Александр Бестужев-Марлинский.

Морские волки. Навстречу шторму (сборник)



скачать книгу бесплатно

Итак, сегодня благополучно и в полном здравии мы достигли Америки. Плавание наше от экватора было довольно быстрым. Кроме ветров, этому способствовало и морское течение. С 27 ноября оно подвинуло корабль «Нева» на 62 мили [115 км] к югу и на 75 миль [139 км] к западу. Направление же его было юго-западное при юго-восточном пассатном ветре, или до 15° широты, а потом, при северных ветрах, переменилось на северо-восточное и продолжалось до самого берега.

13 декабря. Ветер дул южный, небо было ясное. Поутру я измерил десять, а вечером восемь высот для хронометров и, находясь весь день в виду мыса Фрио, нашел, что №№ 50 и 136 показывали около 70 миль [130 км] восточнее, особенно последний, считая, что долгота мыса западная 41° 43?. Вчера вечером найдено по азимуту склонение компаса[40]40
  Склонение компаса – угол между истинным меридианом места и магнитным меридианом.


[Закрыть]
4° 00?, а сегодня 5° 10?.

Перед заходом солнца ветер повернул к востоку, и мы легли курсом к острову Св. Екатерины.

14 декабря. Берегов еще не было видно; в полдень делали измерения на южной широте 24° 14? и западной долготе 42° 17?, по хронометру № 50, который оказался точнее остальных, и по пеленгам мыса Фрио. Так как сегодня солнце было в зените, то мы измерили высоты его на обе стороны и потому нашли наклонение горизонта[41]41
  Наклонение горизонта – угол между плоскостью истинного горизонта и направлением на видимый горизонт.


[Закрыть]
4? 38?.

16 декабря. Полагая, что мы находимся недалеко от берега острова Св. Екатерины, перед обедом привязали канаты к якорям и легли в дрейф около 8 часов вечера с намерением удержаться до утра на одной глубине, которая была 30 сажен [55 м], а грунт – точно такой же зеленоватый ил, как у мыса Фрио.

17 декабря. Перед рассветом мы опустились на юго-запад и в начале пятого часа увидели на юго-юго-западе небольшой, но высокий остров. Вскоре потом открылся другой гористый остров на западе-юго-западе. Чем ближе мы подходили, тем больше открывали новых высот, а в 8 часов с половиной появился весь берег. Полагая, что к югу надлежало быть острову Алваредо, я повернул корабль на северо-запад и пошел вдоль берега на расстоянии 7 миль [13 км]. Глубина по нашему пути была 25, 23 и 22 сажени [46, 42 и 40 м], грунт – крупный песок с цельной ракушкой и мелкий песок с такой же примесью. Около 10 часов наступила пасмурная погода.

Не имея полуденного наблюдения, мы лавировали у берега до самого вечера, а на ночь повернули в море. Дул северо-восточный ветер. Направляясь к востоку до 10 часов, мы шли при глубине от 20 до 22 сажен [от 36 до 40 м]. С того времени по румбу северо-северо-восток к северу она начала увеличиваться и за полночь была уже 30 сажен [55 м], грунт везде темный, зеленоватый ил.

18 декабря. С утра небо казалось яснее вчерашнего, но при этом некоторые берега не были видны. В полдень найдена южная широта 26° 59?. Лишь только я начал спускаться на широту острова Алваредо, как увидел под берегом судно, за которым и погнался, но после того как я прошел около 8 миль [15 км] на юго-запад, мне показалось, что оно находится слишком близко от берега. Поэтому я вынужден был взять курс к кораблю «Надежда». В 3 часа я подошел к Крузенштерну для переговоров и решил с ним осмотреть берега к югу. Через час наступила самая тихая погода; берега заволокло туманом, и над горами, лежащими южнее, загремел гром. Приняв это за признак наступающей бури, я приказал убирать паруса. И в самом деле, около 4 часов налетел вихрь с дождем, который вскоре перешел в шторм. Поэтому и оставили мы только грот-марсель[42]42
  Грот-марсель – второй снизу парус на грот-мачте.


[Закрыть]
, зарифленный всеми рифами, фок и бизань, все остальное закрепили. В 10 часов ночи случайность сблизила было нас с кораблем «Надежда» так, что если бы он немного замедлил спуститься, то столкнулся бы с нами. Об этом приключении мне сказали лишь тогда, когда уже оба корабля почти касались друг друга бортами, однако же, к счастью, разошлись без последствий. Я убрал фок[43]43
  Фок-мачта – передняя мачта на корабле. Фоком называется также прямой парус, самый нижний на передней мачте. Он привязывается к фока-рее. Бывает также косой фок – треугольный парус на одномачтовых судах. На других судах он называется стакселем.


[Закрыть]
и пошел ближе к линии ветра, а корабль «Надежда» поставил фор-стеньги-стаксель[44]44
  Фор-стеньги-стаксель – косой парус впереди фок-мачты, натягивающийся между концами фор-стеньги и бушприта (см. ниже).


[Закрыть]
. Описывать чувства, которые мы испытали при этом, излишне. Скажем только, что как офицеры, так и матросы показали величайшую расторопность, которая спасла корабль почти от неизбежной гибели.

20 декабря. С полуночи ветер начал понемногу стихать, однако все еще дул сильно и отнес нас в море так далеко, что только 20-го числа на рассвете мы увидели опять землю и в полдень пришли на то же место, где находились третьего дня. В 2 часа пополудни я измерил расстояние между солнцем и луной, по которому западная долгота составила 48° 20?. В то же время хронометры показывали: пенингтонов 48° 4?, № 50 47° 31?, № 136 46° 33?. В 4 часа пополудни к нам приехал лоцман и подтвердил, что остров, который мы считали островом Алваредо, он и есть (на некоторых картах этот остров показан лежащим по южную сторону острова Св. Екатерины, однако это неверно). Всю ночь лавировали под парусами.

21 декабря. Вместе с восходом солнца приближались мы к берегам, а около 6 часов пополудни стали на якорь у крепости Санта-Крус. Корабль «Нева» проходил между Алваредо и Галом. Идти этим проливом без лоцмана я бы никак не отважился, так как Лаперуз в своем путешествии называет его весьма трудным. Но опыт показал обратное. Я никогда не видывал лучшего пролива. Проходя всю его ширину, мы не нашли менее 21 сажени [38 м] глубины; грунт был везде ил. Для того, чтобы еще больше убедиться в безопасности этого пролива, я послал подштурмана на ялике промеривать глубины. Он нашел у самых бурунов Гала 14 сажен [25,5 м], а около Алваредо – 11 сажен [20 м], грунт – темноватый ил. Для судов, идущих в гавань Св. Екатерины, нужно только войти в середину между означенными островами, а потом править к юго-юго-западу и держаться на глубине не менее 5 сажен [9 м], если корабль будет большой. Мы было вошли на глубину 4? сажени [8,2 м], но, держась к западу, тотчас прибавили до 5 сажен [9 м]. Глубина от Алваредо уменьшается постепенно до крепости Большого мыса, где она определена нами в 5 сажен [9 м], грунт – мелкий песок. С этого места до Санта-Круса глубина увеличивается до 6 сажен [11 м], грунт – ил. Я остановился почти на том же месте, где некогда стоял корабль Лаперуза. При нашем приближении к Санта-Крусу, где живет комендант, на всех крепостях были подняты португальские флаги. Едва мы успели стать на якорь, как к нам приехал офицер, который, получив от нас сведения, кто мы, откуда идем, куда и зачем, тотчас отправился с донесением к губернатору. Мне весьма приятно было видеть его удивление, когда он услышал, что русские идут вокруг мыса Горн. Решив простоять в этой гавани несколько дней, чтобы запастись водой и подкрепить силы людей, находившихся на корабле «Нева», которым впоследствии предстояло затратить немало труда, я желал, насколько возможно, избавить их от излишней работы. Но при осмотре такелажа[45]45
  Такелаж – все снасти на судне, служащие для укрепления мачт, рей, стеньг и прочего и для управления ими и парусами.


[Закрыть]
вышло совсем иначе.

Обе мачты, грот и фок, были так повреждены, что обязательно требовалось поставить новые. Не имея никаких возможностей сделать это своими силами в скором времени, я прибегнул к помощи губернатора, который принял нас весьма приветливо и обещал помочь во всем. Тотчас он приказал городовому тимерману доставить нам нужные для корабля деревья. Но, при всем старании португальцев, на восстановление корабля «Нева» ушло около месяца. Между тем мы заботились о заготовке других необходимых вещей и запаслись водой. Португальцы доставили на оба корабля дрова. Эта услуга была для нас тем важнее, что рубка дров и доставка их в знойное время могла бы расстроить здоровье матросов. Кроме того, и сами леса кишели опасными гадами.

1804 год

1 февраля. Поставив на корабль «Нева» две новые мачты, мы уже 1 февраля были готовы к отправлению в дальнейший путь. Обе мачты сделаны были из дерева олио (здесь растет три рода олио: черный, белый и красный. Первый из них самый крепкий, но весьма тяжелый, второй – хрупкий, а третий – самый удобный для мачт. Он красноватого цвета, растет в великом множестве по берегам. Он столь высок и прям, что может быть использован для цельных мачт самых больших кораблей. Доставлять этот лес весьма трудно из-за отсутствия удобных дорог. Деревья, полученные нами, срублены были в 2 милях [3,7 км] от берега, но на доставку их к морю пришлось затратить семь дней[46]46
  Определить точно ботаническую принадлежность упоминаемых деревьев невозможно. В Бразилии широко распространены сходные с описываемыми виды рода Caesalpinia (из сем. Leguminosae). Caesalprinia echinata – краснее дерево, С. melanocarpa – дает черную древесину.


[Закрыть]
); дерево это, хотя и не такое гибкое, как сосна, и на целую треть тяжелее ее, но чрезвычайно крепкое. Чтобы эти мачты имели положенную тяжесть, я велел сделать их на метр короче прежних, а потому фок-мачта была длиной в 59 футов [18 м], а грот-мачта – 63 фута [19 м]. Мы могли отправиться в путь 1 февраля, но так как губернатор и многие наши знакомые из жителей города желали нас посетить, то пришлось простоять на якоре до 4 февраля. Губернатор с несколькими офицерами на короткое время посетил оба корабля. При этом в знак уважения к нашему посланнику, который прибыл вместе с губернатором на корабль «Надежда», была произведена с крепости пушечная стрельба.

В то время как мы приводили «Неву» в порядок, подготавливая к продолжению дальнейшего плавания, астроном корабля «Надежда» Горнер, устроив свою обсерваторию на острове Атомирисе, на котором находится крепость Санта-Крус, проверил мои хронометры. По его наблюдениям, они весьма ощутимо изменили свой ход. Замеченная в хронометре № 136 чрезвычайная перемена меня весьма удивила, и я не знал, чему ее приписать. Горнер снял несколько лунных расстояний, по которым и определил, что обсерватория его находилась под 48° 00? з. д. и под 27° 22? ю. ш. Очень жалко, что мне самому не удалось заняться здесь астрономическими наблюдениями и поделиться ними с читателями. Постараюсь, однако, заинтересовать их чем-нибудь иным.

Остров Св. Екатерины находится близ бразильских островов и принадлежит Португалии. В длину он простирается не более чем на 30 миль [55 км], а в самом широком месте составляет 10 миль [18 км]. Леса острова изобилуют плодовыми деревьями, а поля почти без всякой обработки дают весьма полезные растения. Первыми поселенцами острова стали, как говорят, выходцы из окружающих мест. Ныне на нем живет множество семейств, по собственному желанию переселившихся из Европы. Число жителей, по сообщению губернатора, достигает 10 143 человек. Среди них – около 4000 негров. Эти несчастные, хотя и содержатся здесь, как и в других местах, в неволе, но, кажется, в лучшем состоянии, чем в Западной Индии[47]47
  Западная Индия, или Вест-Индия, – общее название островов, расположенных между Северной и Южной Америкой в районе Мексиканского залива и Караибского моря (Большие и Малые Антильские острова) и в Атлантическом океане (Багамские острова). Название Вест-Индии связано с ошибкой Колумба, который принимал открытые им острова Вест-Индии за индийские.


[Закрыть]
или в других европейских колониях, в которых мне случалось быть самому. Португальцы успели почти всех своих невольников обратить в христианскую веру.

Вся военная сила этого острова состоит из одного тысячного полка строевых войск и трехтысячного корпуса милиции. Первые разделяются на отряды. В то время когда один из них несет стражу, все остальные занимаются хлебопашеством. Однако это бывает только в мирное время. Главный город острова, в котором живет губернатор, называется Ностра-Сеньора-дель-Дестере. Он построен близ берега, в том месте, где остров отстоит от материка только на 200 сажен [366 м], и содержит немалое число жителей. Путешественники могут запасаться в нем всякой провизией и весьма хорошей водой. Европейская и индийская пшеница, сарацинское пшено, сахар, ром, кофе и плоды имеются там в изобилии, причем многие из этих продуктов весьма дешевы.

В этой части Бразилии производится хлопчатая бумага, кофе, выращивается сарацинское пшено, растут самые крепкие деревья, имеется множество других весьма полезных и дорогих вещей, но нет никакой торговли с иностранцами. Поэтому, несмотря на все преимущества, остров пребывает в бедности. Если бы португальское правительство позволило жителям острова Св. Екатерины торговать прямо с Европой, а не через Рио-де-Жанейро, то они вскоре могли бы значительно разбогатеть. Если там при немалом угнетении имеется множество богатств, то чего же можно было бы ожидать без этого угнетения? Нет сомнения, что Португалия знает о всех названных выгодах. Но, давая преимущество одному Рио-де-Жанейро, она, конечно, руководствуется особенными немаловажными обстоятельствами.


Однако поскольку на земном шаре нет почти ни одного места без каких-либо недостатков, то и остров Св. Екатерины не лишен некоторых из них. На нем, как и по всему бразильскому берегу, кишит великое множество змей и вредных насекомых. Хотя местные жители и имеют надежные средства излечения от их укусов, однако чужестранцам следует быть весьма осторожными. Я нередко удивлялся многим из наших спутников, которым удалось избежать несчастного случая, когда они каждый день гонялись за бабочками. Здесь их несметное множество, причем самых прекрасных на свете. Губернатор уверял меня, что посылаемые им курьеры в Рио-де-Жанейро, избегая укуса ядовитых змей, лежащих иногда поперек дороги целыми стадами, вынуждены бывают скакать на лошадях верхом с предельной скоростью. С наступлением вечерних сумерек повсюду слышен ужасный шум. В одном болоте голоса лягушек похожи на собачий лай, в другом их звуки напоминают удары часовых по доскам, в третьем – скрипят, а в четвертом – раздается дикий свист. Мне часто случалось проходить мимо таких мест, где были слышны все эти голоса. Такое, например, болото, находящееся близ губернаторского дома, да и многие другие не отстают в этом. Офицеры наши назвали их адмиралтействами. В самом деле, иностранец, проходя ночью мимо этих мест, может подумать, что там занимаются срочной работой тысяча человек.

Я не знаю, водятся ли около берегов этого острова морские змеи, как у Коромандельского[48]48
  Карамандельский берег – юго-восточное побережье Индостана от мыса Кальмер на юге до реки Кистны на севере.


[Закрыть]
берега или в других местах жаркого климата, где мне приходилось бывать. Но могу уверить в существовании аллигаторов (род крокодилов, водящихся в Америке), ибо мы сами поймали одного молодого и отослали его на «Надежду» к натуралисту Тилезиусу, который весьма искусно срисовал его, а кожу положил в спирт. Хотя это животное было длиной не более аршина [0,7 м], чешуя на нем была такой крепкой, что пробить ее острогой мы никак не могли и вынуждены были втащить его на корабль петлей.

Из насекомых больше всего забавляли нас огненные мухи, которых здесь два вида. Одни походят на обычных мух, отличаясь лишь тем, что у них нижняя часть зада издает блеск или некоторый свет. Другие подобны продолговатым козявкам. На голове у них два желтых круглых пятнышка, удивительно светящихся в темноте. Взяв в руки трех из них, можно читать книгу ночью. Мне самому случалось однажды с помощью такой мухи отыскать в темноте платок. Этими светящимися насекомыми так наполнены здешние места, что от вечерней до утренней зари повсюду бывает довольно светло. К ним можно причислить также и червя, похожего на гусеницу, середина которого имеет блестящий желтый цвет, а голова и хвост – красно-огненный.

Кажется, что укреплений в гавани и городе настроено гораздо больше, чем требуется, и притом ни на одной батарее нет порядочной пушки. Почти все они, кроме используемых для салютования, лежат на козлах.

Жители острова Св. Екатерины вежливы и принимали нас везде очень любезно. Я согласен с мнением Лаперуза, который называет их чрезвычайно честными и беспристрастными, хотя среди них, как и во всех других местах, есть люди, обладающие и противоположными качествами.

Гостеприимство и помощь, оказанные нам губернатором острова Св. Екатерины, Франциском Шевером Курадо, обязывают меня выразить ему мою горячую благодарность, тем более что его обхождение с нами было основано не на расчете, а на искреннем к нам расположении. Он не только охотно удовлетворял все мои запросы, но и сам всячески старался познакомить меня со всем, что заслуживает особенного внимания любознательного путешественника.

Проводя большую часть времени на берегу, я имел возможность наблюдать, каким образом здешние жители, как белые, так и черные, празднуют святки. Первые организовывали свои увеселения по обычаям европейских католиков, последние – по африканским обрядам. Разделившись на разные партии, они веселились до самого крещения, на улицах не прекращались пляски, были представлены их сражения. Не знаю, когда эти люди отдыхали, ибо шум не унимался повсюду как днем, так и ночью. Впрочем, мне нигде не случалось видеть столь тихих и порядочных невольников, как на этом острове. Во все время моего пребывания я не видел ни одного пьяного или распутного человека.

Настоящих американцев видеть нам не случалось. Они, по словам губернатора, не имеют никаких отношений с португальцами. Как меня уверяли, американцы вообще всех арапов считают обезьянами и, встречаясь с ними, подчас убивают.

Кажется невероятным, чтобы люди могли быть столь ограниченными. Басня эта, по моему мнению, выдумана только для того, чтобы удержать арапов от побега.

Главную пищу здешних жителей составляет корень маниок[49]49
  Маниок – вечнозеленый кустарник высотой в 1,5–5,0 м, из семейства молочайных. Из клубней маниока изготавливают муку и крахмал, из которого делают крупу тапиоку.


[Закрыть]
, поэтому его разводят в большом количестве. Он полезен для здоровья, питателен и приятен на вкус. Из него делается мука, которую можно употреблять с молоком или с водой, наподобие толокна, и для выпекания хлеба. Белизной он не уступает нашему крупчатому, но на зубах жесткий.

Кораблям, требующим ремонта или нуждающимся в снабжении жизненными припасами, предпочтительнее останавливаться на том месте, где мы стояли на якоре, чем у Бон-Порта или близ города. Здесь нет угрозы от ветров, хороший грунт, вода очень близко. В окрестностях можно легче достать все припасы, которые мы, по нашему неведению, заказали в Ностре-Сеньора-дель-Дестере. Водой можно там запасаться или возле острова Атомириса или в гораздо более удобном местечке, называемом Св. Михаил, которое, правда, далеко расположено.

Когда мы пришли к этому острову, погода была весьма умеренная. Но с половины января стало теплее, до самого нашего отправления. Термометр на корабле все время показывал от 21 до 29°[50]50
  Во время всего путешествия Лисянский пользовался термометром Фаренгейта. Показания его переведены в градусы Цельсия.


[Закрыть]
. В последнем случае жара была несносная.

Хотя в это время ветры дуют здесь вообще с северо-востока (на острове Св. Екатерины ветры бывают периодические. С мая по ноябрь дуют южные, а с ноября по май – северные), но бывают также и южные ветры с дождем, продолжающиеся до двух суток. С начала нашего прибытия эти ветры дули изредка, а затем участились и несколько мешали нам в работе.

Приливы и отливы при острове Св. Екатерины невелики, если только ветры умеренные. Первые идут с северо-востока, а последние с юга. Повышение и понижение уровня воды в обычное время составляет около 3 футов [1 м], а в прошедшее полнолуние было отмечено в 5 футов [1,5 м].

Наслышавшись разных мнений, я опасался этой местности, однако опыт показал, что бояться вовсе не стоило. Занимаясь постоянно работой с утра до вечера в такое время, когда солнце находилось почти в самом зените, мы не испытывали ни малейших отклонений в своем здоровье. Несмотря на это, однако, следует поначалу остерегаться употребления воды и сна на открытом воздухе. В первые две недели на моем корабле от трех до шести человек болели, страдая резями в животе и небольшой лихорадкой. Но все это проходило через двое-трое суток. Наверное, чай, который я велел давать матросам каждое утро, и слабый грог вместо воды были для них весьма полезны.

Глава четвертая. Плавание от острова св. Екатерины до острова св. Пасхи

Отплытие от острова Св. Екатерины. – Обход мыса Сан-Жуана. – Обход Огненной Земли. – Разделение кораблей вследствие бури и чрезвычайно туманной погоды. – Остров Св. Пасхи. – Его описание


Февраль 1804 г. Четвертого числа в 2 часа пополудни ветер подул с юго-востока, и мы, снявшись с якоря, прошли между островами Алваредо и Св. Екатерины. Во время нашего приближения к северной оконечности последнего ветер усилился и заставил нас взять по два рифа у марселей, а около 6 часов мы были уже вне опасности.

Этот пролив столь же хорош, как и между Галом и Алваредо. Мы более придерживались острова Св. Екатерины, опасаясь шквалов с востока. Однако находились на большой глубине, которая от нашего якорного места увеличивалась от 5 до 15 сажен [от 9 до 27,5 м]. Грунтом сперва был песок, а потом – ил. К 7 часам все небольшие острова остались к западу от нас.

В первые два дня нашего плавания свежий ветер дул с юго-востока, потом начал поворачивать к северу и перешел в северо-восточный ветер. Поэтому корабли шли с такой скоростью, что 11-го числа достигли 38° 19? ю. ш. и 50° 47? з. д. Проходя устье реки Лаплаты, мы чувствовали довольно сильное течение на северо-восток, но так как мы это предвидели, то направили свой путь ближе к юго-западу.

12 февраля. Ветер дул юго-западный, с порывами; погода пасмурная. Такое обстоятельство, конечно, для нас было весьма неприятно, ибо не только предстояла задержка в пути, но и давала знать себя чувствительная стужа. Сегодня появились большие касатки и альбатросы (альбатросы – большие морские птицы, они водятся в холодном климате, а иногда скапливаются около мыса Доброй Надежды в таком множестве, что в час можно наловить их на удку до дюжины. Самый большой альбатрос пойман нами при моем возвращении из Индии в 1799 году. От конца одного крыла до другого он достигал длины в 10 футов [3 м]). Один из пойманных нами альбатросов был черный, кроме перьев под брюхом и крыльями, которые были белыми.

18 февраля. На 45° 29? ю. ш. и 58° 32? з. д. мы делали астрономические наблюдения. В 6 часов пополудни снято несколько лунных расстояний, по которым долгота оказалась 58° 55? и, следовательно, на 22 мили [41 км] западнее долготы, которую показывали хронометры. Около 9 часов, занимаясь чтением в каюте, я вдруг почувствовал удар в подветренном борту. Думая, что это произошло от излишнего и внезапного наклона корабля, я тотчас вышел наверх, но увидел позади судна беловатое тело. Судя по удару и по множеству летавших вокруг птиц, я принял его за мертвого кита, которого мы зацепили. К счастью, это чудовище не попалось под нос нашему кораблю, в противном случае, при нашем быстром ходе, мы могли бы потерять мачты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24