Александр Богомягков.

В глубоких снегах Вайтноурдинга. Часть 1. Легенды внутреннего мира



скачать книгу бесплатно

– Заходите сюда, смерды, – приказал стражник Жок охотникам, – И не советую вам дурить. Хотя, коли вы знаете капитана Теруна, то зачем я вам это говорю?

Эрд и Гап низко нагнувшись, пролезли под замковой решёткой и очутились внутри двора. Резкие запахи навоза, смешиваясь с вонючим едким дымом, выходящим из трубы ближайшего строения, ударили им в нос. Прямо посередине двора стоял глубокий колодец, выложенный в виде круга из неровных нетесаных камней – главная достопримечательность и важнейший элемент жизнеобеспечения каменной крепости одновременно. Напротив ворот, с обратной стороны колодца копошились два больших пса, привязанные толстыми кожаными ремнями. Завидев чужаков, они подняли громкий дружный лай, чередующийся с угрожающим рычанием. Небольшой, слегка сгорбленный мужичок что-то сказал собакам и сделал несколько жестов, после чего они, поскулив немного, сразу угомонились. Справа от решётки находились конюшни, где в стойлах жевали сено с овсом с десяток лошадей разной масти. Рядом с конюшней виднелся большой дровяник, заполненный меньше, чем наполовину. Пожилая женщина в грязно-сером платье и повязанном переднике, то и дело выходила из каменного строения. Набирая несколько поленьев, она заносила их в узкую дверь, принадлежащую центральному зданию замка. Унылую картину внутреннего двора довершала, видневшаяся вдали площадка, очевидно служившая для тренировок воинам, с несколькими натыканными куклами в виде рваных мешков с соломой, нанизанными на палки.

Жок, по-хозяйски скрестив руки на груди, важно смотрел на незваных посетителей замка. Охотники, чувствуя какое-то внутреннее напряжение, не знали чем себя занять. Они тупо оглядывали каменные стены и расположенную на них верхнюю галерею для стрелков, изрядно заваленную снегом, на которую вела крутая каменная лестница. Лестница состояла из нескольких пролётов и, примыкающих к ним площадок и поднималась на самый верх стены.

– Смотрите, смерды, как живут благородные господа! – Гордо заявил Жок, будто бы замок принадлежал ему. – Вам, олухам, такое и во сне не приснится! – Торжеству его не было предела.

– Ежели эта вонь признак благородства, то упаси меня Бог, от таких снов, – поморщив нос, ухмыльнулся Эрд.

– Жаль, что тебя не слышит святец Меросонди. За такие слова он бы тебя мигом отдал своим потрошителям рыцарям света! Так что, прикуси язык, пока его тебе не оттяпали. – Жок сделал угрожающий жест, изображающий отрезание. – И мой тебе совет, смерд, не вздумай при отце произнести Имя Эль-Элиона. Я не питаю к тебе нежных чувств, но и не люблю смотреть на экзекуции, которые устраивают светлые, – сказал часовой уже более миролюбивым тоном.

– Так значит, это правда всё, что о них говорят краснорожие пропойцы в каждой захудалой избе? – осторожно спросил Гап. – Правду поют менестрели в байках?

– Народ, хоть и не так умён и грамотен, как благородные, но просто так из ниоткуда, байки сочинять не станет, – сделал умный вид Жок. – Я несколько раз присутствовал на таких экзекуциях, – и солдат весь сморщился и передёрнулся, – Жуткое зрелище, я вам скажу.

Человек, сначала орёт, ну, это пока ему рот не разжали. А потом его хватают за язык и отрезают его не очень острым ножом, чтобы дольше чувствовал боль. Глаза у него становятся бешенные, как у юродивого, изо рта хлещет кровище! Бррр, не хочу даже вспоминать. Некоторые не выдерживают, сразу подыхают от боли. Другие ещё долго лежат и корчатся в обделанных штанах! – Жок сделал многозначительную паузу, искоса наблюдая за реакцией своих слушателей. И удовлетворённый их напряжённым видом и немигающими взглядами, продолжал свои россказни. – Один раз я был в городе Краубурге. Мы, с капитаном Теруном и парой ребят сопровождали его баронство Жестоуна на турнир по случаю именин молодого барона Терисиона Крауберийского. Так там перед началом турнира Суд Отцов служителей приговорил одну бабёнку к смерти за то, что она кого-то там лечила не так как положено. Сказали, что она ведьма и сожгли на святом огне на центральной площади. Я до сих пор помню, как она вопила! А потом пошёл чёрный дым, и стояла такая вонища, что я едва не лишился чувств. Но что меня особенно поразило, так это толпа голодранцев, которая истошно орала – Смерть ведьме! Я тогда подумал, что наверняка там стояли и те, кому она помогла… – Жок над чем-то задумался и замолчал. Охотники тоже молчали сражённые откровенностью стражника. А Жок вздохнул и сказал, как-то печально: – Вот так вот, смерды, я после этого тогда подумал, что жизнь наша не стоит и ломаного железного гроша. Поэтому при благородных, а особенно при отцах-служителях, всегда стараюсь держать рот на замке. Вы там живёте в своей деревне, можно сказать, в полной свободе и только байки поёте да слушаете. А такие, как я, постоянно находятся посреди баек. И нам здесь не до песен. Тут вся жизнь, как ваша байка. Жизнь, рядом с которой даже смерть не кажется шибко страшной. Потому как насмотрелся я этой самой смерти предостаточно! Хоть и войны нигде нет почитай сотню осеней. – Чем больше Жок рассказывал об увиденных кровавых зрелищах и тяготах замковой жизни, тем важнее он себя чувствовал. Его никогда раньше так не слушали, разинув рты от изумления, как сейчас эти два охотника, посланные ему самой судьбой, для поднятия его личной самооценки. Его слова теперь приобрели небывалый вес. И потому голова старого и толстого солдата, не видавшего за свои почти пятьдесят осеней ничего, кроме замковой службы, сама по себе стала подниматься кверху, показывая слушателям широкие ноздри его большого картофельного носа, напоминающего пятачок поросёнка.

– Ну ты, прямо мученик! – Послышался сверху из башни насмешливый голос лучника. – Я тут стою и слезами умываюсь, тебя слушая. Тебе бы не ворота охранять, а книги сочинять. Может, писарь из тебя получше, чем вояка получится? – Стрелок закатился громким раскатистым хохотом.

– Заткнулся бы ты, Оил! – Раздражённо выкрикнул Жок. – Моя служба – не твоя забота! А вояка из меня получше, чем из тебя стрелок будет! – Лучник Оил захохотал ещё сильнее.

– Да, старина Жок! Извини, я ошибся. Из тебя не писарь, а шут получится! Я сейчас от смеха лопну! Ха-ха-ха! Рот на замке, ха-ха-ха! Вот что у тебя всегда плохо получалось, так это рот на замке держать!

Лицо Жока побагровело от ярости.

– Я тебя достану, Оил! – Не закричал, а зарычал стражник ворот, – Ты мне ответишь за свои насмешки! Повезло тебе, стреляка косорукая, что я на посту!

– А то что? – Подзадоривал его сверху стрелок, – Обычно ты обещаешь потроха вырезать.

– Вот именно, вырежу! – Жок почувствовал себя очень неловко перед охотниками, особенно когда повторил последние слова за Оилом. На его счастье из центральной башни замка показался капитан Терун, спешно шедший рядом с человеком довольно высокого роста, одетого в дублет из тонкой кожи и тёмно—синий плащ с золотым шитьём, отороченный мехом горностая неплохой выделки. Когда двое мужчин подошли поближе, охотники уставились на человека в плаще. Они с восхищением смотрели на его открытый взгляд тёмно-карих глаз, говорящий о смелости и благородстве человека, каштановые волосы средней длины, маленькие усики и небольшую аккуратную бородку, обрамляющую правильные черты лица уже немолодого мужчины. Весь вид барона Жестоуна, которым и являлся этот человек, внушал доверие и уважение. Наверное, за такие черты благородным землевладельцам и присовокупили однажды приставку скай, что означало избранный Небом.

При его появлении разговоры и смех улетучились, как и небывало. Жок вытянулся по стойке смирно, втягивая свисающий живот, выступающий даже через шерстяную тунику и ржавую кольчугу.

– Господин барон… – хотел он что-то сказать, но его прервал голос хозяина:

– Позже, Жок, – барон пристально посмотрел на Эрда и Гапа и безо всяких церемоний спросил: – Так это вы видели Чёрного Всадника?

Охотники стояли, не смея вымолвить ни слова, будто языки проглотили. Они никогда не видели живого барона и теперь пребывали в состоянии лёгкого восхищения, переходящего в восторг.

– Они, скай Жестоун, – ответил за них капитан Терун.

– И что, по-вашему, когда разбойники могут напасть на Зелёные Иглы? – Снова обратился к охотникам барон, но те по-прежнему молчали.

– Отвечайте, смерды, когда вас спрашивает благородный господин! – Прикрикнул на них капитан. Эрд слегка вздрогнул, но набрался храбрости и ответил:

– По времени три, может четыре перехода по лесу.

– Господин барон, – подсказывая, договорил за него фразу Терун, – когда обращаешься к благородному господину, нужно отвечать с почтением или тебя не научили почтению, собака?

– Полегче, капитан, сейчас не до церемоний, – небрежно отмахнулся барон, а потом снова сказал охотникам, – А вы не придумали историю про всадника? – И посмотрел на них проницательным взглядом карих глаз. – Вы знаете, что тем, кто лжёт благородным господам, отрезают языки. Но я не намерен лишать вас дара речи, тем более, что вижу вы и так не сильно разговорчивы. – И барон слегка улыбнулся ясной и беззлобной улыбкой, располагающей к себе.

– Нет, господин барон! – Почти закричал Эрд, – Мы не посмели бы лгать.

– Как тебя зовут, охотник?

– Эрд, господин барон.

– Я вижу у тебя за спиной лук, ты хорошо стреляешь?

– Меня с детства учил стрелять мой отец, господин барон.

– Вероятно, это значит да?

– Он стреляет лучше всех охотников в деревне, господин барон! – Осмелился открыть рот Гап.

– Хорошо, наверняка нам ещё представится возможность в этом убедится, – согласился барон и, обратившись к Теруну, с поспешностью сказал. – Капитан, я думаю, охотники не лгут. Собирай людей, мы выдвигаемся в Зелёные Иглы. Охотники пойдут с нами. Двадцать пять человек, я думаю, будет достаточно. Мне необходимо поговорить с племянником. Геболь в лесу один, ему понадобится помощь.

– Я всё понял, скай Жестоун. Не беспокойтесь, я и мои воины приготовимся раньше, чем через час, – почтительно кивнул капитан.

– Ты с нами не пойдёшь. Я не могу оставить замок без офицера. Отдай необходимые распоряжения и приготовь ратников в посёлке. Пусть их семьи укроются в замке на время.

– Но, господин барон, – попытался возразить Терун, – я не могу отсиживаться в замке, если вам угрожает опасность! Моё место рядом с вами.

– Я знаю, Терун, – с пониманием сказал барон, но кто возглавит оборону замка, если лесные бандиты вздумают напасть на него? Мы не можем так рисковать. Поэтому, отправляйся выполнять мои распоряжения.

– Я все сделаю, – недовольно буркнул капитан и развернулся, чтобы идти.

– Капитан! – Окликнул его барон, – Я никому, кроме тебя не смогу доверить жизнь моей дочери.

Капитан молча склонил голову, выражая тем самым своё смирение и понимание и удалился.

– Жок, позови ко мне Бои.

– Будет исполнено, господин барон, – толстый стражник быстро перебирая ногами то ли побежал, то ли быстро пошёл и через пару мгновений вернулся с тем небольшим и сгорбленным мужичонкой, которого охотники недавно видели возле собак. Барон, обращаясь к псарю, сказал:

– Проводи охотников на кухню, пускай Амора их покормит. Они долго бродили по тайге без воды и пищи.

– Слушаюся, господин барон, – поклонился мужичок и, казалось, стал вдвое ниже прежнего. Он без слов кивнул охотникам, приглашая их следовать за собой. Эрд и Гап медленно побрели за ним, постоянно озираясь на барона Кембери. Они не знали, что сказать и как поблагодарить благородного господина за такое участие к ним, простым людям. И чувствовали какую-то неловкость перед ним за свои неуклюжие манеры. Но барон ничего от них не ожидал.

– Благодарить будете после, – сказал он им, давая это понять. Он дождался, пока кровные братья скрылись за узенькой дверью, ведущей на кухню, и отправился в центральную башню, называемую донжон. Во внутреннем коридоре донжона барон почти столкнулся с женщиной, близкой ему по возрасту, богато и аккуратно одетой, с некоим подобием причёски на голове. Женщина как будто поджидала барона.

– Ах, Жестоун, это ты? – Неубедительно изобразила удивление она, столкнувшись с хозяином замка. – Я хотела поговорить с тобой о моём сыне, твоём племяннике, – она несколько потупила взгляд, будто боясь посмотреть в глаза собеседнику.

– Позже поговорим, Гелейна, мне сейчас недосуг. Кстати, я как раз его и разыскиваю.

– Для чего? Ты хочешь его куда-то отослать?

– Не отослать, а отправить, сестрица. Я хочу, чтобы Джорно сопроводил Геболя и его сыновей до замка.

– Опять этот мужлан Геболь! – Недовольно фыркнула женщина, – Я не понимаю, Жестоун, почему ты так носишься с этим смердом? Да ещё и его безыменных выродков называешь его сыновьями?

– Слишком много слов, сестра. Так где Джорно?

– Как всегда упражняется с мечём на внутренней площадке. Ничего не хочет замечать, кроме своих железяк!

– Что ж, это занятие для настоящего мужчины. Не в куклы же ему играть.

– Скажи мне, братец, только честно, для чего благородному рыцарю сопровождать безродного смерда? Он что уже не в состоянии сам привезти дрова в замок? Тогда выгони его и найди другого дровосека!

– О, женщины, – улыбнулся барон и поцеловал сестру в лоб. – Я найду Джорно.

– А как же наш разговор?

– Мы обязательно с тобой поговорим, Гелейна, но только несколько позже. Мне нужно уладить одно небольшое дело, и тогда…

– Знаю я ваши дела! – Недовольно перебила брата женщина. – Я видела, как Терун бегает по двору с солдатами. Ты собрался на войну?

– Нет, всего лишь проверить свои владения, – мягко ответил благородный муж.

– Крестьяне стали так опасны, что ты берёшь с собой несколько десятков воинов? – Не отставала сестра.

– Им не мешает немного поразмяться – засиделись в замке.

– В полном вооружении поразмяться? Я хоть и женщина, но не так глупа, как ты думаешь!

– Ничего-то от тебя не скроешь, сестрица, – напряжённо улыбнулся Кембери, желая поскорее закончить затянувшийся неудобный разговор. – А где твой муж? – Неожиданно спросил он. Женщина сразу прекратила расспросы и немного замешкалась:

– Ну, Мекой он… Ты же знаешь, – она нервно захихикала.

– Я надеюсь, он сегодня не посещал винный погреб? – Строго спросил барон.

– Нет, ну, что ты… Он сейчас просто отдыхает.

– Отдыхает, значит? Тогда, будь добра, передай Мекою, чтобы он потрудился облачиться в доспехи. Он едет с нами. И немедленно!

Благородная дама, не выражая ни недовольства, ни возражений прекратила все разговоры и покорно удалилась со словами:

– Хорошо, Жестоун, я передам ему твою просьбу.

– А это не просьба! – Догнали её слова барона. – Это повеление!

В большой, слабоосвещённой зале с высоким сводом и каменным полом, стоял молодой человек в лёгких доспехах с длинным, двуручным мечом в руках. Часто меняя боевые стойки, воин то делал несколько боковых ударов, резко рассекая воздух, то отскакивая назад, совершал разящий выпад из новой стойки. Затем, он плавно двигая руками, описывал правильную окружность остриём оружия, взмахивая им для очередной атаки, быстро опускал его вниз, разрубая воображаемого противника пополам. Сквозняк, проникающий через узенькие оконца мрачной залы, колыхал коптящие факельные светильники, огни которых отражались тусклым бликом на холодной стали клинка. Очередная серия атакующих движений закончилась мощным ударом с разворотом в область шеи противника-невидимки. Голова которого, скорее всего, упала с плеч после столь мастерски выполненного приёма. Юноша подошёл к толстому деревянному столбу, стоящему недалеко от одной из зальных колонн. От тёплого дыхания разгорячённого человека слабо виднелся пар, выходящий из его рта. Тренировочный снаряд, весь изрытый не одной сотней ударов, теперь снова принял на себя атаки молодого тренирующегося. Юноша без устали махал тяжёлым оружием, откалывая щепки от крепкого дубового столба. Потом, немного отходя назад и делая несколько парирующих приёмов, снова принимался за нападение. Длинная чёрная тень, отбрасываемая фигурой молодого воина, в точности повторяла все его движения.

Неприятный скрип входной двери в залу прервал тренировку бойца, неловко застывшего с мечом в руках. Юноша оглянулся назад и, увидев перед собой хозяина замка, слегка смутился.

– Никогда не отвлекайся от цели во время боя. Иначе, однажды ты можешь дорого поплатиться за это, – твёрдо и, в то же время, почти по-отечески, с любовью, сказал ему вошедший.

– Я взял фамильное оружие, дядя. Простите меня. – Виновато опустил глаза молодой человек. – Я знаю, я не должен был этого делать.

– Если оружию никогда не напоминать о его предназначении и не брать его в руки, то оно утратит свой смысл и, скорее всего просто заржавеет. – Улыбнулся барон. – Но сейчас поставь Молнию на место. У меня для тебя есть важное поручение.

Юноша поспешно убрал фамильный двуручный меч своего дяди в подставку для оружия и вернулся обратно.

– Я слушаю, дядя, – и он вопросительно посмотрел на барона.

– Времени на разговоры у нас немного. Сегодня в замок пришли два охотника из Зелёных Игл. Они утверждают, что видели Чёрного Всадника в Пушных Борах.

– Чёрного Всадника? – Вскричал юноша, как будто обрадовался.

– Именно, – продолжал барон Кембери. – Всадник направлялся на север, примерно туда, где устроили себе логово лесные бандиты. Если Всадник их спугнул, то они побегут от него куда-нибудь в сторону замка и, возможно, нападут на Зелёные Иглы.

– Я понял, дядя. Мы идём бить бандитов!

– Не перебивай меня, Джорно! Я с дружиной ратников отправляюсь к деревне, чтобы предотвратить налёт и разграбление. Командовать обороной замка я оставляю за себя капитана Теруна.

– А что же тогда должен делать я? – Не скрывая разочарования, спросил племянник, и его взгляд, моментально до этого вспыхнувший, теперь потух.

– Для тебя у меня тоже найдётся дело, – похлопал его по плечу барон.

– Опять присматривать за моим отцом, чтобы он ничего не натворил без вас? – Совсем упавшим голосом пробубнил племянник, нахмурился и почти по детски надул тонкие губы.

– Нет, Джорно, твоего отца я беру с собой к деревне.

Парень с надеждой посмотрел на дядю, ловя каждое его слово. Глаза его едва заметно заблестели.

– Сегодня я сам буду присматривать за твоим отцом, – продолжал барон, улыбаясь, – Для тебя у меня есть дело поважнее. Наш лесничий Геболь сейчас в тайге на делянке. Он со своими сыновьями отправился за дровами. Скоро они должны пойти в обратный путь. Не исключено, что лесные бродяги могут случайно натолкнуться на него, а охранять его некому. Ты знаешь, Джорно, что я обязан Геболю за жизнь моей дочери, твоей сестры Амелии.

– Да, дядя Жестоун, – кивнул кудрявой головой племянник, – Я помню историю с медведем.

– Но сейчас не об этом. Хотя ты будущий рыцарь, я не стану тебе сейчас напоминать о долге рыцаря быть верным присяге, проявлять храбрость, благородство и благоразумие и никогда не забывать о чести. Я хочу, чтобы ты, мой племянник, сопроводил Геболя от делянки до замка. Возьми с собой пять дружинников. Я даю всем вам лошадей, иначе вы можете не успеть. Поторопись, Джорно, я рассчитываю на тебя.

– Я не подведу, дядя! – Почти подпрыгнул от радости молодой человек.

– Смотри, в случае чего, сам в драку с бандитами не ввязывайся. Твоё дело только охранять лесника и его парней.

– Я всё понял, дядя!

Мужчины не успели закончить разговор, как услышали громкий лязг и удар входной двери об косяк. Они оглянулись и увидели, что на пороге в залу появился какой-то худощавый человек. Он прошёл к говорившим нетвёрдой походкой, громко шаркая по каменному полу ногами, обутыми в кожаные сапоги на меху с жёсткой подошвой. Его светлые волосы были растрёпаны, а на теле болтался едва застёгнутый поверх кольчуги нагрудник из хорошо начищенных пластин. За ним следом бежал служка в старой потёртой тунике и нёс в руках ремень и меч плохо одетого рыцаря. Когда голова и лицо худощавого, на вид довольно длинного доспешника попала под свет светильника, барон и его племянник увидели его болезненно красные глаза и нахмуренные брови. Горе-рыцарь остановился, покачиваясь на месте, тупо осмотрел присутствующих и молвил:

– Дорогой шурин! Сын! Я готов, – его язык при этом заплетался, а изо рта разило только что выпитым вином

– Я вижу, что ты готов, – с грубой иронией произнёс барон и, обращаясь к племяннику, сказал: – Поторопись, мой мальчик. И помни, что я тебе велел!

– Я не подведу, дядя! – Убегая, закричал в ответ племянник.

– Значит, винный погреб ты не оставил сегодня без внимания? – Гневно спросил барон вошедшего рыцаря.

– Да что ты наговариваешь на меня, Жестоун? Если я и выпил сегодня, то не более, чем один маленький стаканчик! – Путаясь в речах, глаголил длинный.

– И как же ты собираешься двигаться в таком состоянии, Мекой? Ты едва ли поднимешь меч.

– Это я не подниму? – Рыцарь начал беспорядочно шарить правой рукой у левого бедра. – Где? Где мой меч? Где мой меч, я спрашиваю? – и, обернувшись к служке он тупо уставился на него своими красными глазами. – Ты куда дел мой меч, лодырь? – Длинный размахнулся кулаком, чтобы ударить служку, но почувствовал, как чья-то сильная рука крепко схватила его за запястье.

– Прекратить! – Вскричал барон Жестоун и одёрнул руку рыцаря вниз, казалось не прилагая никаких усилий. Служка торопливо принёс ремень с оружием своего господина и суетливо стал застёгивать его на поясе рыцаря.

– Тео, принеси мне вина!

– Вам сегодня уже достаточно, гир Мекой, – неуверенно залепетал мужичок среднего роста. Боясь гнева хозяина, он старался держаться подальше от его рук.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11