Александр Белов.

Тайная родословная человека. Загадка превращения людей в животных



скачать книгу бесплатно

Согласно Фрейду и его последователям сексуальность и другие инстинктивные потребности человека с раннего детства задавлены рассудочным поведением. У маньяков они на время выходят из-под контроля ума, и уже рассудок начинает выступать в роли падчерицы. В результате убийцы, садисты и насильники беззастенчиво, порой скрупулезно и расчетливо осуществляют все то, на что толкает их безудержная жажда наслаждений. Маньяки, не умеющие и не желающие сдерживать свое животное начало, становятся в полном смысле его рабами.

Леденящие душу подробности преступлений маньяков довольно часто оказываются на страницах газет. Их описание повергает в шок обывателей. Питье крови у поверженной жертвы, вырывание кусков мяса зубами, людоедство, жестокие и бессмысленные убийства, изнасилования. Все это и в наш просвещенный век не редкость. Подчас маньяков сложно поймать, так как их действия не имеют человеческой логики. Они подвержены либо спонтанным, либо регулярным приступам животного чувства.

Часто серийный убийца, словно кошка с мышкой, играет со своими жертвами. И так же как кошка приходит от этого в дикий нечеловеческий восторг. Ведомый чуждым духом он стремиться подольше удержать свою жертву в пограничном состоянии между жизнью и смертью. Так витебский маньяк Михасевич, когда душил человека, чувствовал, как его наполняет энергия смерти. От этого он пьянел и приходил в состояние эйфории. Ему казалось в этот момент, что сама душа жертвы вселяется в него. Чикатило, мучая детей, приходил в такое неистовство, что их личные вещи оказывались разорваны на мелкие клочки, на десятки метров вокруг были обломаны толстые ветки деревьев, а сила ударов ножом превышала все мыслимые пределы. Одержимые животным духом насильники и убийцы совершают такие преступления, которые не только нельзя понять с точки зрения человеческой морали, но и осуществить их не по силам обычному человеку.

Согласно ужасающей статистике 60 % будущих серийных убийц в детстве убивают и мучают животных. Так российские психиатры в течение 10 лет наблюдали мальчика, который распинал ежиков, котят, щенят и при этом онанировал. Он не скрывал от врачей и родителей, что, наблюдая за мучениями животных, представлял на их месте людей. Дальше больше – мальчик начал ходить на кладбище. Ему нравилось наблюдать, как хоронят женщин. Затем он стал по ночам разрывать могилы, вскрывал гробы и ласкал покойниц, совершая с ними половые акты, при этом отрезал женщинам груди и ел их. Он признался врачам, что хотел бы сам убивать женщин. Мальчик подрос, поступил в престижный институт – врачи успокоились – пациент «компенсировался». Спустя несколько лет его поймали. Сейчас ему 25 лет и на нем 3 убийства и 17 покушений.

Насильник и убийца Джумагалиев охотился на женщин. И к этому загодя готовился как к торжественному событию. В то же время он очень любил животных. Он много думал об их беззащитности и возмущался плохим отношением к ним. В его жизни был период, когда он уехал в горы и долго жил в пещерах, «чтобы быть ближе к природе».

Совершив семь убийств, Джумагалиев считал, что стал незаурядной личностью. Находясь под следствием, он сожалел, что не может уйти в горы и написать поучительный научный труд о своей жизни. Ему так же не удалось растопить жир одной из своих жертв и обмазать им могилу деда, которого маньяк очень почитал. В ожидании своего расстрела он заявлял следователям, что с интересом ждет собственной кончины, чтобы «уловить импульс перехода от жизни к смерти и понять смысл жизни».

Вероятно, душой таких людей с рождения периодически завладевает звериный дух, делая из них послушное орудие убийства. Маньяки, как и оборотни, порою не в силах справиться с охватывающей их существо нечеловеческой жаждой крови. Пытаясь найти хоть какое-то рациональное объяснение таким поступкам, можно предположить, что души таких людей пришли из иного, звериного мира, и они продолжают жить по звериным, а не по человеческим законам. В самом деле, душе, переселившейся из тигриного тела в человеческое, нелегко совладать с прежними привычками и инстинктами. Вероятно, воплощаются среди людей не только хищники, но и души травоядных животных, но, обладая кротким нравом, они не покушаются на жизнь других и слывут лишь недалекими и неумными людьми. Можно дать и другое объяснение этим невозможным поступкам. Души маньяков в прошлой жизни обитали среди людей, регулярно устраивающих человеческие жертвоприношения. Пережитые эмоции настолько сильно врезались в их души, что они «вспомнили» о них и в этой жизни. Не умея и не желая отказаться от сильных чувств, маньяки придумали собственный ритуал и устроили человеческие жертвоприношения на свой манер.

Ребята-зверята, или феномен маугли

Как ни странно, самые, что ни наесть кровожадные звери проявляют порою удивительную снисходительность к дитя человека. Изредка случается, что по разным причинам маленький ребенок попадает в лес и лишенный заботы родителей не погибает, а берется на воспитание дикими животными. Такие редкие случаи получили название «феномен Маугли». Еще в 1344 году в лесу в немецком графстве Гессен охотники нашли в волчьем логове мальчика. Как выяснилось, ребенок попал к волкам в трехлетнем возрасте. Хищники выходили малыша, научили его быстро бегать на четвереньках и охотиться вместе с ними. В 1669 году в Литве охотники выследили семью медведей. Каково же было их удивление, когда они обнаружили рядом с ними двух мальчиков. Одного из них удалось поймать. Найденыша назвали Иосифом. Мальчик несколько раз убегал в лес, где питался корой деревьев, ягодами, дикими яблоками и медом. Однажды люди видели, как к малышу подошла медведица и ласково облизала его лицо. Известно и о двух девочках-дикарках семи и полутора лет из Восточной Индии, выкормленных и удочеренных волками. Этот случай произошел в 1920 году. А в 1925 году в индийской провинции Ассам самка леопарда утащила из деревни двухлетнего мальчика, которого вырастила как своего детеныша. Перед этим у самки погиб котенок и оставалось молоко, вероятно, поэтому она не съела малыша. Через три года мальчик был возвращен родителям, а самка была убита охотниками. Однако малыш так и не стал человеком. Всю свою недолгую жизнь (после своего возвращения к людям он прожил несколько лет) он был носителем сознания леопарда. Мальчик быстро бегал на четвереньках, пытался укусить всякого, кто к нему приближался, и ел лишь сырое мясо.



В Туркмении в 1957 году в песках под Ташаузом был пойман мальчик, пять лет проведший в волчьей стае. Его назвали Джумой. В десять лет Джума впервые произнес свое имя. Впоследствии его обучили словарю из нескольких сотен слов. Когда его спрашивали, хорошо ли ему среди людей он отвечал, что у волков ему было лучше. В 1973 году на о. Шри-Ланка был пойман ребенок воспитанный обезьянами. Его поведение резко контрастировало с человеческим. А в 1985 году близ озера Танганьика, в Африке в сети расставленные для отлова обезьян попал мальчик, который жил вместе с бабуинами, ловко прыгая среди ветвей. Когда его попытались приучить к человеческому быту, то это не удалось. Он сбрасывал с себя одежду, не хотел ночевать в доме. В конце концов, было достигнуто компромиссное решение. Малышу разрешили спать на дереве во дворе, где он с большой ловкостью, без чьей бы то ни было помощи, соорудил гнездо из сучьев. В 1991 году в Уганде Милли Себба пошел в лес за дровами и увидел в стае обезьян маленького мальчика. Крестьянин смог изловить его и принес в деревню. Вся кожа малыша была в шрамах и царапинах. По неосторожности он накормил найденыша горячей пищей, и тот три дня после этого болел. Один из местных жителей узнал в мальчике Джона Сесебьяну. Его отец убил мать и скрылся, а трехлетний Джон, испугавшись, убежал в лес. Мальчуган никак не желал расставаться с обезьяньими повадками. Он приближался к людям вразвалочку и обязательно сбоку, как это обычно делают обезьяны, при этом он держал руки так, чтобы были видны его ладони. Улыбаясь, он непроизвольно раздвигал губы, а, обзаведясь друзьями среди людей, встречал их всякий раз крепкими объятиями.



У детей, воспитанных животными, много общего. Они быстро передвигаются, чаще на четвереньках, проворно лазают по деревьям. У них прекрасное зрение, слух и обоняние. Они не восприимчивы к боли и к перепаду температур. «Маугли» часто брали угли из костров и доставали картошку из кипящей воды. Но в подобных случаях поражает больше всего не это, а то, сколь быстро ребенок перенимает менталитет животного, которое вырастило его, и как быстро он забывает язык человеческого общения. Детская психика крайне пластична, и ребенок с готовностью принимает новые условия «игры», даже если они совсем нечеловеческие. Однако вернувшийся к людям, ребенок плохо поддается обратной трансформации – от зверя – к человеку. Создается впечатление, что звериные наклонности в большей степени укореняются в его душе, чем человеческие. Возможно, что через новых приемных родителей, сводных братьев и сестер – животных в его душу проникает звериный дух. Ребенок, взращенный среди обезьян, имеет обезьяний характер, среди волков – волчий, а среди кошек – кошачий, и характер этот сохраняется на всю жизнь.

Удивительно, что случаи видового перерождения могут происходить не только в условиях «дикой» природы, но и среди людей, с которыми, однако, у детей отсутствует близкий контакт. В одной из пещер близ чилийского города Талькауано полиция обнаружила десятилетнего мальчика, который жил там вместе с пятнадцатью бродячими собаками. Он сбежал из приюта и нашел приют у четвероногих друзей. По ночам собачья свора под предводительством городского Маугли пробиралась на улицы города и в поисках съестного производила ревизию мешков с мусором. По внешнему виду и повадкам мальчик подходил на роль вожака собачьей стаи.

Не так давно российские газеты писали о 10-летнем Маугли Саше из Курска. Он воспитывался в собачьей стае, а вырастила его собака по кличке Веселуха. Чтобы задержать курского Маугли, был задействован целый отряд милиции. Четыре человека с трудом сумели поймать кусающегося и царапающегося пацана, который отчаянно сопротивлялся и лаял. В психиатрической клинике, куда он был доставлен, ему поставили диагноз «олигофрения». Медики занялись воспитанием ребенка, стремясь отучить его кусаться и говорить первое в своей жизни слово «мама».

Другой случай. В деревне Горицы Ивановской области пьющая мамаша четыре года держала сына на чердаке. Его семьей стали кошки. Когда мальчика перевозили в детский дом, он царапался и шипел как кошка. В интернате он бегал на четвереньках, а спал на полу, свернувшись калачиком. Не признавая ложки, ел, хватая еду ртом прямо с пола, куда ее сбрасывал. Он не умел разговаривать и воспитателям пришлось учить его быть человеком.

Как утверждают психологи, некоторые родители лишены «кровного инстинкта» к детям. У них нет и тени сострадания к своим чадам. Многие из них желают им смерти или видят в них помеху своим делам. Убить детей они не решаются, зато часто создают ситуации, опасные для жизни отпрысков. Другим просто наплевать на своих детей, и они облегченно вздыхают, когда за их воспитание берутся собаки или кошки.

У детей, побывавших в тесном контакте со зверями, развитие идет по другому пути. Можно предполагать, что в этом случае рассудок, речь, чьи функции сосредоточены в левом полушарии, не развиваются. У них отсутствует доминанта левого логического полушария и дальнейшее психическое развитие идет как у зверей, у которых, можно сказать, оба полушария правые. В результате детское сознание, так и не оформившись, выключается. Как показывает практика, вернуть Маугли в общество чрезвычайно трудно. Скорее всего, эти дети так и останутся носителями звериного менталитета, который они восприняли от своих приемных матерей-животных. В этом их основное отличие от своего литературного прототипа. Животный дух не терпит конкурентов.

Все же надо сказать, что животных обуревают теплые чувства к человеческим детенышам отнюдь не всегда. Гораздо больше примеров другого отношения, когда звери убивают детей. Обычно материнское чувство к ребенку появляется тогда, когда у зверей уже есть собственные маленькие детеныши.

К сказанному можно добавить, что иногда самка переносит свой родительский инстинкт на других животных, которые заменяют ей своих собственных. В качестве примера приведем некоторые из таких случаев. В Берлине дворовая собака как-то принесла в дом яйцо, из которого вот-вот должен был вылупиться цыпленок. Когда цыпленок стал проклевываться, собака стала лизать яйцо, стремясь размягчить скорлупу. Потом она аккуратно отнесла цыпленка на солнце, чтобы он смог обсохнуть. Приемыш неотступно следовал за своей приемной матерью, и она отвечала ему редкой взаимностью, кормила и защищала его. Одна кошка приняла под свое покровительство пятерых цыплят. Она заботливо старалась их согреть и накормить и постоянно облизывала. Ручная орлица высидела четыре подложенных под нее куриных яйца. Она вскормила цыплят мышиным и крысиным мясом, а те нисколько не боялись своей приемной мамы.

У зоолога после смерти самки хорька остались трое детенышей. Он, недолго думая, подложил их под индейку. Приемная мать отнеслась к воспитанию приемышей со всей ответственностью. Она, расправив крылья, грела хорьков в своем гнезде, а клювом подолгу перебирала им шерсть, словно перышки чистила. Известен удивительный случай, как медведь целое лето водил на выпас потерявшуюся на болоте корову. В Болгарии местные жители стали свидетелями, как в семье волков прижился маленький кабанчик. Он рос вместе с волчатами, а когда они повзрослели, вместе с ними стал бегать на охоту.

Появилась новая раса – человек неразумный!

Выросшие вне общества дети, чьей семьей стали дикие звери, не умеют говорить, однако они прекрасно ориентируются в лесу и считают его своим домом. Они не восприимчивы не к холоду, ни к жаре и по свидетельству очевидцев прекрасно адаптированы к дикой жизни. Их тело покрыто шерстью. Не имея человеческого сознания, они, тем не менее, находятся в постоянном контакте с миром животных, так как сами являются его неотъемлемой частью. А вот с людьми у них контакта не получается. Про них еще шведский систематик живого Карл Линней писал: «Скрываются днем в пещерах… ночью ясно видят, крадут у людей все, что ни попадется».

По свидетельству древних авторов дикари часто воровали детей и женщин. В Ведах упоминаются племена диких людей ракшасов, настроенных враждебно по отношению к человеку. Так в древнеиндийском эпосе «Рамаяна» рассказывается о том, как божественный царь Рама освобождает свою жену Ситу, похищенную и унесенную на остров Ланку предводителем ракшасов Раваной.

Во времена Плиния озверевшие люди у современников особого интереса не вызывали, так как были обычным явлением. Плиний, Геродот и Овидий писали о целых племенах фавнов, живших в глухих лесах Скифии. У Плутарха можно найти такие строки: «Около города Аполлония, в роще посвященной нимфам, был схвачен спящий сатир. Он был приведен к Сулле и был вопрошаем всевозможными толмачами – кто он? Однако он издавал грубым голосом нечто вроде блеяния овцы. Отчего Сулла испытал великое отвращение и повелел его немедленно убрать, как явление безобразное. Сатир был показан римской аристократии, где проявлял большое влечение к дамам. Прекрасный пол вызвал в нем такую реакцию, что его часто приходилось сдерживать».

Русский писатель Иван Тургенев рассказывал о своей встрече с дикой жительницей леса. Она воспылала чувством к великому писателю, когда он нагишом купался в реке, и попыталась его догнать. Он же при виде такой образины, не разбирая дороги, в чем мать родила бросился наутек. А история ее такова. Незаконнорожденная и некрещеная девочка содержалась в подполе до пяти лет, а потом сбежала в лес, где одичала и выросла.

А из Малайзии и сегодня периодически приходят сообщения о встречах с группами волосатых существ. Так недавно волосатые женщина и двое мужчин до смерти напугали китаянку, неожиданно появившись у нее за спиной. Чем-то напоминающая обезьяну женщина при виде человека изобразила некое подобие улыбки, обнажив довольно внушительные клыки, и издала каркающие звуки. Волосатые мужчины скромно стояли поодаль, вероятно, чтобы не пугать незнакомку. Однако девушка вместо того, чтобы обрадоваться, что видит неизвестное науке существо, истошно закричала и опрометью бросилась домой, так и не выяснив, что от нее хотели дикие люди.



На художника Александра Бурцева, отправившегося на этюды в тайгу в 1980 году, напала самка снежного человека. Она исследовала содержимое этюдника, выдавливала краски из тюбиков, нюхала их. Но больше всего ее привлек сам художник, в котором она увидела потенциального любовника. Однако Бурцеву такая связь казалась противоестественной, и он, улучшив момент, сбежал, оставив самке в подарок свой этюдник.

Похожая ситуация возникла и в 1924 году в Северной Америке. Лесоруб Альберт Остсман спал в своем спальном мешке под Ванкувером, когда его вдруг схватил бигфут и, взвалив на спину, как мешок картошки, и три часа нес в свое логово. На рассвете лесоруб понял, что стал пленником семьи бигфутов. Она состояла из самца, самки и их детенышей. Лесорубу была предоставлена относительная свобода, однако за ним постоянно кто-то присматривал. Наконец, Остсман понял, что его похитили специально, чтобы сделать мужем детеныша-самки. Лесоруб решил бежать. Он подсыпал главе семейства нюхательного табака в еду и, пока тот бегал к реке прополоскать пасть, скрылся.

Как утверждает местное население, в Кашмире, в районе Наранг дикие люди, живущие в пещерах и называемые ванманас, до сих пор воруют молоденьких девушек, которых силой принуждают к сожительству. Были случаи, когда деревенская община и семья отказывалась принимать изнасилованную девушку, считая ее испорченной, и ей не оставалось ничего другого, как вернуться к своему волосатому похитителю. Согласно местному поверью у женщин, по неволе сожительствующих с ванманас, рождались дети. Они пополняли ряды диких людей и с рождения привыкали жить на ниве природы, не имея постоянного дома.

По свидетельству М. Быковой, занимавшейся проблемой снежного человека, она была знакома с человеком из Абхазии, который несколько месяцев имел половые контакты с майсой. Дикая женщина жила летом и осенью в кукурузном поле и к ней туда наведывался ее ухажер. Вполне возможно, что после этого странного романа дикарка родила ребенка.

В конце XIX века в Абхазии, в лесу возле горы Заадан была поймана самка алмасты, которую удалось приручить. Она выполняла черную работу в доме, стаскивала с хозяина его сапоги. Говорить она не умела, но приказы понимала и добросовестно их исполняла.

Ее тело было хорошо сложено и мужчины находили ее привлекательной. У нее были большие груди, толстый зад и мускулистые ноги и руки, на голове высилась большая шапка черных волос. Смуглая кожа была покрыта рыжей шерстью. Последнее обстоятельство несколько отталкивало от нее мужчин, как и лицо с крупными скулами и выдающимися вперед челюстями, которое имело свирепое выражение. Но кое-кому это даже нравилось. Зана (так назвали дикарку) неоднократно беременела от разных мужчин и рожала без всякой помощи со стороны людей. Сразу после родов она шла к ручью и мыла новорожденного в горном потоке, в котором была ледяная вода. Но метисы не выдерживали ледяной купели и погибали. Позже люди стали отнимать у нее новорожденных, и сами стали выкармливать их. Четыре ребенка выжило. Две девочки и два мальчика выросли в полноценных людей, умеющих говорить, писать и общаться, как их односельчане. Однако в их характере и облике была некоторая странность, говорящая о том, что их матерью была дикарка. Так младший сын Хвин (умер в 1964 году) по свидетельству односельчан был очень сильный, но неуживчивый и драчливый человек. В стычках с соседями он потерял правую руку. Все дети имели потомство, которое расселилось по всей Абхазии. Профессор Б. Поршнев разыскал многих потомков Заны.



Тот факт, что люди свободно скрещиваются со снежным человеком и дают жизнеспособное потомство, говорит о том, что дикари, несмотря на свою повышенную волосатость, необычную внешность, силу, нелюдимость и умение жить в лесу, недалеко ушли от человека. Несомненно, они принадлежат к тому же биологическому виду, что и мы. Шанс получить от них ребенка в результате половой связи столь же велик, как и после половой связи белого и черного человека. К тому же, снежные люди не пользуются противозачаточными пилюлями. В связи с этим вполне оправдано было бы считать снежных людей особой биологической расой человека разумного (Гомо сапиенс). Однако, в том-то и дело, что, свободно скрещиваясь с человеком разумным, снежный человек является человеком неразумным.

Многие древние авторы сообщали о человеко-зверях, которые обитают в диких местах планеты. Так Плиний в начале нашей эры писал: «На острове Танпробане (Цейлон) есть племена, которые сожительствуют с дикими животными, и в результате получаются дикие существа – полузвери, полулюди, покрытые шерстью, как первые». Это утверждение Плиния выглядит не так уж невероятно, особенно после того, когда стало известно о свободном скрещивании снежного человека и сапиенса.

К слову сказать, в истории неоднократно предпринимались попытки получить гибриды разных животных и человека. Однако они не дали обнадеживающих результатов. О возможности скрещивания между антропоидами и людьми писал в 20-х годах XX века российский профессор Илья Иванов. В 1927 году он по заданию советского правительства отправился во Французскую Гвинею (Африка), где проводил искусственное обсеменение туземок спермой шимпанзе без их согласия. Опыты проводились и с низкорослыми людьми – пигмеями (рост не более 140 см) Пигмеев использовали потому, что считали, что они ближе всего к человекообразным обезьянам и у них больше шансов забеременеть от них и родить жизнеспособное потомство. Судя по отчетам, отправленным профессором властям, опыты эти не дали положительных результатов. Эксперименты были продолжены в созданном позднее Сухумском обезьяньем заповеднике. Они проводились до 1932 года, до ареста Иванова и сотрудников его лаборатории органами ОГПУ. В том же году они были расстреляны, а все научная документация изъята.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

сообщить о нарушении