных областях также, как и на Земле, есть полярные дни и ночи. Сейчас я жду данные о составе атмосферы. Они у меня появятся несколько позже, я сразу же их вам сообщу. Ну а пока скажу, что я очень рад, что все мы живы, несмотря на приключившуюся с нами неприятность. Я уверен, что помощь обязательно придет, а пока все идет к тому, что нас ждет масса интересной и увлекательной работы!

Это заявление было встречено бурей аплодисментов. Никто уже не думал о неприятностях, все были увлечены работой и подготовкой к посадке. Модуль подходил к планете по касательной. Поскольку до сих пор было неясно, кто же мог посягнуть на мирный научно-исследовательский корабль, решено было садиться сразу, не выходя на орбиту, чтобы снизить риск быть повторно обнаруженными. Скорость погасили до десяти километров в секунду, маршевые двигатели были готовы к дальнейшему торможению. Из рубки навигаторов докладывали:

– Большая часть поверхности планеты покрыта океаном. По данным сканера, в Северном полушарии расположен обширный континент, траектория нашего полета проходит таким образом, что удобнее было бы совершить посадку именно там. Место придется выбирать на ходу, но мы постараемся посадить вас как можно мягче.

Экипаж встретил новость одобрительным гулом, после чего все вернулись к своей обычной деятельности. Впрочем, многим исследователям заняться на спасательном модуле было нечем: работа была только у навигаторов, отчасти – у связистов, заняты были также несколько экспертов-физиков. Остальные вернулись к креслам, им оставалось только ждать, когда же произойдет посадка. За это время Конрад успел получить данные о составе атмосферы и радостно сообщил их экипажу: по данным измерений, воздух SLS-476 d представлял собой азотно-кислородную смесь, по составу лишь незначительно отличающуюся от земной. Это была неслыханная удача! Конечно то, что в атмосфере присутствуют азот и кислород, было известно заранее. Но последние данные позволяли предположить, что на планете можно дышать естественным воздухом. А значит, ожидание помощи должно стать гораздо более комфортным для попавших в беду людей. Экипаж ликовал.

Новый толчок возвестил о том, что началось торможение. Модуль вышел на «финишную кривую». Во время вхождения в атмосферу наружные камеры отключались, поэтому смотреть было некуда. Люди сидели в креслах, преодолевая перегрузку. Посадка в стандартном спускаемом аппарате-челноке была бы куда комфортнее, но обстоятельства сложились так, что приходилось терпеть. Шли минуты, наполненные гулом, вибрацией и толчками от срабатывания компонентов системы торможения. Все сидели молча и ждали. Наконец модуль тряхнуло в последний раз: посадочные опоры коснулись поверхности. На мгновение наступила тишина, а затем воздух наполнился радостными криками: люди смеялись и хлопали в ладоши, аплодируя тому обстоятельству, что они живы, и что под ногами у них вот-вот будет настоящая твердая поверхность. Осталось только получить результаты замеров снаружи, а затем нужно было готовиться к выходу. Тем временем ожил большой монитор в центре модуля – это включились наружные камеры. Все разговоры в одно мгновение стихли: внимание экипажа переключилось на экран. Камеры беспристрастно передали первое изображение приютившего их мира. Спасательный модуль стоял на равнине, неподалеку виднелось русло широкой реки, а внизу – сомнений быть не могло – колыхалась под порывами ветра пусть и необычного цвета—светло-коричневая с зеленоватым оттенком– но тем не менее самая настоящая трава.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное